Оружейная коллекция
Популярное
История оружия Второй мировой. Авиационные пулемётыПервое, с чего решили начать, – с авиационных пулеметов. Да, если говорить о самолете, то он – очень сложная штука и состоит из многих частей. В сфере нашего рассмотрения будут двигатели и вооружение.
Пистолет-пулемёт «Узи» в противостоянии «Маузера» и «Эрмы»Говорят, что идеи носятся в воздухе. А еще говорят, что информация — как вода: имеет обыкновение везде просачиваться. Да, собственно, ей особо и просачиваться-то не надо. Есть СМИ, есть «официальные заявления», есть военные атташе, есть шпионы. Словом, узнать о том, что есть у других и применить это у себя, легче легкого.
История первого российского самозарядного пистолетаУже в начале прошлого века ведущие армии мира начали получать на вооружение первые образцы самозарядных пистолетов. Однако в российской императорской армии дела обстояли не так хорошо, как хотелось бы многим.
MP9. Компактный суперскорострельный пистолет-пулемёт для спецназаКомпактное и скорострельное оружие востребовано сегодня во многих странах мира. Часто легкие и компактные пистолеты-пулеметы находятся на вооружении подразделений спецназа, а также широко применяются спецслужбами и компаниями, которые отвечают за сохранность первых лиц государства, высокопоставленных фигур или просто очень богатых людей. К удачным примерам современного оружия такого класса относят пистолет-пулемет MP9 производства швейцарской оружейной компании Brugger & Thomet.
Пистолет-пулемёт: эволюционный путь - вчера, сегодня, завтра. В тени известныхВ прошлом материале мы рассказали о наиболее известных пистолетах-пулеметах третьего, послевоенного поколения. Их разработка началась либо еще в годы войны, либо вскоре после ее окончания. Основными трендами работы конструкторов стали повышение надежности (и тут многого добились шведы), компактности и грязе-, пылеустойчивости (и тут на первое место выходит «Узи»), прочности (тут всех «побивает» французский железный МАС 49), а все прочие показатели зависели от патрона.
Оружие
Историческая СУ-57 (Т48). Самоходка из ленд-лизаУже в ноябре 1941 года Советский Союз присоединился к программе ленд-лиза, по которой США поставляли своим союзникам военную технику, боеприпасы, стратегические материалы для военной промышленности, медикаменты, продовольствие и другой перечень военных товаров.
Послевоенные зенитные установки на вооружении ЧехословакииПВО Чехословакии. В первые послевоенные годы в чехословацкой армии на вооружении стояла причудливая смесь зенитного вооружения чешского, немецкого и советского производства.
Миномётное разнообразие. Глаза разбегаються  что выбрать?Минометы становятся более продвинутыми, поскольку они становятся частью цифрового пространства. Улучшения в дальности, точности и поражающем воздействии повышают значение подобных систем как мощного огневого средства для небольших пехотных подразделений, а при установке на транспортные средства как составной части более широкой (уровня роты и выше) сети поддержки огнем непрямой наводкой.
Программа DARPA Assault Breaker II: как всегда идея старая, технологии новыеВ прошлом в США разрабатывался авиационный комплекс Assault Breaker, предназначенный для борьбы с наступающими «ордами советских танков». Позже от этого проекта отказались по целому ряду причин. Однако несколько лет назад началась проработка вопроса возобновления подобных работ. В рамках программы DARPA Assault Breaker II в обозримом будущем может быть создана новая система для борьбы с сухопутными войсками вероятного противника.
Как модернизировали колесный бронетранспортер БТР-80С середины восьмидесятых годов на вооружении советской и российской армии, а также некоторых силовых структур состоит колесный бронетранспортер БТР-80. За прошедшие десятилетия базовый БТР-80 прошел несколько модернизаций разного рода.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Танк с экипажем из двух человек: есть ли возможность для такого проекта?

Вопрос создания танка с экипажем из двух человек всегда волновал танкостроителей. Попытки создания такого танка предпринимались. Рассматривал эту возможность в 1970-е гг. один из создателей танка Т-34 Александр Морозов при разработке концепции следующего за Т-64 поколения танков. Такую же попытку предпринимал и его сын Евгений Морозов в 1980-м году при выборе концепции танка «Боксер».

Танк с экипажем из двух человек: есть ли возможность для такого проекта?


При выборе варианта танка «Боксер» с экипажем из двух или трёх человек мне (автору статьи) пришлось заниматься оценкой и обоснованием возможности создания танка с двумя членами экипажа. Такую работу до нас никто не проводил, и при обсуждениях этого вопроса с Евгением Морозовым он основной упор делал на существенном уменьшении забронированного объема при сокращении экипажа танка. При этом как-то в стороне оставалась оценка возможности экипажа выполнять свои функциональные обязанности.

Меня этот вопрос заинтересовал, и я решил провести работу в двух направлениях: оценить загруженность экипажа серийного танка Т-64Б и проанализировать функциональные обязанности членов экипажа. Я поручил одному из своих подразделений провести сбор и анализ информации по профильным отделам КБ об органах управления и функциональной загрузке членов экипажа. Впоследствии выбор варианта компоновки танка с двумя или тремя членами экипажа базировался на выводах этой работы.

Собрав все органы управления танка и разложив действия экипажа на элементарные операции, мы получили информацию, которая всех нас и руководство КБ удивила. Никто не ожидал, что органов управления в танке окажется так много. К тому времени мы начали получать закрытую информацию по эргономике в военной технике, в том числе и о загрузке экипажа космического корабля «Союз». Оказалось, что на танке органов управления было несколько сотен, и их больше, чем на космическом корабле!

Если для полетов на нем много лет готовят офицеров в звании полковника, то экипаж танка состоит в основном из 18-20-летних солдат, и это в дальнейшей работе заставило меня очень серьезно относиться к разработке пультов управления.

Получив информацию о загруженности экипажа, мы произвели оценку их функциональных обязанностей в различных ситуациях: марш, оборона, наступление, эксплуатация (обслуживание и текущий ремонт). Самая напряженная загрузка, естественно, была при ведении боевых действий в стрессовых условиях.

Функциональные обязанности экипажа направлены на решение четырех задач: управление огнем, движением, защитой танка и обеспечение взаимодействия танка в танковом подразделении и с приданными частями. Этот же подход был применен при создании танковой информационно-управляющей системы, объединяющей систему управления огнем — СУО, движением — СУД, защитой — СУЗ и взаимодействием — СУВ.

При выполнении экипажем этих задач часть функциональных обязанностей можно возложить на технические средства танка. Задачи по управлению защитой (противопожарная, противоатомная, оптико-электронного подавления, активная и т.п.) в основном решаются техническими средствами и участия экипажа практически не требуют.

Управление движением по максимуму можно автоматизировать, но полностью исключить человека из этого процесса пока еще невозможно. На сегодня, да и в ближайшей перспективе, нет технических средств, позволяющих в автоматическом режиме вести танк. Механик-водитель сосредоточен на управлении движением танка, отвлекаться для выполнения других обязанностей он не имеет возможности.

Он может только выполнять несвойственную ему вспомогательную операцию по обнаружению целей на поле боя, корректированию огня и сделать доклад командиру танка. То есть один член экипажа необходим для управления движением.

Управление огнем требует решения задач по поиску целей, целеуказанию, наведению оружия на цель, заряжанию оружия, прицеливанию, ведению и оценке результатов огня. Ранее все эти задачи реализовывали командир, наводчик и заряжающий танка. На начальном этапе разработки танка Т-64 экипаж состоял из четырёх человек, затем заряжающего заменили механизмом заряжания, и экипаж сократили до трёх человек.

Совместить функции поиска целей и ведения огня на одном человеке очень сложно. При поиске целей человек не может сосредоточиться на ведении огня, а при ведении огня невозможно вести поиск целей. У наводчика поле зрения через прицел очень ограничено, а при прицеливании он повышает кратность увеличения, и поле зрения резко уменьшается до небольшого сектора обзора.

Теоретически возможно создать СУО с автоматическим поиском, сопровождением и поражением цели, но это потребует сложнейших технических средств, неоправданных затрат и невозможности массового производства таких танков. К тому же такие средства так и не появились. Концепция «выстрелил — забыл» в 80-е долго обсуждалась, но дальше разговоров и сейчас, спустя более чем тридцать лет, дело не пошло. К тому же все равно именно человек должен будет определять приоритеты выбираемых целей и принимать решение на открытие огня.

Таким образом, функции поиска целей и ведения огня совместить на одном человеке не представляется возможным, и для управления огнем необходимо два человека.

Взаимодействие танка в танковом подразделении требует решения задач по определению на поле боя положения собственного и подчиненных танков, выявлению целей и осуществлению целераспределения между танками, оценке эффективности ведения огня подразделением, выдаче необходимых команд подчиненным танкам и приданным подразделениям, получению команд от вышестоящих командиров. Командиры линейных танков также должны принимать и исполнять команды. При этом за командиром подразделения остаются задачи по управлению огнем собственного танка.

Технических средств для качественного решения этих задач на танках практически не было, имелась только радиостанция и, на командирском танке, навигационная аппаратура. И это при том, что в танковых войсках каждый третий танк командирский.

При рассмотрении этой задачи надо иметь в виду, что одной из серьезных и пока не решенных проблем является обзорность из танка. Кто хотя бы раз сидел в танке, отлично знает, что при закрытых люках обзорность резко ухудшается, зачастую невозможно понять, где танк находится, тем более на незнакомой местности. Танку нужны «глаза»!

Мне неоднократно приходилось беседовать по этому поводу с главным конструктором генералом Шоминым, воевавшим в Великую Отечественную на Т-34. Он рассказывал, что для улучшения условий управления танком в экипаж добавили пятого члена — радиста, основной задачей которого являлось наблюдение за полем боя и обеспечение связи. Шомин вспоминал, что танки зачастую шли в бой с открытыми люками на башнях для возможности хотя бы изредка выглянуть и определиться, где находишься, и при поражении танка быстро покинуть его.

При разработке танка «Боксер» для решения этой проблемы рассматривалось несколько вариантов. Для командира разрабатывался многоканальный панорамический прицел, прорабатывались экзотические варианты выдвижных штанг с приборами наверху и применения беспилотников и вертолетов огневой поддержки в качестве источника информации с поля боя на борт танка. Все эти проработки не получили дальнейшего развития, и эта проблема до сих пор не решена.

В рамках этого проекта впервые разрабатывался приемник для работы танка с глобальной системой спутниковой навигации ГЛОНАСС. Разработчики приемника долго не могли решить эту проблему, он получался объемом не менее пяти литров, а сейчас это микрочип в мобильном телефоне.

Следует отметить, что даже с появлением таких технических средств решение задач управления подразделением переложить на них невозможно. Решать их придется все равно командиру, а эти средства могут только облегчить ему работу.

Выполнение функциональных задач экипажа танка при его обслуживании и текущем ремонте сегодня выполняются экипажем в три человека без привлечения дополнительного штата. Экипаж из двух человек с трудом может это выполнить, но времени потребуется значительно больше и с потерей качества выполняемых работ.

В итоге рассмотрения и анализа функциональных задач экипажа танка было доказано, что человек должен обеспечивать управление движением, ведением огня, поиском целей и управление подразделением. Переложить эти задачи на технические средства практически невозможно.

Оценивая возможности совмещения функций поиска целей и ведения огня одним членом экипажа при разработке танка «Боксер», мы пришли к выводу, что их совместить невозможно. Также невозможным оказалось возложение функций управления своим и подчиненными танками на наводчика или водителя. Эти функции по своей природе несовместимы, и выполнение одной ведет к прекращению выполнения другой.

Все попытки найти в этом проекте возможность возложить часть функций на технические средства и сократить численность экипажа до двух человек показали невозможность их реализации. После неоднократных рассмотрений этого вопроса на советах главных конструкторов и в НТК ГБТУ было принято решение разрабатывать танк с экипажем из трёх человек.

Работы в рамках этого проекта еще раз подтвердили, что минимальный состав экипажа танка должен быть не менее трех человек. Два человека не в состоянии качественно управлять танком и обеспечить выполнение возлагаемых на него задач.

Танк с экипажем из двух человек в Советской Армии был: это Т-60 и его преемник Т-70. Они выпускались в 1941-1943 годах. Этот легкий танк выпускался по необходимости, надо было срочно восполнять понесенные потери. Опыт применения Т-60 в боевых действиях в составе танковых подразделений и в качестве танка поддержки пехоты показал низкую эффективность, в том числе и по причине крайней перегруженности командира танка при выполнении многочисленных функциональных и взаимоисключающих задач. После понесенных потерь во время Курской битвы он был снят с производства.

Насколько серьезно рассматривался и анализировался вопрос численности экипажа при разработке танка «Армата», я не знаю. По крайней мере, принято обоснованное решение оставить экипаж из трёх человек: на сегодня нет технических средств, способных обеспечить качественное выполнение всех функциональных задач экипажа танка при его сокращении до двух человек.