Оружейная коллекция
Популярное
Единые пулемёты на вооружении ШвейцарииШвейцария всегда была и остается страной, которая ассоциируется с высоким качеством выпускаемых механизмов на своей территории. Независимо от того, что именно проектируют швейцарские конструкторы, часы или оружие, можно быть уверенным в том, что к разработке каждого узла подошли с особенной тщательностью, а жесткий контроль качества на производстве обеспечивает продукцию очень высокой конкурентоспособностью на рынке, даже несмотря на цену.
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 2. ОСВ-96Российская крупнокалиберная снайперская винтовка ОСВ-96 «Взломщик» является достаточно известным образцом стрелкового оружия. ОСВ-96 стала первым российским образцом оружия данного класса и является своеобразным ответом на американскую винтовку Barret M82.
Дальние и близкие родственники легендарного «Пустынного орла»Благодаря кинематографу и компьютерным играм на вопрос о самом «мощном» пистолете большинство людей ответит: конечно, «Desert Eagle». Этот ответ неправильный. Но сложно отрицать, что данный пистолет достаточно интересный и по конструкции, и по спектру используемых боеприпасов. Но «интересный» не значит «уникальный». Существует масса аналогов данного оружия, и некоторые выпущены задолго до знаменитого «Пустынного орла».
Винтовки по всем странам и континентам. Часть 19. Маузеры Сербии и ЮгославииМодель «маузер» M1871/78 обратила на себя внимание Коки Миловановича, который решил улучшить ее баллистические качества, применив к ней патрон с дымным порохом уменьшенного калибра 10.15x63R и изменив нарезку ствола – т.е. уменьшить ширину нарезов в направлении от казенной части к дульному срезу.
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 1. Barret M82Снайперские винтовки сравнительно недавно появились на полях сражений. Важную роль в боевых действиях данное оружие, оснащенное оптическими прицелами, стало играть в боевых действиях, начиная с Первой мировой войны. В годы войны Германия снабдила охотничьи винтовками оптическими прицелами, их использовали для того, чтобы разбивать британские перископы и сигнальные лампы.
Оружие
Артиллерия. Крупный калибр. Противоречивая 152-мм гаубица М-10 образца 1938 годаРассказ о 152-мм гаубице М-10 обр. 1938 г. интересен уже тем, что оценки этой системы настолько противоречивы, что вызывают недоумение авторов даже после написания статьи.
Разработка барражирующего боеприпаса Него-400ЕС должно завершится уже в 2018 годуКомпания UVision Air доработала барражирующий боеприпас Него-400ЕС (Electric, Cruciform - электрический крестообразный) до технологического уровня 8, таким образом, финальный этап разработки и начальное развертывание серийной модели намечено завершить до конца 2018 года.
АК под слабый «дамский» патронВ 90-е годы «Ижмаш», ныне вошедший в концерн «Калашников», предпринял весьма удачный маркетинговый ход, возможно, позволивший остаться предприятию на плаву и сохранить кадровый костяк.
Исторические рассказы об оружии. ЗСУ-23-4 «Шилка» снаружи и внутриПлавно переходим от ЗСУ-57-2 к великой (и совсем вот не побоюсь этого слова) преемнице. «Шайтан-арбе» — «Шилке».
АГС-40 «Балкан»: очень долгий путь в войскаВ настоящее время на вооружении российской армии состоят автоматические гранатометы двух моделей – АГС-17 «Пламя» и АГС-30. Ранее для дополнения, а затем и замены этого оружия было разработано изделие АГС-40 «Балкан».
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Сохранить «золотой запас»

Сохранить «золотой запас»


Как умелый хирург предпочтёт проверенную в тысяче сложных операций медсестру иному титулованному ассистенту, так и понюхавший пороху командир вертолёта не променяет «рукастого и головастого» техника ни на какого инженера. Но бортовые техники – особая категория и лётного, и инженерно-технического состава вертолётных частей сегодня оказались в дефиците.

Вполне очевидно, что армейская авиация сегодня поднимается на совершенно новый уровень технического оснащения. В особой мере это касается вертолётных частей и подразделений. «Аллигатор», «Ночной охотник», «Терминатор» - это не просто звучные названия боевых винтокрылых машин, а вполне ёмкая форма отражения современных вертолётов Ка-52, Ми-28Н, Ми-8 АМТШ. Но какой бы совершенной ни была винтокрылая техника, её жизнеспособность обеспечивают люди, а конкретно – специалисты инженерно-технической службы. А к сегодняшнему дню в их профессиональной подготовке накопились и проблемные аспекты.

Кадровики и командиры вертолётных частей выпускников Кировского авиционно-технического училища считают «золотым запасом» среди специалистов наземных служб. К сожалению, запас этот заметно идёт на убыль. Реформаторство, не выверенное практикой, привело к тому, что многие из них безвозвратно ушли в другие ведомства и в гражданскую авиацию, где этот образовательный уровень ценится по достоинству. Мне довелось обсуждать проблему со многими вертолётчиками – командирами подразделений, пилотами, инженерами, и все они добрым словом отзываются о кировских «технарях».

- Уже перешагнув КПП авиаполка, выпускники-лейтенанты этого училища готовы были сдавать зачёты по самостоятельной подготовке техники к полётам, – делится своим мнением заместитель командира авиационной базы по инженерно-авиационной службе подполковник Эдуард Харченко. - Закрытие этого учебного заведения породило острый дефицит хороших авиатехников. Военно-воздушная академия не может пока выполнить кадровые заявки вертолётчиков на авиаинженеров. К тому же там пока не выпускаются специалисты вертолётного профиля.

На переучивание самолётного «технаря» уходит немало сил и времени. Должность инженера авиационного комплекса, и тем более бортового техника, предполагает не только доскональное знание конкретного типа вертолёта, но и овладение должностными контрольными функциями по самым разным системам оборудования и вооружения боевой машины, умение самостоятельно работать в отрыве от своего аэродрома на площадках временного базирования. Поэтому воронежского выпускника-инженера в вертолётных частях, как правило, сначала назначают в ТЭЧ или группу технического обслуживания эскадрильи, где он практически с нуля осваивает буквально всю разноплановую начинку вертолёта, учится в одинаковой мере работать с техдокументацией и «железом», осваивает контрольные функции над результатами работы всех специалистов. Ведь если хоть один элемент в этом деле хромает – это прямая угроза безопасности полётов. Только после всесторонней обкатки практикой молодой офицер способен сдать зачёт по допуску на должность инженера авиакомплекса или борттехника. В среднем на это уходит два-три года – почти столько же, сколько в Кировском училище готовился авиатехник. Ещё сложнее обстоит дело с призываемыми из запаса специалистами. К примеру, мне в одной из вертолётных эскадрилий довелось убедиться, как выпускник Казанского авиационного института при всём высказываемом им желании уже второй год не может освоиться в инженерной офицерской должности. Понимаю, почему схватился за голову командир вертолётной части, когда услышал, что к нему направлен на должность инженера авиакомплекса добровольно призванный из запаса учитель географии. Добровольца понять могу – денежное содержание и соцпакет военных профессионалов сегодня вполне привлекательны. А вот кадровиков, подкинувших такой «сюрприз» боевым вертолётчикам, – понимать отказываюсь. Не думаю, что тем самым они поднимут коэффициент укомплектованности инженерно-техническим составом, который во многих вертолётных частях не дотягивает до единицы. То есть борттехникам приходится летать с подменой в составе разных экипажей, а наземным инженерам обслуживать не только свои штатные авиакомплексы, но и работать за того парня, которого вовсе нет, или который годами не может получить допуск «на самостоятельность». Между прочим, «географ» направлялся на вакансию в эскадрилью Ка-52. А ведь «Аллигатор» - это вертолёт новейшего поколения, отличающийся от предшественников как вазовская «шестёрка» от «лексуса» нынешнего года выпуска.

Когда должности авиамехаников было решено комплектовать контрактниками, вертолётчики понимали, что никто готовых специалистов им не даст, поэтому сами взялись за интенсивную подготовку этой категории специалистов. И хотя почти половина новичков не имела технического образования, за счёт индивидуального наставничества, чёткого планирования и реализации поэтапной теоретической и практической подготовки каждого младшего авиаспециалиста по методике Кировского ВАТУ уровень механиков в вертолётных подразделениях вполне соответствует требованию дня.

А вот бортовые техники – особая категория и лётного, и инженерно-технического состава вертолётных частей – оказались в дефиците.

- При любых лётных нагрузках, как бы далеко от авиабазы ни работал экипаж, вертолёт всегда должен быть готов к выполнению задачи, - говорит бортовой техник Ми-35 капитан Сергей Стасько. – Ответственность борттехника – такое же профессиональное качество, как и доскональное знание машины, умение приложить в деле и руку, и смекалку.

Опытный борттехник устанавливает с вертолётом режим круговой поруки (в хорошем смысле): его умение и самоконтроль гарантируют живучесть боевой машины, а профессиональная надёжность техники обеспечивает живучесть экипажа.

Авиатехник при желании инженером вполне может стать. А вот инженеру «обратный» ход уже как бы и не по статусу будет. И когда лучшие техники становятся отличными инженерами – это куда больше идёт на пользу вертолётам, чем «инженеризация» технических должностей с дефицитом «рукастых» спецов, способных, как говорится, заставить и табуретку летать, если запасной винт найдётся. Так всё же, может быть, имеет смысл восстановить училище вертолётных техников. К тому же с возвращением института прапорщиков логично было бы вспомнить и о былых двухгодичных школах техников ВВС для подготовки надёжных профессионалов этой незаменимой пока категории вертолётных специалистов. Ведь новому облику армейской авиации вполне может ещё пригодиться выверенная практика подготовки заботливых и надёжных хозяев винтокрылых машин.