Оружейная коллекция
Популярное
Пистолет-пулемет ERMA EMP 36 – всего за полшага до MP 38/40Первые пистолеты-пулеметы появились еще в годы Первой мировой войны. По замыслу их создателей этот новый вид скорострельного стрелкового оружия, в котором был применен обыкновенный пистолетный патрон, должен был...
Винтовки со скользящим затвором: пройдясь по странам и континентам (часть 1)В предыдущих статьях о винтовках различных систем каждая из них рассматривалась отдельно, и лишь указывалось, в каких еще странах эти винтовки (кроме той, откуда она родом) также использовались. Однако объем информации...
Меч – как символ времен СредневековьяМеч для эпохи Средневековья - это явно больше, чем простое оружие. Для Средневековья это, прежде всего, символ. Причем в таковом своем качестве он до сих пор используется в военном церемониале в различных армиях на...
Винтовка Фергюсона – интересная «винтовка с дыркой в казне»Уже в начале истории огнестрельного оружия его создатели опробовали два вида заряжания – с казенной части и с дула. Первый был прост, конструкция дульнозарядного орудия была проста, но заряжать его, особенно, если ствол...
Русский Галан (Galand Revolver Russian contract and Galand Revolver N.I. Goltiakoff in Toula) револьвер из БельгииПисать о русском оружии не очень благодарное дело. С одной стороны минимум исторических документов и большие проблемы с иллюстрациями. С другой стороны обычно существует несколько различных источников, которые порой...
Оружие
Проект боеприпаса MOAR для гранатомета Carl Gustaf совместное производство Швеция / СШАНесколько лет назад шведская компания Saab представила новую модификацию гранатомета Carl Gustaf. Путем использования новых материалов и определенной переработки конструкции удалось сократить габариты и массу оружия при...
Модернизированный основной танк «Чонма-216» представленный КНДР15 апреля в Пхеньяне состоялся военный парад, посвященный 105-й годовщине со дня рождения Ким Ир Сена. В рамках этого праздничного мероприятия вооруженные силы Корейской Народно-Демократической Республики впервые...
Самоходная артиллерийская установка «Тип 74» сделано в ЯпонииС начала пятидесятых годов японская промышленность вела работы по созданию перспективных образцов бронетехники различных классов. Первыми появились бронетранспортеры и танки новых моделей, после чего началась разработка...
Дан зеленый свет для легкой артиллерииНа протяжении десятилетий легкая артиллерийская система оставалась одним из основных боевых средств сил быстрого реагирования многих армий мира. Настало время для оборонной промышленности провести назревшие...
Сверхтяжёлый трофей - исторический фактНемецкий сверхтяжёлый танк Pz.Kpfw. Maus оставил заметный след в истории танкостроения. Это был самый тяжёлый в мире танк, разработанный в качестве штурмовой машины, практически неуязвимой для вражеского огня. Во многом...
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Огнеметчик функциональное применение

Огнеметчик функциональное применение Применение, огнеметов, как показывает опыт войны в Чечне и уже почти забытой афганской, ставит очень много вопросов. В частности, следует подкорректировать некоторые положения ныне действующих боевых уставов и наставлений, поскольку противоречивое содержание отдельных статей, мягко говоря, не способствует достижению желаемых результатов в современном бою. Назрела необходимость иметь и другую организационную основу огнеметных подразделений, разобраться с тактикой их действий, улучшить вооружение и техническое оснащение. О том, как подступиться к этому сложному клубку проблем, рассуждает старший преподаватель кафедры тактики Тамбовского высшего военного командного училища химической защиты полковник Игорь Бойко.

Еще со времен Великой Отечественной войны ведется, что огнеметчики действуют непосредственно в боевых порядках тогда стрелковых, а теперь мотострелковых подразделений. Принцип сам по себе правильный, но в нынешних условиях должен все-таки больше ориентироваться на те качественные изменения, которые за последние годы претерпел общевойсковой бой.

В первую очередь надо разобраться с классификацией типовых целей для огнеметания. Их подразделяют по расположению на местности (есть только наземные, а почему других нет?), степени защищенности (открытые. укрытые и бронированные), размерам (точечные, линейные, площадные), характеру деятельности (подвижные, малоподвижные и неподвижные) и, наконец, по составу (одиночные и групповые). Мне кажется, что это громоздко и запутанно. Огнеметчику такие подробности ни к чему. Ведь в перечисленных случаях он огнемет применяет всегда одинаково, и то при одном обязательном условии: вижу цель – стреляю.

Подобная информация если и нужна, то только общевойсковому командиру, чтобы он мог определить, где применение этого оружия, ставшего в последнее время мощным средством ближнего боя не специального, а общевойскового назначения, наиболее эффективно. Скажем, по живой силе, укрытой в полевых сооружениях (ДОТ или окоп) и строениях; по огневым точкам (расчеты пулемета, РПГ, ПТУР). Цели могут быть как заранее намечаемые, так и выявляемые в глубине обороны противника. Не исключаются и другие частные задачи: отвлечение внимания, создание очагов пожара, постановка светового ориентира ночью поджогом легковоспламеняемого объекта и т.д.

Или посмотрим, как руководящие документы требуют использовать приданный огнеметный взвод, например в наступлении мотострелкового батальона. Ему предписано по отделениям на автомобилях следовать за линией наступающей бронетехники не ближе 1 – 1,5 км. Когда появляется цель, огнеметчиков вызывают вперед, где они и получают задачу от командира батальона, чаще через посыльного. Вроде бы все правильно, но на деле трудновыполнимо.

Если боевая экипировка мотострелка «тянет» почти на 25 кг (в том числе стальной шлем – 2,5 кг, бронежилет – 12 кг, оружие и боезапас – 5 кг, средства индивидуальной защиты – 5 кг), то ноша огнеметчика – за счет огнеметного вьюка в два раза тяжелее. Согласитесь: не очень-то разгонишься с таким грузом. Даже тренированному человеку потребуется 20-30 мин, чтобы выдвинуться вперед. О меткости стрельбы говорить уже не приходится, поскольку солдат изрядно устает. Да и убить его могут при перебежках: мишень-то заметная! Но самое обидное – за это время необходимость в огнеметном выстреле может отпасть.

Предложение здесь простое: место огнеметным отделениям определить не далее 200-300 м за атакующими ротами первого эшелона, как и гранатометному взводу. Тем самым существенно сократим временные затраты, а темп наступления мотострелкового подразделения не будет сбиваться кажущейся «нерасторопностью» огнеметчиков.

Есть над чем задуматься и в оборонительном бою. Здесь огнеметчики, как правило, попарно назначаются на самые опасные участки. Хотя трудно сказать, велика ли от них польза. Стрелять по живой силе в цепи из реактивного огнемета все равно что по воробьям. В зону поражения от термобарического боеприпаса, судя по расчетам, в лучшем случае попадут один-два солдата противника. А почему бы не усилить его специфическое действие еще и осколочным? Утолщить стенки капсулы и выполнить их с насечкой. Масса оружия, уверен, увеличится не намного, зато боевой эффект – существенно.

Не так хорош РПО-А, как считалось, и против бронированной техники. Правда, ее-то саму он повреждает, но экипаж остается боеспособным и продолжает вести огонь из бортового вооружения. Поэтому целесообразнее всего в пару «охотников» за бронеобъектами выделять гранатометчика и огнеметчика. Первый из РПГ-7 ее останавливает, а второй из РПО-3 надежно поджигает.

И Афганистан, и Чечня убедительно доказали, что пора пересмотреть принадлежность огнеметных подразделений. Взвода не придавать, а иметь в штате батальона. Кстати, на афганской войне подобное уже практиковалось. Вот типовая раскладка: 18 человек личного состава, 28 огнеметов, 2 бронированных транспортных средства и 10 малогабаритных радиостанций Р-148.

Огнеметчик функциональное применение Понимаю: сейчас трудно найти людей, технику и вооружение. Но решать вопрос, как того требуют жесткие тактические мерки современного боя, надо. Много выигрышных моментов в этом есть. Во-первых, теперь командиру батальона не придется гадать, выделят ли ему на усиление огнеметчиков или нет, а будет иметь в личном распоряжении внушительную силу. В особых условиях (при действиях в горах, городе) появится возможность в кратчайшие сроки самостоятельно создавать штурмовые группы, способные выполнить многоплановые задачи.

Во-вторых, упростится схема управления. Отпадет надобность в двойном подчинении (с вытекающими отсюда последствиями): командирам «родной» огнеметной роты и батальона, которому взвод придается. Проще будет организовывать связь с парами огнеметчиков, так как каждая из них получит табельное радиосредство.

В-третьих, следует ожидать и более рационального эшелонирования боекомплекта. Причем две трети огнеметных выстрелов будет сосредоточено в транспорте батальона.

И наконец, на командира огнеметного взвода вполне допустимо возложить обязанности начальника службы РХБ защиты батальона. Что ни говори, а офицер с высшим образованием здесь предпочтительнее, чем прапорщик, даже окончивший специальную школу.

Мое предложение не отрицает существования огнеметных частей и подразделений в составе войск РХБ защиты. Более того, их, на мой взгляд, следует перевооружить. Либо принятыми недавно на снабжение тяжелыми огнеметными системами ТОС-1. Либо жидкостными струйными огнеметами, аналогичными ЛПО-50, но с улучшенными техническими и боевыми характеристиками.