Оружейная коллекция
Популярное
Пистолет-пулемет Hotchkiss Universal родом из ФранцииВ конце сороковых годов французские оружейники предложили несколько проектов перспективных пистолетов-пулеметов. Один из самых интересных образцов оружия был разработан компанией Hotchkiss и получил название Universal...
Исторические рассказы об оружии. Карабин М1А1Рассказ об американском карабине М1А1....
Пистолет-пулемет MAT-49 производство ФранцииПосле окончания Второй мировой войны французские оружейники вновь занялись разработкой новых пистолетов-пулеметов. Одним из первых результатов этих работ стал серийный образец под названием MAT-49...
Супероружие скорого будущегоЖивя в настоящем, следует думать о будущем. Следуя этому принципу, оборонная промышленность уже сейчас пробует свои силы в самых смелых проектах. Немецкое издание Bild изучило, какие системы, первые увиденные в...
Пистолет-пулемет SACM Modèle 1939 родом из ФранцииВ середине тридцатых годов французские оружейники продолжали разработку перспективного пистолета-пулемета для армии. Один из вариантов такого оружия, построенный в соответствии с актуальными требованиями военных,...
Оружие
Некорректное сравнение противоракетных систем : THAAD против C-400Армия, которая имеет на вооружении системы, позволяющие обеспечить надежную защиту войск и наземных объектов от ударов с воздуха, получает огромное преимущество в современных конфликтах....
«Деривация-ПВО» и другие новинки с калибром 57 ммРоссийская армия решила вернуть в строй артиллерию калибра 57 мм. Создаются новые орудия, которым предстоит решать широкий круг боевых задач и бороться с целями разных классов. На днях стало известно о новых успехах в...
Перспективы стреловидных пуль: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 2Среди опытных работ недавнего прошлого одними из самых многообещающих и перспективных были разработки патронов с оперёнными подкалиберными пулями для стрелкового оружия, которые достаточно долго велись как у нас, так и...
The National Interest: По мнению россиян Россия может иметь идеальное оружие для уничтожения атакующих «стай»В начале января российская ПВО отразила атаку террористов на авиабазу Хмеймим. Эти события привлекли внимание специалистов и привели к появлению определенных выводов. Так, в издании The National Interest полагают, что...
«Клим Ворошилов» на линии Маннергейма – какая альтернатива атомному оружию?Любопытный отзыв сделал в мемуарах известный конструктор танков Леонид Карцев о своем не менее известном коллеге – Жозефе Котине: «Это был талантливый организатор и незаурядный политик. Далее названия создаваемых КБ...
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Знаменитые секретные «Контакты»

Знаменитые секретные «Контакты»


35 лет назад вооруженные силы Израиля – ЦАХАЛ впервые в мире применили в боевых условиях танки, оснащенные навесными комплексами динамической защиты (НКДЗ).

О технике

История создания динамической защиты в отечественном понимании или взрывной реактивной брони (explosive reactive armour – ERA) по зарубежной, англоязычной классификации началась в СССР около 70 лет назад, в конце 40-х – начале 50-х в недрах сверхзасекреченной советской «оборонки» в форме разрозненных экспериментальных попыток при помощи энергии контрвзрыва противодействовать кумулятивным боеприпасам. Наиболее впечатляющие результаты получены в 1957–1961 годах Б. В. Войцеховским и В. Л. Истоминым в Новосибирском институте гидродинамики. В силу секретности проводимых работ статья этих авторов была опубликована в открытой печати только в 2000-м («Физика горения и взрыва»), когда одного из них уже не было в живых. Первая диссертация по динамической защите была успешно защищена в начале 60-х сотрудником ВНИИ Стали А. И. Платовым, которого также уже нет среди нас. Он принимал самое активное участие в указанных выше исследованиях. Несмотря на 50 с лишним лет, прошедших с того времени, диссертации Александра Ивановича до сих пор нет в открытом доступе. В ней достаточно полно исследованы основные параметры устройств, реализующих плоскопараллельную схему элементов динамической защиты (ЭДЗ) и содержащих плоский заряд ВВ, облицованный металлическими пластинами.

В 1978 году во ВНИИ Стали создан конструкторско-исследовательский отдел 32 (динамической защиты). Основной задачей, поставленной перед его сотрудниками, было не просто изучение общих вопросов взаимодействия кумулятивной струи с устройством динамической защиты, а исследование двух основных вариантов ЭДЗ (плоскопараллельного и объемного) с выбором оптимальных конструктивных параметров как самих ЭДЗ, так и схем его размещения на бронеобъекте. Поэтому, когда летом 1982 года в СССР был доставлен израильский танк М48А3 с комплексом взрывной реактивной брони ERA Blazer, захваченный сирийцами во время ночного боя в районе Султан-Яакуба, для сотрудников ВНИИ Стали это не стало откровением. Все достоинства и недостатки комплекса ERA Blazer советским разработчикам динамической защиты были очевидны и понятны.

В связи с этим на научно-техническом совещании, проведенном во ВНИИ Стали по результатам изучения М48А3 с комплексом ERA Blazer, было принято решение не копировать израильский аналог, а завершить ранее начатые работы по оптимизации устройства навесной динамической защиты на базе единого унифицированного ЭДЗ, которому позже был присвоен индекс 4С20.

Основными преимуществами ЭДЗ 4С20 советского НКДЗ «Контакт» перед ЭДЗ, примененными израильтянами в комплексе ERA Blazer, были:

унифицикация. Единый ЭДЗ 4С20 устанавливался на всех защищаемых бронедеталях основных танков. На израильских танках М48 и М60, оснащенных ERA Blazer, было более десяти ЭДЗ разных типоразмеров;

меньшая (на 25–27%) удельная (на единицу защищаемой площади) масса;

существенно меньшая площадь ослабленных зон. Как минимум восемь процентов конструкции каждого ЭДЗ ERA Blazer не содержали ВВ. При попадании кумулятивной струи в эти зоны ЭДЗ не срабатывал. В «Контакте» таких зон было не более одного процента;
возможность различных комбинаций установки ЭДЗ на защищаемом бронеобъекте. Конструктивные размеры позволяли проектировать НКДЗ «Контакт» применительно к каждому бронеузлу конкретного танка так, чтобы обеспечить максимально возможную зону перекрытия защищаемой проекции;

способность управления передачей детонации от ВВ одного ЭДЗ к ВВ другого. Технические решения, заложенные в конструкцию 4С20 НКДЗ и последующих ЭДЗ 4С22 встроенного комплекса динамической защиты (ВДЗ), позволяют в зависимости от конкретных требований либо локализовывать процесс детонации ВВ в пределах одного ЭДЗ, либо передавать ее от одного ЭДЗ к другому, обеспечивая тем самым последовательную реакцию нескольких ЭДЗ. Это приводит в движение стальные пластины, разрушающие кумулятивную струю или бронебойно-подкалиберный снаряд (БПС), такой длины, которая обеспечивает достаточное воздействие как на БПС, так и на моноблочные и тандемные боеприпасы (данные технические решения были защищены международным патентом);

большая безопасность в обращении с ЭДЗ. Судя по всему, конструкция ЭДЗ комплекса ERA Blazer создавалась в чрезвычайно сжатые сроки и без должного внимания к соблюдению требований безопасности, предъявляемым к взрывоопасным изделиям. Автору этих строк довелось воочию наблюдать на дне бортовых инструментальных ящиков, установленных на корпусе трофейного М48А3, лужицы из эластичного ВВ, вытекшего из корпуса ЭДЗ комплекса ERA Blazer под действием высоких июньских температур в зоне боев в районе Султан-Яакуба. Разумеется, сложно говорить о высокой противокумулятивной эффективности израильского комплекса, если из установленного в него ЭДЗ взрывчатое вещество частично вытекло. О том, что в ЭДЗ 4С20, 4С22 такое просто невозможно, не стоит и говорить.

Все перечисленные выше конструктивные различия позволили разработчикам советской динамической защиты в 1995 году получить два патента, переоформленных из ранее секретных авторских свидетельств. Патенты № 2060438 и № 2064650 обеспечивают защиту авторских прав разработчиков советской динамической защиты на оригинальные инновационные технические решения, заложенные в конструкцию отечественных ЭДЗ и комплексов «Контакт».

Об этике

Автор посчитал своим долгом изложить указанные выше технические подробности с тем, чтобы защитить достоинство разработчиков советской динамической защиты, о которых в публикации «Сталь на раны» бездоказательно написано, что они «переняли концепцию создания» израильского комплекса ERA Blazer и конструктивные особенности плоского ЭДЗ. Концепция создания советской динамической защиты начала разрабатываться за 30–35 лет до первой ливанской войны, в которой ЦАХАЛ применил танки с ERA Blazer. Многих разработчиков отечественной динамической защиты, среди которых несколько кандидатов и докторов наук, уже нет в живых, и они не могут достойно ответить на подобные реплики, как и на высказывания типа уничижительного «оказалось непостижимым для специалистов НИИ Стали».

Израильский комплекс ERA Blazer, вероятнее всего, создавался зарубежными специалистами, руководимыми Мэйром Мэйзелисом (Meir Mayseless) в самом конце 70-х – начале 80-х, то есть примерно через 25–30 лет после работ, выполненных в СССР в Институте гидродинамики и ВНИИ Стали. Не исключено, что во времена массовой репатриации советских ученых-евреев часть информации о наших исследованиях оказалась доступной израильским ученым и инженерам. Хотелось бы также сообщить читателям «ВПК», что в середине 90-х во время визита во ВНИИ Стали создатель немецкой динамической защиты, выдающийся ученый-баллистик Манфред Хельд (Manfred Held), ознакомившись с «совершенно секретными» отчетами по НИР, проведенным в СССР в 40–60-е годы, признал советский приоритет в разработке взрывной реактивной брони.

И еще – о технике

С момента принятия на вооружение первых комплексов динамической защиты – израильского ERA Blazer и советского «Контакт» прошло более 30 лет. Целая эпоха. За это время радикально изменились как методы вооруженной борьбы, так и предназначенные для нее технические средства. Соответственно роль и место динамической защиты в защите бронеобъектов. Но это совсем другая тема.

Автор письма опирался только на общеизвестную и опубликованную в открытых источниках информацию. Было бы разумным и справедливым снять гриф секретности с работ тридцатилетней и более давности, чтобы страна наконец-то узнала о творцах оборонного потенциала, многие из которых до сих пор остаются безымянными. Сразу стало бы меньше бездоказательных спекуляций и уничижительных отзывов о работе выдающихся отечественных ученых и инженеров.