Оружейная коллекция
Популярное
Магия MAG-7. Оригинальная стреляющая африканская экзотикаБоевое гладкоствольное ружье MAG-7, детище южноафриканской фирмы Teсhnoarms, без сомнения, можно отнести к разряду оружейной экзотики. Причем не только из-за страны происхождения, но и из-за его конструкции, и внешнего вида. Этот полицейский помповый дробовик 12 калибра «копирует» известный израильский пистолет-пулемет Mini-UZI.
Пистолет-пулемёт HAFDASA C-2 родом из АргентиныВ самом начале тридцатых годов аргентинский оружейник Хуан Ленар разработал первый проект пистолета-пулемета. Это оружие, несмотря на все свои преимущества, не заинтересовало армию. Тем не менее, отказ военных не заставил инженеров прекратить работы в многообещающем направлении. Через несколько лет результаты своей деятельности в области пистолетов-пулеметов представила компания HAFDASA. Первой ее собственной разработкой такого рода стало изделие под названием C-2.
Поэма о железном Максиме (часть 1)Про пулемет Максима не писал разве что ленивый. Но… всегда так бывает, когда собираешь материал несколько лет, его находится, во-первых, много, а во-вторых, в нем много такого, что ранее ускользнуло от внимания авторов. Поэтому иногда стоит возвращаться к любой теме, в том числе и к «теме пулемета «максим», которая вполне претендует на то, чтобы стать самой настоящей «поэмой». Странно, конечно, испытывать пиетет к человеку, который больше всего прославился тем, что созданное им изобретение убило больше всего людей на планете Земля.
Первый собственный аргентинский. Пистолет-пулемёт Хуана ЛенараВ первых десятилетиях прошлого века Аргентина начала строительство собственных оружейных предприятий. Новые фабрики начали деятельность с производства копий зарубежного вооружения, а затем приступили к созданию первых самостоятельных проектов. В тридцатых годах этот процесс дошел до области пистолетов-пулеметов. Первым аргентинским пистолетом-пулеметом стал экспериментальный образец под названием Lehnar. Мало того, это был первый пистолет-пулемет, созданный в Южной Америке.
Единые пулемёты на вооружении в ГерманииКонцепция единого пулемета зародилась еще в конце Первой мировой войны. Ход боевых действий показал, что вполне оправдано использовать одну и ту же конструкцию, с минимальными изменениями...
Оружие
Дыру в русском оборонном бюджете заметили и в АмерикеВ течение нескольких последних лет Россия увеличивала свой оборонный бюджет, и за счет этого осуществляла требуемую модернизацию вооруженных сил. Теперь же расходы на оборону планируется сокращать в соответствии с новыми нуждами и требованиями. Все эти процессы закономерно привлекают внимание зарубежных специалистов.
САУ «Конденсатор» и «Трансформатор». О почти миномётахМногие помнят старый бородатый анекдот о горе-артиллеристах, которые очень хотели выстрелить по Москве из дедовской пушки? Только вот калибр снаряда был чуть больше калибра ствола. Вот и решили кумовья забить снаряд кувалдой. Результат предсказуем.
Противотанковые средства используемые в американской пехоте (часть 1)Незадолго до начала Второй мировой войны в американской армии вообще не было специализированного противотанкового оружия. Борьба с танками противника возлагалась на полевую артиллерию, которая в основной своей части сильно устарела...
ЗРК С-300 и С-400: реальные убийцы F-35 или переоцененные пустышки?По результатам недавних событий в Сирии возобновились обсуждения современных средств противовоздушной обороны. Зарубежные военачальники сделали ряд заявлений о российских ЗРК, а кроме того, темой заинтересовалась иностранная пресса. Так, свою оценку имеющейся ситуации вокруг систем ПВО российского производства попытался дать американский сайт The National Interest.
Перспективный проект боевой машины пехоты «Объект 1020»В начале шестидесятых годов советская оборонная промышленность работала над новыми проектами боевых машин пехоты того или иного рода.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Беззащитность «Торов» и «Панцирей» перед «ударом в макушку» пока еще сохраняется! Важные «сигналы» учений ВВС Южной Кореи

Беззащитность «Торов» и «Панцирей» перед «ударом в макушку» пока еще сохраняется! Важные «сигналы» учений ВВС Южной Кореи

За последние годы в средствах массовой информации было размещено невероятно большое количество видеорепортажей с учений войсковой ПВО Сухопутных войск России, на которых можно детально ознакомиться с высочайшими боевыми качествами зенитно-ракетных самоходных комплексов «Тунгуска-М», «Тор-М1» и «Панцирь-С1», предназначенных для прикрытия мотострелковых бригад и танковых подразделений от тактической авиации противника на марше и непосредственно во время столкновения с вражескими подразделениями СВ, а также закрытия 3—5-километровой «мёртвой зоны» зенитно-ракетных комплексов большой и сверхбольшой дальности С-300ПС/ПМ1, С-300В4 и С-400 «Триумф» от прорвавшихся высокоточных средств воздушно-космического нападения. Между тем, на практике всё гораздо сложнее, нежели на экранах телевизоров.

Первые модификации самоходных ЗРК «Тор» и «Тунгуска-М», на момент их активного принятия на вооружение СВ СССР/России в 80-х — 90-х гг., уже были способны работать по достаточно сложным воздушным объектам, включая малозаметные крылатые ракеты, а также баллистические цели и ПРЛР со скоростями от 500 до 700 м/с. В ту же очередь целевая канальность их радиолокационных средств наведения (1 и 2 одновременно обстреливаемых цели соответственно) вскоре перестала соответствовать новым оперативно-тактическим реалиям ТВД XXI века. В частности, к окончанию 90-х гг. в номенклатуре ракетного вооружения ударного вертолёта AH-64D «Apache Longbow» уже числилась перспективная противотанковая управляемая ракета AGM-114L «Hellfire-Longbow», предназначенная для работы в системной увязке c надвтулочной бортовой РЛС AN/APG-78.

Данная ракета открыла новую веху в истории всепогодного высокоточного оружия класса «воздух-земля» для вертолётной ударной авиации. Во-первых, оснащённая миллиметровой АРГСН, AGM-114L позволила атаковать наземные цели в сложнейших метеорологических условиях плохой видимости, где версии «Хеллфайров» с полуактивными лазерными ГСН имели крайне низкие боевые качества. Во-вторых, был реализован режим «пустил-забыл», который больше не требовал подсветки цели лучом лазерного целеуказателя. Благодаря этому время пребывания «Апача» на линии визирования оптико-электронными и РЛ-средствами ЗРСК противника сокращалось до нескольких секунд, необходимых для того, чтобы оператор вооружения обнаружил и захватил цель радаром AN/APG-78, а затем произвёл одиночный или залповый пуск ракет AGM-114L, которых на 4-х узлах подвески может разместиться до 16 ед. Даже несмотря на то, что семейство ПТУР «Хеллфайр» является относительно медленным (около 1500 км/ч), для одноканального варианта «Тор» или даже двухканального «Тор-М1» залп из 8 — 10 ПТУРСов может быть смертельным, поскольку ракеты имеют малую ЭПР в пределах 0,05 м2. Рубежи перехвата подобных объектов для «Тора» начинаются с 3 — 5 км. У «Тунгуски-М» с перехватом подобных ракет всё складывалось ещё сложнее. Сложившиеся обстоятельства указывали на необходимость скорейшего старта программы модернизации семейства «Тор-М1», с которой специалисты АО «Концерн ВКО «Алмаз-Антей» справились на отлично.

Её результатом стало появление целой серии зенитно-ракетных самоходных комплексов «Тор-М2», унифицированных по усовершенствованному автономному боевому модулю (АБМ) 9А331МК/-1, но кардинально отличающихся типом шасси. Данное решение было вызвано необходимостью к адаптации уникального комплекса к различным условным театрам военных действий, которые «нарисовались» у границ Российской Федерации за последнее десятилетие, на фоне ужесточающейся геостратегической «игры». В частности, были разработы такие модификации, как «Тор-М2К» и «Тор-М2ДТ». Первый ЗРСК представляет собой АБМ 9А331МК, размещённый на колёсном трёхосном шасси МЗКТ-6922. Данное шасси является уникальным в своём роде. Основным его достоинством можно считать 8-цилиндровый 420-сильный дизельный двигатель с турбонаддувом ЯМЗ-7513.10, обладающий крутящим моментом 1765 Н*м. Он позволяет реализовать весь свой потенциал 2-хскоростной раздаточной коробке и гидромеханической трансмиссии ГМП-400. В итоге имеем максимальную скорость хода по шоссе порядка 85 км/ч, что позволяет «Тор-М2К» выдвигаться в район боевого дежурства в 1,3 раза быстрее, нежели это делают «Торы» на гусеничном шасси («Тор-М1», «Тор-М2У»); в ходе высокоинтенсивных боевых действий данный показатель можно отнести к так называемому «критическому списку» параметров. МЗКТ-6922 обладает достаточно хорошей проходимостью благодаря гидропневматической независимой подвеске, собираемой в стенах «Минского завода колёсных тягачей». Благодаря достаточно экономичному двигателю с минимальным удельным расходом топлива порядка 195 г/кВт*ч, дальность хода с общим запасом топлива в 730 литров может достигать 1 тыс. км, что почти в 2 раза больше, нежели у большинства гусеничных машин.

Что касается модификации «Тор-М2ДТ», то она предназначена исключительно для арктического театра военных действий в рамках разгорающейся «арктической гонки» между Россией, США, Канадой, Великобританией, Норвегией и Данией за контроль над крупнейшими месторождениями углеводородов в Арктическом шельфе, доля которых составляет около 25% от общемировых (ровно как и у Саудовской Аравии). Этот ЗРК также представлен автономным боевым модулем 9А331МК-1, установленным на ведомое звено двухзвенного вездехода ДТ-30 «Витязь», серийно производимого «Ишимбайским заводом транспортного машиностроения». Как вы уже поняли, упор в данной модификации комплекса сделан не на скоростные показатели, а на проходимость. Удельное давление на грунт при минимальной нагрузке составляет около 0,29 — 0,32 кг/см2, что позволяет достаточно быстро и успешно преодолевать снежные насыпи и в разы безопасней проходить участки с тонким габаритом льда. Более того, транспортно-заряжающая машина для арктической версии сможет преодолевать полыньи и разводья благодаря использованию плавающих модификаций «Витязя» (4-5 км/ч за счёт перемотки гусениц и 15 км/ч — благодаря использованию гребного винта).

Несмотря на средний запас хода по топливу в 500 км и скорость движения по ровной поверхности в 37 км/ч, 780-сильный 12-цилиндровый танковый дизель В-46-5, вместе с гидромеханической полуавтоматической коробкой передач и торсионной подвеской, позволяет «Витязю» штурмовать самые сложные заснеженные препятствия в арктической зоне. При этом, делать он это может с многотонным автономным боевым модулем на ведомом звене. Дивизионы ЗРСК «Тор-М2ДТ», интегрированные в общую «арктическую систему ПВО» посредством УКБП 9С737М «Ранжир-М» или автоматизированной системы управления зенитно-ракетной бригадой «Поляна-Д4М1», смогут отлично прикрывать стратегические объекты ВС России, а также перспективные объекты топливно-энергетического комплекса от возможных ударов ОВВС НАТО.

Информация о тактической воздушной обстановке (с данными целеуказания) изначально будет приходить на АСУ «Поляна» от таких продвинутых источников радиолокационной информации, как межвидовые РЛК 55Ж6М «Небо-М», загоризонтные РЛС, РЛС пассивной радиоэлектронной разведки, многоцелевые сантиметровые РЛС «Гамма-С1», распределяться, а затем передаваться на каждую боевую машину дивизиона в соответствии с её местоположением и нахождением объекта. Также источниками информации будут самолёты ДРЛОиУ А-50У и А-100 «Премьер» радиолокационные обнаружители 91Н6Е комплексов С-400. В Арктическом регионе, ровно как и на юге, «Торы» будут агрегированы в продвинутую эшелонированную сетецентрическую ПРО с С-300В4 и С-400, ведь никто не отменяет ударов десятками-сотнями стратегических КР UGM-109E «Tomahawk Block IV», размещённых на многоцелевых подлодках «Virginia», «Los-Angeles» или ударных вариантах «Ohio». Данные субмарины могут внезапно появиться на любом арктическом разводье и выполнить смертоносный залп «Томагавками».

Следующей, наиболее гибкой в применении, версией ЗРК «Тор-М2» считается «Тор-М2КМ». Комплекс 9М331МКМ имеет полностью модульную конструкцию и предназначен для размещения на абсолютно разных платформах, от стационарных наземных сооружений до боевых и грузовых надводных кораблей. Данное изделие также окажет существенное влияние на формирование перспективной ПВО/ПРО в Арктической зоне, поскольку автономный боевой модуль9А331МК-1 может размещаться и на кораблях ледового класса. «Тор-М2КМ» был разработан в 2013 году на базе комплекса «Тор-М2Э» и серийно производится мощностями АО «Ижевский электромеханический завод «Купол». Начиная с октября 2016 года проводятся испытания боевого модуля 9А331МК-1 с палубы головного сторожевого корабля (фрегата) пр. 11356 «Адмирал Григорович», состоящего на вооружении Черноморского флота ВМФ России.

«Тор-М2КМ», закреплённый на вертолётной площадке фрегата, продемонстрировал новые возможности, ранее недоступные для линейки «Тор-М1». В частности, речь идёт о ведении огня по малоразмерным воздушным объектам в движении на скорости в 8 узлов. Одним из них стала учебная ракета-мишень 9Ф841 «Саман», разработанная на базе зенитной управляемой ракеты 9ФМ33М2 зенитно-ракетного самоходного комплекса 9К33М2 «Оса-АК». Она была успешно перехвачена не только при движении «Адмирала Григоровича» со скоростью 15 км/ч, но и в условиях 2-бального волнения моря.Успешно пройденные натурные испытания открыли «Тору-М2КМ» путь в Военно-морской флот России, где такие модульные модификации, как «Тор-М» в последствии заменят корабельные ЗРК самообороны «Кинжал». Посредством 3 быстросъёмных кронштейнов новый комплекс может устанавливаться не только на палубу корабля, но и на железнодорожные и автомобильные платформы.

Беззащитность «Торов» и «Панцирей» перед «ударом в макушку» пока еще сохраняется! Важные «сигналы» учений ВВС Южной Кореи

Заряжание ЗРМ 9М334 транспортно-пусковым контейнером 9Я281


Стоит отметить, что различные концепции базирования были предусмотрены и для ЗРК «Тор-М1». Так, «Тор-М1ТА» мог устанавливаться на колёсную базу полуприцепа ЧМЗАП-8335 (боевой модуль) и грузовой автомобиль «Урал-5323» (аппаратная кабина); «Тор-М1ТС» предназначался для стационарного размещения. Но суть от этого не менялась: антенный пост с ПФАР, размещённый на боевом модуле 9А331, мог одновременно обрабатывать не более двух воздушных целей даже при использовании электронно-оптического визира, работающего в телевизионном канале визирования. Такой недостаток наблюдается ввиду менее производительных вычислительных средств «Тор-М1», отвечающих за точное автосопровождение воздушных объектов, а также за одновременное наведение на них зенитных ракет 9М331.

Теперь же ознакомимся непосредственно с параметрами автономного БМ 9А331МК-1. За его огневую производительность отвечает всё та же когерентно-импульсная РЛС наведения СВР/СПК, представленная малоэлементной пассивной ФАР и работающая в сантиметровом Х-диапазоне волн. За счёт этого ширина сканирующего луча не превышает 1°, что обеспечивает минимальный промах в несколько метров, а значит и высочайшую вероятность успешного перехвата. Несмотря на стандартную для семейства ЗРСК «Тор-М1» пропускную способность РЛС обнаружения в 48 одновременно отслеживаемых трасс целей, число одновременно обстреливаемых посредством РЛС наведения целей расширилось до 4 единиц благодаря новой элементной базы системы управления огнём комплекса.Четырёхканальное огневое воздействие полностью справедливо для вариантов «Тор-М2Э», «Тор-МУ», «Тор-М2КМ» и других версий с усовершенствованной АБМ типа 9А331МК/-1. Также известно, что в режиме обзора СОЦ способна обнаруживать до 144 воздушных объектов на дальности 9 км (цели с ЭПР 0,1 м2) и 27-32 км (объекты с ЭПР в 3 — 5 м2). Такой режим реализуется за 3 оборота СОЦ, учитывая, что последняя представлена уже не старой когерентно-импульсной АР, а более совершенной ЩАР.

Перейдём к ракетной части. Модернизированные комплексы семейства «Тор-М2» используют зенитные управляемые ракеты малой дальности 9М331Д, являющиеся аналогами ранних 9М331 для ЗРСК «Тор-М1». В сравнении с первыми ЗУР 9М330 (комплекса 9К330 «Тор»), новое изделие обладает: на 25% большей дальностью действия (12 против 15 км соответственно), в 2 раза большей располагаемой перегрузкой (16 против 30 — 35 ед. соответственно) и увеличенным с 6000 до 10000 м потолком перехватываемой цели. Максимальная скорость полёта 9М331Д осталась на прежнем уровне в 3060 км/ч, как и скорость поражаемой цели в 700 м/с, но новая вычислительная база позволила добиться минимального времени реакции в 5 с, что почти в 1,5 раза лучше, нежели у «Тор-М1». С такими параметрами даже один автономным боевой модуль 9А331МК-1 вполне способен отразить групповой налёт противорадиолокационных или тяжёлых противотанковых ракет типа AGM-114L, обладающих скоростями до 2600 км/ч (к большим скоростям перехвата СУО «Торов» не адаптирована).

Позднее появилась ещё одна заметная проблема, выраженная в скудности боекомплекта ЗУР 9М331Д. В каждом автономном боевом модуле 9А331МК/-1 находится зенитно-ракетный модуль 9М334 на 8 вышеуказанных ракет-перехватчиков. Модуль представлен 2 счетверёнными транспортно-пусковыми контейнерами 9Я281, в которых все ячейки разделены специальной защитной диафрагмой. В условиях массированного применения противником сверхзвуковых элементов высокоточного оружия, 8 противоракет 9М331Д совершенно не хватит для отражения удара. И эту проблему удалось ликвидировать специалистам «Алмаз-Антея». Ключ к решению — передовая зенитная ракета 9М338. В сравнении с 9М331Д новое изделие является гораздо более компактным, и, в отличие от старой ракеты (с шириной транспортно-пускового стакана квадратного сечения в 540 мм), использует небольшой тубусовидный ТПК диаметром 240 мм. Как следствие, ракетный арсенал «Тора» увеличится в 2 раза и достигнет 16 ракет 9М338, также известных под индексом Р3В-МД.

Лётно-технические и точностные качества у новой зенитной ракеты очень даже внушительные. Максимальная скорость полёта на момент работы твердотопливного ракетного двигателя достигает 3600 км/ч, что позволяет обновлённым «Торам» вести перехват более высокоскоростных целей вдогон; высотность перехвата не изменилась и достигает 10 км. Аэродинамическая схема «утка» была изменена на компоновку «несущий корпус» с хвостовым блоком передних стабилизаторов и задних аэродинамических рулей. Баллистическое торможение ракеты было уменьшено, благодаря чему дальность действия возросла ещё на 1000 м и достигла 16 км. Как видим, по радиусу действия новая ЗУР Р3В-МД ставит «Тор-М2КМ» почти на одну ступеньку с зенитным ракетно-артиллерийским комплексом «Панцирь-С1». Но не всё так замечательно, как хотелось бы...

Беззащитность «Торов» и «Панцирей» перед «ударом в макушку» пока еще сохраняется! Важные «сигналы» учений ВВС Южной Кореи

Установка тактической крылатой ракеты большой дальности KEPD-350K «TAURUS» на подкрыльевом узле подвески F-15K ВВС Республики Корея


В 20-х числах сентября 2017 года, азиатские и западные средства массовой информации распространили крайне интересные фотографии, сделанные в ходе учений Военно-воздушных сил Республики Корея, проведенных с целью демонстрации Пхеньяну силы и возможностей южнокорейской армии по нанесению массированных точечных ударов на расстоянии в нескольких сотен километров. В качестве ударной единицы была использована шведско-германская тактическая КР большой дальности KEPD-350K «Taurus», носителем которой стал «стратегический актив» южнокорейских ВВС — тяжёлый тактический истребитель F-15K «Slam Eagle». Пуск «Тауруса» был осуществлён в воздушном пространстве над Жёлтым морем, в 400 км от береговой цели. Преодолев эту дистанцию, KEPD-350K попала в квадратную ферму с круговым вероятным отклонением в 1 метр. Была продемонстрирована ошеломляющая точность. Вряд ли это навело большой страх на командование Корейской народной армии и лидера КНДР Ким Чен Ына, зато в очередной раз заставило подзадуматься относительно защищённости наших «Тор-М2КМ» от ударов высокоточного оружия. На фотографиях отчётливо видно, как «Таурус» пикирует на мишень-ферму под углом около 85°. Почему это должно насторожить?

Возвращаемся к рассмотрению радиолокационной архитектуры «Тор-М2КМ/У». Повышение канальности комплекса до 4 одновременно перехватываемых целей вызывает уважение, но ведь параметры диаграммы направленности радара наведения (СВР), а также его сектора доворота в угломестной плоскости остались на прежнем уровне, ровно как и пространственные характеристики обзра и целеуказания станции обнаружения целей СОЦ. Угломестный диапазон сканирования в режиме «нижнего луча» составляет 32 градуса, в режиме «верхнего луча» — 64 градуса. Это говорит о том, что во время боевой работы ЗРСК «Тор-М2», над ним (даже в режиме максимального возвышения луча) зияет огромная «воронка мёртвой зоны» с непросматриваемым сектором в 52 градуса.

А теперь давайте на секунду представим, что в ходе боевых действий на том же Европейском ТВД, некое тактическое «звено Х» ВВС Великобритании, состоящее из 4 «Тайфунов» последнего «транша», запускает в сторону дивизиона наших «Торов» рой из 8 ракет KEPD-350. При этом, ракеты подходят на высоте 30 м в режиме огибания рельефа местности со стороны какой-либо возвышенности. Как известно прямоугольный композиционный корпус данных изделий обуславливает эффективную отражающую поверхность (ЭОП) в 0,08 — 0,1 м2. Станция обнаружения СОЦ «первого встречного» «Тора» обнаружит такую цель с расстояния не более 7 км (с учётом особенностей рельефа итого меньше!). Прибавив сюда время реакции СУО «Тор-М2» в 5 секунд, за которое «Таурусы» пролетят ещё 1000 — 1100 м, имеем «весёлый» результат: на перехват остаётся не более 4 — 4,5 км пути ракет противника (16 секунд полёта). Одного «Тора» здесь явно будет мало; а учитывая, что KEPD-350 делает 85-градусный манёвр «горка» с возвышением в 1 — 1,5 км, часть ракет в любом случае может попасть в «мёртвую зону» над комплексом, что приведёт к поражению.

Ещё более неприятная ситуация складывалась с британской «умной» противорадиолокационной ракетой ALARM, которая была принята на вооружение в 1991 году. Данная ПРЛР стала гораздо более коварным средством подавления ПВО, нежели американские AGM-88HARM. Сначала производится загрузка полётного задания на накопитель инерциальной навигационной системы ещё на аэродроме или в воздухе, в соответствии с полученной телекодовой тактической информацией о расположении РЛ-средств противника. Также наведение может осуществляться непосредственно в радиусе действия излучения РЛС противника; в этом случае целеуказание может поступать от антенн системы предупреждения об облучении. Затем производится пуск с дистанции до 95 км (при большой высоте полёта) и 45 км (в низковысотном режиме пуска). Ракета осуществляет набор высоты, поднимается в нижние слои стратосферы (12 — 16) и следует в район расположения вражеского зенитно-ракетного дивизиона или РЛС на скорости от 2600 км/ч с постепенным баллистическим торможением.

Беззащитность «Торов» и «Панцирей» перед «ударом в макушку» пока еще сохраняется! Важные «сигналы» учений ВВС Южной Кореи

Информация британских СМИ со ссылкой на оборонное ведомство страны о выводе из эксплуатации наиболее опасных и совершенных противорадиолокационных ракет ALARM, обладающих уникальной конфигурацией действия, продолжает вызывать ряд серьёзных вопросов


Для всех модификаций зенитно-ракетного самоходного комплекса «Тор-М1/2» такой подлёт может стать смертельным даже в случае одиночного удара одной ракетой ALARM, ведь вхождение последней в «воронку мёртвой зоны» будет осуществляться вне высотных рубежей досягаемости ракет 9М338 (Р3В-МД). Когда ALARM оказывается над «Тором», единственной возможностью избежать поражения является полное отключение всех без исключения радиоизлучающих средств комплекса, в список которых входят СОЦ, СВР и даже радиостанция-терминал телекодовой оперативно-командной связи. В ином случае ПРЛР ALARM, оказавшись над местом дежурства ЗРСК «Тор-М1/2», раскрывает парашют и начинает быстрый 2 — 3 — минутный спуск в ту самую непросматриваемую «воронку». В этот момент пассивная радиолокационная ГСН, направленная вниз, обнаружит излучающие РЛС обнаружения и радиостанцию обмена тактической информацией «Тора», после чего парашют будет сброшен, а двигатель боевого режима — запущен. ALARM понесётся к цели почти под прямым углом.

Аналогичная ситуация наблюдается и с зенитным ракетно-артиллерийским комплексом «Панцирь-С1». АФАР-радар сопровождения и захвата цели 1РС2/1РС2-1Е «Шлем» имеет угломестный сектор обзора 0 — 45°, из-за чего «воронка мёртвой зоны» достигает ещё большего сектора в 90 градусов. Недостаток частично компенсируется наличием автономного оптического поста 10ЭС1/10ЭС1-Е, угол возвышения которого достигает 82°, он способен просматривать всю верхнюю полусферу, непросматриваемая «воронка» имеет 16-градусный сектор. Между тем, абсолютно не стоит считать, что «Панцирь-С1» избавлен от этого недостатка, ведь в сложной метеорологической обстановке оптико-электронный прицельный комплекс 10ЭС1-Е будет бездействовать, а весь спектр задач будет возложен на РЛС наведения «Шлем» с недостаточными параметрами работы по углу места. Улучшить положение дел могло бы внедрение в радиолокационный облик боевых машин «Тор-М2» и «Панцирей-М1» усовершенствованных АФАР-РПН с дополнительным устройством механического доворота антенного полотна в направлении верхней полусферы. Дополнительным целесообразным вариантом также могла бы стать разработка специализированных ЗУР типа 9М338 с активной радиолокационной ГСН, которые могли бы стать отличной альтернативой (или дополнением) к стандартным радиокомандным ракетам 9М331Д, которые станут бесполезными в случае выхода из строя РЛ-станций управления, установленных зенитно-ракетные комплексы.