Оружейная коллекция
Популярное
Пистолет-пулемет SACM Modèle 1939 родом из ФранцииВ середине тридцатых годов французские оружейники продолжали разработку перспективного пистолета-пулемета для армии. Один из вариантов такого оружия, построенный в соответствии с актуальными требованиями военных,...
Цели пехотного отделения: американская армия снова ищет ответыВооруженные силы США в очередной раз возобновляют проекты, направленные на улучшение характеристик вооружения пехотного отделения. В связи с этим оценим текущие разработки и причины выбора оружия и боеприпасов к нему...
«Жуайез», «ногокус» и другие… (Мечи и кинжалы времен Средневековья – часть первая)В древности были как чисто колющие мечи, так и колюще-рубящие, а также и чисто рубящие. При этом длинные рубящие мечи являлись прежде всего оружием всадников. Такими мечами обладали и скифы, и сарматы, и многие другие...
Franklin Armory Reformation: изделие которое не винтовка и не ружьеСталкиваясь с ограничениями законодательного характера, оружейные компании могут предлагать самые интересные конструкции. Несколько дней назад состоялась «мировая премьера» изделия Franklin Armory Reformation,...
Пистолет-пулемет E.T.V.S. родом из ФранцииВ середине тридцатых годов французские оружейники разработали несколько новых пистолетов-пулеметов. Особые требования приводили к появлению интересных возможностей. Одним из результатов необычного технического задания...
Оружие
Перспективы стреловидных пуль: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 2Среди опытных работ недавнего прошлого одними из самых многообещающих и перспективных были разработки патронов с оперёнными подкалиберными пулями для стрелкового оружия, которые достаточно долго велись как у нас, так и...
The National Interest: По мнению россиян Россия может иметь идеальное оружие для уничтожения атакующих «стай»В начале января российская ПВО отразила атаку террористов на авиабазу Хмеймим. Эти события привлекли внимание специалистов и привели к появлению определенных выводов. Так, в издании The National Interest полагают, что...
«Клим Ворошилов» на линии Маннергейма – какая альтернатива атомному оружию?Любопытный отзыв сделал в мемуарах известный конструктор танков Леонид Карцев о своем не менее известном коллеге – Жозефе Котине: «Это был талантливый организатор и незаурядный политик. Далее названия создаваемых КБ...
Противотанковые БЛА колибриСовременные армии облачаются во все более надежные доспехи. Пехотинцы – в бронежилеты, противоминные боевые машины. Танки ощетиниваются активными и пассивными средствами защиты. Армейские зенитно-ракетные комплексы и...
Перспективы стреловидных пуль: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 1Требования к совершенствованию стрелкового оружия стояли перед конструкторами всегда и во все времена. Даже несмотря на то, что текущий уровень часто казался достигшим предела своего развития...
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Новая доктрина активной обороны

13 августа Израиль опубликовал новую военную доктрину, как утверждают СМИ, впервые за более чем полстолетия. В целом её положения абсолютно логичны, рациональны, адекватны и полностью отвечают реальности. Нашлось в документе место и новым веяниям, которые на Западе в последнее время называют гибридной войной. Отдельные её элементы Армия обороны Израиля намерена использовать в различных сочетаниях.

Почему же новая военная доктрина возникла именно сейчас? Ответов тут может быть два. Первый — усиление Ирана после снятия эмбарго, второй — возникновение феномена «Исламского государства». Самый крупный конфликт на Ближнем Востоке за последние десятилетия ставит вопрос о безопасности наиболее благополучной страны региона — Израиля. И дело не в том, что ему прямо сейчас что-то угрожает, а в возможных перспективах. Даже если «Исламское государство» потерпит исторический крах, через несколько десятилетий ему на смену может придти нечто более угрожающее.

Новая доктрина активной обороны


Сегодняшний Израиль — богатое и успешное государство, с мощной армией и определённым влиянием в мире. Все его враги плохо организованы и вооружены, к тому же погрязли во внутренних неурядицах. Казалось бы, ничего угрожающего нет. Пресловутое «Исламское государство» далеко (к тому же оно не способно пока разбить окончательно даже армии Сирии и Ирака), а Иран — ещё дальше и он ослаблен санкциями.

Но не всё так просто. В первую очередь потому, что многие пункты первой военной доктрины израильской армии, сформулированные ещё в 1949 году Хаимом Ласковым, актуальны до сих пор. В первую очередь речь идёт о демографическом дисбалансе между евреями и соседними мусульманскими нациями.

Чтобы избежать агрессии против себя, Израилю придётся всегда быть на голову выше своих противников в военно-техническом и организационном отношении и по возможности поддерживать всех недругов в таком внутреннем состоянии, при котором они не смогут и помышлять о наступлении на Израиль.

Именно такими соображениями объясняется поддержка Израилем антиправительственных сил в Сирии. Однако побочным эффектом такой поддержки стало возникновение «Исламского государства», потенциально стократ более опасного, чем любой союз арабских стран.

Во-первых, «Исламское государство» интернационально. Оно способно задействовать ресурсы из регионов, которые находятся в тысячах километрах от Ближнего Востока. В частности, привлекать оттуда боевиков, хотя большинство из них предпочитает воевать на своих родных землях под новым знаменем. Тем не менее, это принципиальное отличие от прошлых очагов радикального исламизма, которые фрагментировались строго по национальному признаку. То есть произошёл качественный сдвиг, который открывает перед вождями новоявленного Халифата совершенно иные ресурсы.

Во-вторых. «Исламское государство» безразлично относится к потере тех или иных территорий ради сохранения боеспособных частей. В принципе, это характерно для многих армий, но ИГ, помимо прочего, мало интересуется и судьбой гражданского населения, не тратя на него ресурсы. Такая циничная гибкость куда опаснее традиционного противника, что ведёт обычную войну и потому предсказуем.

Часто можно встретить утверждение о том, что, отказавшись от экспансии, Израиль ступил на путь исторического поражения. Ведь он имел все возможности присоединить (как был инкорпорирован Эйлат, Восточный Иерусалим или Голанские высоты) к своему государству Синайский полуостров и многие другие земли, но не сделал этого. Отчасти тут помешало давление США, которые традиционно противятся возвышению любого государства, даже из числа своих союзников. Оказавшись под политическим прессом, Тель-Авив вынужден был пойти на уступки, которые многие израильтяне до сих пор не понимают и не принимают. И дело вовсе не в национальном престиже, а в утрате территорий, которые давали стратегическую глубину, и, как следствие, большее время для принятия решений в критической ситуации. И это не говоря уже о потере ресурсной базы, в частности, синайской нефти.

Сейчас арабские страны переживают период радикального переформатирования. Что в итоге получится в ходе такого переформатирования, ещё большой вопрос, но ясно, что прежние национальные границы на Ближнем Востоке ушли в прошлое. Туда же отправились относительно умеренные светские режимы. На смену им идут исламисты с идеей строительства великого Халифата, где Израилю нет места по определению.

В таких условиях Тель-Авив оказался один перед непростой ситуацией. Америка своей сделкой с Ираном продемонстрировала свою ненадёжность в качестве союзника. Массовой эмиграции евреев на историческую родину более не предвидится, а многочисленные еврейские общины по всему свету всё более ассимилируются в местах проживания. Одним словом, рассчитывать на прежние возможности уже нельзя.

В целом появление новой военной доктрины означает, что Тель-Авив пытается гибко реагировать на стремительно меняющуюся обстановку и делает всё, чтобы соответствовать эпохе. Насколько это получится, покажет время.