Оружейная коллекция
Популярное
Стрельба по-крупному на дальней дистанции 2017 год останется в памяти тремя знаковыми событиями, в которых приняло участие АО «НПО «Высокоточные комплексы». Это Международный военно-морской салон в Санкт-Петербурге, МАКС и «Армия-2017». На полигоне в Алабине...
Когда ни дыма, ни огняПиротехника – это не только красивые фейерверки. Это и трассирующие боеприпасы, и твердое ракетное топливо, и дымовые завесы… Список огромный, и производство всего подобного ассортимента завязано на ряд ключевых...
Оружейная миниатюра. Интересное искусство и технологииИзготовление масштабных моделей различных систем и техники давно превратилось из простого хобби в настоящую индустрию. Оно охватывает все сферы, в том числе область стрелкового оружия. Более того, изготовление миниатюр...
История сверхлегкого автожира Ф.П. КурочкинаЧеловечество давно мечтало об индивидуальных летательных аппаратах, но только в прошлом веке смогло приблизиться к реализации подобных желаний. В конце сороковых годов оригинальный проект сверхлегкого одноместного...
Бесшумный пистолет ПБ (6П9): уже полвека находиться на вооруженииПистолет бесшумный ПБ (индекс ГРАУ 6П9) был создан в Советском Союзе специально для вооружения армейских разведывательных групп, а также сотрудников КГБ СССР. Пистолет был принят на вооружение ровно полвека назад, в...
Оружие
Повествование об оружии. 76-мм горная пушка образца 1938 годаДовольно долго пришлось искать экземпляр этого орудия для съемки. Весьма редкая пушка в музеях именно в силу своей специфичности. Вообще, в России их всего три осталось....
Беззащитность «Торов» и «Панцирей» перед «ударом в макушку» пока еще сохраняется! Важные «сигналы» учений ВВС Южной КореиЗа последние годы в средствах массовой информации было размещено невероятно большое количество видеорепортажей с учений войсковой ПВО Сухопутных войск России, на которых можно детально ознакомиться с высочайшими боевыми...
Повествование об оружии. «Полковушки». 76-мм полковые пушки образца 1927 и 1943 годовВ этом материале речь пойдет о полковых пушках образца 1927 и 1943 года, нелегкая работа которых пришлась на передовой край не одного конфликта и Великой Отечественной войны. Именно эти пушки приняли на себя все...
Последние новости проекта модернизации танков M1A2 SEP v.3США продолжают развивать свою бронетехнику, и скоро армия должна будет получить очередные обновленные машины. В самое ближайшее время сухопутные войска получат первые основные танки типа M1A2 SEP v.3. Поставка этой...
Самоходная артиллерийская установка ShKH vz. 77 DANA производство ЧехословакииИмея развитую оборонную промышленность, Чехословакия в прошлом смогла создать значительное число собственных образцов оружия и техники. Широкую известность в прошлом получили самоходные артиллерийские установки ShKH vz....
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Попадать по науке

«Военно-промышленный курьер» смотрит на жизнь через прицел снайперской винтовки

Считается, что в российских силовых ведомствах в отличие от аналогичных западных структур развитию снайперского дела уделяется мало внимания. Некоторые отечественные эксперты утверждают, что стрелки мирового уровня есть только в Центре специального назначения ФСБ России, но вооружены они старыми британскими винтовками.

Между тем в отраслевых изданиях и социальных сетях можно увидеть фотографии с различных соревнований снайперских пар, где участвуют не только сотрудники Федеральной службы безопасности, но и военнослужащие Минобороны и внутренних войск, даже сотрудники полиции, вооруженные современными винтовками, в том числе иностранного производства, и оснащенные приемниками GPS, метеостанциями, дальномерами и т. д.

Так как же в России развивается снайпинг, чем вооружены снайперы различных силовых ведомств, какое снаряжение и форму одежды они предпочитают использовать? На эти вопросы изданию согласились ответить действующие снайперы из Командования сил специальных операций Минобороны, бригады СпН Южного военного округа, одного из подразделений ВДВ, Центра специального назначения ВВ МВД и СОБР ЦСН МВД.

Тактики снайпинга

В настоящее время в Минобороны России снайперские подразделения (роты, иногда отдельные взводы) есть в составе не только частей ВДВ и морской пехоты, но даже мотострелковых и танковых бригад. Также в каждый батальон или отряд СпН входит снайперская группа, пары из которой «под задачу», как говорят в спецназе, придаются разведывательным группам. В подразделениях специального назначения внутренних войск снайперские пары не сводятся в отдельные группы, а штатно входят в состав взводов.

Уже несколько лет в Минобороны России в подмосковном Солнечногорске действует снайперская школа, где обучаемые проходят три курса: первый – индивидуальная подготовка, второй – действие в снайперской паре, третий – получение квалификации «Инструктор». Обучение достаточно сложное, поэтому высок и процент отчисленных.

Подобные курсы действуют в ФСБ и ФСО, а в МВД и во внутренних войсках с завистью смотрят на коллег из Минобороны. «Сразу видно, что у военных руководство болеет этим делом, понимает, как должны действовать снайперы. Абы кому винтовку не дают», – говорит офицер ВВ.

Примечательно, что вне зависимости от ведомства пара оснащается по единому принципу. Первый номер вооружается так называемым точным оружейным комплексом – неавтоматической снайперской винтовкой, также называемой болтовой или просто болтом. Второй номер пары в свою очередь вооружен самозарядной СВД, он же переносит все оборудование, включая тактическую зрительную трубу (ТЗТ), дальномер, метеостанцию и т. п.

Организация пары, где вторые номера вооружаются автоматическими снайперскими винтовками, традиционна для подразделений вооруженных сил Великобритании, Франции и ФРГ, она иногда называется английской.

В американской схеме второй номер вооружен не автоматической снайперской, а штурмовой винтовкой с подствольным гранатометом. Примечательно, что в вооруженных силах США присутствуют обе схемы. В частности, в Корпусе морской пехоты снайперские пары организованы по американской схеме, а в Армии США действует английская, где первый номер вооружен винтовкой М-24, а второй – самозарядной М110.

Попадать по науке


«Советские снайперы после Великой Отечественной никогда не действовали парами. Был один стрелок с СВД. Но уже в Афганистане снайперу для защиты начали придавать автоматчика. Тот, правда, никакого оборудования не носил, но снайпера защищал и работал с ним в паре. Так же действовали снайперы и во время первой чеченской войны», – вспоминает сотрудник СОБРа МВД.

По словам собеседника «Военно-промышленного курьера», по английской схеме первыми стали работать снайперские пары Центра специального назначения ФСБ, откуда она постепенно распространилась и на остальные силовые ведомства.

Примечательно, что помимо болтовой винтовки первый номер для боя на ближней дистанции тоже вооружается Ак-74 (во внутренних войсках) либо бесшумным АС/ВСС (в спецназе ГРУ и ВДВ).

«Винтовку я несу в рюкзаке в специальном отсеке, а в руках у меня АК-74, а также пистолет в кобуре на поясной системе. Получается, что в подразделении у снайпера самая большая нагрузка. У нас вместо АК снайпер может быть вооружен пистолетом-пулеметом «Витязь», – рассказывает офицер внутренних войск.

Аналогичный боекомплект у его коллег из спецназа ГРУ и ВДВ. Правда, по словам офицера Воздушно-десантных войск, второго номера все же было бы целесообразно помимо СВД вооружить еще АК с ПБС.

Задачи снайперских пар различаются в зависимости от ведомства. «Для нас главное – наблюдение, корректировка артиллерийского огня и действий авиации в тылу противника. В исключительных случаях – ликвидация командиров противника и особо важных целей. Самое важное – скрытность, мы же в первую очередь разведчики», – отмечает офицер бригады СпН Минобороны.

Его коллега из ВДВ добавляет, что в условиях локального конфликта у снайперов спецназа есть и другие задачи: «В так называемой буферной зоне мы, разместившись скрытно, можем наводить огонь артиллерии и авиации на отряды противника, а также самостоятельно вести охоту за его личным составом, а иногда и техникой».

Примером такой работы могут служить действия снайперских пар СБУ в Новороссии в прошлом августе, когда они полностью перекрыли дорогу между Краснодоном и Луганском, не только корректируя артиллерийский огонь, но и самостоятельно уничтожая транспорт противника.

Для снайперов СОБРа МВД главная задача – наблюдение, а также уничтожение террористов, зачастую в городских условиях. «Мы участвуем в поисково-разведывательных мероприятиях. Бывает, ищем, блокируем и уничтожаем террористов в населенных пунктах, в лесу или в горах», – признает офицер внутренних войск.

Заняв позицию, снайперская пара разворачивает оружие, оборудование, средства связи и наблюдения. «Второй номер при помощи ТЗТ помогает первому найти и идентифицировать цель. Дальномером определяется не только расстояние, но и угол места цели, а с метеостанции берутся данные о скорости ветра, влажности и температуре. Исходя из этих параметров первый номер рассчитывает поправки по вертикали и горизонтали и вводит их в прицел с помощью специальных барабанчиков, как они официально называются – «механизмы ввода углов», – говорит офицер-спецназовец Минобороны.

Но на этом работа второго номера не заканчивается. «После выстрела второй номер внимательно наблюдает в ТЗТ за целью. В идеале снайпер должен поражать ее первым же выстрелом, но на большой дальности малейший порыв ветра может привести к промаху. В этом случае главная задача второго номера – отследить инверсионный след пролетающей рядом с целью пули и дать поправку на второй выстрел. В зависимости от того, как относительно цели прошла пуля, первый номер изменяет точку прицеливания и производит повторный выстрел. Можно, конечно, опять попытаться ввести поправки в прицел, но если выстрел надо произвести быстро, то отвести прицел и винтовку вправо или влево будет гораздо быстрее», – поясняет офицер-десантник.

«Если пуля прошла выше или ниже, то была ошибка в измерении дистанции до цели. Лазерный дальномер дает точную дистанцию, но, к сожалению, они есть не во всех подразделениях и зачастую дальность приходится мерить с помощью специальных шкал на прицелах и ТЗТ», – говорит офицер-спецназовец.

Что в чехлах?

Следует отметить, что в настоящее время только спецназ ВВ МВД полностью «упакован» отечественным снайперским оружием. «У нас на вооружении стоят СВ-98 и МЦ-116, соответственно СВД и АС и ВСС. СВ и МЦ идут под отечественный патрон 7,62х54 миллиметра, он близок к западному .308 (7,62х51)», – рассказывает офицер внутренних войск. До недавнего времени так же были вооружены и снайперы СОБРа ЦСН МВД, но сейчас в отряд поступили финские винтовки TRG фирмы «Сако» калибра .308.

Попадать по наукеВ подразделениях Минобороны используются австрийские винтовки фирмы «Манлихер» SSG-04 (калибра .308) и SSG-08 (.300 и .338). «Некоторые «специалисты» любят говорить, что «Манлихер» – винтовка, создававшаяся для охотников, и для действующих в тылу врага спецподразделений она не подходит. Снайперский комплекс требует бережного отношения к себе, все мелочи важны, от этого и складывается успех. Пока бегаешь, в ствол иной раз что-то засыплется. Там может оказаться влага, если попал под дождь, – делится опытом офицер ВДВ. – Берешь с собой «на задачу» баллончик с маслом и протирку, чтобы ствол «прогнать» перед выстрелом. У хорошего снайпера проблем не будет. Надо следить за винтовкой».

Примечательно, что Командование сил специальных операций в качестве самозарядной винтовки пыталось закупить НК-417 калибра 7,62 миллиметра фирмы «Хеклер унд Кох», использующуюся как оружие второго номера снайперской пары в американской «Дельте» и DEVGRU. «Пару-тройку лет назад пытались протолкнуть закупку для наших нужд HK-417, но не удалось. Спасибо Алексею Навальному, если помните историю с якобы завышенными ценами на покупку австрийских пистолетов «Глок» и в дальнейшем с прицелами», – рассказывает офицер из КССО.

SSG-08 калибра .338 (8,6х70) стоят на вооружении только в центрах специального назначения КССО, вызывая зависть у снайперов из других подразделений СпН Минобороны, их коллег из силовых ведомств. «У боеприпаса калибра .338 в разы лучше баллистический коэффициент, больше дальность стрельбы, чем у .308. Гораздо меньше влияют внешние факторы. К примеру, при стрельбе на 500 метров я на своей СВ-98 должен вводить поправки, делать выносы. А стрелок с .338, есть ветер – нет, ложится и поражает цель без всяких лишних движений. Если честно, моя мечта – это SSG-08, но в ВВ МВД их нет. В этом же калибре я бы не отказался и от российской Т-5000», – рассуждает офицер внутренних войск.

С ним согласен коллега из бригады спецназа: «По профилю мы в основном работаем в горах, может там и дальности небольшие в сравнении с равниной, но сильно влияют погода, высота, разность давления, стрелять зачастую нужно вверх со значительным превышением. Конечно, из SSG-04 мы попадаем в цель, но из SSG-08 было бы в разы легче».

По словам сотрудника СОБРа, финская TRG благодаря своим габаритам и длине ствола хороша для решения полицейских задач, но снайперам отряда очень хотелось бы получить модели снайперских винтовок под калибр 8,6х70 миллиметров.

В отличие от иностранных винтовок российским, по словам собеседников издания, приходится уделять повышенное внимание и постоянно дорабатывать. «Ничего плохого не хочу сказать про СВ-98 и МЦ-116, но все в них как-то не проработано, не продумано. К примеру, новый вариант СВ-98 – ложе легкое, но что мешало сделать складной приклад? На британской AW уже больше 20 лет такой есть. Штатные сошки не держат винтовку на месте. Чуть что, она падает набок, а значит, сбивается прицел. Это же снайперские винтовки, все должно быть аккуратно, миниатюрно, а там винты такие же, как в электрической розетке», – дает оценку офицер внутренних войск.

Но все собеседники издания заявили об интересе к российской винтовке Т-5000 фирмы «Орсис». «Орсис» пока сыроват, но я уверен, что его доведут и все будет отлично», – отмечает офицер ВДВ. Его коллега из внутренних войск подчеркивает, что Т-5000 производится в России: «Сейчас сложная международная обстановка, и иностранные фирмы могут отказать в обслуживании. Даже если надо просто доработать винтовку, в австрийскую или финскую фирму гораздо сложнее обратиться, чем в нашу российскую. Если надо, я могу в любой момент подъехать в «Орсис» и решить все проблемы».

Офицеры Минобороны, использующие «Манлихеры», отмечают, что с точки зрения эргономики особых претензий к винтовкам нет.

По словам снайпера из ВДВ, единственное, что дополнительно устанавливали для SSG-04, – так называемые сапрессоры, насадки для ослабления звука.

«По сути это глушители, маскирующие звук выстрела, но так как пуля не дозвуковая, то при выходе из канала ствола она преодолевает сверхзвуковой барьер и слышен хлопок. С сапрессором он гораздо тише», – поясняет офицер ВДВ.

На МЦ-116 и СВ-98 сотрудники СОБРа и офицеры внутренних войск самостоятельно покупают новые сошки, отдавая предпочтение изделиям фирмы «Харрис», накладки и переходники на планки Пиккатини и Виверы.

Как в спецназе МВД, так и в подразделениях СпН Минобороны используется выполненная по схеме «булл-пап» крупнокалиберная 12,7-мм снайперская винтовка АСВК, также известная под обозначением 6С8 «Корд». У СОБРа ЦСН на вооружении есть бесшумный крупнокалиберный снайперский комплекс ВСК «Выхлоп». Следует отметить, что российское военное ведомство закупило небольшую партию южноафриканских снайперских винтовок Truvelo .50.

«У нас в качестве снайперского патрона используется боеприпас 12,7х108 миллиметров, а в юаровской винтовке 12,7х99, он же натовский .50BMG. По характеристикам этот патрон лучше нашего. Правда, сама «Трувела» – очень специфичная винтовка. Отдача такая сильная, что первым же выстрелом сдвигает тебя с места. После пары дней сильно болит плечо, позвоночник и даже в туалет ходишь чаще, так отдача на почки влияет», – делится ощущениями офицер-спецназовец. Коллега из внутренних войск добавляет, что стрельба из большинства крупнокалиберных винтовок вообще влияет на здоровье не в лучшую сторону: «Это не только проблемы с позвоночником, поясницей и т. д. Давление, образующееся после выстрела, негативно влияет на глазное яблоко и глазное дно. У нас в подразделении только «Корд», а в других есть и ОСВ-96. У ОСВ-96 за счет пламегасителя и самой конструкции винтовки импульс отдачи меньше, чем у 6С8. Но у «Корда» чуть выше точность».

Во всех подразделениях стоят на вооружении не только простые СВД, но и СВД-С со складным прикладом. Однако все опрошенные снайперы подчеркнули, что предпочитают использовать СВД выпуска до 1970 года. «До этого времени винтовка выпускалась с шагом нарезов 320 миллиметров, но позже, чтобы из СВД можно было стрелять не только специальными снайперскими боеприпасами, шаг сделали 240 миллиметров, а это сильно сказалось на точности», – объясняет офицер внутренних войск.

Его коллега из ВДВ подчеркивает, что из «старых» СВД опытный стрелок может положить пули в круг, равный одной так называемой Минуте Ангела – Minute of Angel (1МОА – попадание пули в круг диаметром 2,98 сантиметра с расстояния 100 метров). Новые же винтовки укладываются только в 2 МОА.

Вижу цель!

В СОБРе и спецназе внутренних войск есть определенные трудности со штатными прицелами для болтовых винтовок. «У нас штатно идут ППО-3, ППО-5 и ПОСП. Нельзя сказать, что это лучший вариант. К примеру, их приходится «обнулять» при использовании каждый день. Правда, сейчас появились Leupold и Night Force. Но есть технические проблемы, ведь на МЦ-116 и СВ-98 прицел крепится на так называемый ласточкин хвост, а все современные прицелы устанавливаются на планку Пиккатини или Виверы. Приходится искать переходники за свои деньги, потом их дорабатывать. Но и тут возникает проблема: за счет переходника прицел получается выше места штатной установки, а значит, «задирается» линия прицеливания, что не очень хорошо», – отмечает офицер внутренних войск. По его словам, сейчас в подразделении появился российский прицел 5-20 фирмы «Дедал». Такие же уже штатно начинают поставляться и в СОБР.

«Если сравнивать прицел «Найт Форс» и дедаловский 5-20, то у последнего более светлая оптика. Когда смотришь через «Найт Форс», то слишком много желтого цвета. Когда стреляешь ночью, важно регулировать подсветку сетки прицела. Когда смотришь на яркий объект, к примеру на освещенное окно дома, то нужно увеличивать яркость, а в ночном лесу уменьшать. Зачастую делать это приходится очень быстро, чтобы не потерять цель. На «Найт Форсе» надо открыть специальный отсек, оттуда достать отвертку и уже ей подкрутить подсветку. А на 5-20 вынесена специальная прорезиненная кнопка, нажимаешь ее и нет проблем», – выдает заключение офицер внутренних войск. Кроме того, на 5-20 есть так называемый индикатор уровня завала. «Когда стреляешь ночью, есть вероятность, что ты завалишь прицел. Понятно, что в таком случае, особенно на большой дальности, попасть не получится. На наших прицелах допустить такую ошибку очень легко. На 5-20, если ты отклонил прицел даже на один градус, начинает мигать сетка до тех пора, пока не выправишь прицел», – подытоживает офицер ВВ МВД.

Снайперы СОБРа МВД ставят не только на СВ-98 и МЦ-116, но и на финские TRG различные прицелы фирмы Leupold, приобретенные за свои деньги.

Офицеров Минобороны тоже не полностью удовлетворяют штатные прицелы, стоящие на их «Манлихерах». «Leupold Mark-4 – это так называемый многооборотник, при вводе поправок приходится слишком долго крутить барабаны, поэтому есть большой шанс потерять «ноль», – говорит офицер ВДВ.

Для ночной стрельбы в ВДВ и спецназе ГРУ используют специальные насадки – приборы ночного видения, устанавливаемые перед объективом оптического прицела. «На 500 метров уже стреляешь по силуэту. Светопотери на самой насадке плюс на прицеле – вот и результат. Но я считаю, что для винтовок такого класса, как SSG-04 и SSG-08, лучше делать отдельный ночной прицел, совмещенный с тепловизором, ну или просто тепловизионный прицел. У нас таких пока нет», – сетует офицер Воздушно-десантных войск.

В спецназе ВВ МВД используются не только штатные ночные прицелы ДС-4 и ДС-6, но и насадки, в том числе тепловизионные. «К ДС претензий особых нет. С этими прицелами я стрелял даже на большие дальности и укладывался в 1 МОА. Хорошая ночная насадка – американская PVS-27, но она очень дорогая. Правда, нам иногда удается взять их через знакомых и друзей. При выполнении служебно-боевых задач мы в основном работаем на дальности 350–500 метров, поэтому гораздо удобнее поставить насадку перед прицелом», – объясняет офицер ВВ МВД. По его словам, в последней командировке снайперам его подразделения удалось испытать тепловизионную насадку фирмы «Инфратек»: «Была плохая погода. Туман. Видимость 5–10 метров. А через насадку я мог свободно вести прицельный огонь на 250–300 метров. Есть гораздо лучше изделия, у того же «Дедала», но для нас, увы, их не закупают».

Российские снайперы подразделений специального назначения рассказали «Военно-промышленному курьеру» о вещах, без которых немыслима снайперская работа.

Большое внимание снайперы уделяют не только «болтовым» винтовкам, но и самозарядным СВД. «Вообще у снайперов считается, что из хромированного ствола точно выстрелить не получится. А как раз такой ствол стоит на СВД. Но несмотря на это, для своих задач снайперская винтовка Драгунова хороша», – отмечает снайпер из внутренних войск.

Винтовки системы «лего»

По словам всех собеседников «ВПК», для того чтобы СВД отвечала современным требованиям, на нее необходимо ставить новые прицелы, сошки, планки Пиккатини и Виверы и т. д. «Самое оптимальное положение для стрельбы из любой снайперской винтовки, включая СВД, – лежа с упора или лежа с сошек. Поэтому для наших драгуновых мы покупаем сошки фирмы «Харрис» с поворотной базой, а на приклад ставим «затыльник» для уменьшения воздействия отдачи», – рассказывает снайпер-десантник.

Так же дорабатывают СВД и в спецназе ГРУ, внутренних войсках, СОБРе ЦСН. Помимо сошек и «затыльника» меняется и штатный прицел ПСО-1. «Для солдата-снайпера из мотострелкового отделения это отличный прицел, но для нас он не подходит. В нашем подразделении мы меняем его на 5-20 фирмы «Дедал». При стрельбе из СВД на дальности до 500 метров в этот прицел хорошо видна инверсия пули и снайпер без помощи второго номера, оснащенного тактической зрительной трубой, может вносить поправки или изменять точку прицеливания», – говорит снайпер из внутренних войск.

Правда, его коллега из спецназа ГРУ отмечает, что у ПСО-1 имеются и положительные стороны: «На этом прицеле есть шкала-«парабола», позволяющая, если знаешь высоту объекта, по формуле «тысячных» (ее еще называют «дуй в тысячу») измерить дистанцию до цели. Это, конечно, не лазерный дальномер и точность будет не та, но «парабола» всегда под рукой и ей можно в любой момент воспользоваться».

Попадать по наукеЕго сослуживец из ВДВ дополняет: несмотря на то, что сейчас в войска поступают модернизированные ПСО-1М2, снайперы все равно предпочитают заменять эти прицелы на более совершенные, купленные за свой счет: «Берем изделия фирмы Leupold. Но с прицелами для СВД есть один нюанс. Линзы большинства прицелов рассчитаны на то, что отдача винтовки при выстреле идет строго назад. Но СВД – это самозарядная винтовка и при выстреле затвор сначала отходит назад, но потом бьет вперед и такое сотрясение выдерживает не каждый прицел».

По словам собеседника издания, в Воздушно-десантные войска начали поступать новые ночные снайперские прицелы для винтовки Драгунова – ПН-93-4 с электронно-оптическим преобразователем третьего поколения: «Этот прицел ставится на штатное место ПСО-1. Хочу сказать, что для своих задач ПН-93-4 – достаточно хороший прицел». Но как и в случае с другими образцами стрелкового оружия, стоящими на вооружении Минобороны, внутренних войск и МВД, для новых прицелов на СВД приходится устанавливать переходники под планки Пиккатини и Виверы. «Еще несколько лет назад найти нужный переходник для СВД было проблематично. Правда, сейчас на рынке достаточно много таких изделий, причем изготовленных не только иностранными, но и российскими компаниями. Однако цены высокие», – сетует снайпер-спецназовец.

Оригинальное решение проблемы с установкой новых прицелов на винтовку Драгунова нашли в спецназе ВВ. «Нам в центр поставляли автоматы Ак-74РМ с пистолетной рукояткой, тактической ручкой, а самое главное – на приливе ствольной коробки, его еще называют «ласточкин хвост», была установлена планка. Крышку мы сняли, переставили на СВД и установили дедаловский прицел 5-20», – делится опытом спецназовец внутренних войск. Доработанная таким образом винтовка Драгунова прекрасно себя показала во время выполнения служебно-боевых задач.

А что у вас, ребята, в рюкзаках?

Как уже говорилось, для точного выстрела снайперу нужно знать дальность до цели, а также иметь данные о температуре, влажности воздуха и т. д. «Наш «джентльменский набор» – это метеостанция, дальномер, а также тактическая зрительная труба (ТЗТ). Правда, Минобороны нам штатно дает только ТЗТ», – рассказывает снайпер из спецназа ГРУ.

По словам его коллеги из ВДВ, все необходимое электронное оборудование приходится покупать за свой счет: «Нам выдают ТЗТ фирмы Zeiss, но она достаточно габаритная и таскать ее в «тылу врага» не очень удобно. Поэтому мы берем трубу М-4 Leupold, она гораздо компактнее и хорошо подходит для наших задач». Он же заметил, что в качестве дальномера предполагается использовать лазерные приборы разведки ЛПР-2 или ЛПР-3. «Но они настолько габаритные, что на настоящую задачу их нет смысла брать. Покупаем за свои деньги Leica Rangemaster 1600, на дальности до 600 метров этот дальномер со своей задачей справляется хорошо. Но на большую дальность ему не хватает мощности. Есть еще одна проблема: лазерный луч Rangemaster хорошо виден в специальную оптику и поэтому он может демаскировать позицию снайпера. У фирмы Vectronix хорошие дальномеры, способные измерять не только дальность, но и азимут, и даже угол места цели, а самое главное – они компактные. Но цена таких изделий – от 600 тысяч рублей и выше да и достать их сложно. Rangemaster стоит всего 60 тысяч и его можно свободно купить не только в магазине, но даже на Ebay», – продолжает офицер-десантник.

Спецназовец подтверждает, что даже коммерческий лазерный дальномер для многих снайперов до сих пор остается непозволительной роскошью: «Сейчас для нас лазерные дальномеры стали уже обязательными. Но в некоторых снайперских подразделениях, не только в мотострелковых и танковых бригадах, но и в спецназе, дальность измеряют по шкалам-«параболам» в ПСО-1 или в тактических зрительных трубках».

«Нет у нас и штатных метеостанций. Как мы шутим, за данными надо звонить в Гидрометцентр. Поэтому за свои деньги покупаем Kestrol 4500», – рассказывает снайпер из ВДВ. Правда, такая ситуация не во всех подразделениях специального назначения Минобороны. В частности, снайперам Командования специальных операций с недавних пор государство закупает все необходимые изделия.

При этом снайперам спецназа ВВ в качестве тактической зрительной трубы выдают выпущенные еще в Советском Союзе так называемые ЗРТ (зрительные трубы). «Если честно, мы снайперам Минобороны, у которых «цейсовские» и «люполдовские» ТЗТ, завидуем. Наши ЗРТ можно использовать исключительно в учебных целях. Инверсию пули в такую зрительную трубу можно увидеть максимально на 500 метров и то если повезет. Более того, сейчас эти ЗРТ уже не выпускают, а те, что нам выдают, – со складов. Поэтому очень важно, соблюдались ли условия хранения, менялся ли силикагель и т. д.», – говорит снайпер-спецназовец ВВ.

Для внутренних войск штатно поставляются дальномеры фирмы Bushnel. «Они, правда, дальше 600 метров не измеряют. А вот в комплекте с тепловизионным биноклем «Сыч-3», который сейчас закупается для разведывательных подразделений внутренних войск, идет дальномер Vectronix PLRF-10. Это достаточно дорогое изделие, стоящее больше 250 тысяч рублей, но и дальность оно измеряет на две с лишним тысячи метров. Хотя по большому счету этот дальномер нам не подходит. Это скорее прибор наблюдения, который показывает только дальность и азимут. А нам еще нужен угол места цели. Отличный комбинированный тепловизионный и ночной дальномер Vectronix-21 есть у ФСО. Но он стоит больше двух миллионов рублей и нам не по карману», – сожалеет снайпер ВВ МВД.

В арсенале снайперов имеются и так называемые активные наушники, приглушающие громкие звуки, в частности выстрелы и взрывы, и усиливающие слабые. Но наушники не всегда пользуются популярностью у снайперов. «Простые активные наушники мне не нужны. Нужны «уши», совместимые с радиостанциями. Но они не всегда соединяются с нашими штатными средствами связи», – поясняет снайпер из спецназа ГРУ. Его коллега из ВДВ предпочитает наушникам простую гарнитуру: «У нас есть активные наушники, но мы их используем в основном на соревнованиях, лишь иногда в боевой работе. В лесу надо постоянно прислушиваться, поэтому используем эти изделия только на адресных мероприятиях. Но с нашими средствами связи они несовместимы».

Техника обживания

«Для переноски снайперских винтовок мы используем рюкзаки со специальным отсеком, в частности Eberlystock Operator G-4 или Terminator этой же фирмы. Так же у нас есть специальные чехлы фирмы BlackHawk. Но чехол подходит скорее для соревнований и стрельбища. «На задачу» берем только рюкзаки. Сейчас российская компания «Группа-99» предлагает интересное решение для снайперов – специальная грузовая рама, на которую в зависимости от задачи можно закрепить одновременно и чехол для снайперской винтовки, и грузовой мешок», – разъясняет офицер-десантник. А вот его коллега из спецназа ГРУ сетует, что вынужден довольствоваться штатными рюкзаками: «В них нет специального отсека, приходится заворачивать винтовку в защитную ткань и закреплять на наружные боковые крепления. Понятно, что так не совсем удобно. Если зацепишься, то легко можно сбить прицел. Но других вариантов пока нет».

Во внутренних войсках также предпочитают рюкзаки со специальными отсеками. «У нас несколько вариантов чехлов, в основном изделия для охотников, часть закуплена у российской фирмы «Корпус выживания». Но сейчас мы присматриваемся к рюкзакам», – рассказывает сотрудник СОБРа ЦСН.

Важный элемент снаряжения снайпера – теплоизолирующий коврик, позволяющий лежать на земле длительное время. Все собеседники издания заявили, что штатно поставляемые изделия не только не защищают от переохлаждения, но и опасны для здоровья. «Раньше давали коврики из полиуретана. Хватало их ненадолго, да и на холоде лежать на них было не только неудобно, но и опасно, легко можно было получить переохлаждение или застудить почки. Сейчас дают коврики в специальном чехле из комплекта «Ратник». По теплоизолирующим свойствам он такой же, как и старый, но габариты почему-то в два раза больше. И поставляется он в чехле размером с рюкзак», – поясняет снайпер-спецназовец ГРУ.

По словам собеседника, в его подразделение коврики каждый выбирает индивидуально: «Берем в спортивных магазинах. Выбор там хороший. Но вот самонадувающиеся у нас в условиях гор долго не живут. Малейший прокол и он уже бесполезен».

Еще один важный элемент экипировки снайпера – саперная лопатка. «Это только так кажется, что на земле легко лежать. Даже на коврике через несколько часов начинают ныть и затекать мышцы. Поэтому в зависимости от того, сколько времени есть, лучше вырыть окоп для стрельбы лежа, а лучше – для стрельбы с колена. В таком окопе можно присесть и отдохнуть. Я лично предпочитаю обычную малую саперную, а складные американские лопатки очень быстро ломаются, и выкопать ими окоп довольно проблематично», – говорит офицер-десантник.

Его коллега из спецназа ГРУ утверждает, что саперная лопатка – лучший друг разведчика и снайпера. «Лопатки у нас не у каждого. Но в «четверке» одна лопатка есть обязательно. Хотя, если честно, не везде быстро выкопаешь позицию. К примеру, в районах, где мы выполняем служебно-боевые задачи, есть такие участки, где земля, как гранулы. Американская складная сломается, а после работы нашей МПЛ все руки будут в мозолях. И как тогда стрелять?! Я лично считаю, что лучше потратить время на поиски, но найти нормальную позицию», – объясняет снайпер из спецназа ВВ МВД.

Для снайпера важно не только подготовить позицию, но и замаскироваться. У всех собеседников издания в качестве маскировочных костюмов используются так называемые костюмы «Гили» (штаны и куртка, обшитые специальными полосками ткани) или их российский аналог – «Леший». «У нас есть летний «Леший» и зимний «Леший». Но мы предлагаем другой вариант – костюм, на котором не только уже нашиты полоски ткани, но есть и крепления, куда можно прикрепить другие маскировочные элементы. Так можно лучше адаптировать костюмы к местности, прикрепляя подходящие по цвету лоскуты», – говорит снайпер из ВВ МВД.

Я снайпера узнаю по одежке

«Нам штатно дают полевую форму «Излом», но она до такой степени печальная, что даже говорить не хочется. Из термобелья у нас только хлопчатобумажное «офицерское» исподнее. Нет ни современных мембранных костюмов, ни «софтшеллов» (непродуваемая и непромокаемая ткань, быстро выводящая пот. – А.М.), ни тем более «тепляков» (теплая куртка с утеплителем Primaloft), – рассказывает офицер внутренних войск. – Все приходится закупать за свои деньги. Термобелье мы берем российское, в частности изготовленное «Корпусом выживания». Сейчас начали покупать итальянское фирмы X-bionics. Производители идут нам навстречу и продают практически по закупочной цене. Неплохие изделия у белорусской фирмы «Гарсинг». Для последней командировки мы взяли у них полевые костюмы со вшитыми наколенниками и мембранные костюмы».

Его коллеги из СОБРа МВД штатно получают летний камуфляж в расцветке «Кукла», а также утепленные куртки и штаны из укладки СОБР-2000, под которые при выполнении задачи поддевают костюмы из ткани полартек или флис. Понятно, что бойцов СОБРа эти комплекты во многом не устраивают. «Термобелье мы берем у фирм СПЛАВ и BASK, а вот итальянское X-bionics очень дорогое и поэтому покупаем его достаточно редко. Мембранные костюмы у нас фирмы «Корпус выживания», а костюмами из «софтшелла» мы почти не пользуемся, наши снайперы в основном лежат на позициях, а не бегают с рюкзаками по горам. В качестве «тепляка» испытывали так называемые 7-е слои американских комплектов PCU и ECWCS. Но для нас они оказались неудобными. В частности, у этих костюмов большой открытый ворот, через который быстро выходит все тепло», – объясняет сотрудник СОБРа.

Военнослужащие Минобороны в настоящее время получили новый многослойный комплект ВКПО производства БТК-групп. «Сейчас ВКПО критикуют, но лично мне он нравится. Ведь еще недавно мы «на все задачи» носили «горки» или так называемый горный комплект с моментально рвущимся демисезонным полевым костюмом, меховыми носками с завязками и прочими бессмысленными вещами. Хочу отметить, что и так называемый 5-й слой, он же штаны и куртка из «софтшелла» американской PCU, при выходе «на задачу» в горах рвется буквально за сутки. Хороший костюм из «софтшелла» предлагала российская компания «Группа-99», но, к сожалению, сейчас он не выпускается», – рассказывает снайпер из спецназа ГРУ.

Его коллега из Воздушно-десантных войск считает, что из ВКПО стоит использовать только термобелье и куртку из полартека: «Если честно, все остальные элементы комплекта низкого качества. Поэтому за свои деньги берем элементы американского PCU для спецназа и общевойскового ECWCS в расцветке «койот» или «мультикам». Берем теплые перчатки в «Альпиндустрии», специальные утепленные бахилы, как надевающиеся на стоянке вместо ботинок, так и те, что носятся поверх обуви, они необходимы при длительном лежании в очень холодную погоду».

Еще одна проблема – подбор обуви, так как штатно поставляемые изделия в большинстве непригодны для ношения. «В наших форменных ботинках-«крокодилах» под действием нагрузок быстро рвутся швы, отваливается подошва. Да и нога сильно преет», – говорит снайпер из внутренних войск.

Такие же проблемы и у его коллеги из бригады СпН ГРУ: «Я присматриваюсь к Salomon Quest. Подкупает, что их используют многие западные спецподразделения, но останавливает цена – почти 14 тысяч рублей. Неплохой вариант изделия фирмы «Фарадей». Конечно, и у них есть проблемы, но по цене-качеству они для меня пока лучший вариант, особенно модели с мембраной».

Растем!

Снайперское искусство в российских силовых ведомствах развивается очень динамично. Есть и проблемы, но все же можно надеяться, что они вызваны не системными ошибками и просчетами, а скорее стали «болезнями роста». Нельзя не признать, что за несколько лет российские силовики совершили в снайпинге резкий качественный рывок.

Из первых рук

По просьбе издания снайпер из бригады специального назначения прокомментировал несколько популярных фильмов, показывающих работу снайперов.

Попадать по наукеСтарый «Снайпер» с Томом Беринджером в главной роли очень неплохой фильм. Конечно, работа снайпера там показывается не в полном объеме, но очень хорошо видны особенности маскировки, скрытного передвижения. А вот недавний «Стрелок» с Майклом Уолбергом – это вообще полный бред, хотя авторы и пытались показать работу снайпера. В частности, видно, как важно учитывать погоду, особенности оружия и т. д. Но все это тонет в бессмысленном и беспощадном «экшене». Главный герой стреляет 10-мм пулей из винтовки CheyTac по консервной банке, а потом эту же деформированную пулю выстреливают из винтовки калибра .50. Ну и как авторы представляют себе полет разбитой пули, выпущенной из винтовки другого калибра да еще и на 1,5 километра? А номинированный на премию «Оскар» «Американский снайпер», если честно, больше смахивает на халтуру. Главный герой работает не в паре, а один, в лучшем случае его просто охраняет морской пехотинец. Только что лежал со снайперской винтовкой, но тут же ее бросил и побежал штурмовать здание.

Неплохой фильм – недавно вышедший «Битва за Севастополь». Конечно, это не про современных снайперов. В Великую Отечественную многое было по-другому, да и сам фильм скорее про личную драму и любовь, но пара интересных мест все же есть.