Оружейная коллекция
Популярное
Лёгкие и летальные. В американских войсках хотят новые пулемётыВ сфере крупнокалиберных пулеметов традиционно преобладают системы вооружения калибра .50 (12,7x99 мм), которые предлагают спешенным, моторизованным и воздушно-десантным силам повышенную огневую мощь и дальность по сравнению с более легкими вариантами среднего калибра. В последние годы в связи с желанием военных нарастить эти преимущества особое внимание стало уделяться совершенствованию 12,7-мм пулеметов, а также системам большего калибра, особенно в связи с их установкой на транспортные средства.
Пистолет FP-45 Liberator. Такое себе бесполезное партизанское оружиеВ начале 1942 года в Великобритании и США появилось предложение об оказании материальной помощи движению Сопротивления в оккупированных странах Европы и Юго-Восточной Азии. Рассматривались разные варианты помощи, в первую очередь отправка оружия или материальной части для диверсий. По итогам обсуждений было решено делать простейший, но дешевый и массовый однозарядный пистолет. Это изделие осталось в истории под обозначением FP-45 Liberator.
ППС: исторический пистолет-пулемёт для тотальной войныВ 1942 году советским конструктором-оружейником Алексеем Ивановичем Судаевым было разработано новое оружие, которое позднее многие специалисты назовут лучшим пистолетом-пулеметом Великой Отечественной войны. Речь идет о 7,62-мм пистолетах-пулеметах системы Судаева образца 1942 и 1943 годов, знаменитых – ППС. Всего за годы войны было выпущено более полумиллиона пистолетов-пулеметов Судаева обеих модификаций.
Представлена неизвестная винтовка МС-74 образца 1948 годаСнайперское оружие является неотъемлемой частью любой армии, но некоторые его образцы, такие, как МС-74, навсегда остаются под покровом тайны. В поисках следов «Visier» отправился на восток и рад представить вам результаты.
Интересный пистолет (окончание) Обычно при этом недобрым, а иногда и оскорбительным словом поминают конструкторов, по вине которых якобы приходится с повышенным усилием снаряжать магазин патронами.
Оружие
Бронетранспортёр Calidus Wahash сделано в ОАЭВ этом году Объединенные Арабские Эмираты, как и в прошлые разы, использовали военно-техническую выставку IDEX для рекламы собственных разработок. Одну из подобных новинок представила компания Calidus LLC, работающая в Абу-Даби. Она впервые показала публике опытный образец перспективного колесного бронетранспортера Wahash. В основе проекта лежат несколько хорошо известных идей; при этом они дополняются оригинальными предложениями.
Танк Т-35: бесполезная мощьЕдинственный в мире серийный пятибашенный танк радовал взгляд внушительной мощью. Неудивительно, что Т-35 дали роль зримого воплощения могущества СССР. Танк грозно грохотал на парадах и занял место на медали «За отвагу». Реальное боевое применение стало печальным фактом биографии танка. Все выпущенные экземпляры утрачены летом — в начале осени 1941 года.
Полуавтоматический карабин «Сарыч». Оружие, которого в принципе нетПроект гражданского полуавтоматического карабина «Сарыч» под патрон .308 Win (гражданский аналог патрона 7,62х51 NATO) – это пример оружия, которое раз в несколько лет всплывает в интернете на различных сайтах и привлекает к себе интерес пользователей. Модель никогда не производилась и представляет собой лишь дипломный дизайн-проект.
История развития артиллерийской акустики. Ч. 1Раздел акустики, предметом которого являются артиллерийские акустические приборы, как отрасль военных знаний возник в первом десятилетии XX в. Наиболее бурный рост наблюдался к концу Первой мировой войны 1914 - 1918 гг. В последующие годы во всех крупных армиях вопросы конструирования и боевого применения акустических артиллерийских приборов привлекали самое пристальное внимание военных специалистов и организаций.
Танковые войска Турции исторический путь: импорт, войны и проектыСогласно открытым данным, в бронетанковых частях Турции сейчас имеется более 2400 танков ряда типов, как устаревших, так и современных. Турецкие танковые войска являются одними из самых многочисленных и мощных в своем регионе. Нынешнее состояние этой части вооруженных сил является результатом длительного строительства и развития армии, продолжавшегося около века. Рассмотрим процессы строительства и развития турецких танковых войск.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

NASAMS:это больше, чем обычная система ПВО

С момента своего появления комплекс противовоздушной обороны средней дальности NASAMS норвежских ВВС развился в международный проект с функциональностью, превысившей возможности оригинальной системы.

NASAMS:это больше, чем обычная система ПВО

Пуск ракеты-перехватчика NASAMS AMRAAM ER по дрону Mеggitt Banshee 80 в авиакосмическом центре Андойя, Норвегия


Истоки того, что стало национальным передовым ракетным комплексом «поверхность-воздух» NASAMS (National Advanced Surface-to-Air Missile System), требования к которому были разработаны в конце 80-х — начале 90-х годов норвежскими ВВС, берут свое начало в модернизированном варианте наземного комплекса ПВО NOAH (Norwegian Adapted Hawk) компании Raytheon.

Поступивший на вооружение норвежских ВВС в 1988 году, базовый комплекс NOAH состоял из готовых компонентов, взятых в аренду у американского корпуса морской пехоты, включая ракету средней дальности с радиолокационным полуактивным наведением Raytheon MIM-23B I-Hawk, доплеровскую РЛС AN/MPQ-46 High Power Illuminator (HPI) и вариант РЛС обнаружения огневых позиции Hughes AN/TPQ-36 Firefinder, которая благодаря финансированию программного обеспечения норвежскими ВВС была превращена в трехкоординатную РЛС обзора воздушного пространства, получившую обозначение TPQ-36A. Эти компоненты были интегрированы с новой системой командования и управления, включая цветные дисплеи, разработанной норвежской компанией Kongsberg Defence & Aerospace (Kongsberg) для комплекса NOAH.

Оба решения, система командования и управления и TPQ-36A, стали предшественниками современного центра управления огнем FDC (Fire Distribution Center), в настоящее время развернутого Kongsberg, и радара Raytheon AN/MPQ-64 Sentinel соответственно.

Хотя комплекс NOAH фактически стал родоначальником систем ПВО средней дальности с сетевой архитектурой (общая картина воздушного пространства и координация огневых задач), его возможности были ограничены. Фактически, система NOAH, построенная вокруг стартовой площадки, предлагала возможности одна ракета/одно огневое подразделение, и хотя четыре таких подразделения в одном дивизионе ВВС были «завязаны в сеть», дивизион, по сути, мог работать одновременно только по четырем отдельным целям. Впрочем, система NOAH стала первым шагом в запланированном развитии противовоздушных возможностей норвежских ВВС.

Стоя перед лицом сокращения стоимости жизненного цикла арендованных систем и замены избыточных технологий и компонентов, а также возникшей в конце 80-х годов угрозы массового применения крылатых ракет, норвежские ВВС признали необходимость перехода от системы на базе одной стартовой площадки к решению, которое базировалось бы на принципе распределенного, сетецентрического подхода к операциям ПВО, установленного системой NOAH, но имело бы распределенную архитектуру с целью повышения живучести и возможностей по одновременному поражению целей.

Позднее в январе 1989 года норвежские ВВС выдали контракт совместному предприятию Kongsberg и Raytheon на новый сетецентрический комплекс ПВО средней дальности, являющийся дальнейшим развитием системы NOAH.

В этом решении была исключена доплеровская РЛС HPI, оставлен радар Raytheon TPQ-36A, модернизированный до конфигурации МРО-64М1, а ракета-перехватчик I-Hawk заменена новой мобильной ракетной пусковой установкой с ракетами AIM-120 AMRAAM (advanced medium-range air-to-air missile — продвинутая ракета воздух-воздух средней дальности), идентичными той, которая ранее уже вошла в комплекс вооружения многоцелевого истребителя F-16A/D норвежских ВВС. Двойное применение ракеты AIM-120 AMRAAM является ключевым фактором в международном признании комплекса NASAMS. Центр управления огнем FDC также был оставлен, но доработан под ракету-перехватчик AMRAAM; так и родился комплекс NASAMS.

NASAMS:это больше, чем обычная система ПВО

Центр управления огнем NASAMS FDC строится на гибкости, масштабируемости и совместимости, а открытая архитектура программного обеспечения/оборудования позволяет проводить полностью сетевые и распределенные операции и упрощает внедрение новых технологии и возможностей


Сотрудничество компании Kongsberg и Raytheon в области средств ПВО началось еще в 1968 году, когда Raytheon заключила с Kongsberg договор по интеграции ракеты RIM-7 SeaSparrow в комплекс вооружения норвежских фрегатов класса Oslo. В дальнейшем это сотрудничество продолжилось, в том числе по комплексу NOAH и позднее по комплексу NASAMS. С 90-х годов обе компании сотрудничают в производстве и продвижении решении, входящих в систему NASAMS.

Официально производство комплекса NASAMS началось в 1992 году, а разработка завершилась серией испытательных пусков в Калифорнии в июне 1993 года; первые два дивизиона были развернуты норвежскими ВВС в конце 1994 года.

В 2013 году ВВС получили от Raytheon несколько платформ HML (High-Mobility Launcher) для интеграции с комплексом NASAMS. Легкая пусковая платформа HML на базе бронеавтомобиля HMMWV (High-Mobility Multipurpose Wheeled Vehicle) 4x4 перевозит до шести готовых к пуску ракет AIM-120 AMRAAM, оснащенных электроникой, которой ВВС обновили весь существующий парк контейнерных пусковых установок с целью унификации, снижения объема обслуживания и стоимости жизненного цикла. Модернизация включала интеграцию систем GPS и ориентации для ускорения позиционирования комплекса на мобильном поле боя.

С момента принятия на вооружении норвежских ВВС еще 9 стран — Австралия, Финляндия, Индонезия, Литва, Нидерланды, Оман, Испания, США (для защиты столичного округа) и еще один неназываемый заказчик — выбрали или приобрели на сегодняшний день комплекс NASAMS с целью удовлетворения своих потребностей в системе ПВО средней дальности.

Еще четыре страны купили для своих потребностей пункты командования и управления NASAMS: Греция для своего комплекса HAWK приобрела центр дивизионного уровня ВОС (Battalion Operation Center) и FDC; Польша купила FDC для своей комплекса береговой обороны NSM (Naval Strike Missile); Швеция купила центр GBADOC (Ground Based Air Defence Operation Center) в качестве общего пункта управления для нескольких подразделений с переносными ПЗРК RBS 70; и Турция купила ВОС и FDC для своего комплекса HAWK XXI. В 2011 году все экспортные системы получили обозначение National Advanced Surface-to-Air Missile System, что позволило и далее использовать сокращение NASAMS.

Универсальность и рост

В ноябре 2002 года норвежские ВВС выдали группе Kongsberg/Raytheon контракт стоимостью 87 миллионов долларов на модернизацию своих комплексов NASAMS возможностью загоризонтного наведения. В состав NASAMS были введены улучшенная трехкоординатная РЛС Sentinel AN/MPQ-64F1 высокого разрешения с остронаправленным лучом Х-диапазона (с продвинутой функцией контроля излучения, минимизирующей риск раскрытия позиции комплекса NASAMS), пассивная оптико-электронная/инфракрасная станция MSP 500 разработки Rheinmetall Defence Electronics, и новый мобильный центр GBADOC, позволяющий подразделениям NASAMS встраиваться в сеть верхнего эшелона с тем, чтобы все подключенные подразделения NASAMS могли принимать и обмениваться информацией для получения общей картинки воздушной обстановки.

В центре GBADOC используется такое же оборудование, что и в стандартном центре управления огнем NASAMS FDC, который автоматически выполняет сопровождение и идентификацию целей, триангуляцию, оценку угроз и выбор оптимального огневого решения, но с разным программным обеспечением.

При поломке или уничтожении GBADOC во время боевых действий любой центр NASAMS FDC может взять на себя его функции, запустив программное обеспечение GBADOC. В норвежских ВВС эта модернизация получила обозначение NASAMS II.

Впрочем, Ханс Хаген из компании Kongsberg Defence & Aerospace предостерег от использования цифровых индексов для различия специфических разработок комплекса NASAMS. «С точки зрения перспективы Kongsberg/Raytheon нет определенно никаких NASAMS I, II или III. Мы проводим технологические модернизации в рамках непрерывной эволюции комплекса NASAMS. Цифровые обозначения являются внутренними обозначениями заказчиков, а не Блоками как принято обозначать в нашей группе Kongsberg/Raytheon. Например, норвежские ВВС называют свои комплексы NASAMS II; Финляндия имеет некоторые технологические различия и поэтому заказчик, но не мы, дал своим комплексам обозначение NASAMS II FIN».

Стандартный комплекс NASAMS включает центр FDC, РЛС наблюдения и сопровождения, оптико-электронный сенсор и несколько пусковых контейнеров с ракетами-перехватчиками AIM-120 AMRAAM. В дивизионную сеть, как правило, входят четыре огневых подразделения NASAMS. Различные радары и связанные с ними центры FDC объединены в сеть посредством радиоканалов, что позволяет отображать в реальном времени воздушную обстановку с опознанными целями; радар и пусковые установки могут развертываться на большой площади на расстоянии до 2,5 км от FDC. В настоящее время один дивизион NASAMS способен длительное время осуществлять одновременно 72 отдельных захвата целей (с 2005 года неоднократно демонстрировалось в столичном округе США).

NASAMS:это больше, чем обычная система ПВО

Новая рабочая консоль от компании Kongsberg представляет собой упрощенную модернизацию центра управления FDC комплекса NASAMS


Тем не менее, NASAMS — это развивающаяся модульная открытая архитектура, рассчитанная на внедрение новых технологий с целью оптимизации потенциала совершенствования/модернизации и обеспечения оператора решением конкретной огневой задачи. С момента его появления компании Kongsberg и Raytheon неустанно стремились дополнить базовый комплекс NASAMS, особо это касается центра FDC от Kongsberg и интеграции различных вариантов средств перехвата от Raytheon.

Центр управления огнем NASAMS FDC строится на гибкости, масштабируемости и совместимости, а открытая архитектура программного обеспечения/оборудования позволяет проводить полностью сетевые и распределенные операции и упрощает внедрение новых технологий и возможностей.

«FDC — это много больше, чем просто управление огнем. Это в чистом виде узел управления и командования, в том числе выполняющий функции управления огнем, — заметил Хаген. — Большой набор выбираемых заказчиком тактических каналов передачи данных [включая Link 16, JRE, Link 11, Link 11B, LLAPI, ATDL-1] и порядок приема и обработки сообщений уже были реализованы в FDC; система может работать как узел командования и управления в составе оперативного центра отдельного комплекса, батареи и дивизиона, оперативного центра бригады и выше, тем самым контролируя и координируя огонь разных дивизионов и бригад. Его функции могут быть расширены до мобильного центра контроля и оповещения».

В 2015 году компания Kongsberg показала рабочее место следующего поколения в качестве недорогой модернизации станции управления FDC. Новая «консоль ADX», спроектированная с учетом физической совместимости с существующим местами операторов, базируется на двух общих 30-дюймовых плоскопанельных сенсорных дисплеях (один для офицера наблюдения за тактической обстановкой, второй для его помощника), между которыми располагается общий дисплей текущего состояния.

Хотя ADX сохраняет клавиатуру, трекбол (шаровой манипулятор) и фиксированные функциональные клавиши, новый человеко-машинный интерфейс в основном базируется на взаимодействии с сенсорным экраном. «Мы минимизировали количество фиксированных функциональных клавиш и запустили больше функций, скорее в фоне, чем на экране. То есть мы представляем оператору только ту информацию, которую ему действительно необходимо видеть», — сказал Хаген.

Основные элементы нового интерфейса пользователя включают интуитивную ленту информации, движущуюся «слева направо», индикацию «набор карточек» — по принципу схожа с иконным интерфейсом смартфонов и планшетов — наверху экрана, чтобы можно было быстро переключаться между функциями, и 3Д-графику, предназначенную для обеспечения оператора дополнительной информацией. Консоль ADX в настоящее время поставляется первому неназываемому заказчику.

Адаптируемая архитектура

Компания Kongsberg также разработала тактическое сетевое решение TNS (Tactical Network Solution), сетевую архитектуру, которая могла бы быть адаптирована под спецификации заказчика с целью интеграции мобильных и беспроводных технологий и сетевых средств связи. TNS, оптимизированное для передачи огневых данных от сенсора к исполнительному элементу/пусковой установке (включая передачу данных на более высокий уровень), предназначено для связывания различных задач и функций в одну интегрированную неиерархическую систему.

Архитектура TNS включает многозадачный центр FDC; дивизионный канал данных BNDL (Battalion Net Data Link), который является базовой структурой, обеспечивающей распределение общей единой картинки наземной и воздушной обстановки SIAP (single integrated air and ground picture) между узлами в сети; узлы доступа к сети NAN (Network Access Nodes), которые связывают сенсорные и исполнительные элементы и упрощают добавление новых сенсорных систем и вооружения; и TNS, которое теоретически может использовать любую систему защищенной связи.

Компании Raytheon и Kongsberg расширили список исполнительных элементов, доступных для использования с архитектурой NASAMS FDC. В сентябре 2011 года Kongsberg объявила о предполагаемых изменениях в этом списке. В него вошли ракеты класса «воздух-воздух» с инфракрасным наведением Raytheon AIM-9Х Sidewinder и Diehl Defence IRIS-T SL (Surface Launched) и ракета корабельного базирования класса «поверхность-воздух» с полуактивным радиолокационным наведением RIM-162 Evolved SeaSparrow Missile (ESSM).

Хотя комплекс NASAMS в основном ассоциируется с такими ракетами-перехватчиками, как например, AMRAAM и AIM-9X, он подтвердил свою совместимость с зенитными пушками, стоящими на вооружении норвежских ВВС, включая теперь уже списанную 40-мм пушку Bofors L-70. Хаген сообщил, что компания работает над интеграцией «более современных пушек», но отказался рассказать об этом более подробно.

Параллельно компания Kongsberg разработала новую пусковую установку Multi-Missile Launcher (MML) для комплекса NASAMS, которая предназначена для транспортировки и пуска шести разных (радиочастотных, полуактивных радиолокационных и инфракрасных), готовых к пуску ракет, устанавливаемых на единой пусковой направляющей LAU-29 внутри защитных контейнеров. MML имеет прямой интерфейс между ракетами и FDC, передавая данные о цели и наведении до и во время полета ракеты. MML позволяет производить быстрый пуск до шести ракет по одиночным или нескольким воздушным целям.

В феврале 2015 года компания Raytheon значительно улучшила характеристики комплекса NASAMS за счет варианта увеличенной дальности ракеты наземного пуска AIM-120. В ракете AMRAAM-ER (extended range — увеличенной дальности), позиционируемой исключительно как дополнительная ракета-перехватчик для комплекса NASAMS, совмещены передняя часть (блок радиолокационного наведения и боеголовка) ракеты AIM-120C-7 AMRAAM и хвостовая часть (двигатель и отсек управляющих поверхностей) ракеты RIM-162 ESSM. «Это сложнее, чем просто склеить две части вместе, — сообщил представитель компании Raytheon. — Мы должны были провести испытания, чтобы обеспечить правильную аэродинамику; мы должны были гарантировать корректную установку электроники и автопилота и правильную работу этих компонентов. Почти два года велась интенсивная разработка, в результате чего мы добились желаемого результата.

По данным Raytheon, усовершенствование ракеты AMRAAM-ER заключается в увеличении дальности примерно на 50% и увеличении высоты примерно на 70% по сравнению с вариантом AIM-120, а также в более высокой максимальной скорости и увеличении зоны «гарантированной встречи с целью».

Компания Raytheon работала над концепцией AMRAAM-ER с 2008 года, но приняла решение о выделении собственных средств на исследования и разработку только в середине 2014 года. Для того чтобы можно было запускать ракету AMRAAM-ER. были проведены небольшие конструктивные доработки пускового контейнера NASAMS, пусковой направляющей LAU-129, а также небольшие модификации интерфейсного блока ракеты и программного обеспечения центра FDC.

После интенсивных лабораторных испытаний в 2015 году и серии пусков в космическом центре Андойя в августе 2016 года ракета AMRAAM-ER в настоящее время проходит испытания в составе комплекса NASAMS. «Мы проверили всё, — сказал Хаген. — Мы запустили ракету AMRAAM-ER комплексом NASAMS, она показала точно то, что мы ожидали. Ракета была запущена штатно и затем поразила цель в виде дрона Meggitt Banshee 80. Мы в настоящее время никаких демонстраций AMRAAM-ER не планируем, по крайней мере, пока не начнем программу квалификации».

Тем временем, норвежские ВВС в рамках ежегодной программы подготовки провели серию пусков ракеты AIM-120 с целью посмотреть, на что способна комбинация NASAMS и AMRAAM помимо возможностей прописанных в уже имеющихся спецификациях.

«Когда мы говорим о сценариях, мы ссылаемся на комплексные компоненты внутри системы NASAMS, которые мы не можем раскрыть. Но зато мы с уверенностью можем сказать, что, несмотря на сложные боевые сценарии, «не типовые сценарии», продемонстрированная вероятность поражения нашей системой, тем не менее, больше 90%», — заметил Хаген.

«FDC в настоящее время продемонстрировал управление огнем нескольких разных исполнительных элементов во время испытательных пусков ракет HAWK, ESSM, IRIS-T SLS, AMRAAM AIM-120B/C5/C7, AIM 9X и AMRAAM-ER. Другие системы могут быть интегрированы посредством GBDL [Ground Based Data Link], ATDL-1, Intra SHORAD Data Link [ISDL] или стандартных каналов передачи данных НАТО [JREAP, Link 16, Link 11B]. Кроме того, мы интегрировали в комплекс более 10 различных сенсоров; мы продемонстрировали, что в FDC можно встроить фактически любой сенсор и любой исполнительный элемент».

NASAMS:это больше, чем обычная система ПВО

Литва подписала контракт на сумму 109 миллионов евро в октябре 2017 года на закупку двух батарей NASAMS. Сразу после этого компания Kongsberg Defence & Aerospace объявила о подписании контракта на 77 миллионов долларов на поставку комплекса ПВО NASAMS Индонезии


В феврале 2017 года норвежское министерство обороны объявило о том, что в рамках проекта Project 7628 Kampluftvern норвежская армия закупит новые мобильные комплексы ПВО на сумму 115 миллионов долларов у компании Kongsberg.

Армейский комплекс ПВО интегрирует новые компоненты с существующими элементами конфигурации NASAMS, включая FDC, MML (с комбинацией ракет AIM-120 и IRIS-T SL), РЛС AN/MPO-64 F1 Improved Sentinel 3D Х-диапазона (дополнительный радар может быть добавлен к проекту Project 7628 Kampluftvern). «Для армейского комплекса была выбрана платформа высокой проходимости — гусеничное шасси M113F4. В то время как окончательная конфигурация еще должна быть определена, новый компонент в виде вездеходного шасси в ней несомненно останется, — сказал Хаген. — NASAMS и так уже мобильный комплекс, но здесь мы говорим о системе ПВО, у которой повышена подвижность практически на всех грунтах.

Поставки армейского комплекса ПВО по графику будут идти с 2020 по 2023 год; за это время комплексное решение будет проверено норвежской армией в рамках приемосдаточных испытаний.

Развивать и интегрировать

Система NASAMS рассчитана на развитие и интеграцию или использование перспективных технологий по мере того, как они будут становиться доступными. К ним относятся перспективные активные и пассивные радары; системы обнаружения и предупреждения; более широкий набор исполнительных элементов большей или меньшей дальности; перехват неуправляемых ракет, артиллерийских снарядов и мин; или интеграция с FDC или архитектурой BNDL.

«Одна из причин растущей популярности комплекса NASAMS состоит в том, что система доказала свою способность совершенствоваться благодаря новым технологиям, которые становятся доступными на рынке».

Например, в документе норвежского министерства обороны «Будущие закупки для норвежской обороны на 2018-25 годы», выпущенном в марте 2018 года, в 2023-2025 годы планируется модернизация комплекса NASAMS сенсорами с большей дальностью действия и новыми ракетами, а также и закупки в 2019-2021 годах программного обеспечения/аппаратных средств для обновления или замены системы идентификации «свой-чужой» комплекса NASAMS с целью соответствия текущим и будущим требованиям НАТО к подобным системам.

В ближайшей перспективе компания хочет интегрировать в комплекс NASAMS возможности борьбы с беспилотной авиацией. «Мы смотрим на это, имея разные решения, — сказал Хаген. — Они варьируются от базовых огнестрельных решений — от 7,62 мм и 12,7 мм до 30 мм и 40 мм — до других технологических решений, включая новые технологии, которые еще недостаточно отработаны». Последнее относится к оружию направленной энергии, хотя Хаген отказался раскрыть детали, заметив только, что FDC «подтвердил совместимость с оружием направленной энергии и что некоторые варианты находятся в разработке».

Хаген подтвердил, что компания Kongsberg оценивает «поисково-ударные» решения в сфере борьбы с беспилотниками и что «существует несколько перспективных решений для комплекса NASAMS». Другие встраиваемые варианты могли бы потенциально быть противодронными системами, включая, например, Blighter, Drone Defender, Drone Ranger и Skywall 100.

NASAMS:это больше, чем обычная система ПВО

Мобильный вариант пусковой установки с общей направляющей, установленный на тактический грузовик Oshkosh, производит пуск ракеты AIM-120 во время испытаний в 2010 году


Перспективные разработки

Компания Kongsberg проводит оценку других ракет для комплекса NASAMS, включая ракеты с большей дальностью и высотой, предварительно получившие обозначение Modular Air Defence Missile (MADM). Хаген не стал комментировать эти разработки. Впрочем, скорее всего набор ракет-перехватчиков для комплекса NASAMS будет включать ракету AIM-120 AMRAAM в качестве всепогодного перехватчика угроз с воздушно-реактивным двигателем; ракету AMRAAM-ER для перехвата ракет с такой же дальностью и высотой как у ракеты I-HAWK; ракету AIM-9Х с ИК-наведением для перехвата угроз с воздушно-реактивным двигателем на меньших дальностях; и возможно ракету для перехвата баллистических ракет малой дальности.

В то время как начальный план действий для NASAMS был сосредоточен на ПВО и интеграции различных сенсоров и средств перехвата воздушных объектов, открытая архитектура центра FDC позволила также использовать исполнительные элементы других типов. Например, Польша приобрела комплекс Naval Strike Missile (NSM) разработки Kongsberg для береговой обороны и может использовать свой архитектуру NASAMS FDC в качестве системы командования, управления и связи для борьбы с надводными целями в море и в случае необходимости потенциально и на суше. «Эта часть развития NASAMS; смысл здесь в том, что FDC — это гораздо больше, чем система управления огнем комплекса ПВО — это своего рода сетевой узел, — сказал Хаген. — Благодаря открытой архитектуре мы можем иметь различные типы исполнительных элементов. Если у вас есть сеть NASAMS и центр NASAMS FDC, то вы можете системой NASAMS осуществлять пуски различных ракет; по сути, мы можем запустить любую ракету. И NSM является частью этого семейства «любых исполнительных элементов»».

Дальнейшее развитие системы было представлено на выставке AUSA 2017 в Вашингтоне, где компания Kongsberg показала изображение комплекса NASAMS на грузовом шасси с новыми возможностями касательно пусков разных ракет.

«Некоторые из наших заказчиков теперь говорят, что хотят иметь возможность запуска разных ракет, — отметил Хаген. — Они думают об этом с теоретической или практической точек зрения, но теория боевого применения отсутствует и поэтому эти возможности могут оказаться слишком преждевременными. До настоящего дня мы видели, что заказчики имеют потребность в береговой обороне или противовоздушной обороне или традиционной полевой артиллерии, но ни один заказчик еще не представил нам то, как он видит проведение всех этих операций при задействовании одного центра командования и управления/управления огнем. Впрочем, мы видим использование единого центра FDC в этих разных конфигурациях и мы уже интегрировали программное обеспечение в FDC, чтобы продемонстрировать эти многофункциональные возможности, мы можем сделать это при необходимости».

NASAMS в настоящее время является, возможно, самым успешным наземным комплексом в своем классе, в котором максимально реализован потенциал совместного сотрудничества компаний Kongsberg (FDC, пусковые установки для разных ракет тактическая сеть) и Raytheon (радары, ракеты, высокомобильные пусковые установки), позволяющий ему постоянно развиваться, адаптируясь под потребности заказчиков, а также уверенно завоевывать и удерживать свои позиции на мировом рынке.

Ярким свидетельством тому является решение, объявленное австралийским правительством в апреле 2017 года по закупке мобильного комплекса NASAMS с целью удовлетворения потребностей австралийской армии в наземной системе ПВО и ПРО. В рамках проекта Project Land 19 Phase 7B будут заменены существующие ПЗРК RBS 70 в 16-м авиадесантном полку. FDC также заменит пункты командования и управления, приобретенные на предыдущем этапе Land 19.

В сентябре 2017 года компания Raytheon Australia подписала контракт на выполнение работ по снижению рисков с целью определения окончательной конфигурации комплекса NASAMS. Эти работы в основном сосредоточены на интеграции с существующими защищенными машинами, сенсорами и коммуникационными системами.

Понятно, что армия в качестве исполнительных элементов будет использовать существующие арсеналы ракет AIM-120 и AIM-9X, принадлежащие австралийским ВВС. Потенциальной пусковой платформой может стать Raytheon HML, установленная на бронемашину Bushmaster Protected Mobility Vehicle 4x4 вместе с радаром Sentinel AN/MPQ-64F1 и/или радаром Ground Based Multi-Mission Radar, разрабатываемым компанией СЕА Technologies. Окончательное решение по комплексу NASAMS в рамках Этапа Project Land 19 Phase 7B будет принято в 2019 году.