Оружейная коллекция
Популярное
Ручную винтовку Гаусса признали таким себе «серьезным оружием»Прошедший 2021 год подарил оружейному миру не так много новостей. Поэтому информация от сравнительно небольшой американской компании Arcflash Labs, которая экспериментировала с необычными образцами оружия, заинтересовала многих. Неожиданно для обывателей винтовка Гаусса с экранов телевизоров и мониторов сделала шаг в реальный мир.
Словакия передаст для нужд Украины системы разминирования "BOZENA 5"Словакия передаст Украине гусеничные машины «BOZENA 5» для разминирования. Соответствующее решение утвердило правительство Словакии.
Револьвер «Веблей-Прайс»: калибр крупнее просто не бываетПро все остальные револьверы из этого стихотворения Линдсея Гордона мы уже рассказывали: про «Веблей», «Трентер» и «Варнан». Остался лишь «Бленд-Прайс» (PRYSE по-английски), и вот сегодня мы и его окончательно «добьём»!
Разборное оружие Джона Стемпла: свое хобби у каждого своё…Наверное, все слышали (а уж люди, жившие во времена СССР, слышали точно) про банду ростовских братьев Толстопятовых – налётчиков-«фантомасов», грабивших сберкассы и… соорудивших для своих бандитских дел немало оригинального самодельного оружия, включая даже «шариковый автомат», стрелявший шариками от шарикоподшипников, заряженных в самодельные патроны.
Ультимативный автомат предназначенный для спецназаСколько стоит автомобиль, на котором передвигаются курьеры или который используют такси начального уровня? Обычно это самый недорогой автомобиль категории «А» или «В» стоимостью по сегодняшним меркам порядка 500–700 тыс. рублей (не рассматривая автомобили категории б/у). А на чём ездят пилоты «Формулы-1»? Так вот, цена болида для автогонок «Формула-1» составляет порядка 10–15 млн долларов – разница весьма существенная, да?
Оружие
Турецкий Otokar наладит свое производство бронетехники в Казахстане – СМИТурецкая оборонная компания Otokar нацелена на производство бронированных машин в Казахстане.
Военные Республики Корея смогут оценить новую БМП RedbackАрмия Республики Корея разработала план действий по испытаниям боевой машины пехоты (БМП) Redback, разработанной Hanwha Defense.

Танковый аккумулятор – важнейший фактор боеспособности своего подразделенияВ предыдущей части истории шла речь об особенностях эксплуатации бронетанковой техники. Материал был бы неполным без рассказа еще об одном техническом аспекте. Пожалуй, любой бывалый танкист (срочник ли, сверхсрочник или кадровый офицер), служивший в армии в «эпоху развитого социализма», помнит эту знаменитую марку – 6СТЭН-140м. Значение аккумуляторных батарей для боеготовности воинской части настолько велико, что они достойны отдельной статьи.
Особенности современных танков на вооружении КитаяВ последние десятилетия Китай сумел создать свою собственную конструкторскую школу в области танкостроения. Разрабатываются и строятся танки новых типов для собственной армии и для экспорта. При этом в современных проектах используются интересные концепции и примечательные технические решения. В результате этого китайские танки оказываются похожими на зарубежные образцы, но и имеют заметные отличия.
Национальная противоракетная оборона США: серьезные возможности и места развёртыванияЕще до выхода из Договора об ограничении систем противоракетной обороны в 2002 году в США начались работы по созданию оружия, способного противодействовать баллистическим ракетам.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Какая война идёт на Кавказе на самом деле

Какая война идёт на Кавказе на самом делеПережде чем говорить о текущем положении дел на Северном Кавказе, в частности, в Дагестане, необходимо ясно представлять себе систему оценок. Потому что преуменьшение масштаба и умалчивание проблем, которые там стоят перед Россией, боязнь назвать вещи своими именами – все это никак не способствует скорейшему урегулированию ситуации. Скорее наоборот способствует только ее усугублению.

Потому что искаженное, полагающееся только на телевизионные и газетные штампы представление о протекающих на Кавказе разрушительных процессах никак не помогает разработке здравой и эффективной концепции государственной политики для этого региона.

Для начала необходимо признать, что Восточный Кавказ, и, в первую очередь, Дагестан охвачен самой настоящей войной. То, о чем недавно говорили лишь журналисты и обсуждали эксперты, теперь признается и официальными лицами государства. К примеру, глава СКП РФ Александр Бастрыкин, выступая на радиостанции "Эхо Москвы" 9 октября этого года откровенно заявил: «К сожалению, на территории Северного Кавказа, в Дагестане, идет едва ли не война». Пока она протекает в форме диверсионно-партизанского противостояния. Но масштабы этого противостояния, количество жертв и ожесточение с обеих сторон за последние 2-3 года только увеличились. Уже ясно, что затушить этот пожар в зародыше(в 2002 -2004 гг.) не удалось, из-за этого государственные органы власти и силовые ведомства должны выбрать максимально решительную модель действий, при этом, не забывая об осмотрительности, чтобы и без того шаткое положение еще более не ухудшилось.

]]>

Стоит признать, что положение уже плачевно, ибо в Дагестане значительная часть населения в течение всего этого года находится в состоянии тихой паники. Все, кто имеет возможность выехать с территории республики и устроиться где-то в России на постоянную работу, обеспечить себя жильем, зачастую, делают это незамедлительно. Такие настроения потихоньку начинают охватывать и дагестанских чиновников, которые в настоящее время по сведениям из достоверных источников, готовят себе и своим семьям «запасные аэродромы» в различных субъектах федерации. А ведь еще несколько лет назад в сознание людей жила мысль о скорейшей победе над бандподпольем, но те времена уже прошли. Сейчас в скорую победу не верит почти никто. А в качестве одного из «оптимистичных» сценариев рассматривается перспектива многолетнего вооруженного конфликта, наподобие Афганской войны.

Известно, что для победы над врагом его необходимо знать. И именно с этим российские власти испытывают наибольшие трудности. Анализируя выступления государственных чиновников, а также их политические решения, которые принимаются в отношении охваченных войной республик Северного Кавказа, создается впечатление, что их представление о существующем там социуме, действующих общественно-политических силах и истинных мотивах тех, кто вот уже несколько лет «уходит в леса» для осуществления партизанской войны – крайне поверхностны. С кем мы там столкнулись? С какой идеологией выступают люди, которые противостоят армии и милиции, взяв в руки оружие. Почему на место убитых в ходе спецопераций членов бандподполья приходят новые и новые люди?

Для того чтобы получить ответ на этот вопрос, необходимо опровергнуть один распространенный, но совершенно ошибочный стереотип. Уровень жизни населения напрямую никак не связан с уровнем распространения террора. Многие официальные лица и ряд СМИ не устают без устали повторять, что в боевики идут только молодые люди, доведенные нуждой до отчаяния, у которых нет перспектив в этой жизни, но это совсем не так. Чтобы опровергнуть эти заявления можно просто просмотреть списки уничтоженных за последние годы боевиков и определить их социальный состав.

Вот ряд имен на вскидку. Раппани Халилов – предприниматель; Расул Макашарипов – предприниматель; Рашид Газилалиев – преподаватель ДГПУ, кандидат наук; Зубаил Хиясов – режиссёр Кумыкского театра, бывший замминистра культуры ДАССР; Абузар Мантаев – выпускник МГИМО и кандидат наук; Римихан Зиядов – игрок каспийского "Дагдизеля" ПФК, которая выступает во 2-ом российском дивизионе, что все они социальные маргиналы, они бедные и малоимущие?

А все дело в том, что война на Кавказе и, в частности, в Дагестане не социальная и даже не этническая, она, в первую очередь, духовно-ценностная.

Ценностно-мировоззренческий раскол внутри дагестанского общества уже произошел. Общество разделено на 2 лагеря: на тех, кто полностью признает права современного российского (светского) общества и готов жить и подчиняться его законам, и тех, для кого источником норм, единственным и беспрекословным является – шариат. И в данном случае речь уже не идет об каких-либо сиюминутных ценностях, тут все гораздо серьезнее: затрагивается вопрос сущности человеческого бытия, о высшей ступени ценностей.

Именно это является тем фактором, который и предопределяет непримиримость и ожесточенность идущих боевых действий. Было бы грубой ошибкой игнорировать его. Потому что именно этот факт отвечает за ту степень фанатичной ненависти боевиков, когда они по своей воле идут в шахиды, а в предсмертных видеороликах проявляют радость от того, что в результате терактов с ними лишаться жизни десятки «муртадов и каферов». Таким образом, мы имеем дело уже не с ненавистью к правоохранительным органам республики или к действующей власти республики. Такое чувство имееь куда более глубокие корни. В первую очередь, это нетерпимость ко всему укладу современной жизни Дагестана, да и всей России во всем ее многообразии, носящая даже не религиозный, а скорее даже иррационально экзистенциальный характер. Именно такие люди составляют ядро бандподполья в республиках Кавказа.

Чтобы все это понять, стоит лишь повнимательнее вчитаться в те пропагандистские материалы и статьи, которые размещаются на медиа-ресурсах сепаратистов.