Оружейная коллекция
Популярное
Винтовка с женским прозвищем Света (часть 3)Как всегда, после выхода материала, посвященного любой советской теме, будь то потери в годы ВОВ, раскулачивание или винтовка СВТ-40, многие читатели спешат высказать по нему свое суждение. Суждения бывают самые разные, начиная от указания на ошибки – и это хорошо, только без обобщений, до совершенно фантастических инсинуаций.
Партизанский пистолет-пулемет спроектированный  П.Е. БордюковымКак известно, советские партизаны, действовавшие в тылу противника в годы Великой Отечественной войны, достаточно быстро освоили ремонт имеющегося стрелкового оружия, а затем начали и производство новых образцов. С определенного времени велась разработка совершенно новых конструкций. По понятным причинам, оружие собственной разработки отличалось простотой, но в некоторых случаях предлагалось использовать сравнительно сложные технологии. Заметным результатом такого подхода стал пистолет-пулемет П.Е. Бордюкова.
Создание пистолета из винтовки: Olympic Arms OA-93В конце пятидесятых годов была создана новая автоматическая винтовка AR-15, вскоре ставшая основой для целого ряда разнообразных образцов оружия. Изначально на ее основе создавались только новые винтовки для армий и гражданского рынка, но затем появились более чем интересные проекты самозарядных пистолетов. Так, американская компания Olympic Arms смогла создать на базе AR-15 целое семейство малогабаритного оружия. Первым его представителем было изделие под названием OA-93.
Винтовка с женским прозвищем Света (часть 2)Попытался Токарев на базе винтовки сконструировать и самозарядный карабин. Испытания его начались в январе 1940 г. вместе с карабином Симонова. Но недоработанными признали оба образца. Так, у карабина Токарева оказалась слишком уж плохая меткость при ведении автоматического огня. Поэтому его автоматические карабины официально на вооружение Красной Армии не состояли, но в 1940—1941 гг. их выпускали на Тульском оружейном заводе № 314, где таких карабинов было изготовлено несколько сотен.
Винтовка с женским прозвищем Света (часть 1)Работать над принципиально новой, теперь уже автоматической винтовкой конструктор В.Ф. Токарев начал еще… в 1920 году, а в 1921-ом появился первый ее опытный образец.
Оружие
Нестратегическая ПРО. В перспективе угрозы и средстваВ прошлом в нашей стране был создан комплекс стратегической противоракетной обороны, защищающий от возможного нападения Москву и Центральный промышленный район. Одновременно с этим на вооружении состоят зенитные комплексы, способные решать некоторые задачи ПРО и поражать ракеты разных классов. Согласно последним сообщениям, часть зенитных средств страны может быть соединена в новую систему нестратегической противоракетной обороны. Концепция подобной системы уже сформирована и утверждена.
Исторические рассказы об оружии. Танк Т-35. Самый бесполезный в мире?Ну вот, благодаря Музею военной техники в Верхней Пышме дошла очередь и до Т-35. Действительно, с одной стороны, машина эпохальная и примечательная, неравнодушным не оставит никого, оказавшегося рядом. С другой стороны, не будучи даже специалистом, понимаешь, что это чудовище если и способно, то не на многое.
Переносные «Ручные» комплексы ПВО. Часть 4. ПЗРК Robotsystem 70ПЗРК Robotsystem 70 – ракетный комплекс 70-й модели (RBS-70) – шведский универсальный переносной зенитный ракетный комплекс, предназначенный для поражения низколетящих воздушных целей (самолетов и вертолетов) противника. Разработан в Швеции инженерами компании Bofors Defence (сегодня Saab Bofors Dynamics). ПЗРК RBS-70 принят на вооружение шведской армии в 1977 году. В дальнейшем активно поставлялся на экспорт, его приобрели около двадцати стран мира, с 1985 года экспортное обозначение комплекса – Rayrider.
БМП-1АМ «Басурманин»: представлена практичная модернизацияС 1966 по 1983 годы советская оборонная промышленность построила и передала ряду заказчиков, прежде всего нашей армии, около 20 тыс. боевых машин пехоты БМП-1. Затем эту технику в серии сменила более новая БМП-2, имевшая известные преимущества в области вооружения. Однако в дальнейшем новая бронемашина не смогла полностью заменить имеющуюся технику, и БМП-1 до сих пор остаются в войсках.
В Музее военной техники УГМК представили танк-«призрак»В Музее военной техники УГМК, который находится в Верхней Пышме Свердловской области, принимают поздравления. На музейной площадке появился новый экспонат – танк КВ-1С.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны


Массовое насыщение частей и соединений современных армий танками и иными бронированными машинами в итоге привело к тому, что они на полях сражений стали одними из важнейших. Поэтому противоборство противотанковых средств (ПТС) с ними, как показал ряд локальных войн ХХ века, составляет основное содержание современного общевойскового боя.

Крайне богатый опыт борьбы с вражескими танками и преодоления его противотанковой обороны был получен в годы Великой Отечественной войны. Рассмотрим некоторые направления развития способов борьбы с ПТС при преодолении противотанковой обороны немецких войск.

Для борьбы с танками фашистское командование широко применяло полевую и зенитную артиллерию, авиацию, специальные противотанковые средства и танки. Для повышения эффективности полевой артиллерии в борьбе против хорошо бронированных советских танков в боекомплекты систем калибра до 155 мм противник с 1943 года начал включать кумулятивные снаряды. Ими поражались бронированные цели на дальности до 800 м. На вооружение авиации также поступили бронебойные снаряды и противотанковые бомбы. Непрерывно совершенствовались и специальные ПТС германских войск. Дальность эффективного огня и бронепробиваемость противотанковой немецкой артиллерии к лету 1943-го выросла в 3 раза. Были созданы самоходная противотанковая артиллерия и специальные ПТС ближнего боя (фаустпатроны, противотанковые ружья, гранаты и др.).

Танки как многоцелевое боевое средство являлись и наиболее эффективным противотанковым средством, особенно в наступлении и при ведении подвижной обороны. Анализ боевых потерь советских танков показывает, что в среднем 75% из них поражалось артиллерийским и танковым огнем на дальности 500-1500 м. От других средств потери составляли: от ПТС ближнего боя - 12,6%, противотанковых мин – 9%, авиации - 3,4 %.

Для обороны главных направлений в 1944-1945 гг. гитлеровцы создавали высокие плотности ПТС. Хотя противник эшелонировал ПТС, однако основная их масса размещалась в главной полосе, глубиной от 6-и до 8-и километров. Порядка 80% ПТС в ее пределах располагались на первых двух позициях. Для поражения советских танков на марше, в выжидательных и исходных районах враг использовал авиацию и дальнобойную артиллерию. С приближением наших танков к передовой линии германской обороны и при прорыве ее главной полосы к борьбе с ними последовательно подключались все противотанковые средства противника.

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны


Как показал опыт важнейших наступательных операций третьего периода Отечественной войны, вероятность успешного прорыва немецкой обороны зависела, в первую очередь, от степени поражения противотанковых средств, темпа атаки, а также от эффективности огневого сопровождения наступающих танков. Особенно важное значение имело поражение ПТС противника артиллерийским огнём и авиационными ударами при подготовке атаки. Опыт Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Берлинской и других операций показывает, что высокая надежность огневого поражения ПТС достигалась в ходе непродолжительной, но мощной артподготовки. При этом особенно важное значение имели огневые налеты в начале и конце артподготовки. Противотанковая оборона врага подавлялась в период артподготовки на всю глубину основной полосы обороны. Однако из-за того, что калибр почти 70% артиллерии был менее 100 мм, надежно подавлять ПТС противника удавалось лишь на первой и второй позициях, то есть на глубину порядка 5 км.

Для уничтожения наблюдаемых вражеских ПТС в период артподготовки весьма эффективно использовались орудия, ведущие огонь прямой наводкой. Их плотность обычно составляла 20-30, а в ряде операций - до 60 и более стволов на 1 км прорыва. Наряду с артиллерией большой объем задач огневого поражения ПТС противника выполняла фронтовая авиация, которая производила в ходе войны с целью поддержки боевых действий танков и пехоты 46,5 % всех своих самолетовылетов.

Авиация подавляла противотанковую оборону, нанося массированные удары силами штурмовых и бомбардировочных авиадивизий и корпусов по противотанковым опорным пунктам, артиллерийским позициям, противотанковым резервам противника. Обычно эти действия были увязаны по времени и объектам с ударами артиллерии, действиями танков и пехоты.

Наиболее характерной была следующая последовательность в нанесении воздушных и артиллерийских ударов (ее можно проследить на примере 3-го Белорусского фронта в Восточно-Прусской операции). Перед началом артиллерийской подготовки следовал массированный удар с привлечением большей части бомбардировочной и до 20% штурмовой авиации по объектам, расположенным в главной немецкой полосе обороны. В ходе артподготовки авиация производила удары по ПТС, танкам и другим вражеским огневым средствам на флангах прорыва, в глубине двух первых полос его обороны. Заканчивалась авиационная подготовка непосредственно перед началом атаки массированным ударом крупных авиационных сил по противотанковым объектам на участке прорыва.

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны


В случаях наличии у врага глубокой ПТО с высокой плотностью ПТС в основной полосе обороны (Восточно-Прусская операция, Висло-Одерская и Берлинская операции ), артподдержка атаки советских танков и пехоты производилась одним или двумя огневыми валами на глубину 2-4 км или посредством последовательного сосредоточения огня. Это позволяло значительно снизить эффективность противотанкового огня противника при преодолении первой и второй позиций основной полосы его обороны.

Для максимального огневого воздействия на ПТС и прочие вражеские огневые средства во время атаки танками важное значение имело достижение непрерывности перехода от артподготовки к артиллерийской поддержке атаки. Так, в ходе Витебско-Оршанской операции огонь последнего налета шел по нарастающей, до предельно допустимого режима. По мощи и характеру он практически соответствовал огневому валу, чем достигалась неожиданность перехода в атаку. За 2-3 минуты до окончания артподготовки треть артиллерии сосредоточила огонь на первом рубеже огневого вала (в 200 метрах от переднего края). По окончании артподготовки остальная часть артиллерии также перенесла огонь на этот же рубеж, но он велся небольшими скачками (происходило «сползание» огня) соответственно продвижению наступающих танков и пехоты. Это обеспечивало прорыв первой позиции с относительно небольшими потерями в танках.

Поражение ПТС и танков авиацией с началом авиационной поддержки наступающих осуществлялось обычно эшелонированными ударами по 40-60 самолетов. Районы нанесения ударов каждого эшелона самолетов последовательно смещались на 1-1,5 км в глубину фашистской обороны, обеспечивая непрерывное огневое воздействие на его ПТС с воздуха. Артиллерийское сопровождение атакующих сил на глубину тактической зоны немецкой обороны осуществлялось как по заранее спланированным участкам последовательным сосредоточением огня, так и огнем по вызову командиров танковых подразделений и артиллерийских корректировщиков, находящихся в радийных танках.

С целью повышения эффективности огневого поражения ПТС и танков противника артиллерией в это время предусматривалось переподчинение ее стрелковым батальонам, полкам и танковым бригадам. Боевые действия выявили настоятельную необходимость непосредственного сопровождения атакующих танков первой боевой линии самоходными артиллерийскими установками (САУ), которые своим огнем уничтожали ПТС и вели борьбу с контратакующими вражескими танками. Для решения указанных задач была создана бронированная самоходная артиллерия. Уже в 1943 году она организационно вошла в состав танковых соединений и являлась лучшим огневым средством сопровождения танков в атаке. Благодаря броневой защите и высокой проходимости САУ могли действовать непосредственно в танковых боевых порядках, а их более мощные орудия позволяли уничтожать ПТС противника еще до выхода наших бронированных машин в зону эффективного огня противника. В наиболее удачно проведенных операциях соотношение САУ и танков при прорыве немецкой обороны составляло 1:2, т.е. каждые два танка поддерживала одна САУ.

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны


Опыт ряда операций третьего периода Отечественной войны показал, что по завершению артиллерийской и авиационной подготовки танки, поддерживающие пехоту на глубине от двух до пяти километров, подвергались огню сохранившихся и переброшенных к участку прорыва немецких ПТС и танков. Плотность же артиллерийского огня после завершения артподготовки уменьшалась. В этих случаях эффективность борьбы с ПТС и танками противника зависела от построения боевого порядка танков, тактики действий и тесного их взаимодействия с САУ. Самоходная артиллерия атаковывала, как правило, в боевых порядках атакующей пехоты и поддерживала огнем танки первой боевой линии. Второй эшелон танков (при построении танковой бригады в два эшелона) продвигался за пехотинцами на удалении до 200 м.

При прорыве сильной противотанковой обороны (Берлинская операция, в 1-м Белорусском фронте и Восточно-Прусская операция во 2-м Белорусском фронте) применялись тяжелые танки, составлявшие, соответственно, в указанных операциях 33% и 70% танков НПП. Боевой опыт выявил, что для успешной борьбы с ПТС и вражескими танками важное значение имели боевые свойства бронированных машин. Поэтому в годы войны все типы советских танков непрерывно совершенствовались. Калибр танковых орудий средних танков увеличился с 76 мм до 85 мм, а тяжелых - с 76 до 122 мм. В результате дальность прямого выстрела возросла на 30-50%, повысилась эффективность поражения целей. Усиливалась броневая защита, посредством установки на боевых машинах командирской башенки улучшался обзор, повышались точность огня и маневренные возможности танков.

Во время ввода в прорыв соединений подвижных групп армий и фронтов поражение ПТС и танков перед рубежом прорыва и на его флангах осуществлялось артиллерией и авиацией в период обеспечения ввода, огнем танков, САУ, артиллерии передовых отрядов (бригад первого эшелона). Например, для артобеспечения ввода в сражение 3-й гв. танковой армии в ходе Львовско-Сандомирской операции были привлечены пять артиллерийских бригад и артиллерия четырех стрелковых дивизий, а ввод в бой 2-й гв. танковой армии в Берлинской операции обеспечивали пять артиллерийских бригад, два полка и артиллерия пяти стрелковых дивизий. Это позволило в полосах ввода в бой танковых армий привлекать для поражения ПТС противника от восьми до двенадцати дивизионов артиллерии и минометов.

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны


Артиллерия обычно подавляла вражескую противотанковую оборону перед фронтом и на флангах подвижных групп на глубину от четырех до пяти километров от рубежа ввода, но наиболее надежно - на глубину 2-2,5 км. Наибольшая эффективность в поражении ПТС достигалась тогда, когда огонь заблаговременно планировался, а вызов и корректирование его осуществляли по радио офицеры-артиллеристы из танков, шедших в боевых порядках бронетанковых батальонов.

Большую роль по поражению ПТС и танков противника при вводе подвижных групп играла авиация. Подавление противотанковой обороны в этот период выполнялось, как правило, в ходе авиационного наступления с привлечением до 70% авиации фронта. Авиационное наступление включало: предварительную авиационную подготовку, когда подавлялись танковые и противотанковые резервы; непосредственную авиационную подготовку (самолеты продолжали свои удары по немецким резервам, а также подавляли ПТС, танки, артиллерию); авиационную поддержку передовых отрядов и наступления главных сил, во время которой, наряду с ударами по резервам, авиация подавляла ПТС и танки противника перед наступающими танками по заявкам командиров бронетанковых соединений. Наиболее мощное авиационное воздействие на вражескую противотанковую оборону было в первые 2-3 часа после ввода подвижных групп.

После выхода в оперативную глубину и отрыва подвижных групп от основных сил они лишались поддержки артиллерии общевойсковых объединений. Подавление противотанковой обороны врага на промежуточных оборонительных рубежах в это время и борьба с его танками осуществлялись штатной и придаваемой артиллерией, авиацией, огнем танков и мотострелков.

Успех в борьбе с ПТС и вражескими танками в оперативной глубине сильно зависел от насыщенности танковых и механизированных корпусов (армий) артиллерией и количества поддерживающей авиации. Насыщенность танковых армий артиллерией составляла в среднем 18-20 орудий с минометами на каждый батальон. Соотношение танков и САУ было в пределах: одна средняя или тяжелая САУ на 3-4 танка.

Для сопровождения танковых бригад в 1-й танковой армии в Львовско-Сандомирской операции создавались артиллерийские группы поддержки танков по числу бригад, основу которых составляла, как правило, самоходная артиллерия. Иногда в эти группы входила истребительно-противотанковая и реактивная артиллерия. Создание высокоподвижных артиллерийских групп поддержки танков повышало самостоятельность танковых бригад в борьбе с ПТС и танками противника при ведении ими высокоманевренных боевых действий.

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны


По опыту важнейших операций третьего периода войны, действия танковой армии в оперативной глубине поддерживало до трех авиационных корпусов. Массовое применение в немецкой армии ПТС ближнего боя остро обозначило проблему борьбы с ними и резко ограничило самостоятельность танковых боевых действий. Потребовались дополнительные мероприятия по обеспечению действий бронированных машин. В частности, проводилась тщательная разведка огневых позиций и мест сосредоточения ПТС противника и их уничтожение артиллерией и авиацией. Было введено обязательное сопровождение каждого танка автоматчиками (Берлинская операция). Усиливалось охранение танков при расположении их на месте. Наиболее важным условием подавления и уничтожения ПТС ближнего боя было качественное взаимодействие отдельных танков с небольшими подразделениями и группами пехоты, как при прорыве немецкой обороны, так и в ходе действий в оперативной глубине.

К борьбе с ПТС и танками врага привлекались практически все боевые средства, которыми располагали войска. Эта задача в ходе наступлений решалась по нескольким направлениям одновременно. Главными были: повышение степени огневого поражения ПТС противника артогнем и авиаударами в период подготовки атаки; совершенствование построения боевых порядков танковых соединений с целью обеспечения наиболее эффективного взаимодействия всех боевых средств в ходе наступления; улучшение боевых свойств танков и САУ; создание наиболее приемлемой организационной структуры танковых частей и соединений; достижение непрерывного огневого сопровождения атакующего эшелона танков на всем протяжении боевых действий.