Оружейная коллекция
Популярное
Поэма о железном Максиме (часть 6)Материалы серии «Поэма о «Максиме» читателям ВО в основном понравилась. Но многие из них высказали пожелание увидеть на страницах сайта рассказ и о предшественницах «максима» - митральезах или картечницах. И да, действительно, ведь время, когда Хайрем Максим сконструировал свой знаменитый пулемет, можно с полным правом назвать эпохой митральез, которые применялись и в полевой войне, и на флоте.
Складные пистолетные приклады разработки Бенке — Тимана (Венгрия, Германия)Некоторые модификации самозарядных пистолетов прошлого комплектовались деревянной кобурой-прикладом и имели направляющие для ее установки. Такой приклад улучшал показатели точности и кучности, но все же не отличался особым удобством использования. Деревянное устройство имело большие габариты и немалый вес, что могло мешать стрелкам.
Винтовки по всем странам и континентам.Часть 16. «И дальше задвинуть патрон пальцем…»А было так, что после появления винтовки Пибоди, как это всегда и бывает, появилось множество ей подражаний. Это и винтовка Робертса, и Вестелей Ричардса, и Суинберна, и Кокрена, да все их просто не перечислишь. Но тут же последовали усовершенствования иного рода, например, попытки объединить затвор Пибоди и подствольный магазин.
Поэма о железном Максиме (часть 4)Уже первые случаи применения пулеметов в Африке показали, какое это могущественное боевое средство. Естественно, что уже тогда, а именно в конце XIX — начале XX века европейские пацифисты начали выступать с требованиями наложить запрет на использование пулеметов, как откровенно негуманное оружия.
Поэма о железном Максиме (часть 5)А сейчас есть смысл немного прервать наше повествование о Х.Максиме и его пулемете и немного «забрести в ту степь». То есть посмотреть, а что в это же самое время делали другие изобретатели. Ведь не один же Максим был умным и образованным инженером. Были люди и образованнее, чем он, закончившие университеты, строившие мосты и паровозы, разрабатывавшие сложные станки и оборудование для тех же оружейных заводов, словом – люди, по крайней мере, ему не уступавшие в интеллекте, знаниях и опыте. Были такие?
Оружие
Т-90М и M1A2 SEP v.3: какой из танков модернизирован лучшеКакой танк лучше, Т-90 или M1 Abrams? Этот вопрос появился одновременно с более новой машиной и до сих пор остается актуальным. Он уже успел получить массу ответов, в том числе и диаметрально противоположных. Продолжению споров, среди прочего, способствует постепенное развитие двух бронемашин, приводящее к появлению новых модификаций.
Ручные гранаты семейства Mk III / MK3 родом из СШАПочти все ручные гранаты предназначались и предназначаются для поражения живой силы противника взрывной волной и осколками. Однако некоторые образцы подобного оружия имели иные возможности и сокращенные боевые качества. Так, специфика боев Первой мировой войны привела к появлению американской ручной гранаты Mk III / MK3, в составе которой с самого начала отсутствовал металлический корпус. Вследствие этого граната могла поражать противника только ударной волной, но не осколками.
Авиатанк, или летающий танк - исторический следСегодня идея создания летающего танка представляется достаточно абсурдной. Действительно, когда в твоем распоряжении есть транспортные самолеты, способные перевезти танк из одной точки мира в другую, о приделывании крыльев к тяжелой бронированной боевой машине как-то не задумываешься. Однако в 1930-х годах прошлого века все было совсем иначе, самолетов, способных перебросить танки по воздуху, просто не существовало, поэтому сама идея создания полноценного авиатанка беспокоила умы многих конструкторов в разных странах мира. При этом наибольшую известность получили проекты США и СССР в этой области.
Исторические рассказы об оружии. Пехотный танк Mk.III «Валентайн» снаружи и внутриПерейдем к союзникам. СССР стал единственной страной, куда «Валентайны» поставлялись по программе ленд-лиза. Нам за войну отправили 3782 танка, или 46% всех выпущенных «Валентайнов», в том числе почти все машины, произведённые в Канаде.
История танковой перестройкиПоддержание технологической актуальности существующих боевых машин является важнейшим элементом модернизации. В частности, что касается танков, в течение десятилетий остававшихся ключевым элементом общевойсковых боевых действий, то здесь преобладают скорее модернизации, чем новые платформы. Легкие бронемашины, хотя и дешевле для замены, также модернизируются, поскольку многие страны располагают ограниченными бюджетами на новую технику.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Ракеты российского ВМФ должны получить беспилотные «глаза»

Похоже, российский ВПК планирует создать аппарат, способный наконец исправить важнейший недостаток отечественного ВМФ – отсутствие системы целеуказания. Мощнейшие в мире российские противокорабельные ракеты вот уже долгое время остаются без «глаз», а значит, неспособны поразить цель. И важнее всего то, что создаваемый аппарат будет беспилотным.

Ракеты российского ВМФ должны получить беспилотные «глаза»


АО «Камов» начало создавать беспилотник (БПЛА) морского базирования с соосной схемой расположения винтов, рассказал в конце прошлой недели его генконструктор Сергей Михеев, добавив: «Мы не ограничены массой, все будет зависеть от заказчика». Заявлено, что решения в создании и отработке этого беспилотника будут основываться на опыте создания морского вертолета Ка-27.

Эта на первый взгляд малозаметная новость может означать начало исправления важнейшего недостатка российских Военно-морских сил – слепоты противокорабельных ракет (ПКР).

В советское время целеуказанием для главного ударного оружия ВМФ СССР – ПКР – занимался космический комплекс разведки и целеуказания МКРЦ «Легенда», однако он давно выведен из эксплуатации. Ради аналогичной задачи эксплуатировался авиационный комплекс «Успех», базировавшийся на самолетах Ту-95РЦ, но он также давно списан. Иначе говоря, вот уже более двух десятилетий российские ударные подводные лодки и надводные крейсера и эсминцы, оснащенные ракетами «Гранит», «Базальт», «Вулкан» и т. п., были, по сути, бесполезным куском железа на борту своих внешне грозных кораблей. Без соответствующего целеуказания выпущенные ими ракеты не имеют способности эффективно попадать в цель на расстоянии, на которое рассчитаны (до 700 км).

Предназначение нового вертолета-беспилотника не раскрывается. Однако даже из того, что сказано, уже можно сделать определенные выводы. Сам факт начала работ по созданию именно тяжелого вертолетного беспилотника корабельного базирования, по мнению опрошенных газетой ВЗГЛЯД экспертов и военных летчиков, скорее всего, означает следующее: в России наконец-то создается аппарат для выполнения прежде всего именно этой задачи – разведки и целеуказания морских целей.

«Что толку кичиться дальностью стрельбы «Вулканов» и «Базальтов», если у вас нет источника целеуказания для них», – заявил газете ВЗГЛЯД бывший высокопоставленный генерал Морской авиации ВМФ. Он предположил, что фраза Михеева «мы не ограничены массой» является прямым намеком на то, что вертолет будет способен нести большое количество радиоэлектронной аппаратуры. Потому что «простым маленьким дроном необходимого качества целеуказания не обеспечить».

Крайне важно подчеркнуть, что создается именно беспилотный вертолет разведки и целеуказания. Сегодня российский ВМФ обладает подобным экспериментальным аппаратом Ка-35 (об этом ниже), но он пилотируемый. Важно понимать, что вертолет (или самолет) целеуказания является первой и важнейшей целью для уничтожения противником. «Вертолет целеуказания приближается к авианосцу противника и передает сигнал назад своим кораблям. Это смертники, этот вертолет немедленно будет уничтожен. Успеть провисеть несколько минут, срисовать ордер вражеских кораблей и передать их своей эскадре – вот весь их смысл», – поясняет газете ВЗГЛЯД генерал. Беспилотный же аппарат позволяет не рисковать жизнью летчиков – притом что он способен с не меньшим качеством выполнить ту же работу.

У беспилотника есть и другие преимущества. Отсутствие экипажа делает ненужной установку на вертолете целого ряда систем, обеспечивающих работу летчиков – в том числе, например, систему защиты экипажа от облучения радиолокационной станцией (РЛС). А это значит, что на беспилотник можно поставить более тяжелую и более мощную РЛС, которая сможет засекать противника на более дальнем расстоянии.

О том, что ситуация вокруг системы целеуказания, похоже, начала меняться, газета ВЗГЛЯД впервые написала еще в ноябре прошлого года. Тогда в этом контексте речь шла о начале применения другой модели – Ка-35, вертолетного комплекса радиолокационной разведки наземных целей (ВКРРНЦ), который был впервые продемонстрирован только в 2015 году, а прошлой осенью был замечен в небе Сирии. Ранее ничего похожего у российских Вооруженных сил не было.

Эксперт Центра анализа стратегий и технологий Сергей Денисенцев также признает, что российская система целеуказания серьезно устарела: «У нас нет аппаратов, которые могли бы наводить противокорабельные ракеты – нет спутниковой системы наведения. А самолеты разведки типа Ту-214Р не справляются с задачей из-за малого их количества».

Эксперт также не исключает: заявление директора АО «Камов» означает, что отечественный ОПК взялся за решение этой проблемы, и в таком случае беспилотник на базе Ка-27 очень пригодится. «Вертолетные БПЛА – перспективное направление. Его можно использовать и для противолодочных целей, для патрулирования, для борьбы с пиратами, много для чего, в том числе для целеуказания. Когда сама платформа сделана, дальше навешать полезную нагрузку – не проблема», – пояснил он газете ВЗГЛЯД.

Советский эквивалент «Хокая»

Как предполагает Денисенцев, выбор в пользу именно вертолета обусловлен тем, что в нашей стране недостаточно ресурсов для создания для этих задач самолета, аналогичного американскому «Хокаю». Напомним, в американских ВМС для дальней разведки и целеуказания еще с 70-х годов задействован «Грумман E-2 Хокай» (Grumman E-2 Hawkeye) – палубный самолет дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО).

«Нашим эквивалентом «Хокая» был «Яковлев» (Як-44), он разрабатывался для перспективных авианосцев, которые строились в конце советского времени. Эта линия прервалась, Россия не строит новые авианосцы, на которых такие самолеты могли бы базироваться», – подчеркнул Денисенцев. Хотя, по его словам, самолеты – это «более сильное решение».

Но если пока у государства недостаточно ресурсов, то беспилотные вертолеты, на его взгляд, вариант оптимальный.
Эксперт по беспилотной авиации Денис Федутинов напомнил, что в России уже велись разработки, подобные той, что теперь анонсировал «Камов». «Некоторое время назад, насколько мне известно, Минобороны уже инициировало НИОКР, связанные с созданием беспилотников вертолетного типа. Они потенциально могли найти применение в том числе и в ВМФ», – сказал он газете ВЗГЛЯД.

«В рамках одной из упомянутых работ, названной «Роллер», собирались создать беспилотный вертолет со взлетной массой порядка 700 килограммов. Второй темой (название «Альбатрос») было создание беспилотника вертолетного типа с массой около трех тонн. Первая из упомянутых тем – опытно-конструкторская работа, которая предполагала на выходе наличие летающего образца, вторая тема была чисто исследовательской – бумажной, – сказал Федутинов. – Вторая тема, как и задумывалось, завершилась без какого-то образца в железе. А первая работа, которая должна была привести к созданию изделия, закончилась фиаско».

Беспилотники будут воевать «стаями»

Напомним, в начале года командующий морской авиацией ВМФ генерал-майор Игорь Кожин уже анонсировал разработку беспилотников корабельного базирования – как раз для морской авиации. Он назвал это перспективным направлением, которым займутся «специалисты ведущих конструкторских бюро». В ближайшие годы, по его словам, морской авиации предстоит серьезная модернизация.

Минобороны сделало разработку и поставку на вооружение разведывательно-ударных беспилотников одним из главных направлений госпрограммы вооружений на 2018–2025 годы. Как заявлял в июле главком Воздушно-космических сил генерал-полковник Виктор Бондарев, уже «по всем направлениям» ведется создание военных конвертопланов и тяжелых беспилотников: малых, средних и больших. В будущем беспилотники начнут встраиваться в единую систему управления и действовать «стаей».