Оружейная коллекция
Популярное
Бесшумный пистолет High Standard HDM производство СШАВ годы Второй мировой войны бойцы Управления стратегических служб должны были решать различные специальные задачи, в том числе на территории противника. Для этого им требовалось особое оружие с характерными чертами и возможностями. В частности, при совершении диверсий особое значение имели стрелковые системы, не демаскирующие себя шумом выстрела. В связи с этим по заказу спецслужбы был создан оригинальный бесшумный пистолет High Standard HDM.
Пистолет-пулемёт FMK-3 родом из АргентиныПервый собственный пистолет-пулемет Аргентины был создан в начале тридцатых годов на основе решений, подсмотренных в зарубежных проектах. Впоследствии почти во всех новых проектах такого рода продолжали использовать хорошо освоенные и изученные идеи. Тем не менее, подобный подход приводил к определенным ограничениям, из-за чего военные потребовали создать совершенно новую конструкцию. Своеобразной революцией в области аргентинских пистолетов-пулеметов стало изделие FMK-3.
История малокалиберного пулемёта Блюма для ОсоавиахимаЕще одним очень интересным образцом оружия под патрон .22LR был наш советский пулемет Блюма. Он не отличался феноменальной скорострельностью американского пистолета-пулемета Ричарда Касулла, да это ему и не требовалось. Зато он содержал в своей конструкции множество необычных решений, делающих его по-настоящему уникальным, и единственным в своем роде, так что его, пожалуй, можно даже назвать «произведением оружейного искусства».
Пистолеты предназначенные для подводной стрельбыСреди ручного огнестрельного оружия нередко можно встретить конструкции, которые далеко не всегда укладываются в привычные для нас рамки. В попытках добиться более высоких характеристик от изделия или же сделать его удобнее в обращении конструкторы внедряют в отдельные модели как старые, так и новые решения, что далеко не всегда приводит к положительным результатам, а чаще всего, при улучшении одних характеристик, начинают занижаться другие.
American-180: суперскорострельный малокалиберный и легкоуправляемыйХотите войти в историю стрелкового оружия? Нет ничего проще! Придумайте нечто совершенно новое и… воплотите это в металле. А потом через СМИ расскажите об этом падкой на все новое общественности. Реальная ценность того, что вы сделаете, никакой роли сегодня не играет. Почему? Да просто потому, что сегодня людей очень много, и вы всегда найдете тех, кому ваше творение понравится.
Оружие
Новая броня, новые снаряды, новое шасси: перспективная эволюция «Буратино»На вооружении российской армии и нескольких зарубежных государств состоят уникальные боевые машины – тяжелые огнеметные системы семейства ТОС-1. Эта техника представляет собой особый вариант реактивной системы залпового огня, применяющей боеприпас с термобарической боевой частью. Одновременный залп несколькими десятками ракет с подобным оснащением способен уничтожить живую силу и технику противника на большой площади, что неоднократно подтверждалось на практике.
Миномёт NORINCO SM-4: «Василёк» китайский вариантКитайская промышленность, в том числе оборонная, прекрасно известна своей тягой к копированию зарубежных образцов, как по лицензии, так и без нее. Чаще всего копии заграничного оружия и техники принимались на вооружение в исходном виде, но бывают и интересные исключения. Так, в рамках проекта SM-4 корпорация NORINCO объединила несколько китайских копий существующих изделий в совершенно новый образец – оригинальный самоходный миномет.
Грядущие перспективы советских и российских колёсных танковПрименение такого экзотического вида бронетехники, как колесные танки, в армиях разных стран имеет место, но в советской и российской армии этот вид боевых машин как-то не прижился. В Советском Союзе и в современной России неоднократно предпринимались попытки создать колесный танк, но при всем разнообразии бронетанковой техники до принятия его на вооружение так и не дошло
Необычный танк-мост ТМ-34Готовясь к будущей войне Красная Армия, заказывала разнообразные боевые и вспомогательные машины, в том числе для инженерных войск. Перевооружение затронуло множество сфер, но в области танковых мостоукладчиков так и не удалось получить желаемые результаты. По этой причине важнейший вопрос пришлось решать уже во время войны, причем в самых тяжелых условиях. Ответом на актуальные вызовы и нужды армии стал танк-мост ТМ-34.
Исторические рассказы об оружии. Танк Т-90 снаружи и внутриЗабавно, но Музей отечественной военной истории в Падиково Московской области – это единственное место, где Т-90 можно увидеть в качестве музейного экспоната.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Гусеницы в противостоянии с колесами: дилемма на все времена

Хотя полемика «что лучше: гусеница или колесо» столь же стара, как и сам танк, она и сегодня не теряет свою злободневность, поскольку армии стремятся модернизировать свои силовые структуры с тем, чтобы справляться с будущими угрозами.

Большинство армий мира эксплуатируют смешанные парки колесных и гусеничных боевых машин, при этом каждый тип имеет свои преимущества. В то время как гусеницы обеспечивают превосходную мобильность более тяжелым платформам, использование колес сокращает объем материально-технического снабжения и позволяет современным платформам перемещаться дальше и быстрее – эффективно проецируя силу и возможности – по различным типам местности, включая гражданскую инфраструктуру, например, дороги и мосты.

Дистанция поражения

Дебаты на тему «что лучше: гусеница или колесо» в последнее время ведутся особенно жаркие. Связано это с формированием развертываемых средних или «ударных» сил, которые хоть и не дотягивают до огневой мощи бронетанковых подразделений, но имеют более высокую по сравнению с ними стратегическую и оперативную мобильность.

Средние силы теоретически должны быть способны маневрировать на больших дистанциях и оперативнее реагировать на международные кризисы. В качестве наглядного примера можно привести механизированные бригады Stryker, споры о целесообразности которых не утихают с момента их формирования в начале 2000-х годов. На первоначальную концепцию средних сил повлияли процессы, начавшиеся после Холодной войны, а точнее региональные конфликты, например, конфликт в Косово, в котором развертывание бронетанковых сил считалось чрезмерно излишним.

Гусеницы в противостоянии с колесами: дилемма на все времена

По окончании курсов вождения солдаты американской армии отмечают, что гусеничная внедорожная проходимость платформы Bradley существенно превосходит проходимость колесной бронетехники, например, бронетранспортеров Stryker


Эта концепция базируется вокруг общего шасси, которое может быть адаптировано для различных задач, что способствует снижению логистической нагрузки, и быть достаточно легким для перевозки военно-транспортным самолетом C-130 Hercules и другими подобными самолетами, например, C-17. До 90-х годов американская армия традиционно предпочитала скорее не колесные, а гусеничные ББМ, особенно перед лицом тяжелой советской техники, но после Холодной войны характер боевых задач и противник, с которым армия могла бы столкнуться, очень сильно изменились.

«Мы вступили в новую эпоху новых угроз, новых требований и новых способов ведения вооруженных действий, - считает директор компании Timoney Саймон Вилкинс, специализирующейся на технологиях силовых приводов. – Действительно, тогда в парках преобладала колесная техника, понятно, что это определялось оперативными задачами, а не тем, что одна технология лучше другой. Просто этот путь был более целесообразным в то время».

Колесные машины считались оптимальным решением в этом новом мире, особенно в городских условиях против асимметричных или неравных угроз. В итоге окончательной платформой для проекта американской армии по средней машине был выбран вариант бронемашины LAV III 8x8 разработки General Dynamics Land Systems (GDLS), позднее получивший обозначение Stryker. Эту готовую колесную платформу предпочли гусеничному бронетранспортеру M113A3, поскольку тогда мобильным ударным силам потребовались бы тяжелые тягачи для транспортировки, при этом заметно бы увеличился расход топлива и объем обслуживания при развертывании на большие расстояния.

Бронемашина Stryker массой свыше 20 тонн после этого развертывалась в Афганистане, Ираке и Сирии, также на постоянной основе они развернуты в Европе в составе второго разведывательного полка. На данный момент существует десять различных вариантов Stryker, включая бронетранспортер Infantry Carrier Vehicle (M1126), орудийную установку Mobile Gun System (M1128) и 120-мм миномет (M1129).

Благодаря тому, что Stryker колесная платформа, она способна развить максимальную скорость 97 км/ч. Она может проехать 530 км (средняя скорость 64 км/ч) без дозаправки и при минимальном обслуживании, что невозможно в случае с гусеничными платформами. Это позволяет сэкономить немало времени при развертывании внутри оперативного театра.

Гусеницы в противостоянии с колесами: дилемма на все времена

Британская армия развернула бронемашину Bronco 2 Warthog в Афганистане. Эта платформа отличается своими резиновыми гусеничными лентами


Смотрим за массой

Впрочем, чтобы сохранить свою относительно небольшую массу и обеспечить максимальную подвижность и развертываемость, необходимо чем-то пожертвовать. Колесные машины не имеют столь хорошего бронирования, как их тяжелые гусеничные аналоги, которые держат планку где-то между 40 и 70 тоннами с комплектами дополнительного бронирования. Отсутствие брони – что делало машины уязвимыми для боеприпасов калибра более 7,62 мм – было общей критикой Stryker, особенно при первом развертывании этой машины в Ираке в 2003 году.

Бронемашины Stryker были особенно уязвимы для реактивных гранат, но эти риски купировались за счет добавления громоздкой решетчатой брони. Впрочем, это решение ведет к повышению массы и размеров машины и негативно сказывается на общей подвижности платформы в сложной местности. Установка тяжелой брони стала обычной практикой в Ираке и в Афганистане, где угроза СВУ не давала расслабиться военнослужащим международного контингента. По итогам этих двух войн были определены сегодняшних требования к боевым машинам, в том числе и к колесным: стандартно защита должна соответствовать как минимум четвертому уровню STANAG 4569.

В связи с этим полная масса колесных платформ стремится к 30 тоннам, а некоторые модели, как например, Boxer от Rheinmetall, уже преодолели планку в 36 тонн. По мнению Вилкинса, эти машины в настоящее время работают «на пределе своих возможностей» касательно мобильности.

«Ограничивающий фактор очень прост: стандартное колесо самого большого размера, которое вы можете установить на машину и нагрузка на данную ось. Стандартное колесо самого большого размера, если взглянуть почти на каждую стоящую на вооружении боевую машину, исключая Boxer, это колеса 16R20, - пояснил он. – Если вы даете нагрузку на ось, которая оснащена колесами 16R20, более 9 тонн, то хорошей подвижности не получите… Как только вы превышаете 8 тонн на ось, то мобильность начинает ухудшаться».

По мере повышения массы инженеры должны искать пути снижения давления на грунт с тем, чтобы сохранить проходимость. Один из способов - дальнейшее увеличение размера колес, но это влечет за собой соответствующее увеличение размеров машины до такой степени, что ее уже нельзя будет назвать быстроразвертываемой платформой. Некоторые армии также настаивают на том, чтобы их машины были плавающими, а для этого потребуется более крупная (но не более тяжелая) платформа с тем, чтобы сохранить плавучесть после повышения массы, ведь закон Архимеда никто не отменял.

Как следствие, для машин, преодолевших 35 тонн, единственным решением становятся гусеницы.

По словам вице-президента компании BAE Systems Марка Синьорелли, одним из основных факторов, когда речь заходит о выборе между гусеницами и колесами, является категория по массе машины, которая определяется тем уровнем защиты, который необходим конечному пользователю. «Колесные машины могут иметь очень хорошую мобильность, но они ограничены верхним пределом. Если вы хотите пойти выше этих 35 тонн… тогда разница в подвижности действительно начинает проявляться».

Высокие уровни защиты и мобильности особенно важны для машин, которые входят в состав тяжелых бронетанковых сил, которые оснащены ОБТ, БМП и соответствующими машинами поддержки, например, бронетранспортерами M113. Такие подразделения, известные в американской армии как ABCT (armoured brigade combat team - бронетанковые бригадные группы), используют общевойсковую тактику с тем, чтобы приблизиться к целям и сражаться на машинах, что зачастую будет включать боевые действия против равных соперников, которые могут задействовать самые изощренные наступательные и оборонительные системы вооружения, включая свои собственные ОБТ и БМП. Например, колесная машина Stryker массой 20-35 тонн не сможет выжить в войне такого типа и будет быстро превзойдена вражеской бронетехникой.

В рамках своего процесса модернизации американская армия с целью замены имеющихся M113 в бригадах ABCT закупит новые машины Armored Multipurpose Vehicle (AMPV), имеющие высокий уровень унифицированности с Bradley.

«Эта машина, действующая совместно с приданными силами, должна иметь такой же уровень защиты и мобильности как у Bradley, может быть не такой высокий уровень как у M1 Abrams, но по большему счету эквивалентный M1 с точки зрения всеракурсной защиты, – пояснил Синьорелли, отметив, что AMPV и ее варианты будут возле отметки порядка 40 тонн. - Если у вас есть военная структура с танками M1 Abrams массой 70 тонн, то, несомненно, у вас есть вся инфраструктура для поддержки подобных тяжелых машин».

Интересным штрихом к истории AMPV стал недолговечный гусеничный вариант Stryker, который был предложен компанией GDLS на выставке AUSA 2012. Возможно, это был намек производителя на то, что его колесная машина не может соответствовать требованиям проекта ABCT. Компания позднее вышла из проекта и оставила BAE Systems единственным заявителем.

На спущенных

В прошлом колесные машины постоянно критиковались за их уязвимость к огню стрелкового оружия или осколков от взрывов, что могло бы вывести машину из строя или подвергнуть риску сидящих внутри. Сегодня армии, эксплуатирующие парки колесных бронемашин, решают эту проблему за счет внедрения технологии боестойких колес, которая позволяет платформам сохранять мобильность даже при пробитии колеса.

Эта технология в настоящее время сделала колесные машины всех типов гораздо более надежными на современном поле боя; по сравнению с гусеничными машинами их эксплуатация более привлекательна для сухопутных войск. Такие компании, как Hutchinson и Tyron, начали свою деятельность в этой сфере несколько десятилетий назад. Tyron в свое время разрабатывала решения для бронированных автомобилей Land Rover Defenders в Северной Ирландии, а в настоящее время постоянно расширяет ассортимент своих изделий, предназначенных для самых разных колесных машин.

Компания Tyron разработала легкую систему Multiband, которая, по сути, представляет собой ленту, размещаемую в установочной нише колеса и фиксирующую шину к ободу и не дающую ей слететь при проколе. Это изделие остается популярным, особенно в военных и правоохранительных структурах.

«Когда вы знаете, что шина и колесо не вступают в контакт с поверхностью дороги, это повышает управляемость машины, - сказал исполнительный директор компании Tyron Ричард Глейзбрук. – Это то, что выводит вас из сложной ситуации, это не колесо с усиленными вставками, по сути, это система выхода из трудного положения».

На выставке DSEI 2017 компания Tyron представила диск с бедлоком (металлическая деталь (диск), который устанавливается на специально предназначенное для него колесо (колесный диск), и препятствует разбортированию колеса при езде на сверхнизких давлениях) для резиновой шины, оптимизированным для машин с системой централизованного регулирования давления в шинах. Бедлок не дает посторонним объектам попасть внутрь шины и сама шина остается на колесе даже при низком давлении, вызванным проколом или установками системы регулирования давления. «Экипажу машины явно не нужна ситуация, когда колесо вращается, а шина остается на месте, что может легко произойти при попытке преодолеть подъем», – заметил Глейзбрук.

Противопрокольные вставки All Terrain Rubber (ATR) от Tyron также были выбраны для ББМ Lazar 8x8, давая возможность двигаться минимум 50 км на всех прострелянных колесах.

В начале 2017 года компания также показала новую легкую вставку Carbon-ATR из углеволокна. Для машины конфигурации 8x8 с шинами 1400R20 минимальное снижение массы по сравнению со стандартными стальными вставками ATR составляет 240 кг. «Если мы снизили массу и сохранили все преимущества, тогда мы добились успеха», - заключил Глейзбрук.

Гусеницы в противостоянии с колесами: дилемма на все времена

Тяжелые гусеничные машины не могут развертываться на большие расстояния без использования тяжелых транспортеров; для колесных машин подобной проблемы не существует


Комбинированная стратегия

Американская армия пыталась интегрировать колесные Stryker и гусеничные Abrams в одном подразделении, когда тогдашняя 3-я бригада была переброшена в 2015 году в Национальный учебный центр с целью проверки новых оперативных концепций.
Впрочем, проверка показала, что «имеются серьезные проблемы», поскольку невозможно добиться синергетического эффекта от взаимодействия этих двух машин. Обе машины могут совершать маневры на дорогах на одинаковой скорости, но на пересеченной местности Stryker была «заметно медленнее».

«Это осложняло поддержание постоянного темпа при совершении маневра на открытой местности, это также лишало танки ударной мощи и скорости, с которыми они могли обычно атаковать. Когда танки маневрировали независимо, они оказывались без поддержки пехоты при зачистке запрещенной местности и быстро уничтожались противотанковым вооружением противника», - поделился своими впечатлениями в статье для профессионального журнала американской армии Military Review один из организаторов этого мероприятия.

Понятно, что тяжелые бронетанковые силы до сих пор занимают важное место в современных армиях, особенно в конфликтах высокой интенсивности, но при этом связанные с ними проблемы вот уже нескольких десятилетий никуда не деваются. Гусеничные машины менее надежны в сравнении с колесными, они сложнее в развертывании без длинной логистической цепочки, которая включает такие звенья, как инженерные, эвакуационные машины, тяжелые транспортеры и топливозаправщики. В конечном счете, всё упирается в их массу и стальные гусеницы, что увеличивает расход топлива и требует значительного объема обслуживания.

По мнению Николаса Драммонда, отставного британского офицера и консультанта в сфере обороны, гусеничные машины должны останавливаться каждые 300 км для профилактического обслуживания, на что может потребоваться до 8 часов, что фактически препятствует дальнейшему продвижению и способствует потере темпа. Экипажам необходимо отдыхать из-за усталости, связанной повышенным шумом и вибрацией стальных гусениц. Это еще одна возможная проблема, если армии желают иметь комбинацию колесных и гусеничных машин.

В настоящее время в Великобритании ведутся дебаты по поводу формирования британской армией двух общевойсковых ударных бригад. Новые формирования средней категории по массе, оснащенные комбинацией гусеничных машин Ajax и колесной БМП MIV (Mechanised Infantry Vehicle) 8x8 (конкретная модель пока не выбрана), должны быть способны развертываться на 2000 км. Ajax будет грозной машиной со своей 40-мм пушкой с телескопическими боеприпасами, но на начальном этапе развертывания могут быть проблемы с действием в одних боевых порядках с MIV.

«Если у вас смешанный парк, а все армии с таким смешанным парком, очень сложно поддерживать вместе колесную и гусеничную технику», - пояснил Кевин Слоан, отставной майор британской армии.

Гусеницы в противостоянии с колесами: дилемма на все времена

Гусеничные машины известны своими требованиями к обслуживанию. Необходимы профилактические проверки каждые 300 км, что создает проблемы во время продолжительных операций


Замена на резину

В настоящее время несколько стран изучают возможность замены традиционных стальных гусениц резиновыми гусеничными лентами. Одной из компаний, активно работающей в этом области, является Soucy Group, которая впервые стала оборудовать военные машины резиновыми гусеницами около 25 лет назад, начав с платформ BAE Systems Hägglunds Bv206 и BvS10. Это сотрудничество с Hägglunds с тех пор расширилось, захватив в свою орбиту более тяжелые гусеничные платформы массой порядка 30 тонн, включая бронемашину CV90, для которой компания Soucy разработала резиновые гусеницы, приглянувшиеся норвежской и голландской армиям.

Слоан, в настоящее время занимающийся развитием бизнеса в компании Soucy Defense, отметил, что преимущества резиновых гусениц заключаются в экономии топлива на треть, снижении шума на 13,5 децибела и вибрации на 70% меньше и «значительном снижении» стоимости жизненного цикла.

«Она совершенно не требует обслуживания, и здесь стоимость за весь срок службы является серьезным аргументом, вам ничего не надо делать с этой резиновой гусеницей после того, как она была надета. Ведущее колесо, направляющее колесо, опорные катки… все они примерно живут столько же времени, что и гусеница, - пояснил он. – Вам необходимо заменить сразу всю гусеницу после пробега 5000-8000 км, тогда как на стальных гусеницах вы проезжаете порядка 2000-3000 км и за этот время вы меняете резиновые накладки порядка шести раз, а это 18 часов работы».

Гусеницы Soucy также были установлены на бронетранспортеры M113 нескольких армий, а также семейство БМП Bronco от ST Kinetics. На прошедшей осенью прошлого года выставке DSEI в Лондоне глава маркетинговой службы компании ST Kinetics Винстон То сказал, что с этими гусеницами новая машина Bronco 3 может «преодолеть подавляющую часть рельефа, встречающегося на Земле».

Резиновые гусеницы Soucy могут выдержать взрыв в соответствии с STANAG 4569 Уровень 3. Взрыв четвертого уровня, а это 10 кг тротила, может разрушить ее. «При Уровне 4 STANAG 4 у вас не останется никакой подвески, то есть, так или иначе, необходима эвакуация машины, - сказал Слоан. – Противопехотная мина Уровня 1 STANAG разорвет стальную гусеницу, но при взрыве Уровня 3 резиновая гусеница поглотит взрывную волну, она не пройдет через всю машину, то есть мы видим здесь еще один элемент безопасности».

Слоан признал, что первоначальные инвестиции, необходимые при покупке резиновых гусеничных лент, выше, чем при покупке стальных и при их замене (маловероятный случай разрыва) требуется поднять машину на домкратах, но это всего лишь плата за полученные очевидные преимущества. Действительно, после того как норвежская армия испытала резиновые гусеницы на машинах CV90 в начале этого десятилетия в Афганистане, там решили перевести весь свой парк на гусеницы. Голландская армия также следует моде и, по словам Слоана, переведет все машины CV90 на гусеницы в ближайшее время.

Глядя на перспективу, компания Soucy купила один танк Leopard 1 из наличия канадской армии с целью испытаний резиновых гусениц на платформах массой 42-45 тонн. «Они спроектированы специально для новой машины Ajax британской армии с тем, чтобы попробовать войти на этот рынок. Эта категория по массе точно совпадает с нашими планами. Мы также нацелены на австралийскую программу Land 400 Phase 3, которая вот-вот начнется, и на американскую программу по машине Mobile Protected Firepower».

Компания также испытывает резиновые гусеницы на БМП Warrior IFV (510) британской армии с целью демонстрации своего решения на платформе массой 35-38 тонн. В перспективе это позволит проложить путь для резиновых гусениц и их интеграции с другими платформами, включая M2 Bradley, особенно в тот момент, когда армии начинают видеть преимущества резиновых композиционных материалов и начинают менять свою традиционную установку на то, что гусеницы должны быть только стальными.

«Я считаю, что армейские командиры уже поняли, что резиновые гусеницы надежны и достаточно долговечны для этих масс, и можно начинать рассматривать преимущества этих машин, - пояснил Синьорелли. – Когда вы совмещаете подобные технологические преимущества с электрическими приводами, вы начинает сокращать некий разрыв с колесными машинами касательно потребления топлива, проходимости по дорогам и даже некоторых логистических проблем, поскольку электроприводам изначально присуща большая надежность, чем механическим приводам, которыми мы располагали с момента появления гусеничных машин».

Британская сталь

Сохраняется потребность в стальных гусеницах от таких компаний, как например, Cook Defence Systems – «стратегически важного» поставщика британского министерства обороны. Она поставляет гусеницы для всех ББМ британской армии, кроме того, она получила многомиллионный контракт на поставку гусениц для программы Ajax. Кроме того, в 2015 году компания получила четырехлетний контракт стоимостью 93 миллиона долларов на обеспечение всех машин британской армии гусеницами.

«С 1996 года гусеницы для всех британских ББМ изготавливает завод Cook Defence Systems в графстве Дурхэм, - сообщил заместитель директора компании Уильям Кук. – Завод специально построен для производства гусениц для ББМ, а постоянные инвестиции позволяют поддерживать его на современном уровне».

Компания также поставляет запасные гусеницы другим армиям мира, в частности на Ближний Восток, тогда как другое ее подразделение проектирует и производит гусеницы для новых ББМ мировых грандов, например, General Dynamics, BAE Systems и ST Kinetics. Гусеница от Cook Defence TR30 была установлена на опытный образец БМП Tulpar турецкой компании Otokar, а также на инженерную машину Terrier от BAE Systems.

«Бронированные машины становятся всё тяжелее и тяжелее, поскольку добавляется всё больше систем защиты, - заметил Кук. – Непростая задача в проектировании и производстве гусениц для ББМ заключается в обеспечении их прочности с тем, чтобы они могли выдержать дополнительную массу, при максимально возможном снижении массы. Споры «гусеница против колеса» никогда не затихнут, но меньшее давление на грунт гусеничной машины означает, что она может маневрировать более свободно и может принять на себя больше защиты, чем колесная машина. Стальные гусеницы также обеспечивают гораздо большее сцепление, чем колеса или резиновые гусеницы».

Многие отраслевые эксперты говорят, что эти споры, по сути, излишни, так как они сводятся к двум разным технологиям, которые подходят для разных требований и разных боевых задач. Почти невозможно определить какая технология лучше, поскольку обе они имеют положительные и отрицательные качества в зависимости от сценария, в который они помещены. Более оживленные споры в настоящее время ведутся касательно структуры будущих сил и того, как эти две технологии могут быть скомбинированы с целью создания средних подразделений, которые смогут спроецировать силу на большие расстояния.