Оружейная коллекция
Популярное
Поэма о железном Максиме (часть 6)Материалы серии «Поэма о «Максиме» читателям ВО в основном понравилась. Но многие из них высказали пожелание увидеть на страницах сайта рассказ и о предшественницах «максима» - митральезах или картечницах. И да, действительно, ведь время, когда Хайрем Максим сконструировал свой знаменитый пулемет, можно с полным правом назвать эпохой митральез, которые применялись и в полевой войне, и на флоте.
Складные пистолетные приклады разработки Бенке — Тимана (Венгрия, Германия)Некоторые модификации самозарядных пистолетов прошлого комплектовались деревянной кобурой-прикладом и имели направляющие для ее установки. Такой приклад улучшал показатели точности и кучности, но все же не отличался особым удобством использования. Деревянное устройство имело большие габариты и немалый вес, что могло мешать стрелкам.
Винтовки по всем странам и континентам.Часть 16. «И дальше задвинуть патрон пальцем…»А было так, что после появления винтовки Пибоди, как это всегда и бывает, появилось множество ей подражаний. Это и винтовка Робертса, и Вестелей Ричардса, и Суинберна, и Кокрена, да все их просто не перечислишь. Но тут же последовали усовершенствования иного рода, например, попытки объединить затвор Пибоди и подствольный магазин.
Поэма о железном Максиме (часть 4)Уже первые случаи применения пулеметов в Африке показали, какое это могущественное боевое средство. Естественно, что уже тогда, а именно в конце XIX — начале XX века европейские пацифисты начали выступать с требованиями наложить запрет на использование пулеметов, как откровенно негуманное оружия.
Поэма о железном Максиме (часть 5)А сейчас есть смысл немного прервать наше повествование о Х.Максиме и его пулемете и немного «забрести в ту степь». То есть посмотреть, а что в это же самое время делали другие изобретатели. Ведь не один же Максим был умным и образованным инженером. Были люди и образованнее, чем он, закончившие университеты, строившие мосты и паровозы, разрабатывавшие сложные станки и оборудование для тех же оружейных заводов, словом – люди, по крайней мере, ему не уступавшие в интеллекте, знаниях и опыте. Были такие?
Оружие
Т-90М и M1A2 SEP v.3: какой из танков модернизирован лучшеКакой танк лучше, Т-90 или M1 Abrams? Этот вопрос появился одновременно с более новой машиной и до сих пор остается актуальным. Он уже успел получить массу ответов, в том числе и диаметрально противоположных. Продолжению споров, среди прочего, способствует постепенное развитие двух бронемашин, приводящее к появлению новых модификаций.
Ручные гранаты семейства Mk III / MK3 родом из СШАПочти все ручные гранаты предназначались и предназначаются для поражения живой силы противника взрывной волной и осколками. Однако некоторые образцы подобного оружия имели иные возможности и сокращенные боевые качества. Так, специфика боев Первой мировой войны привела к появлению американской ручной гранаты Mk III / MK3, в составе которой с самого начала отсутствовал металлический корпус. Вследствие этого граната могла поражать противника только ударной волной, но не осколками.
Авиатанк, или летающий танк - исторический следСегодня идея создания летающего танка представляется достаточно абсурдной. Действительно, когда в твоем распоряжении есть транспортные самолеты, способные перевезти танк из одной точки мира в другую, о приделывании крыльев к тяжелой бронированной боевой машине как-то не задумываешься. Однако в 1930-х годах прошлого века все было совсем иначе, самолетов, способных перебросить танки по воздуху, просто не существовало, поэтому сама идея создания полноценного авиатанка беспокоила умы многих конструкторов в разных странах мира. При этом наибольшую известность получили проекты США и СССР в этой области.
Исторические рассказы об оружии. Пехотный танк Mk.III «Валентайн» снаружи и внутриПерейдем к союзникам. СССР стал единственной страной, куда «Валентайны» поставлялись по программе ленд-лиза. Нам за войну отправили 3782 танка, или 46% всех выпущенных «Валентайнов», в том числе почти все машины, произведённые в Канаде.
История танковой перестройкиПоддержание технологической актуальности существующих боевых машин является важнейшим элементом модернизации. В частности, что касается танков, в течение десятилетий остававшихся ключевым элементом общевойсковых боевых действий, то здесь преобладают скорее модернизации, чем новые платформы. Легкие бронемашины, хотя и дешевле для замены, также модернизируются, поскольку многие страны располагают ограниченными бюджетами на новую технику.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Ядерная торпеда Т-5 мощный аргумент

Освоив ядерные технологии, советские ученые и военные стали искать новые способы применения существующего и перспективного сверхмощного оружия. Рассматривалась возможность использования ядерных зарядов вместе с различными носителями. Вскоре появилось предложение о создании специальной торпеды, оснащенной специальным зарядным отделением и способной самостоятельно поражать целые корабельные соединения противника. Первый отечественный проект подобного оружия, доведенный до испытаний и эксплуатации, получил обозначение Т-5.

С конца сороковых годов советское командование рассматривало возможность создания специальных торпед, оснащенных ядерными боезарядами. Такое оружие могло бы использоваться подлодками для одновременного поражения нескольких кораблей одного ордера либо для атаки крупных береговых объектов. Предлагались и прорабатывались самые разные варианты подобных торпед, отличавшиеся друг от друга габаритами и мощностью заряда.

Ядерная торпеда Т-5 мощный аргумент


В 1952 году появилось предложение о строительстве сверхтяжелой торпеды калибром 1550 мм, способной нести боевую часть массой до 4 т с соответствующим могуществом. Общая длина такого изделия составляла 24 м, масса – 40 т. Однако достаточно быстро было установлено, что на существующих и перспективных подлодках удастся разместить лишь одну такую торпеду. Подобные ограничения не устроили командование флота, и потому от столь смелых проектов отказались. Куда больший интерес для подлодок представляло оружие стандартных габаритов.

Вследствие этого осенью 1953 года стартовала разработка новой ядерной торпеды, по своим размерам не отличающейся от серийных изделий. Проектирование такого оружия осуществлялось силами нескольких организаций. Головным разработчиком, отвечавшим за создание самой торпеды и общую координацию работ, стал НИИ-400 (ныне ЦНИИ «Гидроприбор»), главным конструктором назначили А.М. Борушко. Задача создания специального боевого оснащения была возложена на сотрудников КБ-11 министерства среднего машиностроения во главе с Ю.Б. Харитоном. На правах поставщиков тех или иных агрегатов к проекту привлекались некоторые другие организации.

Проект перспективной торпеды с ядерным боезарядом получил рабочее обозначение Т-5 (также встречается иное написание – Т-V). Кроме того, в соответствии с существовавшей номенклатурой минно-торпедного вооружения изделие обозначалось как 53-58. Специальное боевое оснащение для торпеды, разрабатывавшееся в рамках отдельного проекта, имело собственное название – РДС-9.

В соответствии с поставленными задачами, результатом проекта Т-5 / 53-58 должно было стать появление тепловой прямоидущей торпеды, отличающейся большой дальностью хода и отсутствием пузырькового следа. При этом она должна была нести плутониевый заряд достаточной мощности, способный поразить сразу несколько кораблей противника в радиусе сотен метров.

Для упрощения проектирования и последующего производства было решено строить торпеду Т-5 на основе существующего изделия 53-57. Последнее имело достаточные характеристики, и потому вполне могло стать носителем ядерного заряда. С точки зрения основных особенностей конструкции новая торпеда 53-58 должна была почти полностью повторять исходное изделие. Фактически два образца отличались комплектацией зарядного отделения, длиной, массой и некоторыми ходовыми характеристиками.

У базовой неядерной торпеды с некоторыми изменениями заимствовали корпус, основывавшийся на традиционных наработках. Использовался цилиндрический корпус большого удлинения, имевший скругленный головной и конический хвостовой обтекатели. На хвостовом обтекателе помещались Х-образные плоскости небольшого размаха. Непосредственно за стабилизатором помещались гребные винты, за ними – рули.

Компоновка ядерной торпеды Т-5, в целом, соответствовала предыдущему проекту. Внутри корпуса последовательно помещались головная часть и зарядное отделение, резервуарное отделение, а также кормовая и хвостовая часть. Расположение всех агрегатов оставалось прежним.

Для торпеды 53-58 было решено создать новый двигатель с требуемыми характеристиками. От теплового турбинного мотора, использовавшегося на 53-57, по ряду причин отказались. В центральном отсеке корпуса помещались резервуары для хранения кислорода и спиртоводяной смеси. Компоненты топлива подавались в парогазовый поршневой двигатель мощностью 460 л.с. Крутящий момент двигателя через редуктор выдавался на два соосных гребных винта.

Ядерная торпеда оснащалась инерциальной системой управления, основывавшейся на существующих агрегатах. При помощи нескольких гироскопов автоматика могла отслеживать положение торпеды в пространстве и выдавать команды на рули. Это позволяло выдерживать заранее заданный курс, однако возможность выполнения маневров и наведения на цель отсутствовали. Ввод данных для стрельбы осуществлялся механически – через систему шпинделей, выведенных на внешнюю поверхность корпуса.

Специально для перспективной торпеды сотрудниками КБ-11 была разработана малогабаритная ядерная боевая часть типа РДС-9. Основной заряд этого изделия был выполнен из плутония (239Pu) и дополнен инициирующим зарядом фугасного взрывчатого вещества. Номинальная мощность изделия РДС-9 составляла 3 кт. Характерной особенностью этого боезаряда, в некоторой мере повлиявшей на сложность разработки проекта, являлись его малые габариты. Имея достаточную мощность, заряд должен был умещаться в ограниченное по размерам зарядное отделение торпеды.

Для управления специальным зарядным отделением торпеда Т-5 получила неконтактный взрыватель. Он должен был самостоятельно взводиться на безопасном расстоянии от подлодки-носителя, а затем срабатывать в заданной точке. Прямое попадание в корабль-цель не предусматривалось. Главной задачей торпеды являлась доставка изделия РДС-9 к корабельному соединению противника, после чего ядерный взрыв мог одновременно уничтожить или повредить сразу несколько целей.

В связи с применением специального боевого оснащения торпеда 53-58 оказалась немного крупнее и тяжелее базового оружия. При стандартном калибре 533 мм она имела длину 7,92 м и весила 2,2 т. Торпеда могла выдерживать глубину в пределах от 12 до 35 м и двигаться со скоростью до 40 узлов. Дальность хода на такой скорости достигала 10 км. По своим габаритам торпеда Т-5 не отличалась от существующего серийного оружия, и потому могла использоваться различными подлодками, оснащенными требуемой аппаратурой управления.

Испытания нового оружия стартовали с проверок ядерного зарядного отделения. Первый пробный подрыв изделия РДС-9 состоялся 19 октября 1954 года на Семипалатинском полигоне. Заряд поместили на вышку опытного поля. По команде испытателей произошла детонация инициирующего заряда, вследствие которой появилось небольшое тонкое грибовидное облако. Как оказалось, впервые в отечественной практике подрыв инициирующего заряда не смог запустить цепную реакцию. Плутониевое ядро боевой части было частично разрушено, а его осколки разбросало по опытному полю.

Программа испытаний была приостановлена на несколько месяцев в связи с необходимостью доработки заряда. Были созданы три варианта обновленной конструкции, которые теперь следовало испытать и сравнить. Новая попытка подрыва состоялась 29 июля 1955 года. Заряд на невысокой платформе сработал штатно и показал мощность на уровне 1,3 кт. Аналогичный подрыв 2 августа так же был успешным; ученые зафиксировали мощность 12 кт. Через три дня РДС-9 показал мощность 1,2 кт.

В середине сентября того же года очередное опытное изделие РДС-9 доставили на полигон Новая Земля, где планировалось провести подводные испытания. 21 сентября заряд в составе торпеды Т-5 при помощи судна-носителя был доставлен в заданную точку и размещен на глубине 12 м. На расстоянии от 300 до 3000 м от заряда находились корабли, суда и подлодки, игравшие роль мишеней. На борту мишеней имелось значительное число различной аппаратуры, а также несколько десятков собак.

Мощность взрыва достигла 3,5 кт. Судно-носитель, находившееся непосредственно над зарядом, было полностью уничтожено. Мишени на дистанции до 500 м были выведены из строя и полностью либо частично затоплены. На больших расстояниях корабли и подлодки получили те или иные повреждения. По результатам этой проверки, можно было продолжать разработку торпеды и завершать интегрирование специального боезаряда в имеющуюся конструкцию. Кроме того, результаты этого испытания были учтены при создании новых боевых кораблей.

Параллельно с отработкой ядерного боезаряда шли испытания опытных торпед с инертными зарядными отделениями. Площадкой для этих проверок стала акватория Ладожского озера. В ходе испытаний были выявлены определенные проблемы с системами управления. Так, 4 выстрела опытной торпедой из 15 завершились преждевременным условным подрывом. Пройдя около половины дистанции, прототип делал т.н. торпедный мешок, резко увеличивая глубину хода. Вследствие этого гидростатический замыкатель давал команду на подрыв. Такие проблемы привели к необходимости совершенствования систем управления.

Также на практике было установлено, что новые торпеды отличаются определенной сложностью эксплуатации. В частности, ядерное зарядное отделение нуждалось в особых температурных условиях. Существующие торпедные аппараты не имели собственных средств обогрева, из-за чего проблему термостатирования пришлось решать на уровне конструкции торпеды.

Несмотря на все трудности, НИИ-400 и КБ-11 успешно завершили разработку нового оружия. К осени 1957 года изделие Т-5 / 53-58 удалось вывести на государственные испытания. Последние проверки ядерной торпеды начались с двух выстрелов торпедами, оснащенными инертным зарядным отделением. Далее последовал один выстрел торпедой с зарядом РДС-9 без плутония. Лишь после этого следовало проверить Т-5 в полной боевой комплектации.

Опытовым судном в ходе государственных испытаний стала дизель-электрическая подлодка С-144 проекта 613. 10 октября 1957 года экипаж С-144 произвел выстрел полноценной боевой торпедой. Пуск осуществлялся с перископной глубины по цели на дальности 10 км. Развив максимальную скорость, опытная торпеда преодолела заданное расстояние. Опустившись на глубину 35 м, торпеда подорвала боезаряд. От заданной точки торпеда отклонилась на 130 м, однако мощность взрыва на уровне 10 кт компенсировала такой промах.

Ядерная торпеда Т-5 мощный аргумент


По результатам государственных испытаний торпеда Т-5 / 53-58 была принята на вооружение военно-морского флота Советского Союза. Серийный выпуск такого оружия был поручен заводу им. С.М. Кирова (г. Алма-Ата). Производство торпед продолжалось в течение нескольких лет, однако велось лишь небольшими партиями. Ввиду исключительной мощности и специфического предназначения торпед, флот не нуждался в больших их количествах. По имеющимся данным, специальные боеприпасы отправлялись в арсеналы Тихоокеанского и Северного флотов.

Согласно некоторым источникам, торпеды Т-5 присутствовали в боекомплекте разных подлодок, отправлявшихся на боевую службу. При этом, по понятным причинам, подводникам ни разу не пришлось применять это оружие против кораблей реального противника. Впрочем, учебные стрельбы такими торпедами тоже не были частым явлением – известно лишь одно мероприятие с полноценным применением специальных боевых частей.

В середине осени 1961 года в бухте губы Черная на Новой Земле прошли учения «Коралл», целью которых была проверка имеющихся ядерных торпед. 21 октября дизель-электрическая подлодка Б-130 (проект 641) выполнила два выстрела торпедами 53-58 без делящихся материалов в зарядном отделении. Через два дня подводники атаковали учебную цель при помощи торпеды Т-5 в полном оснащении. Взрыв мощностью 4,8 кт успешно поразил мишени. 26 октября выполнили еще один пристрелочный выстрел, а на следующий день состоялся последний подрыв боезаряда РДС-9 в составе изделия 53-58. Перед взрывом торпеда поднялась на поверхность воды, где ее заряд показал мощность порядка 16 кт.

Еще в 1957 году – до завершения испытаний торпеды Т-5 – появилось постановление Совета министров СССР, определявшее дальнейшее развитие специальных вооружений флота. В соответствии с этим документом следовало отказаться от существующих подходов к созданию ядерных торпед. Будущие изделия этого класса следовало изготавливать путем установки особого заряда на серийную торпеду. Работы по проекту автономных специальных боевых зарядных отделений (АСБЗО) завершились в середине шестидесятых годов.

Новые боевые отделения можно было устанавливать на существующие торпеды, и потому флот более не нуждался в особых специализированных носителях ядерного заряда по типу Т-5. В дальнейшем усиление боекомплекта подлодок осуществлялось только за счет изделий АСБЗО стандартной мощностью 20 кт. Однако появление удачной альтернативы не привело к моментальному отказу от специальных торпед. Изделия 53-58 оставались на вооружении в течение некоторого времени. По разным данным, такие торпеды оставались на складах вплоть до восьмидесятых годов прошлого века.

Развитие ядерных технологий позволило сократить размеры боезаряда, обеспечив его установку на торпеды стандартных габаритов. Первым реальным результатом этого стало появление специальной торпеды Т-5 / Т-V / 53-58. Этот проект привел к пополнению арсеналов подводного флота и заметному росту его боевого потенциала. Кроме того, он показал принципиальную возможность создания и эксплуатации ядерных торпед. Дальнейшее развитие этой тематики привело к появлению боезарядов АСБЗО. Они отличались более высокими боевыми и эксплуатационными характеристиками, благодаря которым смогли со временем заменить имеющиеся торпеды Т-5.