Оружейная коллекция
Популярное
Пистолет-пулемёт: эволюционный путь - вчера, сегодня, завтра. На любой вкус!Итак, мы увидели, что образцы пулеметов третьего поколения начали разрабатывать уже в конце Второй мировой войны, а где-то в начале 60-х они были приняты на вооружение. Правда, старые подходы все еще давали себя знать. Военные считали, что им нужен (если только еще вообще нужен!) какой-то один единый образец пистолета-пулемета.
Советские варианты знаменитого «Узи»Израильский пистолет-пулемет «Узи» является сегодня узнаваемым брендом на мировом рынке стрелкового оружия. Оружие известно широкому кругу обывателей, даже не увлекающихся данной сферой, и абсолютно точно по узнаваемости может соперничать с автоматом Калашникова и американской винтовкой М16 и их производными. Во многом это связно не только с характерным внешним видом пистолета-пулемета, но и с частым появлением в различных фильмах и компьютерных играх.
Пистолет-пулемёт: эволюционный путь - вчера, сегодня, завтра. Часть 9. Англичане против англичанВ прошлом материале было рассказано о том, как еще в годы Второй мировой войны началось создание новых пистолетов-пулеметов третьего поколения. И это было разумно. Так поступили в СССР, где в 1943 году появился новый патрон, а уже в 1944-ом под него были созданы новые автоматы. Также поступали и в других странах. В частности, в Англии. Про пистолет-пулемет «Кокода» мы рассказали в прошлый раз, но, так как тема была не исчерпана, мы ее продолжим сегодня.
Армейский войсковой пистолет в США. Часть 2В 2015 году вооружённые силы (ВС) США объявили долгожданный для производителей стрелкового оружия конкурс по выбору нового армейского пистолета XM17, программы MHS (Modular Handgun System – Модульная Оружейная Система).
Армейский войсковой пистолет в США. Часть 1Больше полувека основным пистолетом вооружённых сил (ВС) США являлась классическая модель — Colt M1911A1 калибра 11,43 мм (патрон .45 ACP) конструкции Джона Мозеса Браунинга. Данный пистолет получил в США настолько широкое распространение, что может считаться одним из символов Америки. Пистолет Colt M1911 пережил две мировые войны, войну в Корее и во Вьетнаме и многие другие локальные конфликты.
Оружие
Танки без дальнейшего будущего. Смелые технические решения и отсутствие перспективВ последние годы появилась масса открытых данных на тему развития советского танкостроения. Как оказалось, в последние годы существования СССР отечественные предприятия прорабатывали самые смелые идеи во всех основных областях.
Зенитные ракеты Третьего рейха: предполагаемое  чудо-оружие или растрата ресурсов?Еще в начале Второй мировой войны нацистская Германия озаботилась созданием перспективных зенитных средств разного рода. С определенного времени вместе с другими изделиями разрабатывались и перспективные зенитные управляемые ракеты. Однако ни один проект подобного рода так и не удалось довести до полноценной эксплуатации.
Исторические рассказы об оружии. СУ-76и: первое штурмовоеПродолжая тему создания в СССР собственных боевых машин на базе трофейной техники, мы решили рассказать ещё об одной машине, которая создана на шасси немецкого танка Pz.Kpfw.III.
Работа ЗРК по низколетящим целям без привлечения авиации ВВСКривизна земной поверхности и неровности рельефа местности сильно ограничивают возможности наземных и корабельных ЗРК по обнаружению и поражению низколетящих средств воздушного нападения (СВН). Каким образом можно эффективно обеспечить возможность стрельбы ЗРК по низколетящим целям?
Исторические рассказы об оружии. САУ СГ-122: первый трофейный опытОчень часто, рассказывая о технике, которую использовали противоборствующие силы во время Второй мировой войны, мы слышим мнение о том, что РККА практически не использовала трофейные машины. Нет, технически исправные машины без переделки использовались. А вот создавать что-то на трофейных шасси, как это делали немцы, мы не пробовали. При этом приводится множество примеров именно зарубежных армий.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны


Массовое насыщение частей и соединений современных армий танками и иными бронированными машинами в итоге привело к тому, что они на полях сражений стали одними из важнейших. Поэтому противоборство противотанковых средств (ПТС) с ними, как показал ряд локальных войн ХХ века, составляет основное содержание современного общевойскового боя.

Крайне богатый опыт борьбы с вражескими танками и преодоления его противотанковой обороны был получен в годы Великой Отечественной войны. Рассмотрим некоторые направления развития способов борьбы с ПТС при преодолении противотанковой обороны немецких войск.

Для борьбы с танками фашистское командование широко применяло полевую и зенитную артиллерию, авиацию, специальные противотанковые средства и танки. Для повышения эффективности полевой артиллерии в борьбе против хорошо бронированных советских танков в боекомплекты систем калибра до 155 мм противник с 1943 года начал включать кумулятивные снаряды. Ими поражались бронированные цели на дальности до 800 м. На вооружение авиации также поступили бронебойные снаряды и противотанковые бомбы. Непрерывно совершенствовались и специальные ПТС германских войск. Дальность эффективного огня и бронепробиваемость противотанковой немецкой артиллерии к лету 1943-го выросла в 3 раза. Были созданы самоходная противотанковая артиллерия и специальные ПТС ближнего боя (фаустпатроны, противотанковые ружья, гранаты и др.).

Танки как многоцелевое боевое средство являлись и наиболее эффективным противотанковым средством, особенно в наступлении и при ведении подвижной обороны. Анализ боевых потерь советских танков показывает, что в среднем 75% из них поражалось артиллерийским и танковым огнем на дальности 500-1500 м. От других средств потери составляли: от ПТС ближнего боя - 12,6%, противотанковых мин – 9%, авиации - 3,4 %.

Для обороны главных направлений в 1944-1945 гг. гитлеровцы создавали высокие плотности ПТС. Хотя противник эшелонировал ПТС, однако основная их масса размещалась в главной полосе, глубиной от 6-и до 8-и километров. Порядка 80% ПТС в ее пределах располагались на первых двух позициях. Для поражения советских танков на марше, в выжидательных и исходных районах враг использовал авиацию и дальнобойную артиллерию. С приближением наших танков к передовой линии германской обороны и при прорыве ее главной полосы к борьбе с ними последовательно подключались все противотанковые средства противника.

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны


Как показал опыт важнейших наступательных операций третьего периода Отечественной войны, вероятность успешного прорыва немецкой обороны зависела, в первую очередь, от степени поражения противотанковых средств, темпа атаки, а также от эффективности огневого сопровождения наступающих танков. Особенно важное значение имело поражение ПТС противника артиллерийским огнём и авиационными ударами при подготовке атаки. Опыт Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Берлинской и других операций показывает, что высокая надежность огневого поражения ПТС достигалась в ходе непродолжительной, но мощной артподготовки. При этом особенно важное значение имели огневые налеты в начале и конце артподготовки. Противотанковая оборона врага подавлялась в период артподготовки на всю глубину основной полосы обороны. Однако из-за того, что калибр почти 70% артиллерии был менее 100 мм, надежно подавлять ПТС противника удавалось лишь на первой и второй позициях, то есть на глубину порядка 5 км.

Для уничтожения наблюдаемых вражеских ПТС в период артподготовки весьма эффективно использовались орудия, ведущие огонь прямой наводкой. Их плотность обычно составляла 20-30, а в ряде операций - до 60 и более стволов на 1 км прорыва. Наряду с артиллерией большой объем задач огневого поражения ПТС противника выполняла фронтовая авиация, которая производила в ходе войны с целью поддержки боевых действий танков и пехоты 46,5 % всех своих самолетовылетов.

Авиация подавляла противотанковую оборону, нанося массированные удары силами штурмовых и бомбардировочных авиадивизий и корпусов по противотанковым опорным пунктам, артиллерийским позициям, противотанковым резервам противника. Обычно эти действия были увязаны по времени и объектам с ударами артиллерии, действиями танков и пехоты.

Наиболее характерной была следующая последовательность в нанесении воздушных и артиллерийских ударов (ее можно проследить на примере 3-го Белорусского фронта в Восточно-Прусской операции). Перед началом артиллерийской подготовки следовал массированный удар с привлечением большей части бомбардировочной и до 20% штурмовой авиации по объектам, расположенным в главной немецкой полосе обороны. В ходе артподготовки авиация производила удары по ПТС, танкам и другим вражеским огневым средствам на флангах прорыва, в глубине двух первых полос его обороны. Заканчивалась авиационная подготовка непосредственно перед началом атаки массированным ударом крупных авиационных сил по противотанковым объектам на участке прорыва.

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны


В случаях наличии у врага глубокой ПТО с высокой плотностью ПТС в основной полосе обороны (Восточно-Прусская операция, Висло-Одерская и Берлинская операции ), артподдержка атаки советских танков и пехоты производилась одним или двумя огневыми валами на глубину 2-4 км или посредством последовательного сосредоточения огня. Это позволяло значительно снизить эффективность противотанкового огня противника при преодолении первой и второй позиций основной полосы его обороны.

Для максимального огневого воздействия на ПТС и прочие вражеские огневые средства во время атаки танками важное значение имело достижение непрерывности перехода от артподготовки к артиллерийской поддержке атаки. Так, в ходе Витебско-Оршанской операции огонь последнего налета шел по нарастающей, до предельно допустимого режима. По мощи и характеру он практически соответствовал огневому валу, чем достигалась неожиданность перехода в атаку. За 2-3 минуты до окончания артподготовки треть артиллерии сосредоточила огонь на первом рубеже огневого вала (в 200 метрах от переднего края). По окончании артподготовки остальная часть артиллерии также перенесла огонь на этот же рубеж, но он велся небольшими скачками (происходило «сползание» огня) соответственно продвижению наступающих танков и пехоты. Это обеспечивало прорыв первой позиции с относительно небольшими потерями в танках.

Поражение ПТС и танков авиацией с началом авиационной поддержки наступающих осуществлялось обычно эшелонированными ударами по 40-60 самолетов. Районы нанесения ударов каждого эшелона самолетов последовательно смещались на 1-1,5 км в глубину фашистской обороны, обеспечивая непрерывное огневое воздействие на его ПТС с воздуха. Артиллерийское сопровождение атакующих сил на глубину тактической зоны немецкой обороны осуществлялось как по заранее спланированным участкам последовательным сосредоточением огня, так и огнем по вызову командиров танковых подразделений и артиллерийских корректировщиков, находящихся в радийных танках.

С целью повышения эффективности огневого поражения ПТС и танков противника артиллерией в это время предусматривалось переподчинение ее стрелковым батальонам, полкам и танковым бригадам. Боевые действия выявили настоятельную необходимость непосредственного сопровождения атакующих танков первой боевой линии самоходными артиллерийскими установками (САУ), которые своим огнем уничтожали ПТС и вели борьбу с контратакующими вражескими танками. Для решения указанных задач была создана бронированная самоходная артиллерия. Уже в 1943 году она организационно вошла в состав танковых соединений и являлась лучшим огневым средством сопровождения танков в атаке. Благодаря броневой защите и высокой проходимости САУ могли действовать непосредственно в танковых боевых порядках, а их более мощные орудия позволяли уничтожать ПТС противника еще до выхода наших бронированных машин в зону эффективного огня противника. В наиболее удачно проведенных операциях соотношение САУ и танков при прорыве немецкой обороны составляло 1:2, т.е. каждые два танка поддерживала одна САУ.

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны


Опыт ряда операций третьего периода Отечественной войны показал, что по завершению артиллерийской и авиационной подготовки танки, поддерживающие пехоту на глубине от двух до пяти километров, подвергались огню сохранившихся и переброшенных к участку прорыва немецких ПТС и танков. Плотность же артиллерийского огня после завершения артподготовки уменьшалась. В этих случаях эффективность борьбы с ПТС и танками противника зависела от построения боевого порядка танков, тактики действий и тесного их взаимодействия с САУ. Самоходная артиллерия атаковывала, как правило, в боевых порядках атакующей пехоты и поддерживала огнем танки первой боевой линии. Второй эшелон танков (при построении танковой бригады в два эшелона) продвигался за пехотинцами на удалении до 200 м.

При прорыве сильной противотанковой обороны (Берлинская операция, в 1-м Белорусском фронте и Восточно-Прусская операция во 2-м Белорусском фронте) применялись тяжелые танки, составлявшие, соответственно, в указанных операциях 33% и 70% танков НПП. Боевой опыт выявил, что для успешной борьбы с ПТС и вражескими танками важное значение имели боевые свойства бронированных машин. Поэтому в годы войны все типы советских танков непрерывно совершенствовались. Калибр танковых орудий средних танков увеличился с 76 мм до 85 мм, а тяжелых - с 76 до 122 мм. В результате дальность прямого выстрела возросла на 30-50%, повысилась эффективность поражения целей. Усиливалась броневая защита, посредством установки на боевых машинах командирской башенки улучшался обзор, повышались точность огня и маневренные возможности танков.

Во время ввода в прорыв соединений подвижных групп армий и фронтов поражение ПТС и танков перед рубежом прорыва и на его флангах осуществлялось артиллерией и авиацией в период обеспечения ввода, огнем танков, САУ, артиллерии передовых отрядов (бригад первого эшелона). Например, для артобеспечения ввода в сражение 3-й гв. танковой армии в ходе Львовско-Сандомирской операции были привлечены пять артиллерийских бригад и артиллерия четырех стрелковых дивизий, а ввод в бой 2-й гв. танковой армии в Берлинской операции обеспечивали пять артиллерийских бригад, два полка и артиллерия пяти стрелковых дивизий. Это позволило в полосах ввода в бой танковых армий привлекать для поражения ПТС противника от восьми до двенадцати дивизионов артиллерии и минометов.

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны


Артиллерия обычно подавляла вражескую противотанковую оборону перед фронтом и на флангах подвижных групп на глубину от четырех до пяти километров от рубежа ввода, но наиболее надежно - на глубину 2-2,5 км. Наибольшая эффективность в поражении ПТС достигалась тогда, когда огонь заблаговременно планировался, а вызов и корректирование его осуществляли по радио офицеры-артиллеристы из танков, шедших в боевых порядках бронетанковых батальонов.

Большую роль по поражению ПТС и танков противника при вводе подвижных групп играла авиация. Подавление противотанковой обороны в этот период выполнялось, как правило, в ходе авиационного наступления с привлечением до 70% авиации фронта. Авиационное наступление включало: предварительную авиационную подготовку, когда подавлялись танковые и противотанковые резервы; непосредственную авиационную подготовку (самолеты продолжали свои удары по немецким резервам, а также подавляли ПТС, танки, артиллерию); авиационную поддержку передовых отрядов и наступления главных сил, во время которой, наряду с ударами по резервам, авиация подавляла ПТС и танки противника перед наступающими танками по заявкам командиров бронетанковых соединений. Наиболее мощное авиационное воздействие на вражескую противотанковую оборону было в первые 2-3 часа после ввода подвижных групп.

После выхода в оперативную глубину и отрыва подвижных групп от основных сил они лишались поддержки артиллерии общевойсковых объединений. Подавление противотанковой обороны врага на промежуточных оборонительных рубежах в это время и борьба с его танками осуществлялись штатной и придаваемой артиллерией, авиацией, огнем танков и мотострелков.

Успех в борьбе с ПТС и вражескими танками в оперативной глубине сильно зависел от насыщенности танковых и механизированных корпусов (армий) артиллерией и количества поддерживающей авиации. Насыщенность танковых армий артиллерией составляла в среднем 18-20 орудий с минометами на каждый батальон. Соотношение танков и САУ было в пределах: одна средняя или тяжелая САУ на 3-4 танка.

Для сопровождения танковых бригад в 1-й танковой армии в Львовско-Сандомирской операции создавались артиллерийские группы поддержки танков по числу бригад, основу которых составляла, как правило, самоходная артиллерия. Иногда в эти группы входила истребительно-противотанковая и реактивная артиллерия. Создание высокоподвижных артиллерийских групп поддержки танков повышало самостоятельность танковых бригад в борьбе с ПТС и танками противника при ведении ими высокоманевренных боевых действий.

Развитие способов борьбы с противотанковыми средствами противника во время войны


По опыту важнейших операций третьего периода войны, действия танковой армии в оперативной глубине поддерживало до трех авиационных корпусов. Массовое применение в немецкой армии ПТС ближнего боя остро обозначило проблему борьбы с ними и резко ограничило самостоятельность танковых боевых действий. Потребовались дополнительные мероприятия по обеспечению действий бронированных машин. В частности, проводилась тщательная разведка огневых позиций и мест сосредоточения ПТС противника и их уничтожение артиллерией и авиацией. Было введено обязательное сопровождение каждого танка автоматчиками (Берлинская операция). Усиливалось охранение танков при расположении их на месте. Наиболее важным условием подавления и уничтожения ПТС ближнего боя было качественное взаимодействие отдельных танков с небольшими подразделениями и группами пехоты, как при прорыве немецкой обороны, так и в ходе действий в оперативной глубине.

К борьбе с ПТС и танками врага привлекались практически все боевые средства, которыми располагали войска. Эта задача в ходе наступлений решалась по нескольким направлениям одновременно. Главными были: повышение степени огневого поражения ПТС противника артогнем и авиаударами в период подготовки атаки; совершенствование построения боевых порядков танковых соединений с целью обеспечения наиболее эффективного взаимодействия всех боевых средств в ходе наступления; улучшение боевых свойств танков и САУ; создание наиболее приемлемой организационной структуры танковых частей и соединений; достижение непрерывного огневого сопровождения атакующего эшелона танков на всем протяжении боевых действий.