Оружейная коллекция
Популярное
История оружия Второй мировой. Авиационные пулемётыПервое, с чего решили начать, – с авиационных пулеметов. Да, если говорить о самолете, то он – очень сложная штука и состоит из многих частей. В сфере нашего рассмотрения будут двигатели и вооружение.
Пистолет-пулемёт «Узи» в противостоянии «Маузера» и «Эрмы»Говорят, что идеи носятся в воздухе. А еще говорят, что информация — как вода: имеет обыкновение везде просачиваться. Да, собственно, ей особо и просачиваться-то не надо. Есть СМИ, есть «официальные заявления», есть военные атташе, есть шпионы. Словом, узнать о том, что есть у других и применить это у себя, легче легкого.
История первого российского самозарядного пистолетаУже в начале прошлого века ведущие армии мира начали получать на вооружение первые образцы самозарядных пистолетов. Однако в российской императорской армии дела обстояли не так хорошо, как хотелось бы многим.
MP9. Компактный суперскорострельный пистолет-пулемёт для спецназаКомпактное и скорострельное оружие востребовано сегодня во многих странах мира. Часто легкие и компактные пистолеты-пулеметы находятся на вооружении подразделений спецназа, а также широко применяются спецслужбами и компаниями, которые отвечают за сохранность первых лиц государства, высокопоставленных фигур или просто очень богатых людей. К удачным примерам современного оружия такого класса относят пистолет-пулемет MP9 производства швейцарской оружейной компании Brugger & Thomet.
Пистолет-пулемёт: эволюционный путь - вчера, сегодня, завтра. В тени известныхВ прошлом материале мы рассказали о наиболее известных пистолетах-пулеметах третьего, послевоенного поколения. Их разработка началась либо еще в годы войны, либо вскоре после ее окончания. Основными трендами работы конструкторов стали повышение надежности (и тут многого добились шведы), компактности и грязе-, пылеустойчивости (и тут на первое место выходит «Узи»), прочности (тут всех «побивает» французский железный МАС 49), а все прочие показатели зависели от патрона.
Оружие
Историческая СУ-57 (Т48). Самоходка из ленд-лизаУже в ноябре 1941 года Советский Союз присоединился к программе ленд-лиза, по которой США поставляли своим союзникам военную технику, боеприпасы, стратегические материалы для военной промышленности, медикаменты, продовольствие и другой перечень военных товаров.
Послевоенные зенитные установки на вооружении ЧехословакииПВО Чехословакии. В первые послевоенные годы в чехословацкой армии на вооружении стояла причудливая смесь зенитного вооружения чешского, немецкого и советского производства.
Миномётное разнообразие. Глаза разбегаються  что выбрать?Минометы становятся более продвинутыми, поскольку они становятся частью цифрового пространства. Улучшения в дальности, точности и поражающем воздействии повышают значение подобных систем как мощного огневого средства для небольших пехотных подразделений, а при установке на транспортные средства как составной части более широкой (уровня роты и выше) сети поддержки огнем непрямой наводкой.
Программа DARPA Assault Breaker II: как всегда идея старая, технологии новыеВ прошлом в США разрабатывался авиационный комплекс Assault Breaker, предназначенный для борьбы с наступающими «ордами советских танков». Позже от этого проекта отказались по целому ряду причин. Однако несколько лет назад началась проработка вопроса возобновления подобных работ. В рамках программы DARPA Assault Breaker II в обозримом будущем может быть создана новая система для борьбы с сухопутными войсками вероятного противника.
Как модернизировали колесный бронетранспортер БТР-80С середины восьмидесятых годов на вооружении советской и российской армии, а также некоторых силовых структур состоит колесный бронетранспортер БТР-80. За прошедшие десятилетия базовый БТР-80 прошел несколько модернизаций разного рода.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

ОПК Украины против ОПК России чьи танки лучше

ОПК Украины против ОПК России чьи танки лучше


Как сообщает Академия Безопасности Открытого Общества, "Хвиля", Украина. Командование сухопутными войсками Таиланда объявило тендер на закупку 200 танков для модернизации имеющейся на вооружении боевой техники. Заявки на участие в тендере подали три страны: Украина с новым танком «Оплот», Россия с модернизированным Т-90 и Германия с улучшенным вариантом «Леопард 2А4». Правительство Таиланда рассмотрела все предложения и в итоге объявила победителем Украину, и теперь 200 харьковских танков будут собраны и переданы Бангкоку. Данное известие в России восприняли ни много ни мало как национальное оскорбление, в Украине же, напротив, с явным удовлетворением. Для Киева это прекрасный шанс реабилитироваться за скандальную историю, связанную с задержкой поставки бронетехники в Ирак на основании подписанного контракта.

Необходимо отметить, что и в России, и в Украине о победе украинских «Оплотов» в тендере Таиланда узнали из одного источника – таиландской англоязычной газеты Bangkok Post. Это, конечно, крупнейшая ежедневная газета Таиланда государственного уровня, но уж никак не официальный рупор правительства или минобороны страны. Если на данную ситуацию посмотреть со стороны, то создается впечатление, что подобным сливом информации в газету Bangkok Post организаторы проведенного тендера прощупали почву на тему реакции всех участников на победу Украины.

Остается неясным вопрос - с какой целью это сделано? Еще более странным выглядит и то, что, спустя несколько дней с момента публикации заметки в таиландской газете и на общем фоне поднявшейся шумихи, ни в Таиланде, ни в Украине не озвучено комментариев или официальных заявлений. В любом случае, на данный момент остается только ждать официального озвучивания результатов тендера. Но и сейчас возникает ряд вопросов касательно как дальнейшего продвижения современной украинской бронетехники и вооружения на международном рынке, так и возрастающего противостояния интересов украинского военно-промышленного комплекса с российскими коллегами.

Необходимо признать, что в данном плане вопрос не представляется незначимым или праздным: как известно, только в течение последнего года Россия приложила значительные усилия относительно «интеграции» самых мощных украинских оборонных предприятий в российский ОПК. Так, в частности, на сегодня фактически решен вопрос с будущим украинского судостроения и авиапрома, в течение ближайшего времени должен быть осуществлен процесс интеграции отдельных украинских предприятий, представляющих средний ранг в соответствующие производства России. При этом по вполне объяснимым причинам функции маркетинга, то есть создания и управления действующими механизмами продвижения продукции на мировые оружейные рынки, берут на себя именно россияне, что снимает с сегодняшней повестки дня вопрос о какой-либо конкуренции.

Но все договоры между Россией и Украиной не относятся к танкостроительному производству. Сегодня этот сектор самый мощный в ОПК государства, в котором не отмечены «интеграционные» процессы на украино-российском уровне, и который выступает индивидуальным игроком от Украины на международном рынке вооружения. В то же время, в марте 2011 года на основном украинском предприятии танкостроения - ГП "Завод им.Малышева" (Харьков) – произошла смена руководства. Им стал Владимир Мазин, возглавлявший до этого киевский завод по ремонту бронетехники. Не понятно, какой смысл вложен в очередной смене директора ГП, и какие государственные задачи для него сформулированы сегодняшней украинской властью – очевидно, это станет ясно уже в ближайшем будущем. В то же время, украинские танкостроители постепенно продвигают свои коммерческие интересы на международном рынке в индивидуальном порядке.

Так все же чей танк лучше?

Сразу после известия о том, что победу одержала Украина, российские эксперты принялись активно обсуждать вопрос: почему Россия проиграла? Это тактическое поражение или постепенно растущая тенденция? И каковы вообще международные перспективы у российского танка Т-90, на сегодняшний день не только лучшего, но и фактически единственного современного, который предлагает РФ?

Главные упреки незамедлительно раздались в адрес генерал-полковника Александра Постникова, главнокомандующего Сухопутными войсками России. Действительно, трудно было не обратить внимание, что победитель таиландского тендера стал известен буквально через две недели после знаменитого скандального высказывания российским главкомом по поводу Т-90, который был принят на вооружение российских ВС в 1992 году. В России в связи с этим был немалый скандал: Постников в середине марта текущего года резко раскритиковал танк Т-90, который, по его утверждению, ничего нового и уж тем более современного собой не представляет и «в реальности является 17-й модификацией популярного советского Т-72, который выпускается с 1973 года». Главком заявил, что на данный момент стоимость Т-90 составляет 118 миллионов рублей за один танк. "Нам проще было бы за эти деньги купить три "Леопарда", - сказал он. Эти слова, сказанные сгоряча, и припоминают сейчас генерал-полковнику Постникову как якобы основному виновнику проигрыша Т-90.

ОПК Украины против ОПК России чьи танки лучше


Действительно, с одной стороны, подобные заявления генерала российской армии могли повлиять на окончательную позицию Таиланда при принятии решения. Но с другой стороны, танк Т-90 критикуют давно и очень многие. Причем критически выражаются относительно его «новизны» не только эксперты, но и, как ни странно, сами производители этой машины. Можно вспомнить, как во время проведения выставки вооружений «Russian Expo Arms-2009» руководитель производящей Т-90 корпорации «Уралвагонзавод» (кстати - монопольно) Олег Сиенко заявил: «В том случае, если мы в ближайшие пять лет не произведем новые изделия, то можно будет смело писать на изделиях «Уралвагонзавода» «подводы» или «телеги» – эта техника будет совершенно не нужна... Мы согласны, что на сегодняшний день наши машины устаревают, и этот период исчисляется не годами, а днями». Если учесть эти выражения, то с таким же успехом можно обвинить в проигрыше 2011 года и господина Олега Сиенко: его слова прозвучали более двух лет назад, а какое государство будет закупать сегодня боевую машину, которая уже через три года вполне может стать «телегой» по личному мнению самого производителя?

Вторая «причина» проигрыша, которая называется в России – дело Виктора Бута, российского торговца оружием, который был арестован в столице Таиланда Бангкоке в марте 2008 года по обвинению, выдвинутому против него США. Основным пунктом обвинения значилась незаконная поставка оружия террористической группировке. В течение двух лет Бут находился в таиландской тюрьме и это притом, что согласно двум решениям суда вина задержанного доказана не была. За эти действия по отношению к своему гражданину Россия высказалась с резкой критикой в адрес официального Бангкока. По мнению российских экспертов, это так же могло повлиять на выбор Таиландом украинских танков в ущерб РФ в тендере. Здесь в данном случае речь идет о большой политике, и очевидно, что судить об истинности указанной причины тяжело, хотя эта версия также имеет право на обсуждение и на жизнь.

Особо не углубляясь в политические разборки, российские эксперты, как положено, не обошлись без конкретного поливания грязью украинской военной продукции. Так, например, генерал-полковник Сергей Маев, бывший главком управления автобронетанкового вооружения Министерства обороны России, заявил. что танк «Оплот» - это всего лишь «украинская значительно ухудшенная копия российского Т-90». Но, также согласно уже сложившейся традиции, подобные мнения ничем конкретным не аргументируются.

Конечно, можно сравнивать отдельные технические характеристики двух машин, и уже на этом уровне они проигрышные для россиян (например, на Т-90 установлен танковый дизель В-92С2, мощность которого 1000 л.с., на «Оплоте» - многотопливный шестицилиндровый двухтактный дизельный двигатель 6ТД мощностью 1200 л.с.). Но в российском экспертном сообществе в эпизодах с боевой техникой, как правило, не торопятся идти по такому пути в решении, которая из машин «лучше». Главным показателем может являться определенный опыт применения боевой машины в реальных вооруженных конфликтах, но, как правило, и здесь многое зависит от прочих факторов. А потому определить, какая из машин лучше, не так просто.

ОПК Украины против ОПК России чьи танки лучше


Однако непреложным фактом является то, что и российский Т-90, и украинский «Оплот» имеют общую конструкторскую и технологическую подноготную. В частности, «предком» обоих является советский Т-64, который был разработан в Украине, в Харькове, еще в начале 60-х годов под управлением А.А. Морозова и ставший своего рода родоначальником нового поколения современных советских боевых танков. При создании танка конструкторы реализовали поистине революционные для того времени конструкционные решения. В частности, на танке Т-64 впервые в мире был принят на вооружение автомат заряжания, что сделало возможным сократить экипаж машины с четырех до трех человек. Другими радикальными усовершенствованиями, несомненно, являлись: защита от оружия массового поражения, комплексная комбинированная многослойная защита, новая оригинальная компоновка в моторно-трансмиссионном отсеке и др. По утверждению историков, впоследствии танк Т-64 стал вполне обосновано считаться важнейшей вехой в дальнейшей истории танкостроения СССР, поскольку все последующие танки серии "Т", в том числе Т-72 и его модификации российский Т-90 и украинский Т-84, разрабатывались на основе концепций, которые первоначально были внедрены в конструкцию танка Т-64.

Говоря о возможных причинах предпочтения Бангкоком украинской машины, не возможно не отметить, что Киев на сегодня достаточно продуктивно работает с Таиландом именно в сфере поставки вооружения для сухопутных войск.

Как известно, в 2010 году Минобороны Таиланда заявило о намерении потратить неизрасходованные средства из части военного бюджета на приобретение 121 украинского бронетранспортера, на что изначально было выделено 142,5 миллиона долларов. До этого, в 2007 году Таиланд уже закупил у Украины 96 бронетранспортеров модели БТР-3Е1 на 130 миллионов долларов, однако с получением заказанных по контракту машин возникли проблемы. Так, по сведениям Минобороны Украины, опоздание поставки БТР было связано с тем, что Германия отказалась от поставок в Украину комплектующих. Интересно, что Министерство обороны Таиланда тогда объяснило, что при всех проблемах с выполнением указанного контракта сделка сохраняется и прежде всего это связано с дешевизной украинских БТР. В сентябре 2010 года Таиланд все же получил первую партию бронетранспортеров БТР-3Е1 от Украины. Тогда же было озвучено заявление, что помимо самих бронетранспортеров Бангкок также будет получать гарантийное обслуживание в течение трех лет, необходимые запчасти, дополнительное оборудование.

ОПК Украины против ОПК России чьи танки лучше


Учитывая все выше изложенное, если украинские танки поедут в Таиланд, это можно с определенностью считать лишь продолжением активизированного военно-технического сотрудничества в отношениях двух государств. И в этом плане Таиланд по-настоящему перспективный покупатель. Можно вспомнить, что в свое время Таиланд вооружали США, считая его одним из своих главных союзников в регионе. В течение 70-80-х гг. Таиланд при активной поддержке США осуществил вторую комплексную программу современного перевооружения авиации, флота и армии, а в середине 90-х годов – уже третью, которая стала полным реформированием и переоснащением. Так, США оказывали всестороннюю помощь в поставках самых современных типов вооружения и оснащении собственно государственных тайских предприятий по производству боеприпасов и вооружения, замене устаревшего вооружения на современные образцы, подготовки военных специалистов на первом этапе у себя, а затем уже на сформированной базе собственных академий Таиланда. В итоге у армии этого государства в сухопутных войсках на 2010 год имелось в наличии 333 основных боевых танка, 515 легких танка, более 32 БРМ, 950 БТР. Именно это морально устаревшее бронетанковое «хозяйство» Бангкок и стремится на данный момент заменить на современные образцы. А это, стоит признать, - перспективные контракты.

Остается невыясненным еще один вопрос. Поставка в Таиланд украинских БТР сопровождалась резкой критикой Украины, и в первую очередь со стороны России, по тому поводу, что в сентябре того же 2010 года партию, состоящую из ста украинских бронетранспортеров и танков получила Камбоджа, у которой сложные отношения с Таиландом. Закупленная бронетехника прибыла в порт Камбоджи Сиануквиль, но какие именно боевые машины поставила Украина – не уточнялось. Основная критика же украинских поставок заключалась в том, что в настоящее время правительство Камбоджи реализует программу полной модернизации вооружений, тем самым наращивая военный потенциал. Аналитики утверждают, что это связано с возможным возобновлением конфликта с соседним Таиландом из-за спорных территорий, прилегающих к индуистскому храму Преа Вихеа. На границе обе стороны разместили свои воинские подразделения, между которыми периодически происходят вооруженные столкновения.

На критику, которая заключается в украинских поставках военной техники двум сторонам явного или возможного конфликта, можно ответить просто и предельно точно. Действительно, существующий Кодекс поведения экспортеров военной техники и вооружений ООН рекомендует отказываться от поставок ВВТ в зоны, в которых существуют или возможны конфликты. Но в то же время, если учитывать спрос на вооружение в первую очередь именно на таких территориях, безусловное большинство мировых лидеров-поставщиков вооружений продают ВВТ без особых моральных колебаний. И вопрос ответственности их, и в т.ч. Россию, по большому счету не особо тревожит. А потому Украине нет необходимости играть в целомудрие и принимать во внимание подобную критику и уж тем более от проигравших конкурентов.

Можно добавить, что России пока не стоит делать большую трагедию из победы, полученной украинскими танкостроителями в Таиланде. Ведь сама Россия, по данным ЦАМТО, только за последние годы в рейтинге мировых поставщиков новых ОБТ по количественному отношению с большим отрывом от других конкурентов занимает первое место. В 2006-2009 гг. Россией было поставлено на экспорт 488 ОБТ общей стоимостью 1,57 миллиардов долларов. В 2010-2013 гг. объем экспортных поставок с учетом уже подтвержденных контрактов, а также заявлений о намерении о заключении договоров на прямые поставки и лицензионным программам может составить 2,75 миллиардов долларов. Учитывая все это, можно с уверенностью сказать, что у Москвы особых поводов для беспокойства нет.