Оружейная коллекция
Популярное
Магия MAG-7. Оригинальная стреляющая африканская экзотикаБоевое гладкоствольное ружье MAG-7, детище южноафриканской фирмы Teсhnoarms, без сомнения, можно отнести к разряду оружейной экзотики. Причем не только из-за страны происхождения, но и из-за его конструкции, и внешнего вида. Этот полицейский помповый дробовик 12 калибра «копирует» известный израильский пистолет-пулемет Mini-UZI.
Пистолет-пулемёт HAFDASA C-2 родом из АргентиныВ самом начале тридцатых годов аргентинский оружейник Хуан Ленар разработал первый проект пистолета-пулемета. Это оружие, несмотря на все свои преимущества, не заинтересовало армию. Тем не менее, отказ военных не заставил инженеров прекратить работы в многообещающем направлении. Через несколько лет результаты своей деятельности в области пистолетов-пулеметов представила компания HAFDASA. Первой ее собственной разработкой такого рода стало изделие под названием C-2.
Поэма о железном Максиме (часть 1)Про пулемет Максима не писал разве что ленивый. Но… всегда так бывает, когда собираешь материал несколько лет, его находится, во-первых, много, а во-вторых, в нем много такого, что ранее ускользнуло от внимания авторов. Поэтому иногда стоит возвращаться к любой теме, в том числе и к «теме пулемета «максим», которая вполне претендует на то, чтобы стать самой настоящей «поэмой». Странно, конечно, испытывать пиетет к человеку, который больше всего прославился тем, что созданное им изобретение убило больше всего людей на планете Земля.
Первый собственный аргентинский. Пистолет-пулемёт Хуана ЛенараВ первых десятилетиях прошлого века Аргентина начала строительство собственных оружейных предприятий. Новые фабрики начали деятельность с производства копий зарубежного вооружения, а затем приступили к созданию первых самостоятельных проектов. В тридцатых годах этот процесс дошел до области пистолетов-пулеметов. Первым аргентинским пистолетом-пулеметом стал экспериментальный образец под названием Lehnar. Мало того, это был первый пистолет-пулемет, созданный в Южной Америке.
Единые пулемёты на вооружении в ГерманииКонцепция единого пулемета зародилась еще в конце Первой мировой войны. Ход боевых действий показал, что вполне оправдано использовать одну и ту же конструкцию, с минимальными изменениями...
Оружие
Дыру в русском оборонном бюджете заметили и в АмерикеВ течение нескольких последних лет Россия увеличивала свой оборонный бюджет, и за счет этого осуществляла требуемую модернизацию вооруженных сил. Теперь же расходы на оборону планируется сокращать в соответствии с новыми нуждами и требованиями. Все эти процессы закономерно привлекают внимание зарубежных специалистов.
САУ «Конденсатор» и «Трансформатор». О почти миномётахМногие помнят старый бородатый анекдот о горе-артиллеристах, которые очень хотели выстрелить по Москве из дедовской пушки? Только вот калибр снаряда был чуть больше калибра ствола. Вот и решили кумовья забить снаряд кувалдой. Результат предсказуем.
Противотанковые средства используемые в американской пехоте (часть 1)Незадолго до начала Второй мировой войны в американской армии вообще не было специализированного противотанкового оружия. Борьба с танками противника возлагалась на полевую артиллерию, которая в основной своей части сильно устарела...
ЗРК С-300 и С-400: реальные убийцы F-35 или переоцененные пустышки?По результатам недавних событий в Сирии возобновились обсуждения современных средств противовоздушной обороны. Зарубежные военачальники сделали ряд заявлений о российских ЗРК, а кроме того, темой заинтересовалась иностранная пресса. Так, свою оценку имеющейся ситуации вокруг систем ПВО российского производства попытался дать американский сайт The National Interest.
Перспективный проект боевой машины пехоты «Объект 1020»В начале шестидесятых годов советская оборонная промышленность работала над новыми проектами боевых машин пехоты того или иного рода.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

ПРО для защиты Поднебесной

ПРО для защиты Поднебесной


На протяжении последних нескольких лет российские государственные мужи, политики и эксперты извели многие тонны бумаги, произнесли сотни тысяч слов по поводу развертывания американской противоракетной обороны. Между тем разработки в области ПРО активно велись (а может быть, и ведутся) не только в Соединенных Штатах, но и в Китайской Народной Республике, причем небезрезультатно.

45 лет назад – 23 февраля 1966 года правительственная Комиссия по оборонной науке, технике и промышленности КНР приняла поэтапно детализированную программу создания национальной противоракетной обороны, которой было присвоено условное наименование «проект 640». Склонные к конспирологии китайцы исходили в данном случае из так называемой директивы 640 – руководящего пожелания, высказанного за пару лет до этого Мао Цзэдуном в разговоре с Цянем Сюэсэнем – основоположником ракетно-космической программы КНР.

Догнать Москву и Вашингтон

Великий кормчий, до которого спецслужбы Поднебесной довели информацию о работах по проблеме стратегической ПРО в Америке и Советском Союзе, заявил тогда о необходимости во что бы то ни стало догнать «империалистов» и «ревизионистов» и в данной сфере. К тому времени в СССР полным ходом шли работы над противоракетной системой А-35, а в США уже была принята на вооружение система заатмосферного перехвата «Найк-Зевс» и разрабатывалась новая система ПРО «Найк-Икс». Территория Китая, в то время серьезно испортившего отношения с Москвой, попала под прицел не только американского, но и советского ракетно-ядерного оружия, прежде всего баллистических ракет средней дальности – Р-5М, Р-12 и Р-14.

Доктор Цянь с коллегами-подчиненными с энтузиазмом взялся за дело. Несмотря на набирающую обороты вакханалию Культурной революции и огромные ресурсы, направленные Пекином на решение первостепенной оборонной задачи – развертывание производства ядерного оружия, китайская противоракетная программа получила высокий государственный приоритет. К ней были привлечены несколько номерных министерств машиностроения, Академия наук КНР, Вторая артиллерия (ракетные войска) и «база 20» – ракетный испытательный полигон, ныне более известный как космодром Шуанченцзы, с которого в 2003-м стартовал на орбиту первый китайский пилотируемый космический корабль.

«Проект 640» предусматривал создание семейства противоракет «Фаньси» («Контратака»), противоракетной пушки (!) «Синьфын» («Пионер») и радиолокационных станций системы раннего предупреждения о ракетном нападении. Кроме того, решено было форсировать работы по строительству наземного испытательного комплекса для противоракет и приступить к разработке ядерных боевых частей для них.

ПРО для защиты Поднебесной


Наиболее активная фаза реализации «проекта 640» пришлась на 70-е годы. В этот период работы по нему велись под эгидой Академии противоракетной и противокосмической обороны – так была переименована по личному указанию премьера Чжоу Эньлая Вторая академия Седьмого министерства машиностроения – аналога советского Минсредмаша, отвечавшего за ракетостроение. Кстати, название «Вторая артиллерия» для ракетных войск Народно-освободительной армии Китая тоже придумал Чжоу Эньлай.

Подход китайцев к созданию противоракет «Фаньси» в основном соответствовал философии, реализованной в американской системе ПРО «Найк-Икс», боевыми средствами которой являлись противоракеты дальнего заатмосферного перехвата «Спартан» и противоракеты ближнего действия «Спринт». Как известно, «Спринт» предназначался для «дострела» головных частей межконтинентальных баллистических ракет, которым удалось бы прорваться к защищаемому объекту, избежав поражения в космическом пространстве основной антиракетой «Спартан».

Причем речь шла не только о принципиальной философии проекта, но и о прямых конструктивных заимствованиях, к которым прибегли китайские инженеры, в случайную конгениальность которых верится с трудом. Зато хорошо известно, что Цян Сюэсэнь как талантливый специалист состоялся именно в США, откуда он и прибыл на историческую родину уже маститым ученым в 1955 году, имея в активе обширные контакты в авиаракетной науке и индустрии Америки. А после его репатриации эти связи вполне могла использовать разведка КНР, хотя китайский Королев и подвергался в Соединенных Штатах ограничениям в ходе тамошней охоты на «коммунистических ведьм».

С другой стороны, вовсе не исключено, что при конструировании своих антиракет китайцы тщательно изучали открытую западную военно-техническую литературу, в том числе популярную, где о системе «Найк-Икс» и ее дальнейших клонах – «Сентинел» и «Сейфгард» рассказывалось в подробностях, совершенно недопустимых, скажем, для печати СССР. И имей Китай в своем распоряжении документацию на советскую противоракетную систему А-35, он скорее всего попытался бы разработать нечто подобное именно ей. Ведь собственные варианты баллистических ракет Р-5М и Р-12 китайцы создали (и направили на Советский Союз) благодаря Никите Сергеевичу Хрущеву, распорядившемуся передать им техническую документацию на эти изделия отечественного ОПК.

«Спринт» по-китайски

Впрочем, предполагать можно все что угодно, но факт остается фактом: китайская мало- и средневысотная противоракета «Фаньси-1» внешне получилась практически двойником американского «Спринта». Первая «Контратака», как и «Спринт», представляла собой двухступенчатую гиперзвуковую ракету. Она должна была оснащаться полуактивной радиолокационной головкой самонаведения.

Правда, в отличие от полностью твердотопливного «Спринта» первая ступень «Фаньси-1» имела жидкостный ракетный двигатель. Кроме того – и в этом разнились китайская и американская системы – для ближнего рубежа перехвата (здесь американцы намеревались применять только ракеты «Спринт») в КНР разрабатывалась еще и маловысотная ракета «Фаньси-2». А аналогом «Спартану» предстояло стать противоракете заатмосферного перехвата «Фаньси-3». Для китайских противоракет, как и американских, предусматривалось ядерное снаряжение.

Считается, что китайцы довели до стадии летных испытаний только уменьшенные макеты ракеты «Фаньси-2», запущенные в 1971–1972 годах, и бросковые массогабаритные макеты ракеты «Фаньси-1», первые старты которых состоялись в 1979-м. «Фаньси-3» так и не увидела ни неба, ни тем более космических высот – ее разработка была свернута в 1977 году. Создание «Фаньси-2» прекратилось на четыре года раньше – этот элемент ПРО в конечном итоге сочли излишним.

Командование НОАК, воодушевленное первыми полетами экспериментальных антиракет, не дожидаясь завершения работ по «Фаньси-3», предложило развернуть ограниченную систему ПРО на основе «Фаньси-1» для прикрытия Пекина.

Что касается противоракетной суперпушки «Синьфын», то это нелепое чудо китайской инженерной мысли рождалось в 210-м институте, находившемся под эгидой Академии ПРО-ПКО. Проект «Пионера» («проект 640-2») был представлен на рассмотрение военно-политического руководства КНР в 1967 году. Получился настоящий монстр, 420-миллиметровый ствол которого предназначался для выстреливания неуправляемых активно-реактивных ядерных снарядов массой 160 килограммов навстречу входящим в плотные слои атмосферы вражеским боеголовкам. Стационарная артиллерийская установка весила 155 тонн.

Прошли даже испытания «Синьфына». На первых из них состоялось опробование 140-миллиметровой гладкоствольной модели орудия. Из него выпускали 18-килограммовые снаряды, бившие на дальность 74 километра. С «Пионером» возились до 1977 года, а в 1980-м работы по всем огневым средствам стратегической ПРО в рамках «проекта 640» были окончательно прекращены. Такое решение принял «отец» китайских экономических реформ Дэн Сяопин, посчитавший, что программа, перспективы успешного завершения которой далеко не очевидны, крайне обременительна для бюджета страны. Немалую роль в этом сыграл и Договор об ограничении систем противоракетной обороны, заключенный в 1972 году между СССР и США, – ведь именно их пытался догнать Китай.

Как бы то ни было, «проект 640» оказался весьма полезным для укрепления обороноспособности КНР. Проводившиеся в его рамках работы по созданию соответствующих радиолокационных систем позволили китайцам обзавестись наземными станциями слежения за космическими объектами и раннего предупреждения о ракетном нападении, впрочем, ограниченными по своим возможностям в сравнении с аналогичными станциями СССР и США. К таким радарам, в частности, относятся радиолокационные станции «7010» и «110», которые составили основу национальной СПРН Поднебесной.

Ветер на орбите

Сегодня Китай, несомненно, располагающий возможностями создания «классических» наземных противоракетных комплексов (по крайней мере на технологическом уровне сверхдержав 80-х годов), обратил свой взор в космос. Более перспективным делом там, видимо, считают овладение противоспутниковыми технологиями. Достигнутый в этой области уровень научно-технического потенциала КНР был продемонстрирован в январе 2007 года, когда выведенный на полярную орбиту высотой 853 километра китайский истребитель ИСЗ уничтожил отслуживший свое китайский же метеорологический сателлит «Фын Юнь-1» («Ветер и облака-1»). Противоспутник поразил «метеоролога» кинетическим образом – прямым в него попаданием.

Для запуска противоспутника использовалась перспективная ракета-носитель типа «Кайтуочже» («Исследователь»). Это семейство китайских твердотопливных космических ракет, разработанных на основе первой и второй ступеней межконтинентальной баллистической ракеты «Дунфын-31» («Восточный ветер-31») и новой третьей ступени, которая прошла испытания в 2001 году. Такие носители способны доставлять полезную нагрузку массой до 300–400 килограммов на полярную орбиту.

Судя по некоторым сообщениям, «Кайтуочже» могут быть запущены в течение 20 часов после получения приказа на старт не только со стационарного пускового стола, но и с самоходной пусковой установки. Ракета, забросившая в космос первый китайский спутник-убийцу, стартовала из неустановленного района вблизи космодрома Сичан («база 27») – надо полагать, как раз с мобильного «пускача»