Оружейная коллекция
Популярное
Пистолет FP-45 Liberator. Такое себе бесполезное партизанское оружиеВ начале 1942 года в Великобритании и США появилось предложение об оказании материальной помощи движению Сопротивления в оккупированных странах Европы и Юго-Восточной Азии. Рассматривались разные варианты помощи, в первую очередь отправка оружия или материальной части для диверсий. По итогам обсуждений было решено делать простейший, но дешевый и массовый однозарядный пистолет. Это изделие осталось в истории под обозначением FP-45 Liberator.
ППС: исторический пистолет-пулемёт для тотальной войныВ 1942 году советским конструктором-оружейником Алексеем Ивановичем Судаевым было разработано новое оружие, которое позднее многие специалисты назовут лучшим пистолетом-пулеметом Великой Отечественной войны. Речь идет о 7,62-мм пистолетах-пулеметах системы Судаева образца 1942 и 1943 годов, знаменитых – ППС. Всего за годы войны было выпущено более полумиллиона пистолетов-пулеметов Судаева обеих модификаций.
Представлена неизвестная винтовка МС-74 образца 1948 годаСнайперское оружие является неотъемлемой частью любой армии, но некоторые его образцы, такие, как МС-74, навсегда остаются под покровом тайны. В поисках следов «Visier» отправился на восток и рад представить вам результаты.
Интересный пистолет (окончание) Обычно при этом недобрым, а иногда и оскорбительным словом поминают конструкторов, по вине которых якобы приходится с повышенным усилием снаряжать магазин патронами.
Автоматический пистолет Калашникова производства 1950 годаВ 2019 году великому российскому конструктору-оружейнику Михаилу Тимофеевичу Калашникову исполняется 100 лет. В историю этот конструктор навсегда вошел благодаря своему автомату, который известен сегодня по всему миру и является одним из символов современного автоматического оружия. При этом наивно было бы полагать, что известный конструктор работал лишь над одним автоматом и производными от него.
Оружие
Т-64 образца 2017 года сделанный в Украине Украинская армия за меньшие деньги получает более защищенный и укомплектованный модернизированный основной боевой танк, чем российская.
Обзор лучших автоматических гранатомётов мира. Часть 1. Denel Y3 AGL (ЮАР)Сегодня автоматические станковые гранатометы занимают заметное место на поле боя. Данное оружие предназначено для поражения живой силы и небронированной техники противника, расположенной на открытой местности, вне укрытий, в открытых окопах, за складками местности. Обычно калибр станковых автоматических гранатометов ограничен значениями 30-40 мм, но могут быть незначительные отклонения как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения калибра.
Необычный шпилечный патрон. Популярность и поражениеС начала XIX века оружейники ведущих стран вели поиск оптимальной конструкции унитарного патрона. В рамках одного компактного, простого и дешевого изделия следовало объединить пулю, навеску пороха, средство воспламенения и гильзу. Поиски в итоге привели к появлению унитарных патронов с центральным или боковым воспламенением, оказавшихся весьма удачными и удобными. Появление удачных конструкций вывело из эксплуатации менее удобные системы, прежде всего т.н. шпилечный патрон.
Исторический ленд-лиз. Танк М3 «Ли». Трёхэтажный кошмарТе читатели, которые внимательно следят за нашим сериалом, привыкли к тому, что техника и вооружение, которое нам поставлялось, были достаточно эффективны на период времени поставок. Это были достаточно передовые образцы. Да, с недостатками, но передовые и часто превосходящие или не имеющие аналогов у нас.
Различные танковые автоматы заряжанияТрадиционным способом заряжания танковой пушки является подача снарядов вручную силами отдельного члена экипажа. Такой способ работы с орудием имеет недостатки разного рода, что достаточно давно привело к появлению идеи автомата заряжания. В отличие от человека, автоматика может быть вписана в минимальный объем, не устает во время работы и тем самым упрощает решение боевой задачи в целом.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Не дошедший проект комплекса противоракетной обороны С-225 «Азов»

Шестидесятые годы прошлого века стали периодом активного развития отечественных систем противоракетной обороны. В условиях отсутствия готовых идей и решений советские инженеры были вынуждены перебирать множество вариантов в поисках наиболее удобных и эффективных. Большая часть проектов так и не продвинулась дальше этапа испытаний, тогда как некоторым другим удалось дойти до практического применения. Одним из вариантов системы ПРО, не дошедшим до войск, стал комплекс С-225 «Азов». Несмотря на прекращение разработки, этот проект смог повлиять на дальнейшее развитие новых систем, а также помочь появлению новых комплексов.

Разработка проекта С-225 в его первом варианте началась в 1961 году. По результатам предыдущих работ в области противоракетной обороны было принято решение о создании перспективной системы, которая могла бы применяться для защиты сравнительно малых объектов от одиночных баллистических ракет средней дальности и авиации противника. Создание подобного комплекса ПВО/ПРО было поручено КБ-1 министерства радиопромышленности. Генеральным конструктором проекта «Азов» назначили А.А. Расплетина. С 1967 года эту должность занимал Б.В. Бункин.

Вскоре после начала работ был сформирован общий облик новой системы ПРО. В первом варианте аванпроекта предлагалось использовать для поражения целей перспективную твердотопливную ракету, которую должно было разработать ОКБ-2 министерства авиационной промышленности (ныне МКБ «Факел») на базе изделия В-757. Наведение ракеты должно было выполняться при помощи радиолокационной станции целеуказания «Программа». Также в состав комплекса С-225 следовало включить командный пункт, вычислительные средства, системы связи и т.д.

Не дошедший проект комплекса противоракетной обороны С-225 «Азов»

Общий принцип работы комплекса С-225. Рисунок Militaryrussia.ru


Аванпроект комплекса С-225 «Азов» был разработан к концу 1961 года. В дальнейшем документацию по новой разработке передали заказчику для изучения. В конце июня 1962 года Совет министров СССР постановил начать новый этап разработки комплекса ПРО. Работы поручались КБ-1 и ОКБ-2, уже занимавшимся новой тематикой. В дальнейшем вышло несколько новых постановлений, уточнявших требования к проекту и оговаривавших различные его особенности.

В проекте «Азов» требовалось учесть возможность применения противником средств преодоления противоракетной обороны. Уже в начале шестидесятых годов были сформированы несколько вариантов ответа на такие вызовы. В частности, была предложена т.н. атмосферная селекция ложных целей. Ввиду различий в характеристиках реальные боевые блоки после входа в атмосферу продолжают движение по заданной траектории, тогда как более легкие ложные цели меняют параметры движения. Селекция целей по скорости после входа в атмосферу позволяет упростить поиск боевых блоков, однако предъявляет особые требования к ракетам-перехватчикам, поскольку время для их работы резко сокращается.

В новом проекте С-225 было решено использовать именно атмосферную селекцию целей. Это решение привело к появлению нового предложения. В 1962 году В.Н. Челомей высказал идею о совместном применении комплексов «Таран» и С-225. В таком случае система «Таран», построенная на основе специальной модификации ракеты УР-100, должна была осуществлять заатмосферный перехват опасных объектов, а после входа в атмосферу прорвавшиеся боевые блоки должны были становиться целями для «Азова». 4 мая 1963 года это предложение было одобрено соответствующим постановлением Совмина. Тем же документом требовалось разработать новый вариант аванпроекта С-225.

Интересно, что проектирование комплекса С-225 привело к некоторым преобразованиям в КБ-1. Для работ по этому проекту в составе организации появилось специальное бюро СБ-32, которое возглавил Т.Р. Брахман. В составе бюро имелось несколько отделов, отвечавших за создание тех или иных элементов нового комплекса.

Не дошедший проект комплекса противоракетной обороны С-225 «Азов»

Антенна РЛС РСН-225 комплекса 5К17. Фото Militaryrussia.ru


Новая версия аванпроекта, учитывавшая совместное использование комплексов «Азов» и «Таран», была завершена в начале 1964 года. Вскоре проект защитили. В июле того же года был дан старт созданию эскизного проекта, который в будущем должен был стать основой для полноценной конструкторской документации. К этому времени были определены состав, назначение и иные основные особенности комплекса.

Было решено, что система С-225 «Азов» будет являться стрельбовым комплексом, способным осуществлять атаку баллистических и аэродинамических целей по целеуказанию от других источников. По этой причине комплекс не имел собственных систем обнаружения, однако должен был оснащаться иными средствами. В состав комплекса включалась радиолокационная станция наведения с вынесенной аппаратной частью, станция передачи команд, вычислительная система и набор пусковых установок. Все элементы С-225 предлагалось монтировать в специальных контейнерах, что делало комплекс передвижным. Развертывание комплекса могло выполняться на любой подходящей площадке.

К началу 1965 года было принято новое решение об изменении роли комплекса «Азов» и необходимости корректировки имеющегося проекта. По ряду причин заказчик отказался от дальнейшего развития проекта «Таран», что потребовало пересмотреть требования к С-225. Теперь планировалось сделать эту систему конкурентом комплекса А-35, разрабатываемого в ОКБ-30. В связи с этим, в частности, появилось требование о создании двух типов противоракет, для перехвата на средних и ближних дистанциях. Прочие особенности проекта, такие как использование атмосферной селекции целей, остались без изменений.

Новый вариант эскизного проекта, созданный по обновленным требованиям, подразумевал изменение тактической роли комплекса. Появилось предложение о развертывании групп одноканальных стрельбовых комплексов С-225 с общим управлением по внешнему целеуказанию. Такая архитектура защитных систем в сочетании с мобильностью стрельбовых комплексов позволяла организовывать противоракетную оборону приграничных или приморских районов. Также присутствовала возможность атаки воздушных целей, из-за чего комплекс обозначили как противоракетно-противосамолетный.

В ноябре 1965 года промышленность получила задание завершить разработку проекта, а также изготовить опытные образцы новых систем. Испытания комплекса С-225 планировалось начать в конце десятилетия. В дальнейшем возникли некоторые проблемы производственного характера, из-за которых часть утвержденного графика была сорвана.

Не дошедший проект комплекса противоракетной обороны С-225 «Азов»

Схема РЛС из доклада ЦРУ. Рисунок Pvo.guns.ru


В ходе боевой работы комплекс С-225 «Азов» должен был производить обнаружение и сопровождение целей при помощи радиолокационной станции наведения РСН-225. На опорно-поворотном устройстве антенного поста размещалась фазированная антенная решетка. Примечательно, что РСН-225 стала первой отечественной РЛС с подобным оснащением. Возможности антенны позволяли следить за сектором шириной 4х5 градусов. При получении данных о местоположении цели поворот антенны в необходимое положение должен был осуществляться механически, после чего слежение за целью осуществлялось при помощи электронного сканирования.

Антенное устройство предлагалось размещать на предварительно подготовленной площадке с фундаментом. Также на площадку следовало доставлять аппаратную часть, выполненную в виде отдельного контейнера. Задачей аппаратной части была предварительная обработка данных радиолокационной станции и выдача информации центральному вычислительный комплекс.

Вычислительный комплекс должен был строиться на основе ЭВМ с требуемыми характеристиками. Эта аппаратура должна была самостоятельно обрабатывать все поступающие данные и в автоматическом режиме контролировать работу всех элементов противоракетного комплекса. Следует отметить, что в ходе развития проекта С-225 и во время строительства опытных систем тип вычислительного комплекса несколько раз менялся.

Для запуска ракет на разных этапах проекта предлагалось использовать разные системы. Разрабатывались возимые пусковые столы нескольких типов, которые следовало использовать с транспортно-пусковыми контейнерами ракет. Также имеются сведения о разработке шахтной установки и наклонного агрегата для испытаний. Для обслуживания подобных систем следовало использовать транспортно-установочные машины на базе многоосных специальных шасси.

По результатам испытаний и сравнений был выбран вариант с шахтной пусковой установкой. Это позволяло обеспечить защиту противоракет от упреждающего удара противника, поддерживать требуемые условия хранения изделия, а также упростить выполнение некоторых операций. Тем не менее, шахтное базирование ракет в транспортно-пусковых контейнерах делало невозможной переброску комплекса «Азов» на новую позицию.

Не дошедший проект комплекса противоракетной обороны С-225 «Азов»

Схема работы РЛС из доклада ЦРУ. Рисунок Pvo.guns.ru


Разработка ракет-перехватчиков для комплекса С-225 была поручена ОКБ-2 Минавиапрома под руководством П.Д. Грушина. Проектирование новых изделий началось в 1964 году. Первой была создана ракета 5Я27 или В-825. В конце 1965 года начались работы по второй ракете. Существующую 5Я27 теперь предлагалось использовать для перехвата на средних дистанциях, а ближняя зона отдавалась изделию 5Я26 или ПРС-1. Из-за более раннего начала работ и разного приоритета развитие проекта 5Я27 шло быстрее, чем в случае с 5Я26. В дальнейшем разработку проекта 5Я26 / ПРС-1 передали ОКБ-8 (позже ОКБ «Новатор»).

Противоракета 5Я27 представляла собой изделие конической формы длиной порядка 19 м диаметром до 1,3 м. Стартовая масса, по разным данным, не превышала 18 т. Ракета строилась по двухступенчатой схеме с твердотопливным двигателем 5С24 первой ступени и жидкостной силовой установкой на второй. В зависимости от дальности пуска, ракета могла развивать скорость до 1500 м/с. Дальность стрельбы достигала 200 км, высота – от 80 до 100 км. К точке встречи с целью доставлялась специальная боевая часть малой мощности. Управление осуществлялось при помощи радиокомандной системы с приемом команд от наземных элементов комплекса.

Ракета малой дальности 5Я26 имела схожую форму, но отличалась меньшими размерами. Длина не превышала 12 м, диаметр – не более 1,8 м. Стартовый вес – 10 т при боевой части не более 150-200 кг. Маршевая ступень ракеты получала стартово-маршевый твердотопливный двигатель 5С73. После выработки топлива маршевой ступени производился сброс боевой части, имевшей собственные рулевые двигатели. Ракета ПРС-1 могла развивать скорость до 4000 м/с и атаковать цели на дальностях до 100 км и высотах до 30 км при помощи специальной боевой части мощностью 10 кт.

Испытания комплекса ПВО-ПРО С-225 «Азов» начались весной 1967 года с проверок макетного образца. На площадке полигона Сары-Шаган построили упрощенный вариант стрельбового комплекса. Использовались РЛС наведения нестандартной комплектации, пусковая установка ракеты 5Я27, станция передачи команд и ряд другого оборудования. Задачей макетного образца была отработка основных особенностей работы комплекса и последующие бросковые пуски противоракет.

Не дошедший проект комплекса противоракетной обороны С-225 «Азов»

Ракета 5Я27. Фото Defendingrussia.ru


В течение нескольких первых месяцев макет использовался для проверки работы аппаратуры. В конце июля 1967 года состоялся первый бросковый пуск ракеты В-825. В дальнейшем проверки продолжились. В феврале 1971 года провели первый пуск в автоматическом режиме. Вскоре после этого проверки макета закончились. За ненадобностью его разобрали.

В том же году на полигоне появился первый опытный образец комплекса «Азов». Он комплектовался опытной РЛС типа РСН-225, командно-вычислительным пунктом с ЭВМ 5Э65, а также мобильными пусковыми установок для ракет 5Я26 и 5Я27. Впоследствии на полигоне смонтировали шахтные пусковые установки. Основной задачей первого прототипа С-225 была проверка работы автоматики. С 1972 года комплекс использовался для проводки баллистических ракет, стартующих с полигона Капустин Яр. Подобная эксплуатация систем продолжалась в течение пяти лет. Не ранее середины восьмидесятых годов первый опытный комплекс был списан и разобран.

В 1971 году началось строительство еще одного опытного образца, который предназначался для полигонных испытаний. Второй образец отличался от первого некоторыми особенностями. В частности, применялась ЭВМ 5Э26, а радиолокационная станция наведения отличалась иными диапазонами рабочих частот. Заводские испытания второго прототипа начались только в 1977 году. Интересно, что к этому времени оба опытных образца уже не рассматривались в качестве прототипа строевой системы в связи с появлением договора о ПРО.

Тем не менее, испытания продолжались в целях отработки новых идей и предназначались для развития иных проектов. Логическим концом испытаний стала проверка, состоявшаяся в апреле 1984 года. Тогда удалось засечь и сопроводить, а также поразить противоракетой реальную цель в виде ракеты средней дальности. Впоследствии второй опытный образец использовался для проводок баллистических целей без применения стрельбовых элементов комплекса.

Не дошедший проект комплекса противоракетной обороны С-225 «Азов»

Ракета-памятник 5Я26, г. Приозерск. Фото Militaryrussia.ru


В 1972 году СССР и США подписали договор о противоракетной обороне, которым накладывались значительные ограничения на развитие и строительство перспективных систем. В частности, стороны договора не могли строить и вводить в эксплуатацию более одного позиционного района. Также ограничивалось количество строевых и опытных пусковых установок для противоракет. В связи с условиями этого соглашения советская промышленность была вынуждена отказаться от дальнейшего развития проекта С-225 «Азов» в целях создания новых позиционных районов противоракетной обороны. Дальнейшее применение новых разработок было возможно только в качестве вспомогательного средства при создании новых проектов. В результате этого некоторые наработки в дальнейшем использовались при развитии системы ПРО Москвы, а часть недавно построенных средств «Азова» применялась в иных целях.

В ходе испытаний на полигоне Сары-Шаган производилась не только проверка радиоэлектронного оборудования. В течение нескольких лет специалистами оборонной промышленности было выполнено значительное число испытательных пусков противоракет двух типов. Так, с 1967 по 1977 годы было выполнено примерно три десятка пусков ракет 5Я27 в разной комплектации. В первых пусках использовались весовые макеты, затем применялись изделия с частью аппаратуры управления и имитаторами прочих узлов. В начале семидесятых годов начались проверки полноценных ракет в полной комплектации. Последний запуск состоялся в июле 1977 года, когда противоракета поразила реальную цель.

Ракеты 5Я26 проверялись с ноября 1973 года. Вновь использовался отработанный подход к испытаниям с проведением нескольких бросковых пусков макетов, упрощенных изделий и ракет в полной комплектации. До апреля 1984 года выполнили 28 испытательных пусков. В ходе последних испытаний ракета успешно навелась на цель с минимальным отклонением. В случае срабатывания боевой части этого сближения хватило бы для поражения цели.

Уже после подписания договора о ПРО начался монтаж аппаратуры третьего опытного образца. Его было решено строить по обновленному проекту, подразумевавшему создание специального радиолокационного измерительного комплекса с условным обозначением 5К17. Система 5К17 включала в себя РЛС РСН-225, центральный вычислительный комплекс 5Э67 на основе трех объединенных ЭВМ 5Э65, командный пункт, средства связи и т.д. Изначально большинство основных элементов комплекса базировалось на автомобильных шасси, но в дальнейшем некоторые средства пришлось переделать в стационарные для выполнения требований договора. Во время испытаний и полноценной эксплуатации они помещались в крытых сооружениях.

Не дошедший проект комплекса противоракетной обороны С-225 «Азов»

Измерительный комплекс 5К17 во время испытаний на полигоне Сары-Шаган. Фото Militaryrussia.ru


В 1974-75 годах измерительный комплекс 5К17 прошел испытания на полигоне Сары-Шаган. После завершения всех необходимых проверок комплекс демонтировали и перевезли на камчатский полигон Кура. По имеющимся данным, в транспортировке и выгрузке элементов комплекса на берег принимали участие десантные корабли Тихоокеанского флота. К осени 1975 года комплекс был развернут на новой площадке, после чего приступил к решению поставленных задач.

Измерительный комплекс, созданный на основе системы ПРО С-225, использовался при создании новых боевых блоков и средств преодоления противоракетной обороны. Как следует из имеющихся данных, при помощи РЛС РСН-225 производилось изучение боевого оснащения новых и модернизируемых ракет при стрельбе по целям на территории полигона Кура. Подобное применение системы 5К17 продолжалось до 2006 года. После этого комплекс был выведен из эксплуатации ввиду морального и физического устаревания.

Целью проекта С-225 «Азов» было создание перспективного комплекса противоракетной обороны, способного защищать небольшие районы от потенциальной угрозы. За время разработки некоторые особенности комплекса менялись: предлагалось его использование в эшелонированной системе защиты совместно с другими образцами, однако позже такое применение отменили. В итоге «Азов» должен был стать самостоятельным средством защиты с определенными возможностями по переброски компонентов на новые позиции.

Тем не менее, в 1972 году появился новый международный договор, сделавший невозможным дальнейшее продолжение разработки и развертывание комплекса в целях обороны. По этой причине проект приобрел вспомогательный характер и теперь предназначался для отработки идей и решений в интересах новых разработок в области ПРО, используемых в системе защиты Москвы. Кроме того, радиолокационная станция РСН-225 с доработанным вычислительным комплексом в течение нескольких десятилетий применялась для проверки новых вариантов боевого оснащения баллистических ракет.

В исходном виде проект С-225 «Азов» так и не был завершен из-за новых ограничений. Однако отдельные его элементы были использованы в тех или иных целях. Это позволило сократить потери от прекращения работ за счет совершенствования иных перспективных проектов при помощи готовых систем. В итоге комплекс С-225 не был принят на вооружение, но все же оказал определенное влияние на развитие отечественной противоракетной обороны.