Оружейная коллекция
Популярное
Магия MAG-7. Оригинальная стреляющая африканская экзотикаБоевое гладкоствольное ружье MAG-7, детище южноафриканской фирмы Teсhnoarms, без сомнения, можно отнести к разряду оружейной экзотики. Причем не только из-за страны происхождения, но и из-за его конструкции, и внешнего вида. Этот полицейский помповый дробовик 12 калибра «копирует» известный израильский пистолет-пулемет Mini-UZI.
Пистолет-пулемёт HAFDASA C-2 родом из АргентиныВ самом начале тридцатых годов аргентинский оружейник Хуан Ленар разработал первый проект пистолета-пулемета. Это оружие, несмотря на все свои преимущества, не заинтересовало армию. Тем не менее, отказ военных не заставил инженеров прекратить работы в многообещающем направлении. Через несколько лет результаты своей деятельности в области пистолетов-пулеметов представила компания HAFDASA. Первой ее собственной разработкой такого рода стало изделие под названием C-2.
Поэма о железном Максиме (часть 1)Про пулемет Максима не писал разве что ленивый. Но… всегда так бывает, когда собираешь материал несколько лет, его находится, во-первых, много, а во-вторых, в нем много такого, что ранее ускользнуло от внимания авторов. Поэтому иногда стоит возвращаться к любой теме, в том числе и к «теме пулемета «максим», которая вполне претендует на то, чтобы стать самой настоящей «поэмой». Странно, конечно, испытывать пиетет к человеку, который больше всего прославился тем, что созданное им изобретение убило больше всего людей на планете Земля.
Первый собственный аргентинский. Пистолет-пулемёт Хуана ЛенараВ первых десятилетиях прошлого века Аргентина начала строительство собственных оружейных предприятий. Новые фабрики начали деятельность с производства копий зарубежного вооружения, а затем приступили к созданию первых самостоятельных проектов. В тридцатых годах этот процесс дошел до области пистолетов-пулеметов. Первым аргентинским пистолетом-пулеметом стал экспериментальный образец под названием Lehnar. Мало того, это был первый пистолет-пулемет, созданный в Южной Америке.
Единые пулемёты на вооружении в ГерманииКонцепция единого пулемета зародилась еще в конце Первой мировой войны. Ход боевых действий показал, что вполне оправдано использовать одну и ту же конструкцию, с минимальными изменениями...
Оружие
САУ «Конденсатор» и «Трансформатор». О почти миномётахМногие помнят старый бородатый анекдот о горе-артиллеристах, которые очень хотели выстрелить по Москве из дедовской пушки? Только вот калибр снаряда был чуть больше калибра ствола. Вот и решили кумовья забить снаряд кувалдой. Результат предсказуем.
Противотанковые средства используемые в американской пехоте (часть 1)Незадолго до начала Второй мировой войны в американской армии вообще не было специализированного противотанкового оружия. Борьба с танками противника возлагалась на полевую артиллерию, которая в основной своей части сильно устарела...
ЗРК С-300 и С-400: реальные убийцы F-35 или переоцененные пустышки?По результатам недавних событий в Сирии возобновились обсуждения современных средств противовоздушной обороны. Зарубежные военачальники сделали ряд заявлений о российских ЗРК, а кроме того, темой заинтересовалась иностранная пресса. Так, свою оценку имеющейся ситуации вокруг систем ПВО российского производства попытался дать американский сайт The National Interest.
Перспективный проект боевой машины пехоты «Объект 1020»В начале шестидесятых годов советская оборонная промышленность работала над новыми проектами боевых машин пехоты того или иного рода.
Минометы:длительная эволюция большого калибраПеред тем, как продолжить минометную тему, хотим сказать несколько слов в адрес тех, кто внимательно читает. Да, мы не профессиональные минометчики, но что такое миномет знаем прекрасно, и его работу проверяли на практике. На себе. В разных местах.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Нашу «оборонку

Нашу «оборонку» даже триллионами рублей не спастиНашу «оборонку» даже триллионами рублей не спасти
Выход - в совместном с иностранцами производстве новых вооружений

Правительство России приняло решение в 1,5 раза увеличить объем финансирования госпрограммы вооружений на 2011–2013 годы по сравнению с ранее запланированной суммой. Всего на поставку в войска новой техники и оружия в этот период будет потрачено 20 трлн. руб. против изначально запланированных 13 трлн. руб. Цифры действительно впечатляющие. Уже много лет ничего подобного на модернизацию армии и флота правительство не выделяло. Только так ли существенно вырастет в результате боевая мощь Вооруженных сил России? Как ни странно, у специалистов тут множество сомнений. Один из скептиков – руководитель Центра военного прогнозирования полковник Анатолий Цыганок.

- Анатолий Дмитриевич, чем вызвана необходимость выделения Министерству обороны столь значительных бюджетных средств?

]]>

- Видимо, пониманием на самом верху, что деградация армии зашла слишком далеко и откладывать ее модернизацию более невозможно.

- Давайте все же от сухих бухгалтерских расчетов перейдем к вещам более осязаемым. Чего и сколько на эти деньги обязана поставить войскам наша оборонка?

- Тут я предлагаю говорить не только в рамках 2011-2013 годов. Потому что циклы изготовления сложных систем оружия иной раз значительно превышают трехлетний период. Давайте заглянем чуть дальше. Так вот, по словам первого заместителя министра обороны Владимира Поповкина, один из основных приоритетов в будущих закупках связан с численностью наших Вооруженных сил. При миллионной армии мы не можем держать равнопрочные, по выражению генерала, группировки на всех стратегических направлениях. Поэтому важно серьезно увеличить возможности переброски личного состава и техники в кризисные точки. В первую очередь – военно-транспортной авиации. Исходя из этого, Минобороны собирается возобновить производство в Ульяновске самых крупных в мире самолетов Ан-124 «Руслан». До 20 таких машин планируется закупить до 2020 года.

Одновременно будут продолжены работы по российско-украинскому транспортнику Ан-70, по самолетам Ил-112, Ил-476 и модернизированному Ил-76МД. В то же время предполагается закупить до тысячи боевых и транспортных вертолетов.

Кроме того, с 2013 по 2015 год военные собираются приобрести 10 перспективных истребителей пятого поколения Т-50 (ПАК ФА). А с 2016 года - еще 60 таких машин. Уже начал поступать в войска учебно-боевой Як-130. С 2010 года ВВС станут получать истребители поколения «4++» Су-35 и Су-30. Всего - 60 таких машин на сумму 80 млрд. руб. Еще - 26 корабельных истребителей МиГ-29К. Это обойдется казне не менее, чем в 25 млрд. рублей, правда, контракт еще не заключен. Собираются укрепить боевую авиацию 32-я бомбардировщиками Су-34 стоимостью в 1,1 млрд. руб. каждый.

Несколько сотен миллиардов рублей выделено Военно-Морскому флоту. Деньги пойдут на такие затратные программы, как строительство серий новых атомных подводных крейсеров проектов 885 «Ясень» и 955 «Борей» и межконтинентальной баллистической ракеты «Булава» для последних. Запланировано фактически заново построить Черноморский флот. А это - три фрегата проекта 11356М, три дизельные подлодки проекта 636 и другие корабли помельче.

Сухопутные войска в нынешнем году ожидают пополнения 261 танком Т-90.

- После развала последних полутора десятилетий эти цифры и в самом деле выглядят обнадеживающе. Но вопрос в том, насколько оборонщикам удастся воплотить их на практике? Попросту говоря, в состоянии ли оборонно-промышленный комплекс страны сегодня производить современную боевую технику нужного качества и в нужном объеме даже при условии достойного финансирования?

- Именно. К сожалению, приходится признать: многие предприятия ОПК уже неспособны серийно производить высокотехнологичные системы вооружения. Муки с созданием злополучной стратегической ракеты «Булава» - тому подтверждение. Картина вообще-то ужасающая. Четверть стратегических
предприятий России на грани банкротства. В отношении 150 оборонных заводов и организаций налоговыми органами уже вынесены постановления о взыскании задолженности за счет их имущества. Туда уж направлены судебные приставы. Кому работать-то на госпрограмму вооружений?

И пусть вас не обманывает то обстоятельство, что в первом полугодии 2010 года в оборонно-промышленном комплексе зафиксирован вполне приличный рост производства – 14,1%. Главным образом все выпущенное по-прежнему идет на экспорт. Скажем, за эти шесть месяцев наша страна произвела 54 вертолета. За рубеж ушел 31 из них. ОАО «Роствертол» отчитался о выпуске двух тяжелых транспортных вертолетов Ми-26Т. Один из них ушел в КНР.

- Мы пока говорим все больше о количественных показателях. Но ведь бедственное положение российских оборонных заводов наверняка сказывается и на качестве их продукции?

- Сказывается, и самым непосредственным образом. Затраты на устранение дефектов в ходе производства, испытания и эксплуатации продукции военного назначения у нас сегодня доходят до 50% от общего объема затрат по соответствующей статье оборонного бюджета. В экономически развитых странах этот показатель не превышает 20%. Главная причина – чудовищный износ оборудования. И тут не видно просвета. Темпы обновления производственной базы в российской «оборонке», несмотря на растущие финансовые вливания последних лет, составляют не более одного процента в год. Чтобы хоть как-то выбраться из ямы, в которой мы оказались, необходимо эти темпы увеличить хотя бы в 8-10 раз. Кстати, снижение качества производимого оружия и военной техники уже заметно отражаются и на военно-техническом сотрудничестве России с нашими традиционными партнерами в этой области. В первую очередь – с Индией и Китаем. Они уже не так охотно, как прежде, подписывают с нами контракты.

- Что происходит в российских конструкторских бюро и в научно-исследовательских институтах, работающих на оборону?

- Тут тоже похвалиться нечем. То, что российский оборонно-промышленный комплекс в ближайшей перспективе может предложить Вооруженным силам, за редким исключением – уже не лучшие мировые образцы. А все потому, что во времена СССР на фундаментальные исследования наша страна выделяла до 4,7% ВВП. В нынешней России на это дело идет всего 0,16%. В то же время Китай, например, на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы ежегодно тратит в десятки раз больше. И, как ожидается, в следующем году догонит США. В результате по многим военным технологиям Россия нынче находится на уровне 1970-1980-х годов.

- Что же – выхода нет? Сколько триллионов не выделяй, наши Вооруженные силы обречены на отставание?

- Выход есть всегда. Прежде всего, необходимо срочно пересмотреть цели и задачи оружейного комплекса. Нужно самим понять, с кем мы собираемся воевать, какие для этого нужны виды вооружений. Тогда более четкие контуры приобретет и гособоронзаказ. Пока этого понимания нет, ситуация будет только ухудшаться.

- В свете последних разговоров о почти предопределенном приобретении у французов вертолетоносца «Мистраль», может быть, «Европа на поможет»?

- Может быть, и нужно обратиться за помощью к иностранцам. Но не за деньгами, и не для масштабной покупки новейших образцов вооружений. Вот налаживать совместное производство – это, видимо, действительно, выход в нынешней ситуации.