Оружейная коллекция
Популярное
Ручную винтовку Гаусса признали таким себе «серьезным оружием»Прошедший 2021 год подарил оружейному миру не так много новостей. Поэтому информация от сравнительно небольшой американской компании Arcflash Labs, которая экспериментировала с необычными образцами оружия, заинтересовала многих. Неожиданно для обывателей винтовка Гаусса с экранов телевизоров и мониторов сделала шаг в реальный мир.
Словакия передаст для нужд Украины системы разминирования "BOZENA 5"Словакия передаст Украине гусеничные машины «BOZENA 5» для разминирования. Соответствующее решение утвердило правительство Словакии.
Револьвер «Веблей-Прайс»: калибр крупнее просто не бываетПро все остальные револьверы из этого стихотворения Линдсея Гордона мы уже рассказывали: про «Веблей», «Трентер» и «Варнан». Остался лишь «Бленд-Прайс» (PRYSE по-английски), и вот сегодня мы и его окончательно «добьём»!
Разборное оружие Джона Стемпла: свое хобби у каждого своё…Наверное, все слышали (а уж люди, жившие во времена СССР, слышали точно) про банду ростовских братьев Толстопятовых – налётчиков-«фантомасов», грабивших сберкассы и… соорудивших для своих бандитских дел немало оригинального самодельного оружия, включая даже «шариковый автомат», стрелявший шариками от шарикоподшипников, заряженных в самодельные патроны.
Ультимативный автомат предназначенный для спецназаСколько стоит автомобиль, на котором передвигаются курьеры или который используют такси начального уровня? Обычно это самый недорогой автомобиль категории «А» или «В» стоимостью по сегодняшним меркам порядка 500–700 тыс. рублей (не рассматривая автомобили категории б/у). А на чём ездят пилоты «Формулы-1»? Так вот, цена болида для автогонок «Формула-1» составляет порядка 10–15 млн долларов – разница весьма существенная, да?
Оружие
Турецкий Otokar наладит свое производство бронетехники в Казахстане – СМИТурецкая оборонная компания Otokar нацелена на производство бронированных машин в Казахстане.
Военные Республики Корея смогут оценить новую БМП RedbackАрмия Республики Корея разработала план действий по испытаниям боевой машины пехоты (БМП) Redback, разработанной Hanwha Defense.

Танковый аккумулятор – важнейший фактор боеспособности своего подразделенияВ предыдущей части истории шла речь об особенностях эксплуатации бронетанковой техники. Материал был бы неполным без рассказа еще об одном техническом аспекте. Пожалуй, любой бывалый танкист (срочник ли, сверхсрочник или кадровый офицер), служивший в армии в «эпоху развитого социализма», помнит эту знаменитую марку – 6СТЭН-140м. Значение аккумуляторных батарей для боеготовности воинской части настолько велико, что они достойны отдельной статьи.
Особенности современных танков на вооружении КитаяВ последние десятилетия Китай сумел создать свою собственную конструкторскую школу в области танкостроения. Разрабатываются и строятся танки новых типов для собственной армии и для экспорта. При этом в современных проектах используются интересные концепции и примечательные технические решения. В результате этого китайские танки оказываются похожими на зарубежные образцы, но и имеют заметные отличия.
Национальная противоракетная оборона США: серьезные возможности и места развёртыванияЕще до выхода из Договора об ограничении систем противоракетной обороны в 2002 году в США начались работы по созданию оружия, способного противодействовать баллистическим ракетам.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Один из лучших самолетов не состоявшейся войны

Созданный на основе догматов холодной войны, Су-34 малоприменим в современных конфликтах

До конца нынешнего года ВВС России пополнятся еще 14 фронтовыми бомбардировщиками Су-34. Об этом сообщило руководство Объединенной авиастроительной корпорации в ходе совещания, прошедшего на авиационном заводе в Комсомольске-на-Амуре, которое посетил заместитель министра обороны по вооружению Юрий Борисов. По словам представителей ОАК, гособоронзаказна 2014 год по новейшим бомбардировщикам будет выполнен, а уже в следующем году ожидается поставка еще 16 машин.

Очень оптимистичные планы, ведь еще в прошлом году ГОЗ по Су-34 был под угрозой срыва, а Минобороны через суд взыскало с производящего бомбардировщики Новосибирского авиационного завода неустойку за срыв сроков поставки. Остались недовольны первыми серийными «тридцатьчетверками» летный и технический состав Военно-воздушных сил. Претензий предъявлялось много, в частности не работала часть бортового оборудования, были проблемы с комплексами радиоэлектронной борьбы «Хибины» и т. д.

Бесполезен в современном конфликте

Для ВВС России Су-34 – одна из самых ожидаемых машин. Способный наносить удары высокоточным оружием, оснащенный мощной бортовой радиолокационной станцией Ш-141 с фазированной антенной решеткой, эффективным комплексом радиоэлектронного противодействия, тепловизионным и телевизионным каналами обнаружения и сопровождения цели, «тридцать четвертый» должен стать эффективным средством борьбы с наземными целями противника, заменив устаревшие Су-24М. Опыт августовской войны 2008 года с Грузией, где фронтовая авиация добилась ограниченных результатов, показал, что ВВС России остро нуждаются в бомбардировщике, способном поражать цели высокоточным оружием, не входя в зону поражения ПВО противника. Некоторые эксперты приписывают участие Су-34 из состава 4-го Центра подготовки авиационного персонала в Липецке в конфликте с Грузией. Считается, что на счету этих машин – грузинский радар, пораженный ракетой Х-31. В то же время представитель ВВС России рассказал газете «ВПК», что это не так.

Один из лучших самолетов не состоявшейся войны


«Су-34 испытали с противорадиолокационной ракетой только в 2010 году. Все пять радаров, которые мы выбили, на счету обычных строевых Су-24», – рассказал изданию офицер ВВС России, участвовавший в конфликте. По его словам, если бы Су-34 смогли воевать в конфликте, то задействовать машины надо было не против радаров, а для уничтожения наземных целей.

«Даже слабая грузинская ПВО «завалила» глицевский Су-24 (Су-24М из состава 929-го ГЛИЦ, сбитый 9 августа) с двумя опытными пилотами, когда тот атаковал позицию артиллерии. На Су-24 не было управляемых бомб или ракет и нормального прицельного комплекса. И экипажу пришлось снижаться под прицелом грузинских ракет и наносить удар», – пояснил газете «ВПК» собеседник.

Су-34 с его высокотехнологичным радаром, теле- и тепловизионным каналами наведения справится в такой ситуации гораздо эффективнее. Но недавний опыт боевого применения новых бомбардировщиков доказал обратное. В интернет-блоге Hard Ingushetia есть фото базового лагеря боевиков «Иммарата Кавказ», уничтоженного авиаударом. Это работа Су-34 ВВС России.

«Су-34 столкнулись с большими трудностями при нанесении удара в сложной горно-лесистой местности. Радар не смог найти цель в таких условиях, а тепловизионный и телевизионный каналы оказались с ограниченным полем зрения. С задачей справились, но с большим трудом», – отметил военнослужащий Южного военного округа, знакомый с ситуацией.

По словам собеседника, основа прицельного комплекса «тридцать четвертого» – высокотехнологичный радар Ш-141 оказался в таких условиях бесполезен. Экипаж не смог найти на картинке, забитой отражением различных объектов на земле, нужной цели, и фронтовой бомбардировщик был вынужден снизиться для поиска объекта. Благо, ПВО у боевиков нет. Но НПП «Ленинец», создавшее радар, не виновато в такой ситуации. Ш-141 – это уникальное изделие, способное обнаруживать цели с малой ЭПР на дальности 150–200 километров. Су-34, созданный как лучший ударный бомбардировщик холодной войны, способный прорывать на низкой высоте ПВО НАТО и уничтожать как подвижные, так и стационарные цели, бесполезен в современной войне.

От радара к тепловизору и телекамере

Война во Вьетнаме во многом изменила облик современной боевой авиации. В начале конфликта пилоты самолетов, наносившие удары неуправляемыми бомбами и ракетами, прицеливались, используя радар или бомбовые прицелы, но уже в 1973 году цели, обнаруженные по телекамерам и тепловизорам, поражались бомбами и ракетами с телевизионными и лазерными головками наведения.

Один из лучших самолетов не состоявшейся войны


Главной задачей основного ударного самолета ВВС США 60-х годов F-105 «Тандерчиф» было нанесение удара по радиоконтрастным целям (здания, мосты, колонны техники) ядерными или обычными бомбами со средних высот и на больших скоростях. Для своего времени прицельный комплекс «Тандерчифа», построенный вокруг радара, был произведением искусства. Но во Вьетнаме радиолокаторы оказались бесполезными, пилотам приходилось наносить удары, визуально используя бомбовые прицелы. С появлением у Северного Вьетнама комплексов ПВО С-75, «Тандерчифам» надо было снижаться на малые высоты, где созданные для сверхзвуковых полетов на средних и больших высотах F-105 часто выходили на критические режимы полета, что приводило к катастрофам, а пилоты просто не успевали вовремя обнаружить цели. Добавили проблем мелкокалиберная зенитная артиллерия (МЗА), пулеметы и появившиеся в конце войны ПЗРК «Стрела», если не сбивавшие, то наносившие значительные повреждения истребителям-бомбардировщикам.

ВВС США пришлось уделить внимание разработке управляемых средств авиационного поражения и прицельных комплексов с оптикой высокого разрешения для обнаружения наземных целей.

На фоне проблем с «Тандерчифами» и «Фантомами» высокую результативность показали истребители-бомбардировщики c изменяемой геометрией крыла F-111 «Адварк». Оснащенные системой огибания рельефа местности «Адварки» на низких высотах ночью и в сложных метеусловиях наносили удары по наземным объектам с уже известными координатами.

В 1973 году американцы провели операцию по уничтожению стратегических целей в Северном Вьетнаме – «Лаинбаккер-2». ВВС США массово применили бомбы с лазерной и телевизионной системами наведения, а также прицельные контейнеры «Пэйв Тэк» и «Пэйв Пенни» для обнаружения целей и наведения высокоточных АСП. Американская ударная авиация выполняла практически все боевые вылеты на средних и больших высотах, подавляя ПВО Северного Вьетнама противорадиолокационными ракетами и РЭБ.

В начале 80-х годов прицельными контейнерами стали оснащаться F-111. По замыслу американских военных «Адварки» должны прорывать ПВО на низкой высоте, используя радар для навигации. Обнаружив цель, выполнить набор, взять ее на сопровождение подвесным прицельным контейнером и поразить управляемой бомбой или ракетой. Так же действовали и европейские истребители-бомбардировщики «Торнадо» IDS, оборудованные таким же прицельным оборудованием.

Так и не повоевав с Советской армией, F-111 и «Торнадо» попрактиковались на Ираке в 1991 году, где столкнулись с большими трудностями. Иракцы сбили МЗА пять действовавших на низких высотах «Торнадо». F-111, работавшие на трех – пяти тысячах метров, обошлись без потерь.

На смену F-111 «Адварк» пришел F-15Е, также участвовавший, но не совсем удачно, в войне с Ираком. «Страйк Игл» изначально создавался для применения высокоточного оружия с использованием новейшего прицельного контейнера LANTIRN. Но в Ираке F-15Е, не получившие контейнеры, наносили удары обычными и кассетными бомбами с низких высот, потеряв от МЗА и ПЗРК несколько машин. Установленная на F-15Е БРЛС AN/APG-70 применялась для ведения воздушного боя, а входящий в состав LANTIRN подвесной контейнер AN/AAQ-13 – для ориентирования и картографирования местности.

В 90-х года в Югославии «Страйк Иглы» уже действовали на высотах в пять-шесть тысяч метров. Сейчас ВВС США модернизировали «Игл», установив обновленный подвесной контейнер «Снайпер» с РЛС с синтезированной апертурой AN/ASQ-236 фирмы Raytheon.

Современный опыт ВВС США и НАТО показывает, что удары по наземным целям из-за угрозы МЗА и ПЗРК наносятся с высоты шесть-семь тысяч метров, стационарное ПВО уничтожается крылатыми ракетами, а ударные машины сопровождают специальные истребители-бомбардировщики, подавляющие ПВО и самолеты РЭБ. Последний раз тактическая авиация бомбила врага с использованием радара в 1993 году в Югославии.

Советский путь

Еще с 60-х годов в ВВС СССР низковысотный прорыв ПВО стал основой боевой работы ударной авиации. Если Су-7 наносили удары, используя визуальные прицелы, то уже более современные Су-17, Миг-23БН и Миг-27 оснащались радиолокационными прицельными комплексами.

Советский ответ на F-111 – фронтовой бомбардировщик с изменяемой геометрией крыла Су-24 наносил удары в сложных метеоусловиях, а также ночью, выполняя прорыв ПВО противника на низкой высоте в режиме огибания рельефа местности. Для поиска целей Су-24 использовал радар, дополненный лазерным дальномером и телевизионной системой.

Су-24 в 1988 году отправились в Афганистан. Здесь результаты оказались не такими положительными и внушающими оптимизм. Из-за применения моджахедами МЗА и ПЗРК «Стингер» Су-24М 755 и 143-го бомбардировочных полков, действующие с советских аэродромов, наносили удары с высоты в шесть-семь тысяч метров обычными свободнопадающими бомбами. Даже модернизированный радиолокационный прицельный комплекс ПНС-24М «Тигр» оказался бесполезным, так как не мог различить маленькие цели на фоне земли. Попытка применить корректируемые бомбы КАБ-500л и КАБ-1500л провалилась. Мощности телевизионных систем оказалось недостаточно, чтобы различать объекты на земле и брать их на сопровождение. С такими же трудностями столкнулись истребители-бомбардировщики Су-17М и Миг-27. Опыт войны и учений в Европе, а также анализ зарубежных информационных источников заставили командование ВВС СССР заменить Су-24 специализированным под применение высокоточных средств авиационного поражения бомбардировщиком, аналогом американского F-15Е «Страйк Игл».

Новый бомбардировщик должен действовать на низких высотах с набором высоты для поражения цели и последующим снижением. В отличие от американских военных, считавших, что радиолокатор нужен для ориентирования и полетов в режиме огибания рельефа местности, командование ВВС СССР сделало ставку на радиолокационный прицельный комплекс, правда, дополненный более современными телевизионными и лазерными системами. Западные военные эксперты в 80-х годах считали, что для подавления МЗА и ПЗРК достаточно оснастить ударные машины кассетными боеприпасами, но командование ВВС СССР потребовало забронировать уязвимые места нового бомбардировщика по примеру штурмовика Су-25. Для защиты от истребителей противника и комплексов ПВО стран НАТО перспективный фронтовой бомбардировщик оснащался средствами РЭБ. Все эти требования легли в основу нового самолета, позже ставшего Су-34.

На момент формирования требований в 1989 году новый бомбардировщик, имевший ряд качественных преимуществ перед F-15 и F-111, был бы лучшим самолетом холодной войны в своем классе. Эксперты НАТО планировали работу «Адварков» и «Страйк Иглов» под прикрытием истребителей, самолетов РЭБ и так называемых «Уаилд Визлов», оснащенных для подавления ПВО истребителей-бомбардировщиков F-4. В ВВС СССР считали, что перспективный фронтовой бомбардировщик должен действовать самостоятельно, не надеясь на помощь. От истребителей и ПВО прикрыться РЭБ и рельефом местности, выйти на цель с помощью радиолокационного прицельного комплекса, поразить ее, а если попал под огонь МЗА и ПЗРК, то вернуться на аэродром. Для реалий 80-х годов и европейского ТВД новый бомбардировщик стал бы прорывной машиной.

Опоздавшая машина

В 1991 году распался СССР. В 1992-м ОКБ Сухого разработало палубный истребитель-бомбардировщик Су-32ФН, ставший через несколько лет Су-34. Первые машины поступили в ВВС в конце 90-х годов, но массовая поставка началась только в 2011-м. Все это время Су-34 так и оставался идеальным фронтовым бомбардировщиком времен холодной войны. Интегрированная аэродинамическая схема с передним горизонтальным оперением (ПГО) обеспечивает устойчивый полет и отличную маневренность на низкой высоте даже с подвешенным вооружением, что очень хорошо показали пилоты 4-го ЦПА на демонстрационных полетах на МАКС-2013. Мощный радар Ш-141 обнаруживает малоразмерные цели на высотах до четырех тысяч метров, титановая кабина делает пилотов и бортовое радиоэлектронное оборудование неуязвимыми от огня зенитной артиллерии и стрелкового оружия с земли. Комплекс РЭБ «Хибины» защищает фронтовой бомбардировщик не только от авиационных и зенитных ракет, но и от ПЗРК. Для своих задач Су-34 гораздо лучше F-15Е. Но сейчас концепция ударных самолетов изменилась и достоинства Су-34 стали его недостатками.

Современные ударные машины, избегая огня с земли, забираются на высоты пять-шесть тысяч метров. На такой высоте Су-34 сразу теряет преимущество в работе радиолокационного комплекса, неспособного различать малозаметные цели – одиночные машины и бронеобъекты, группы людей и полевые укрепления, скрытые рельефом местности. Но и снижение до двух-трех километров не гарантирует обнаружение таких целей, что и доказало недавнее боевое применение в Ингушетии. Тут нужны телекамеры и тепловизоры, которые у Су-34 не отличаются высокими возможностями, значительно уступая не только современному американскому «Снайперу», но и устаревшему LANTIRN и более дешевому французскому «Дамоклу». При этом по весу и габаритам, а также энергопотреблению прицельный комплекс Су-34 в несколько раз превосходит умещающиеся в подвесных контейнерах иностранные аналоги.

Даже забронированные штурмовики Су-25 с простым бортовым радиоэлектронным комплексом часто становились жертвой огня ПВО и ПЗРК как в Афганистане, так и в Грузии. Кабина спасет пилотов, но в случае поражения зенитной ракетой, огнем стрелкового оружия и малокалиберной артиллерии важных систем самолет придется покинуть. Спасти Су-34 может только полет на недосягаемой высоте, но броня лишь увеличивает вес машины и приводит к лишнему расходу топлива, снижению дальности полета и веса боевой нагрузки. ВВС США и стран НАТО уже давно пришли к выводу, что надо не бронировать самолет, а снизить до минимума возможность его поражения.

Многие авиационные эксперты, не отрицая проблем, говорят, что для большой войны с высокотехнологичным противником вроде США и НАТО Су-34 сможет реализовать все свои возможности по низковысотному прорыву. Современные самолеты ДРЛО типа американского Е-3 «Сентри» легко обнаружат даже прикрывшийся помехами Су-34 на фоне земли. Мультиспектральные ПЗРК типа испытывающихся сейчас моделей американского «Стингера» и французского «Мистраля» гарантированно поразят фронтовой бомбардировщик, так что все равно придется уходить на большие высоты. Комплексы РЭБ противника, если не «задавят», то создадут большие проблемы для Ш-141, поэтому придется применять оружие только по тепловизионному и телевизионному каналам наведения. Работа радиолокационного прицельного комплекса с учетом современных средств радиотехнической разведки станет демаскирующим фактором для бомбардировщика, предупреждающего противника о его присутствии. Без подавления ПВО противника и уничтожения его истребительной авиации Су-34, несмотря на титановую кабину, современный радар и комплекс РЭБ, не жилец. Благо, если до цели сможет долететь.

Понятно, что у ВВС России сегодня нет альтернативы. Срочно надо менять парк устаревающих фронтовых бомбардировщиков Су-24М. В то же время из всего парка Военно-воздушных сил, несмотря на свои недостатки, прицельный комплекс Су-34 сейчас самый «продвинутый».

Су-34 – это лучший самолет холодной войны, закончившейся 20 лет назад. Поэтому руководству ОАК стоило бы подумать, как сделать его лучшим ударным самолетом современности, а не носиться с идеями 80-х годов.