Оружейная коллекция
Популярное
Пистолет-пулемёт HAFDASA C-2 родом из АргентиныВ самом начале тридцатых годов аргентинский оружейник Хуан Ленар разработал первый проект пистолета-пулемета. Это оружие, несмотря на все свои преимущества, не заинтересовало армию. Тем не менее, отказ военных не заставил инженеров прекратить работы в многообещающем направлении. Через несколько лет результаты своей деятельности в области пистолетов-пулеметов представила компания HAFDASA. Первой ее собственной разработкой такого рода стало изделие под названием C-2.
Поэма о железном Максиме (часть 1)Про пулемет Максима не писал разве что ленивый. Но… всегда так бывает, когда собираешь материал несколько лет, его находится, во-первых, много, а во-вторых, в нем много такого, что ранее ускользнуло от внимания авторов. Поэтому иногда стоит возвращаться к любой теме, в том числе и к «теме пулемета «максим», которая вполне претендует на то, чтобы стать самой настоящей «поэмой». Странно, конечно, испытывать пиетет к человеку, который больше всего прославился тем, что созданное им изобретение убило больше всего людей на планете Земля.
Первый собственный аргентинский. Пистолет-пулемёт Хуана ЛенараВ первых десятилетиях прошлого века Аргентина начала строительство собственных оружейных предприятий. Новые фабрики начали деятельность с производства копий зарубежного вооружения, а затем приступили к созданию первых самостоятельных проектов. В тридцатых годах этот процесс дошел до области пистолетов-пулеметов. Первым аргентинским пистолетом-пулеметом стал экспериментальный образец под названием Lehnar. Мало того, это был первый пистолет-пулемет, созданный в Южной Америке.
Единые пулемёты на вооружении в ГерманииКонцепция единого пулемета зародилась еще в конце Первой мировой войны. Ход боевых действий показал, что вполне оправдано использовать одну и ту же конструкцию, с минимальными изменениями...
Анонс нового польского автомата GROTНезаметно прошла новость о том, что польская армия приняла на вооружение новый автомат GROT. Данное оружие полностью соответствует мельчайшим стандартам НАТО...
Оружие
САУ «Конденсатор» и «Трансформатор». О почти миномётахМногие помнят старый бородатый анекдот о горе-артиллеристах, которые очень хотели выстрелить по Москве из дедовской пушки? Только вот калибр снаряда был чуть больше калибра ствола. Вот и решили кумовья забить снаряд кувалдой. Результат предсказуем.
Противотанковые средства используемые в американской пехоте (часть 1)Незадолго до начала Второй мировой войны в американской армии вообще не было специализированного противотанкового оружия. Борьба с танками противника возлагалась на полевую артиллерию, которая в основной своей части сильно устарела...
ЗРК С-300 и С-400: реальные убийцы F-35 или переоцененные пустышки?По результатам недавних событий в Сирии возобновились обсуждения современных средств противовоздушной обороны. Зарубежные военачальники сделали ряд заявлений о российских ЗРК, а кроме того, темой заинтересовалась иностранная пресса. Так, свою оценку имеющейся ситуации вокруг систем ПВО российского производства попытался дать американский сайт The National Interest.
Перспективный проект боевой машины пехоты «Объект 1020»В начале шестидесятых годов советская оборонная промышленность работала над новыми проектами боевых машин пехоты того или иного рода.
Минометы:длительная эволюция большого калибраПеред тем, как продолжить минометную тему, хотим сказать несколько слов в адрес тех, кто внимательно читает. Да, мы не профессиональные минометчики, но что такое миномет знаем прекрасно, и его работу проверяли на практике. На себе. В разных местах.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Боевые качества «кустарной» версии ЗРК NASAMS. Пусковая установка MML: дорогая и такая «сомнительная»

Боевые качества «кустарной» версии ЗРК NASAMS. Пусковая установка MML: дорогая и такая «сомнительная»

На фото — запуск зенитной версии ракеты класса «воздух-воздух» AIM-9X «Sidewinder», осуществлённый из многоцелевой ПУ MML (Multi-Mission Launcher) в США 29 марта 2016 года. Несколькими днями ранее был проведён испытательный пуск ЗУР FIM-92. В данном случае перед вами «расширенная» версия наклонной пусковой установки с 15 транспортно-пусковыми контейнерами для различных типов ракет. По азимуту MML способна поворачиваться на 360 градусов, по углу места — на 0—90 градусов. Возможность принятия вертикального положения пусковой установки имеет решающее значение во время массированного применения тактической авиации и других средств воздушного нападения противника со всех воздушных направлений. Так, ракета AIM-9X при вертикальном старте не будет использовать режим доворота на цель «через плечо», который тратит драгоценные секунды выхода ракеты на траекторию перехвата, для FIM-92 появляется возможность атаки цели, подлетающей с любого направления (в ней не реализована возможность стрельбы «через плечо»)


Среди перспективных войсковых систем ПВО и ПРО, предназначенных для прикрытия стационарных военных объектов, движущихся подразделений сухопутных войск, корабельных ударных группировок ВМС в литоральной зоне, а также различных стратегических объектов промышленности, помимо ЗРК малой и большой дальности, большое тактическое значение получили зенитно-ракетные комплексы среднего радиуса действия. Их распространение в ПВО Сухопутных войск объясняется отличной мобильностью, малыми размерами и массой элементов комплексов (от антенного поста МРЛС до ПУ), а также облегчённым и более быстрым процессом перезарядки лёгкого боекомплекта с помощью специализированных транспортно-, пуско-заряжающих машин. К примеру, пуско-заряжающие установки семейства 9А39М1 комплексов «Бук-М1», помимо транспортировки четырёх ЗУР 9М38М1 на нижнем ярусе фиксированных транспортных ложементов, способны производить пуски зенитных ракет с верхнего яруса наклонных направляющих (4 шт.), что значительно уменьшает скорость иссякания боезапаса во время отражения удара СВН.

Но современные тенденции к универсализации различных типов ракетного вооружения не обошли стороной и зенитно-ракетные системы средней дальности. На Западе в такой многоцелевой ракетный комплекс превращается американо-норвежский проект ЗРК NASAMS.

Боевые качества «кустарной» версии ЗРК NASAMS. Пусковая установка MML: дорогая и такая «сомнительная»

Для многофункциональной РЛС AN/MPQ-64 «Sentinel» предусмотрено мачтовое размещение антенного поста, благодаря которому ЗРК NASAMS/NASAMS II и SL-AMRAAM могут использовать все возможности ракет семейства AIM-120 по перехвату низковысотных средств воздушного нападения за счёт увеличения дальности радиогоризонта


Согласно информации, опубликованной 24 марта на сайте defensnews.com, ВС США осуществили пуск зенитной управляемой ракеты FIM-92 «Stinger» из новой «самодельной» многоцелевой ПУ MML (Multi-Mission Launcher) на американской АвБ Eglin. Также, по заявлениям американских ВВС, новая универсальная пусковая установка MML сможет запускать интегрированные в наземные средства ПВО ракеты класса «воздух-воздух» AIM-9X «Sidewinder», а также многоцелевые ракеты «воздух-земля» AGM-114L «Longbow Hellfire» c активным радиолокационным наведением. Это значит, что небольшая наклонная пусковая установка, во-первых, будет гораздо сильнее ПЗРК «Stinger» в плане позиционной ПВО, во-вторых, сможет использоваться для нанесения высокоточных ударов ракетами «Longbow Hellfire» по укреплённым наземным объектам противника вне зависимости от погодных условий и применения противником средств оптико-электронного противодействия или ГПД, поскольку AGM-114L оснащена АРГСН. Идея, конечно, амбициозная, и позволяет даже малочисленному войсковому подразделению, оснащённому батареей MML, одновременно противостоять наземному противнику и обеспечивать собственную самооборону от авиаударов противника. Но окончательной целью ВС США является построение на базе MML передовой войсковой системы ПРО малой дальности для уничтожения всех типов ВТО, а также различных типов неуправляемых реактивных и артиллерийских снарядов. Реализация такой задумки вызывает множество вопросов технического характера, обусловленных характеристиками вышеуказанных типов ракет.

Боевые качества «кустарной» версии ЗРК NASAMS. Пусковая установка MML: дорогая и такая «сомнительная»

Запуск ЗУР FIM-92 с экспериментального ТПК-ПУ MML. Модульная платформа универсальной пусковой установки позволяет сформировать пусковой блок с любым количеством ТПК, рассчитанный для размещения на любом виде внедорожного или грузового транспорта, либо полноценную установку из 15 ячеек. Установка может устанавливаться и на надводные корабли различного водоизмещения


Прежде всего нужно учитывать, что для обнаружения, завязки трассы и поражения целей типа «артиллерийский снаряд» или «НУРС», огневое средство ПВО должно обладать достаточно мощным многофункциональным радиолокатором подсвета и наведения G/X/Ka-диапазона, обеспечивающим высокую точность целеуказания для ЗУР, поскольку её головка самонаведения может и не «захватить» малоразмерную цель при слишком большой погрешности выдачи координат.

Поэтому на повестке дня у американских специалистов из ВВС стоит задача синхронизации пусковой установки MML c многофункциональной РЛС (МРЛС) AN/MPQ-64F2 «Sentinel 3D», которая также применяется в составе американо-норвежского ЗРК NASAMS, и в некоторых источниках упоминается как AN/TPQ-64. Данная РЛС разработана на базе контрбатарейной РЛС артиллерийской разведки AN/TPQ-36A «Firefinder» и имеет повышенные энергетические качества, а также работает в X-диапазоне, что позволяет на значительных расстояниях (15-18 км) обнаруживать малоразмерные артиллерийские снаряды, сопровождать их на проходе, а также выдавать целеуказание на имеющиеся средства перехвата. Наличие пассивной ФАР обеспечивает высокую пропускную способность «Sentinel 3D» сопровождением 60 воздушных целей. Инструментальная дальность составляет около 75 км, а дальность обнаружения цели с ЭПР 2 м2 — до 50 км, КР — 30 км. Видимо, благодаря совокупности всех этих качеств именно аналог NASAMS — SL-AMRAAM является важным звеном в эшелонированной ПВО Вашингтона. Относительно показателя точности «Sentinel 3D» можно определить её сходство с нашей современной обзорной РЛС сантиметрового диапазона 64Л6 «Гамма-С1». Точность определения угломестных координат целей для американского и российского радаров примерно одинакова (0,17 град); по азимуту — у «Sentinel» 0,2 град, у «Гаммы» 0,25 град, точность по дальности 30 против 50 м в пользу американской РЛС. Этого вполне достаточно для целеуказания ЗУР AIM-120 AMRAAM, применяемым в NASAMS/SL-AMRAAM. Частота механического вращения антенного поста AN/MPQ-64 составляет 0,5 об/с, т.е. тактическая информация о воздушной обстановке на МФИ АРМ оператора обновляется каждые 2 секунды, чего достаточно, для обнаружения и оценки угрозы от миномётных снарядов, выпущенных даже с минимальных расстояний.

Но борьба с такими воздушными объектами обычно предусматривает активное или полуактивное радиолокационное наведение ЗУР-перехватчиков, а из многоцелевой ПУ MML в целях ПВО предполагается использовать инфракрасные AIM-9X и FIM-92, которые эффективны лишь против теплоконтрастных целей со значительной областью инфракрасного излучения (реактивная струя ТРДДФ, ПВРД, вертолётные ТВД). А, к примеру, 82 и 120-мм миномётные снаряды имеют чрезвычайно малые линейные размеры, а начальная скорость вылета 211—325 м/с (760—1170 км/ч) не только не способствует нагреву головной части снаряда, а более того, — охлаждает блок стабилизаторов (оперения), нагретый во время детонации порохового заряда в момент выстрела. Зависимость нагрева поверхности летательного аппарата от скорости его движения можно увидеть на графике (рис. ниже).

Таким образом, зенитная управляемая ракета FIM-92B/C/E даже самых последних «Блоков» с двухдиапазонной (ИК/УФ) ГСН типа POST-RMP сразу выпадает из категории «эффективного перехватчика» артиллерийского снаряда. Даже внедрение радиоканала коррекции с батарейной МРЛС «Sentinel 3D» не позволит поразить миниатюрную и охлаждающуюся в полёте мину, тем более, что масса БЧ FIM-92 (2,3 кг) недостаточна для поражения такого объекта даже при минимальном промахе.

У AIM-9X «Sidewinder» шанс на перехват поболе, нежели у стингеровской «фимки». Здесь для поражения цели, в дополнение к ИКГСН, применяется ещё и неконтактный лазерный взрыватель типа DSU-36/37, обеспечивающий точный подрыв по отражённому от цели лазерному излучению. Да и чувствительность самой ГСН гораздо больше, чем у POST-RMP, она способна «захватить» цель типа «истребитель» в ЗПС (на фоне свободного пространства) на удалении до 17 км, что говорит о лучшей способности к обнаружению небольшого слабоконтрастного объекта типа «мина», но на минимальных расстояниях. Реализовать манёвр при близком «захвате» AIM-9X может успешней, чем FIM-92, потому что оснащается системой отклонения вектора тяги газодинамического типа, что придаёт в 1,5 — 2 раза большие располагаемые перегрузки; а боевая часть имеет массу в 9 кг. Но и это не делает её высококлассным средством борьбы со снарядами, поскольку для точного подрыва рядом с миной по отражённому лазерному излучению взрывателя необходим идеально близкий пролёт, чего ни ИКГСН, ни наземный радар могут и не реализовать.

Боевые качества «кустарной» версии ЗРК NASAMS. Пусковая установка MML: дорогая и такая «сомнительная»

Момент выхода AIM-9X из транспортно-пускового контейнера MML. Ввиду универсальности пусковой установки, здесь используется исключительно «горячий старт» любого типа ракет. Развитие проекта MML в сторону роста способностей по борьбе с артиллерийскими снарядами и НУРС может привести не только к интеграции SACM-T или AIM-120B/C, но и к возрождению ранее закрытых проектов по семейству «Sidewnder»


Боевые качества «кустарной» версии ЗРК NASAMS. Пусковая установка MML: дорогая и такая «сомнительная»

В первую очередь, это AIM-9R. На фотографии в разрезе можно видеть гибкие шлейфы питания, идущие от аккумуляторного отсека к отсеку автопилота и ИНС, а затем и к ТВГСН, сервомашинки управления аэродинамическими рулями запитаны чёрным шлейфом. Ракета была разработана Центром вооружений ВМФ США на базе AIM-9М и использовала принципиально редкую, как для ракет «воздух-воздух», телевизионно-оптическую головку самонаведения WGU-19, которая работает в стандартном видимом оптическом диапазоне, как большинство цифровых камер на наших девайсах. В качестве датчика изображения выступает матрица из сурьмянистого индия (InSb) с разрешением 256х256, либо более качественного силицида платины (PtSi) с большим разрешением. Для высокого качества изображения матричный модуль охлаждается аммиаком. Видеопоток с матрицы оцифровывается GPU-процессором, а затем передаётся на систему управления ракетой. Данная ГСН способна наводиться непосредственно на силуэт воздушной цели, вне зависимости от применения тепловых ловушек или фона, на котором происходит сближение с целью (свободное пространство, водная или земная поверхность). Данная система наведения, в отличие от инфракрасной. гораздо лучше приспособлена для обнаружения и «захвата» сверхмалоразмерных объектов типа «снаряд», «мини-БПЛА», «свободнопадающая бомба», но только в дневное время суток и в нормальных метеоусловиях. Ракета AIM-9R прошла испытания и была готова к серийному производству к 1991 году, но проект свернули после распада СССР. Модернизированной ГСН такого типа с разрешением, близким к 4К, может оснащаться новая сверхманевренная AIM-9X


Боевые качества «кустарной» версии ЗРК NASAMS. Пусковая установка MML: дорогая и такая «сомнительная»

Ещё одним примером модернизации может быть проект AIM-9C. Эта ракета, единственная в семействе «Сайдвиндер», имеет полуактивную радиолокационную головку самонаведения. AIM-9C, несмотря на давность её разработки (начало 60-х гг.), по сей день имеет все шансы на возобновление в «железе» AIM-9X. Разработанная специально для работы в связке с бортовой РЛС AN/APQ-94 палубных истребителей F8U-2, AIM-9C могла наводиться на цель, подсвеченную, радаром в любых метеорологических условиях, как и AIM-7M «Sparrow». Следовательно, AIM-9X может подучить более продвинутую АРГСН, которая бы не имела проблем с уничтожением «болванок»


Боевые качества «кустарной» версии ЗРК NASAMS. Пусковая установка MML: дорогая и такая «сомнительная»

Третьей модификацией «Sidewinder», модернизированный шаблон которой может перейти к интеграции в «Multi-Mission Launcher», является противорадиолокационная AGM-122A «SideARM», разработанная американским флотом совместно с «Моторолой». Она спроектирована на базе AIM-9C. Ракета получила серьёзные изменения БРЭО, в частности: как и на большинстве ПРЛР, на «СайдАРМ» установлена пассивная радиолокационная ГСН; взрыватель заменён на активный радиолокационный (это сделано для разрыва БЧ WDU-17 не у самой цели, а на дистанции в несколько десятков метров, в этом случае стержневое наполнение получает оптимальный конус разлёта и с высокой эффективностью повреждает антенное полотно РЛС противника); основным режимом ИНС является манёвр «горка», во время которого ПРГСН осуществляет поиск источника радиолокационного излучения.
В сравнении с AGM-114L работающая по наземным целям AGM-122A имеет главное преимущество — в 2 раза большую скорость полёта, из-за чего даже некоторые современные ЗРСК могут её и не перехватить


Исходя из этого, можно констатировать, что любая головка самонаведения пассивного типа (кроме телевизионной) будет малоэффективной против низкоскоростного и малоразмерного «чёрного» тела, а поэтому и возможности по борьбе с артиллерийскими снарядами в действии у многоцелевой ракетной батареи MML почти отсутствуют, чего не скажешь о ЗРК NASAMS или SL-AMRAAM, где ракеты AIM-120 с АРГСН могут свободно работать по малоразмерным целям типа «мина»или «ОФ-снаряд». Неспроста противоракеты «Tamir» израильской системы ПРО «Железный Купол» оснащаются именно активной радиолокационной ГСН. Поэтому с технической точки зрения логичней было бы говорить о модернизации NASAMS/SL-AMRAAM или MML зенитными противоракетами типа SACM-T (речь о них шла в недавней статье), которые способны бороться со всеми типами ракет и снарядов благодаря доработанной АРГСН и «поясу» газодинамических рулей в носовой части, т.е. «сбивать пулей муху».

Известно, что батареи многоцелевых ПУ MML будут «увязаны» в интегрированную систему управления противовоздушной/противоракетной обороны IBCS, которая разработана компанией «Northrop Grumman». Она представляет собой быстро развёртываемый стационарный объект командно-штабного уровня, оснащённый многочисленными компьютеризированными рабочими местами операторов, высокоскоростной шиной обмена тактической информацией с единым интерфейсом, а также многочисленными модемами сетецентрической системы «С2», которая объединяет информацию с множества внешних устройств, среди которых присутствует и МРЛС «Sentinel», и РПН AN/MPQ-53 («Patriot»), и ИК/ТВ-визиров, а затем отображает в интерфейсе IBCS. Открытая архитектура IBCS позволяет адаптировать любое современное радиоэлектронное оборудование для диагностики системы, различные датчики, РЛС различных диапазонов, в будущем — лазерные установки. Всё это говорит о высокой живучести IBCS в самой непредсказуемой боевой обстановке: элементы системы имеют высокую степень взаимозаменяемости.

Боевые качества «кустарной» версии ЗРК NASAMS. Пусковая установка MML: дорогая и такая «сомнительная»

Схематическое изображение системы IBCS. К интерфейсу интегрированной системы управления ПВО и ПРО могут быть подключены различные потребители и источники информации: пусковые установки и многофункциональный радар ЗРК «Patriot», дирижабли ДРЛО/ОРТР, РЛС «Sentinel» и т.д.


Обособленным можно считать внедрение в MML и IBCS многоцелевой ракеты для уничтожения бронетехники и других наземных целей AGM-114L «Longbow Hellfire». Дело в том, что изначально система IBCS разрабатывалась как перспективное звено управления в структуре войской ПВО и ПРО, теперь же потребуется установка дополнительного программного обеспечения для адаптации к ведению огня по наземным целям. Многоцелевая тяжёлая ПТУР AGM-114L для эффективного её применения должна получать целеуказание столь же оперативно, как под управлением надвтулочной РЛС миллиметрового диапазона AN/APG-78 ударного вертолёта AH-64D «Apache Longbow», что при запуске с наземной ПУ потребует точного целеуказания от средств РЭР/РТР БПЛА, тактической авиации или самолётов наземного целеуказания типа E-8C. Но в условиях активных боевых действий с наличием мощной и современной ПВО противника, применение дронов с ЭПР более 0,01 м2 чаще приводит к их уничтожению, а радиоэлектронные средства многоцелевых истребителей и E-8C со значительных дистанций могут и не выяснить точного расположения цели, если противник применяет мощные комплексы РЭБ. «Апач Лонгбоу», как высокоманевренная и пилотируемая платформа со всем набором РЛ- и оптико-электронных средств, справится с поставленной задачей более умело, особенно если речь идёт о подвижной бронетехнике.

Если же ВС США планируют использовать ракету «Longbow Hellfire» с установки MML на Европейском или Дальневосточном ТВД, то все их задумки заранее обречены на провал, ведь уже стоящие на вооружении войсковой ПВО России и ВКС комплексы «Панцирь-С1», «Тор-М1/2У», С-300ПМУ-2 и С-400 могут уничтожать не только носители ПРЛР и других тактических ракет, но и сами ракеты, касается это и AGM-114L «Адское Пламя», средняя скорость полёта которой не превышает 1300 км/ч, а поэтому и перехватить это «пламя» не так уж и сложно, за исключением старых образцов ЗРК типа «Оса», «Стрела» или «Куб». Комплексы активной защиты, которыми будут насыщаться наши бронетанковые бригады, также будут защищены от ракет типа «Hellfire».

Оценивая эффективность пусковых установок MML с ракетами «Stinger», «Sidewinder» и «Hellfire» в целом, можно говорить об очень посредственных возможностях перехвата современного ракетного высокоточного оружия при массированном его использовании; перехват артиллерийских боеприпасов также невозможен, вопреки заявлениям представителей ВС США. Единственное, система будет обладать значительно более высокими возможностями, чем ПЗРК «Stinger», благодаря применению ракеты AIM-9X: дальность поражения воздушных целей может увеличиться с 5-6 до 12 км, скорость поражаемых целей вдогон составит около 2М, на встречных курсах — до 2,5 — 3М, что характерно для «Сайдвиндеров» воздушного базирования. А использование ИКГСН позволит вести борьбу с любым количеством авиационных средств противника в зоне поражения, всё зависит лишь от количества пусковых установок MML, собранных по модульному принципу из 15 ячеек-ТПК (каждый ТПК может быть снаряжён одной AIM-9X и не менее, чем 4 FIM-92), а также от правильности распределения целей системой IBCS.

Ракета «Longbow Hellfire» позволит эффективно работать лишь по слабому противнику, на вооружении которого нет ни перспективных ЗРСК, ни широкодиапазонных средств радиоэлектронного противодействия. Учитывая затраты ВС США на разработку двух опытных образцов MML в количестве 119 млн. долларов, боевая окупаемость проекта оставляет желать лучшего, и только в комплектации с ЗУР AIM-120 и SACM-T или различными модификациями AIM-9X, созданными на базе ранних версий "Sidewinder", MML сможет проявить высокие боевые качества.