Оружейная коллекция
Популярное
Пантган. Просто это очень большое ружьёМы все так или иначе любим смотреть кинофильмы. Кто-то «военное кино», кто-то фантастику или фэнтази, кто-то смотрит все подряд, для кого-то милее всего сериалы. И опять же каждый находит в них свое. Кто-то страдает, глядя на терзания рабыни Изауры, кто-то переживает за «радистку Кэт», кому-то милее американские «Маленькие женщины».
Единые пулемёты на вооружении ШвейцарииШвейцария всегда была и остается страной, которая ассоциируется с высоким качеством выпускаемых механизмов на своей территории. Независимо от того, что именно проектируют швейцарские конструкторы, часы или оружие, можно быть уверенным в том, что к разработке каждого узла подошли с особенной тщательностью, а жесткий контроль качества на производстве обеспечивает продукцию очень высокой конкурентоспособностью на рынке, даже несмотря на цену.
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 2. ОСВ-96Российская крупнокалиберная снайперская винтовка ОСВ-96 «Взломщик» является достаточно известным образцом стрелкового оружия. ОСВ-96 стала первым российским образцом оружия данного класса и является своеобразным ответом на американскую винтовку Barret M82.
Дальние и близкие родственники легендарного «Пустынного орла»Благодаря кинематографу и компьютерным играм на вопрос о самом «мощном» пистолете большинство людей ответит: конечно, «Desert Eagle». Этот ответ неправильный. Но сложно отрицать, что данный пистолет достаточно интересный и по конструкции, и по спектру используемых боеприпасов. Но «интересный» не значит «уникальный». Существует масса аналогов данного оружия, и некоторые выпущены задолго до знаменитого «Пустынного орла».
Винтовки по всем странам и континентам. Часть 19. Маузеры Сербии и ЮгославииМодель «маузер» M1871/78 обратила на себя внимание Коки Миловановича, который решил улучшить ее баллистические качества, применив к ней патрон с дымным порохом уменьшенного калибра 10.15x63R и изменив нарезку ствола – т.е. уменьшить ширину нарезов в направлении от казенной части к дульному срезу.
Оружие
Немного о гранатометах Ручные гранатометы револьверного типа уже давно зарекомендовали себя как оружие эффективное и относительно компактное. Разумеется, такой аппарат в карман не спрячешь, и с боекомплектом весит он совсем не как пушинка. Но все познается в сравнении, а возможность на достаточно большой дистанции с относительно высокой скорострельностью забросать позицию противника гранатометными выстрелами сводит на нет все надуманные недостатки в виде дискомфорта при транспортировке.
Танки-цистерны на базе танка Т-26Войскам, действующим на передовой, необходим постоянный подвоз различных припасов, в том числе горючего. Использование для таких целей грузовых автомобилей с цистернами может быть связано с известными рисками, от которых можно избавиться при помощи специальных защищенных транспортных машин. В середине тридцатых годов прошлого века в нашей стране эту проблему предлагалось решать при помощи т.н. танков-цистерн. Было разработано и испытано две машины такого класса – Т-26-Ц и ТЦ-26.
Артиллерия. Крупный калибр. Удачная 152-мм гаубица Д-1 образца 1943 годаВ нескольких предыдущих статьях мы рассказывали о 152-мм гаубицах РККА, которые в той или иной степени были достаточно удачными для своего времени. По каким-то характеристикам даже превосходили зарубежные аналоги. По каким-то уступали. Но в целом соответствовали требованиям времени создания. Назвать их прорывными, шедевральными, лучшими все-таки было нельзя.
Артиллерия. Крупный калибр. Противоречивая 152-мм гаубица М-10 образца 1938 годаРассказ о 152-мм гаубице М-10 обр. 1938 г. интересен уже тем, что оценки этой системы настолько противоречивы, что вызывают недоумение авторов даже после написания статьи.
Разработка барражирующего боеприпаса Него-400ЕС должно завершится уже в 2018 годуКомпания UVision Air доработала барражирующий боеприпас Него-400ЕС (Electric, Cruciform - электрический крестообразный) до технологического уровня 8, таким образом, финальный этап разработки и начальное развертывание серийной модели намечено завершить до конца 2018 года.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Какое оно самое неэффективное вооружение

Какое оно самое неэффективное вооружение

Увеличение дальности применения авиационных боеприпасов в совокупности с развитием крылатых ракет и приемов повышения выживаемости для боевых самолетов привело к резкому ослаблению средств ПВО.

За последние 35 лет все результаты боевого применения зенитно-ракетных комплексов продемонстрировали исключительно низкую эффективность данного вида вооружений (на грани бесполезности). В 100% случаев зенитчики не только не защитили воздушное пространство, но даже не смогли оказать заметного сопротивления авиации. Несмотря на то, что речь идет о весьма сложных и дорогостоящих системах с обещанными высокими возможностями, где стоимость одного антенного поста сопоставима со стоимостью звена истребителей.

И каков результат?

Бомбардировщики и средства воздушного нападения (СНВ) “прокатывались” по позициям ЗРК раскаленным катком, безнаказанно уничтожая объекты, защищенные, как казалось, самой мощной и современной системой ПВО.

В ответ представители наземной группировки и командование ПВО привычно пожимали плечами, ссылаясь на помехи, холмистый рельеф и кривизну земли. Радары не видят цели за горизонтом — это нерасчетный режим. Однако проблема в том, что данный “режим” является расчетным при планировании ударов с применением крылатых ракет и многоцелевых истребителей четвертого поколения, которые способны летать на сверхмалых высотах, атакуя высокоточным оружием, для применения которого им даже не требуется пролетать непосредственно над целью. В таких условиях победные реляции об “уникальных свойствах” зенитных систем, которые одним своим присутствием “наводят страх” и “заставят агрессоров отказаться от нападения”, являются ничем не подтвержденной болтовней.

Вопрос состоит даже не в “уникальных возможностях”, а в оправданности вложения средств в разработку столь дорогостоящих вооружений, которые будут гарантированно уничтожены в первые минуты войны.

Примеры долго искать не придется

Операция “Медведка-19”, 1982 год

Число 19 — по числу дивизионов ЗРК в Восточном Ливане.

15 дивизионов мобильных ЗРК “Квадрат”, по два дивизиона стационарных ЗРК С-75 и С-125, дополненные полусотней “Шилок”, 17 батареями зенитной артиллерии и 47 отделениями ПЗРК “Стрела-2”. Наибольшая плотность зенитных средств, из когда-либо встречавшихся в военных конфликтах.

Несмотря на троекратное взаимное прикрытие, “непобедимая” группировка ПВО прекратила свое существование в первый же день войны, без заметных потерь для авиации противника.

Операция “Каньон Эльдорадо”, 1986 год

Воздушное пространство над Триполи прикрывали 60 установок ЗРК “Кроталь” французского производства, семь дивизионов С-75 (42 пусковые установки), двенадцать комплексов С-125, предназначенных для борьбы с низколетящими целями (48 ПУ), три дивизиона мобильных ЗРК “Квадрат” (это еще 48 ПУ), 16 мобильных ЗРК “Оса”, не считая развернутых на территории страны зенитных комплексов большой дальности С-200 “Вега” (24 пусковые установки).

Ударная группа из 40 самолетов прорвалась ко всем назначенным целям, потеряв от огня зенитчиков всего один бомбардировщик (по крайней мере, никаких других обломков и свидетельств больших потерь за прошедшие 30 лет найдено не было).

Точность ночных ударов оказалась невелика. Но удивительно другое. Армада из 40 самолетов всю ночь носилась в небе над столицей, перебудив жителей взрывами и ревом авиационных турбин. Нагло и безнаказанно, словно у ливийцев вообще отсутствовала ПВО.

Операция “Буря в пустыне”, 1991 год

Коротко о главном — авиация многонациональных сил бомбила кого хотела, когда хотела и сколько хотела, несмотря на наличие у Ирака полного спектра средств ПВО советского производства, дополненного французскими радарами и ЗРК “Роланд”. В количествах, которым могло позавидовать большинство самых развитых государств мира. По мнению американского командования, иракская система ПВО отличалась высокой организацией и сложной системой радарного обнаружения, прикрывающей важнейшие города и объекты на территории страны.

Естественно, первой же ночью все это было перебито под ноль.

Какое оно самое неэффективное вооружение

В последующие дни авиация союзников творила в небе, что хотела. Остатки иракской ПВО — только то, что могли. Смогли они немного. Всего за шесть недель “сверхзвуковой войны” в ходе эпизодических инцидентов было сбито 46 боевых самолетов, большинство из которых стали жертвами не грозных “Квадратов”, а крупнокалиберных пулеметов и ПЗРК.

Минобороны СССР приводило другие цифры — 68 потерь (включая сбитые в воздушных боях).

В любом случае это даёт меньше одной тысячной процента от 144 000 боевых вылетов авиации МНС. Подозрительно слабый результат для ПВО целой страны, которая в военном отношении входила в пятерку сильнейших государств мира.

Операция Allied Force, бомбардировки Сербии, 1999 год

На вооружении СРЮ находилось 32 дивизиона ЗРК (20 устаревших С-125 и 12 вполне современных “Куб-М”), а также около 100 мобильных комплексов “Стрела-1” и “Стрела-10”, ПЗРК и системы ствольной зенитной артиллерии.
Разумеется, все это сербам не пригодилось.

Единственный громкий инцидент случился на третьи сутки войны: под Белградом рухнул “невидимка” F-117. Событие изрядно приободрило служащих войск ПВО по всему миру. Однако никак не сказалось на ходе операции и результатах конфликта. Янки и их приспешники разбомбили все, что хотели.

По данным командования НАТО, их самолеты нанесли 10 484 бомбовых ударов.

Почему сербам удалось сбить “стелс”, но не удалось сбить остальные “более простые” и многочисленные цели типа “Ф-15&Ф-16”? Ответ про “стелс” так же прост, как и вопрос: случайный успех.

Вторым и последним подтвержденным трофеем сербской ПВО стал F-16 «Блок 40», вылетевший с авиабазы Авиано. Хвосты обеих машин выставлены на всеобщее обозрении в Музее авиации Белграда.

Какое оно самое неэффективное вооружение

Более никаких заметных обломков найдено не было. Искореженная ракета “Томагавк” и пара-тройка легких БПЛА. Вот и весь результат для тридцати двух дивизионов ЗРК.

Комплексы были не самыми новыми? Ну так что ж! Авиация НАТО тоже не состояла из одних новейших “стелсов”. Среди противников была масса “стариков”, ровесников ЗРК “Куб”.

К примеру, голландцы летали на F-16A (1 воздушная победа), самой ранней модификации “Сокола” с массой недостатков. Сбитый Ф-16 «Блок 40» тоже считался к тому времени устаревшей машиной. А итальянские ВВС привлекли к участию в операции даже таких “динозавров”, как F-104 “Старфайтер”.
* * *

С окончанием бомбардировок Сербии в истории ПВО наступил долгий 15-летний перерыв. Все наступательные кампании начала “нулевых” велись при отсутствии противодействия с земли. За это время было сочинено немало легенд, как доблестные зенитчики “валили” десятками самолеты на Ираком и Югославией, главной из которых была история про сбитый “стелс”.

И вот — добро пожаловать в новую эпоху. Эпоху фантастических авиационных комплексов, поумневших ракет “Tactical Томагавк”, планирующих на десятки километров управляемых бомб и новых приемов ведения воздушной войны.

В ответ — с поверхности угрожающе нацелились ЗРК нового поколения. С высокой автоматизацией и новыми, расширенными возможностями. Непробиваемые “Панцири” и не имеющие аналогов С-400, способные сбивать всех и сразу на расстояниях в сотни километров.

Первый раунд неожиданно закончился победой средств ПВО. Поставленный в Сирию отечественный зенитный комплекс “Панцирь С-1” сбил турецкий разведывательный “Фантом”. Отправили старика в утиль.

Дальнейшее противостояние средств ПВО и авиации оптимизма уже не вызывало. Не проходит и месяца без новости об очередном ударе ВВС западной коалиции и Израиля по сирийской территории. Летают и бомбят, что хотят. Несмотря на присутствие “непробиваемых Панцирей” и С-400, чьей индекс намекает на возможность контроля пространства над половиной Ближнего Востока.

Какое оно самое неэффективное вооружение

Безнаказанные авиаудары вызывают насмешки среди стран, у которых собственные успехи равны нулю; остается лишь зубоскалить над другими. Но отечественный подход также хорош: добрые десять лет СМИ ежедневно расписывали выдающиеся свойства “Панцирей” и “Триумфов”. Военные демонстрировали их на парадах, обещая сбивать все, что приблизится на 400 (сейчас уже 500) километров к позициям ЗРК.

С таким же успехом можно уверять сослуживцев, что владеете телепатией, зная, что при первой возможности факты покажут обратное и вас поднимут на смех.

“Часом Икс” стал ракетный удар по авиабазе Шайрат. Стремясь защитить погоны и репутацию, оправдывались по-разному. Кто-то ссылался на отсутствие приказа. Другие честно писали об отсутствии технической возможности для перехвата. В той ситуации наличие или отсутствие приказа уже не имело значение.

Наша система ПВО С-400, которая развернута в Сирии, на авиабазе Хмеймим, чисто технически не смогла бы сбить американские «Томагавки». До сирийской авиабазы Шайрат, по которой нанесли удар американцы, от Хмеймима порядка 100 км. Однако для систем ПВО есть ограничительное понятие радиогоризонта.

Да, максимальная дальность поражения С-400 составляет 400 км. Но надо понимать: это досягаемость по воздушным целям, которые действуют на средних и больших высотах. Крылатые ракеты, которые действуют на высотах 30−50 метров, не видны с такого расстояния просто потому, что Земля «кривая» — шарообразная. Словом, американские «Томагавки» находились за пределами радиогоризонта С-400. (Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский.)

Если подвергнуть заявление логическому анализу, то получится, что любой, самый совершенный комплекс ПВО бессилен против низколетящих самолетов и ракет.

Современным самолетам для нанесения удара даже не требуется пролетать вблизи цели. Это делает отражение атаки средствами наземной ПВО практически невозможным.

На стороне авиации — физика и законы природы.

40 лет назад

Последним бесспорным триумфом ПВО стала арабо-израильская война 1973 года. Ну, как бы триумфом, все равно продули. Но тем не менее. Суть в другом.

Самые современные зенитные комплексы с расчетами, укомплектованными советскими “советниками и военными специалистами”, нанесли просто оскорбительные потери “непобедимым” Хэль Хаавир (ВВС Израиля).

100-150 уничтоженных самолетов и вертолетов (по данным сирийской стороны — более 200), в т.ч. сбитые в воздушных боях и потерянные по неизбежным техническим причинам. Четверть военного авиапарка Израиля — в расход.

Причина — низкий процент высокоточных вооружений. Вооруженные “чугунием” израильские “Миражи” и “Фантомы” были вынуждены “переть в лоб” на зенитные ракеты, за что и поплатились.

Какое отношение имеет этот пример к нашему времени? Да никакого. С таким же успехом можно ссылаться на действия ПВО во Вьетнаме.

О различиях между войнами середины и конца XX века было рассказано в самом начале:

Увеличение дальности применения авиационных боеприпасов в совокупности с развитием крылатых ракет и приемов повышения выживаемости для боевых самолетов привело к резкому ослаблению средств ПВО.

Почему авиация побеждает?

Самая высокая мобильность среди всех существующих систем вооружений. Инициатива. Способность быстро группировать силы и выбирать время, место и неожиданное направление для атаки. Сверхзвуковые прорывы на малых высотах.

Широкий ассортимент “ловушек”, “сюрпризов” и спецсредств, позволяющих “водить за нос” самые лучшие зенитные комплексы.

Например, MALD, имитаторы воздушных целей, массово запускаемые в зону действия ПВО. Для наземных радаров они практически неотличимы от истребителей и тем более крылатых ракет, имитируют простые маневры и радиопереговоры экипажей. Летят на сотни километров.

Какое оно самое неэффективное вооружение

Задача этих “пустышек” — рассеять и отвлечь внимание зенитных расчетов от настоящих целей. Заставить активировать радары, по которым “долбанут” ПРР.

Что такое ПРР? Это противорадарные ракеты, наводящиеся на излучение РЛС.

В настоящий момент сильно эволюционировали, превратившись в “небесные мины”. Самолетам даже не требуется постоянно находиться в опасной близости от ЗРК противника — достаточно “развесить” в небе с десяток таких сюрпризов.

Какое оно самое неэффективное вооружение

ALARM (Air Launched Anti-Radiation Missile). Это не примитивный “Шрайк” времен арабо-израильской войны с единственной рабочей частотой и полем зрения, как у крота.


Ракеты взмывают ввысь и медленно опускаются из стратосферы на парашютах (десятки минут). Как только головка наведения фиксирует включение радара, парашют отстреливается, ALARM вновь превращается в сверхзвуковую ракету, падающую метеоритом на позиции ЗРК.

Точность не идеальна, но пара-тройка залпов такими “игрушками” — гарантированный конец любой ПВО.

Какое оно самое неэффективное вооружение

Не считая менее сложных и вычурных ПРР AGM-88 ХАРМ, выпускаемых в направление работающих радаров. Заподозрив неладное и экстренно отключив РЛС, расчет все равно обречен — ХАРМу достаточно один раз увидеть цель. Лишившись путеводного сигнала, современная ПРР летит в направлении, откуда последний раз регистрировался сигнал.

Это не отменяет вероятности, что туповатая ПРР вместо радара атакует микроволновку. Всего лишь расходный боеприпас. Не попал один, попадет второй. Летчики ничем не рискуют — они в сотне километров, ниже радиогоризонта наземных радаров.

Буксируемые ловушки, воздушные противорадарные мины и обычные ПРР, средства РЭБ, крылатые ракеты, беспилотники-камикадзе, самолеты радиотехнической разведки, способные запеленговать работу РЛС с расстояний в сотни километров (из воздушного пространства соседней страны).

В таких условиях ситуация с ПВО напоминает историю с непроходимой линией Мажино, не выдержавшей столкновение с реалиями новой войны.

В армиях западного образца системам ПВО уделяется на порядок меньше внимания, те же “Пэтриоты” никогда не рассматриваются в качестве основного средства защиты воздушного пространства. Они — на вторых (если не на третьих) ролях, после истребителей. С авиацией может сражаться только авиация (разумеется, сопоставимая по количеству и качеству техники и л/с).

Западные системы ПВО, “Иджис”, THAAD и “Железный купол”, все более превращаются в средства ПРО. Для стрельбы по радиоконтрастным целям на больших высотах, когда у расчетов еще остается время на обнаружение и перехват цели.