Оружейная коллекция
Популярное
Винтовка с женским прозвищем Света (часть 3)Как всегда, после выхода материала, посвященного любой советской теме, будь то потери в годы ВОВ, раскулачивание или винтовка СВТ-40, многие читатели спешат высказать по нему свое суждение. Суждения бывают самые разные, начиная от указания на ошибки – и это хорошо, только без обобщений, до совершенно фантастических инсинуаций.
Партизанский пистолет-пулемет спроектированный  П.Е. БордюковымКак известно, советские партизаны, действовавшие в тылу противника в годы Великой Отечественной войны, достаточно быстро освоили ремонт имеющегося стрелкового оружия, а затем начали и производство новых образцов. С определенного времени велась разработка совершенно новых конструкций. По понятным причинам, оружие собственной разработки отличалось простотой, но в некоторых случаях предлагалось использовать сравнительно сложные технологии. Заметным результатом такого подхода стал пистолет-пулемет П.Е. Бордюкова.
Создание пистолета из винтовки: Olympic Arms OA-93В конце пятидесятых годов была создана новая автоматическая винтовка AR-15, вскоре ставшая основой для целого ряда разнообразных образцов оружия. Изначально на ее основе создавались только новые винтовки для армий и гражданского рынка, но затем появились более чем интересные проекты самозарядных пистолетов. Так, американская компания Olympic Arms смогла создать на базе AR-15 целое семейство малогабаритного оружия. Первым его представителем было изделие под названием OA-93.
Винтовка с женским прозвищем Света (часть 2)Попытался Токарев на базе винтовки сконструировать и самозарядный карабин. Испытания его начались в январе 1940 г. вместе с карабином Симонова. Но недоработанными признали оба образца. Так, у карабина Токарева оказалась слишком уж плохая меткость при ведении автоматического огня. Поэтому его автоматические карабины официально на вооружение Красной Армии не состояли, но в 1940—1941 гг. их выпускали на Тульском оружейном заводе № 314, где таких карабинов было изготовлено несколько сотен.
Винтовка с женским прозвищем Света (часть 1)Работать над принципиально новой, теперь уже автоматической винтовкой конструктор В.Ф. Токарев начал еще… в 1920 году, а в 1921-ом появился первый ее опытный образец.
Оружие
Переносные «Ручные» комплексы ПВО. Часть 4. ПЗРК Robotsystem 70ПЗРК Robotsystem 70 – ракетный комплекс 70-й модели (RBS-70) – шведский универсальный переносной зенитный ракетный комплекс, предназначенный для поражения низколетящих воздушных целей (самолетов и вертолетов) противника. Разработан в Швеции инженерами компании Bofors Defence (сегодня Saab Bofors Dynamics). ПЗРК RBS-70 принят на вооружение шведской армии в 1977 году. В дальнейшем активно поставлялся на экспорт, его приобрели около двадцати стран мира, с 1985 года экспортное обозначение комплекса – Rayrider.
БМП-1АМ «Басурманин»: представлена практичная модернизацияС 1966 по 1983 годы советская оборонная промышленность построила и передала ряду заказчиков, прежде всего нашей армии, около 20 тыс. боевых машин пехоты БМП-1. Затем эту технику в серии сменила более новая БМП-2, имевшая известные преимущества в области вооружения. Однако в дальнейшем новая бронемашина не смогла полностью заменить имеющуюся технику, и БМП-1 до сих пор остаются в войсках.
В Музее военной техники УГМК представили танк-«призрак»В Музее военной техники УГМК, который находится в Верхней Пышме Свердловской области, принимают поздравления. На музейной площадке появился новый экспонат – танк КВ-1С.
Самодвижущееся орудие XM124 родом из СШАЧтобы успешно выполнить поставленную задачу и не попасть под ответный удар противника, артиллерийское орудие должно иметь высокую мобильность. Очевидное решение этой проблемы – установка орудия на самоходное шасси, однако такая боевая машина отличается сложностью и дороговизной. Более простым и дешевым вариантом повышения мобильности является создание самодвижущегося орудия. В начале шестидесятых годов в США на полигон вышла самодвижущаяся гаубица XM124.
Экспериментальный 60-мм миномёт предназначенный для бесшумной стрельбы ГНИАПВсе артиллерийские орудия традиционных схем, в том числе минометы, при стрельбе производят определенный шум, а также «демонстрируют» крупную дульную вспышку. Громкий звук выстрела и пламя могут демаскировать позицию орудия и упростить нанесение ответного удара.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Охрана водного района и обнаружение иностранных ПЛ своими силами

Охрана водного района и обнаружение иностранных ПЛ своими силами

МПК-170 проекта 1124


О военных хитростях мирного времени

Район несения службы многоцелевыми АПЛ ВМС США 50-80 миль юго-восточнее Петропавловска–Камчатского был известен давно. Но американские асы морских глубин не давали себя обнаруживать ни подводным лодкам, ни надводным кораблям, своевременно уклоняясь от обнаружения. А заставить их вздрогнуть очень хотелось. Тогда “великий и ужасный” капитан-лейтенант Никонов В.Н. (да продлиться память о нём не только у меня – отличный был противолодочник) предложил через комдива и комбрига командованию КВФ план операции “Буксир”. Суть дела сводилась к тому, что американские подводники отлично классифицируют надводные цели и совершенно не уклоняются от рыболовецких судов, а последние часто проходят через район вероятного нахождения разведывательных АПЛ ВМС США.

Выделили два средних рыболовных морозильных траулера для участия в операции. И летом 1978 года каждый из СРТМов взял на буксир по одному МПК пр.1124 и с небольшим временным интервалом повел в заранее выбранные точки опускания ПОУ КТ–1А. Винты буксируемых кораблей были застопорены, чтобы не создавать характерных демаскирующих подводных звуков при ротации от набегающего потока воды. Электропитание от дизельгенераторов №2 (ДГ №2 конструктивно не стояли на фундаментах, а были через звукопоглощающие амортизаторы подвешены к верхней палубе). В остальном соблюдался режим тишины и радиомолчания. РЛС в навигационных целях использовали только СРТМы. Скорость развёртывания кораблей в заданные точки соответствовала обычной скорости движения рыболовецких судов при следовании в районы промысла. Вышли ночью, с рассветом день выдался пасмурный и не штормовой. По прибытии в свои точки корабли отдали буксирные тросы, опустили антенны ОГАС МГ–339 на оптимальную глубину в соответствии с гидрологическим разрезом и начали прослушивать водную толщу в режиме шумопеленгования с использованием анализаторов дискретных составляющих шумов (“Кассандра”) от АПЛ. СРТМы проследовали своими курсами прежней скоростью.

Операция с блеском удалась. Были обнаружены в режиме ШП сразу две АПЛ ВМС США! Оказывается, мы застали момент смены на разведывательном дежурстве одной лодки другой. Каждый корабль имел шумопеленги на обе АПЛ и, обмениваясь информацией с помощью системы групповых атак “Гранат” Р–770, соответственно определял их координаты. Так как американцы вели себя спокойно, стало ясно, что нас они не обнаружили. В режим эхопеленгования мы переходить не спешили, дали оповещение по флоту об обнаружении ИПЛ и вызвали противолодочную авиацию. С прибытием авиации, передали им контакт с АПЛ и начали работать в режиме эхопеленгования. В общем, сюрприз для американских вердрузей вполне удался. Общее время контакта противолодочных кораблей с обнаруженными АПЛ составило 16 часов, а в сумме с авиацией ПЛО двое суток!

Именно после этой операции американские подводники вынуждены были сместить район своего разведывательного дежурства ещё на сто – сто пятьдесят миль на юго-восток, подальше от этих коварных русских.

Кошки – мышки

Вне наших территориальных вод почти на широте залива Советская Гавань сторожевой корабль пр. 50 “Иркутский комсомолец” визуально обнаружил перископ неопознанной подводной лодки и дал об этом специальным сигналом оповещение по флоту. В это время МПК–4 и МПК–155 пр.1124, находились в районе боевой подготовки недалеко от места обнаружения перископа. Разумеется, дежурный адмирал ТОФ (ОД ТОФ) в минимально возможное время передал нам распоряжение следовать в район обнаружения перископа для поиска иностранной подводной лодки (ИПЛ). Почему иностранной? Потому, что по плану боевой подготовки ТОФ в этом районе наших ПЛ в то время быть не должно, если это не контрольная цель для проверки готовности собственных сил ПЛО и не заблудившиеся асы морских глубин. Но мы и сами уже получили оповещение от СКР, разобрали его, прекратили выполнение мероприятий боевой подготовки и с нарастающей скоростью, включив устройства обесшумливания винтов “Завет”, шли в район поиска ИПЛ.

Вообще к тому времени у противолодочников сложилось особое мнение по вопросу подачи оповещения по флоту об обнаружениях ИПЛ. Одиночный противолодочный корабль (в мирное время) мог произвести обнаружение или случайно или по планам противной стороны. Да и корабельная противолодочная ударная группа (КПУГ) тоже. Подводники всегда располагали и сейчас располагают абсолютным превосходством в дальности обнаружения надводных кораблей и судов своей акустикой. Благодаря возможности изменять глубину погружения и располагая графиком распределения скоростей звука и температуры забортной воды на разных глубинах, они могут занять глубину для обеспечения максимальных дальностей в режиме шумопеленгования или в режиме эхопеленгования своей гидроакустикой. Поэтому они без особых усилий уклоняются от обнаружения кораблями ПЛО, выходя из полосы поиска КПУГ. Это тактическое превосходство ПЛ при поиске, который называется контрольным, используется против них же: ПЛ уклоняются от обнаружения, а мы строим маневрирование при поиске так, чтобы, уклоняясь от обнаружения, ПЛ на некоторое время вышла из обследуемого района. При этом и шумность, и маневрирование противолодочных кораблей носят демонстративный характер. И ещё обнаружение ПЛ надводными кораблями ПЛО возможно, когда ПЛ вынуждены идти на прорыв или против них разворачивается поисковая операция разнородных сил ПЛО и в дело вступают оперативные соединения разнородных противолодочных сил (ОС РПЛС). Это согласованные по времени и месту, под единым руководством, действия многоцелевых подводных лодок, противолодочной авиации, надводных кораблей и береговых средств обнаружения, направленные на обнаружение и длительное слежение за обнаруженными ПЛ. Но в общем, как говорил “генсек”: “Донесение об обнаружении ПЛ и о потере с ней контакта надо готовить одновременно”.

Так вот, чтобы не быть обвинёнными верхним командованием в полном тактическом превосходстве вероятного противника (или вероятного друга, но с меньшей вероятностью), командиры кораблей ПЛО крайне неохотно прибегали к оповещению по флоту об обнаружении ИПЛ (своих мы умели отличать по дискретным составляющим шумового спектра). Несмотря на то, что формы донесений готовились заранее и в них достаточно было вписать только координаты точки обнаружения и время обнаружения, хотя и передавались они с приоритетом по самым быстродействующим каналам связи, реакция оперативной службы флота поступала на корабли с получасовой и более задержкой: им самим надо было разобрать донесение, зафиксировать его в дежурной документации, найти Командующего Флотом или его заместителя, доложить, получить указания, изложить их в шифротелеграмме и отправить на корабль (ПЛ, самолёт, вертолёт) для исполнения. А за тридцать минут атомоход мог удвоить скорость подводного хода и применить весь арсенал средств уклонения и гидроакустических помех. А кто виноват в потере контакта? Да тот, кто его установил. Поэтому те, кто иногда устанавливал контакты с ИПЛ, не спешили радовать весь Тихоокеанский Военно-морской Флот.

Как правило, командирами ОС РПЛС были командиры или начальники штабов бригад противолодочных надводных кораблей. Командир бригады кораблей охраны водного района капитан первого ранга Архонтов Геннадий Сергеевич (именно у него была кличка “генсек”) с частью офицеров штаба бригады был у меня на борту (МПК–155). По ходу дела принимали решение на поиск ИПЛ или использование одного из типовых вариантов поиска. Сразу пришли к единому мнению, что командир ИПЛ умышленно позволил обнаружить себя с целью выявления возможностей сил и средств ПЛО в районе базы Сахалинской Флотилии – залива Советская Гавань. Входить в терводы в подводном положении будет только в случае крайней необходимости. Замысловато уклоняться от обнаружения не будет, иначе зачем он себя показал? На мелководье не пойдёт (т.е. глубины в районе маневрирования ПЛ будут не менее 120 м). О нашем нахождении в море знал вряд ли, так как акустикой мы не работали, а отрабатывали подготовительные мероприятия к ракетным стрельбам. Сейчас он нас конечно уже услышал, но мы подходим с южного направления, с той стороны, откуда он пришёл, и куда будет уклоняться. В северном направлении территориальные воды со стороны Сахалина и Хабаровского края смыкаются и можно в ходе отрыва от слежения в ту сторону нарушить госграницу. Нежелательно для него, потому что тогда он получит от нас международный сигнал на всплытие и в случае невыполнения будет атакован.

В общем, вывод такой: или беспрецедентная наглость американских подводников или разведывательный умысел. Исходя из этих соображений, выбрали точки опускания контейнеров опускаемых гидроакустических станций (ОГАС) МГ–339Т, готовились к замеру гидрологии для уточнения прогнозных данных по дальностям обнаружения ПЛ. МПК–155 и МПК–4 обнаружили ИПЛ через пять минут после начала поиска в режиме шумопеленгования. Подводная лодка пыталась пройти между двумя кораблями (прорыв) и уже двигалась в южном направлении. Об особенностях нашей гидроакустики я уже писал, повторю только то, что она позволяла обнаруживать подводные лодки дальше, чем навигационная РЛС “Дон” обнаруживала надводные цели. А система групповых атак Р–770 “Гранат” позволяла, имея только шумопеленги с двух кораблей, определять элементы движения цели (курс и скорость) не демаскируя себя активным гидроакустическим излучением. Оповещение по флоту об обнаружении ИПЛ уже было отправлено. Данные для противолодочной авиации о характере волнения в районе (для установки чувствительности радиогидроакустических буёв) отправлены. В мирное время американские подводники, после подтверждения факта их обнаружения, отрывались от слежения надводных кораблей ПЛО по шаблону. Они всегда были в курсе погодных условий на поверхности. Направление волны отлично видно в зенитный перископ из под воды, без всплытия. И поэтому выбирали курс отрыва от слежения с направлением против ветра и волнения на поверхности воды, каждые 30 минут УДВАИВАЯ скорость отрыва (в соответствии с возможностями ядерной энергетической установки, ЯЭУ). Надводные корабли при попытке двигаться против ветра и волны следом за отрывающейся ПЛ не могли развивать значительных скоростей из-за сильных ударов встречных волн и из-за резкого уменьшения дальности действия подкильных ГАС от собственных шумовых помех (ОГАС использовались только “на стопе”). Если на момент обнаружения у ПЛ была скорость 5-6 узлов, то через час от начала отрыва скорость бывала 20-24 узла. Продолжение слежения было возможно только авиацией ПЛО, но оторвавшись от надводных кораблей, ПЛ переходила на максимально малошумный ход и выполняла маневр уклонения от авиации.

В нашем случае командир американской ПЛ не стал умничать, а пошёл напролом как я уже выше описал. Но волнение водной поверхности благоприятствовало большим скоростям движения. Комбриг приказал МПК–4 поднять контейнер и максимальным ходом сменить точку опускания ОГАС, смещаясь к югу вслед за ПЛ и с некоторым упреждением, а МПК–155 продолжал шумопеленгование до прихода МПК–4 в новую точку. То, что ПЛ американская мы уже знали точно, потому что дискретный акустический анализатор (“Кассандра”, КМГ-12) позволил определить составляющую шумового спектра от ПЛ в 60 герц, а это как признак национальной принадлежности. Наши ПЛ шумели на дискретной частоте 50 герц (сейчас и они и мы для исключения этого шумового фактора снова вернулись к системам постоянного тока на АПЛ очередного поколения!). В новой точке МПК–4 начал работать акустикой в активном режиме, а мы на скорости 36 узлов следовали в свою новую точку опускания ОГАС. “Четвёрка” установила контакт с ПЛ и по системе групповых атак наводила нас в точку очередного опускания ОГАС. Появились на УКВ связи два самолёта ПЛО Ил–38 и мы приступили к передаче контакта с ИПЛ от КПУГ АВПУГ (авиационной противолодочной ударной группе). Для облегчения ориентации наших “орланов” среди нескольких кораблей КПУГ, на крышах ходовых рубок МПК были нанесены бортовые номера. Этот простейший элемент взаимодействия с авиацией делал ненужным снижение самолётов до высоты бреющего полёта для чтения бортовых номеров, что экономило время передачи контакта с ИПЛ, топливо самолётов и повышало безопасность полётов авиации ПЛО. Лётчики поставили несколько линейных барьеров из РГАБ (радиогидроакустических буёв), и через 20 минут командир противолодочной авиагруппы доложил о приёме контакта. Дальше уже была не наша работа, потому что лодка ещё была слышна в режиме шумопеленгования, но ушла уже далеко.

Авиация ПЛО ТОФ, после приёма контакта от кораблей ПЛО, следила за этой американской ПЛ больше 12 часов. При подготовке отчёта о слежении мы впервые столкнулись с необходимостью учитывать скорость дрейфа от течения. В других точках моря это не так актуально, но в северной части Татарского пролива очень сильно ощущается приток воды из реки Амур. И только после учёта дрейфа от течения прокладка курса ИПЛ приобрела очертания и смысл. Средства гидроакустического противодействия (ГПД) наш “вердруг” не применял и действовал, как мы и предполагали, по шаблону. Отчёт получился классическим, с приложением записей на рекордерах, фотографий экранов ОГАС, звукозаписью шумов ИПЛ и лент дискретного анализатора. Силами КПУГ из двух кораблей время контакта с ИПЛ составило 2 часа 17 минут, а с учётом стараний авиации почти пятнадцать часов. То есть в реальных условиях американский атомоход мог быть атакован и уничтожен на первых десяти минутах контакта с кораблями ПЛО. Но истинные надводники-противолодочники всегда понимали, что без взаимодействия с противолодочной авиацией они только носители долгодействующих средств обнаружения ПЛ, а вооружение годилось только для самообороны.
Автор Капитан 1-го ранга в отставке Солдатенков А.Е.