Оружейная коллекция
Популярное
Единые пулемёты на вооружении ШвейцарииШвейцария всегда была и остается страной, которая ассоциируется с высоким качеством выпускаемых механизмов на своей территории. Независимо от того, что именно проектируют швейцарские конструкторы, часы или оружие, можно быть уверенным в том, что к разработке каждого узла подошли с особенной тщательностью, а жесткий контроль качества на производстве обеспечивает продукцию очень высокой конкурентоспособностью на рынке, даже несмотря на цену.
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 2. ОСВ-96Российская крупнокалиберная снайперская винтовка ОСВ-96 «Взломщик» является достаточно известным образцом стрелкового оружия. ОСВ-96 стала первым российским образцом оружия данного класса и является своеобразным ответом на американскую винтовку Barret M82.
Дальние и близкие родственники легендарного «Пустынного орла»Благодаря кинематографу и компьютерным играм на вопрос о самом «мощном» пистолете большинство людей ответит: конечно, «Desert Eagle». Этот ответ неправильный. Но сложно отрицать, что данный пистолет достаточно интересный и по конструкции, и по спектру используемых боеприпасов. Но «интересный» не значит «уникальный». Существует масса аналогов данного оружия, и некоторые выпущены задолго до знаменитого «Пустынного орла».
Винтовки по всем странам и континентам. Часть 19. Маузеры Сербии и ЮгославииМодель «маузер» M1871/78 обратила на себя внимание Коки Миловановича, который решил улучшить ее баллистические качества, применив к ней патрон с дымным порохом уменьшенного калибра 10.15x63R и изменив нарезку ствола – т.е. уменьшить ширину нарезов в направлении от казенной части к дульному срезу.
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 1. Barret M82Снайперские винтовки сравнительно недавно появились на полях сражений. Важную роль в боевых действиях данное оружие, оснащенное оптическими прицелами, стало играть в боевых действиях, начиная с Первой мировой войны. В годы войны Германия снабдила охотничьи винтовками оптическими прицелами, их использовали для того, чтобы разбивать британские перископы и сигнальные лампы.
Оружие
Артиллерия. Крупный калибр. Противоречивая 152-мм гаубица М-10 образца 1938 годаРассказ о 152-мм гаубице М-10 обр. 1938 г. интересен уже тем, что оценки этой системы настолько противоречивы, что вызывают недоумение авторов даже после написания статьи.
Разработка барражирующего боеприпаса Него-400ЕС должно завершится уже в 2018 годуКомпания UVision Air доработала барражирующий боеприпас Него-400ЕС (Electric, Cruciform - электрический крестообразный) до технологического уровня 8, таким образом, финальный этап разработки и начальное развертывание серийной модели намечено завершить до конца 2018 года.
АК под слабый «дамский» патронВ 90-е годы «Ижмаш», ныне вошедший в концерн «Калашников», предпринял весьма удачный маркетинговый ход, возможно, позволивший остаться предприятию на плаву и сохранить кадровый костяк.
Исторические рассказы об оружии. ЗСУ-23-4 «Шилка» снаружи и внутриПлавно переходим от ЗСУ-57-2 к великой (и совсем вот не побоюсь этого слова) преемнице. «Шайтан-арбе» — «Шилке».
АГС-40 «Балкан»: очень долгий путь в войскаВ настоящее время на вооружении российской армии состоят автоматические гранатометы двух моделей – АГС-17 «Пламя» и АГС-30. Ранее для дополнения, а затем и замены этого оружия было разработано изделие АГС-40 «Балкан».
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Перехват ракет воздушного боя теперь может стать проблемой №1 современной войны в воздухе

Перехват ракет воздушного боя теперь может стать проблемой №1 современной войны в воздухе

Ракеты класса «воздух-воздух» средней дальности семейства Р-77 (РВВ-АЕ), согласно официально опубликованным данным, приспособлены для перехвата любых типов тактических ракет, включая ракеты воздушного боя противника


Весьма смышлёный редактор американского военно-политического журнала «The National Interest» Дейв Маджумдар опубликовал на интернет-странице издания очень занимательную прогностическую статью под названием «Как Россия и Китай могут поразить ’’ахиллесову пяту’’ американских ВВС». В ней Маджумдар бегло прошёлся по возможностям сверхдальнего перехвата воздушных целей ракетами типа Р-37М, КС-172, а также китайской PL-15. Что касается «изделия 610М» (Р-37М), автор статьи отметил возможность её интеграции в системы управления вооружением не только модернизированных МиГ-31БМ, но и перспективных сверхманевренных истребителей 5-го поколения Т-50 ПАК-ФА, которые, опираясь на свою малую радиолокационную сигнатуру, смогут на крейсерском сверхзвуке подходить на расстояние 200-250 км к американским передовым воздушным пунктам радиоэлектронной разведки и ДРЛОиУ E-2D «Advanced Hawkeye», E-3C «Sentry», RC-135V/W «Rivet Joint» и E-8C «J-STARS» и наносить обезглавливающие удары, нейтрализуя данные узлы управления штатовских ВВС. Аналогичную модель применения китайских PL-15 с борта J-20 Маджумдар предрекает уже на ближайшие несколько лет.

Конечно, такая позиция по отношению к характеристикам нашей и китайской тактической авиации, да ещё и со стороны представителя западных средств массовой информации, не может не вызвать гордости за уровень родной оборонки, основанной на простых патриотических чувствах. Но так ли здесь всё просто? Возникает масса вопросов, касающихся беспрепятственного дальнего перехвата подобных объектов в воздушном пространстве, где истребительная авиация противника почти на 90% оснащается бортовыми РЛС с активными ФАР, высокопроизводительными БЦВМ и перспективными высокоманевренными ракетами-перехватчиками.

Во времена войны во Вьетнаме, арабо-израильских войн и других конфликтов конца XX века уничтожение противорадиолокационных ракет AGM-45 «Шрайк» и другого ракетного вооружения с помощью зенитных управляемых ракет и авиационных ракет воздушного боя входило в разряд фантастических романов. Параболические антенные решётки радиолокаторов подсвета и наведения РСН-75 (ЗРК С-75) и 1С31 (ЗРК «Куб»), а также первые версии элементной базы пунктов боевого управления этими комплексами не позволяли сопровождать, а тем более захватывать цели эффективной отражающей поверхностью менее 0,2 м2, в то время как ЭПР противорадиолокационных ракет едва достигала 0,15 м2. Также те же «Шрайки» по скоростным характеристикам значительно превосходили максимальные скоростные пределы поражаемой цели для С-75 и «Кубов». Операторам приходилось просто разворачивать антенное полотно станции наведения вверх или в боковые стороны для увода ракеты в сторону с помощью смещения диаграммы направленности, а затем выключать излучение, что успевали сделать далеко не всегда.

В 80-е и 90-е годы ситуация стала резко меняться: на вооружение войск ПВО различных государств стали поступать перспективные зенитно-ракетные системы типа С-300ПС/ПМУ-1/2, а также С-300В и «Бук-М1». Их радиолокационные средства впервые стали включать в себя многофункциональные РЛС с АФАР, позволяющие видеть цели с ЭПР 0,02 - 0,05 м2, а ЗУР получили полуактивные РГСН с возможностью наведения «через ракету», благодаря чему стал возможен перехват даже малозаметных маневрирующих целей на расстоянии до 30-50 км. Управляемые авиабомбы, крылатые, противорадиолокационные и противокорабельные ракеты стали входить в стандартный список целей для вышеперечисленных комплексов. Одновременно со средствами ПВО технологию ПФАР/АФАР стала получать и истребительная авиация. Минимальная ЭПР поражаемой цели для Су-35С с бортовой РЛС Н035 «Ирбис-Э» стала соответствовать 0,01 м2 (или даже менее), что открыло способности борьбы со всеми типами высокоточного ракетно-бомбового вооружения, имеющего скорости до 5500 км/ч, в том числе и ракетами класса «воздух-воздух» средней и большой дальности. Не трудно догадаться, что и западный истребительный авиапарк получил подобные качества.

Уже к 2010 году в конструкторских отделах ведущих американских аэрокосмических гигантов начались работы по проектам различных ракет-перехватчиков воздушного базирования для уничтожения ракет класса «воздух-воздух», других тактических ракет, а также управляемых и неуправляемых авиабомб на удалении до 30-40 км от самолёта-носителя. Наиболее успешным из них стал проект корпорации «Lockheed Martin» под названием CUDA. В основе лежала «урезанная» и глубоко модернизированная версия наиболее распространённой западной УРВБ AIM-120C AMRAAM. CUDA получила длину в 1,85 м, а в дополнение к аэродинамическим органам управления - носовой газодинамический «пояс» с сотнями сопел миниатюрных импульсных двигателей поперечного управления (ДПУ). Данный блок управления был предназначен для придания противоракете перегрузки более чем 65 ед. на завершающем этапе полёта, что позволило уничтожать цель методом кинетического поражения боевого снаряжения или корпуса атакующей ракеты противника прямым попаданием (на западе этот принцип получил название «hit-to-kill»). Начальная скорость ракеты CUDA составляет около 3000 км/ч, а высочайшая точность работы ДПУ в момент перехвата обеспечивается применением высокоточной активной радиолокационной головки самонаведения, работающей в миллиметровом Ka-диапазоне.

Перехват ракет воздушного боя теперь может стать проблемой №1 современной войны в воздухе

Ракета-перехватчик проекта CUDA (SACM-T)


Малые массо-габаритные размеры этой противоракеты позволяют любому натовскому тактическому истребителю брать на подвески в 2 раза больший арсенал, чем ракет AIM-120C, «MICA» или «Meteor». Например, в одной эскадрильи из 12 F-15E «Strike Eagle» может находиться 2 машины, на подвесках которых будут лишь ракеты CUDA в количестве от 32 до 40 единиц. Они будут вести оборону ударной эскадрильи от ракет воздушного боя противника, остальные 10 тактических истребителей «Страйк Игл» могут выполнять задачи по завоеванию превосходства в воздухе или нанесению ракетно-бомбовых ударов по многочисленным наземным целям. Сегодня работы по приданию ракетам проекта CUDA (новое название SACM-T) начальной оперативной готовности перепоручены Исследовательской лаборатории Военно-воздушных сил США (AFRL) и корпорации «Рэйтеон». На данный момент SACM-T находится на уровне испытательных пусков, в ходе которых производится доводка программного обеспечения управления газодинамической системой и интеграции в БРЭО современных американских истребителей поколения «4++» и «5», а поэтому до её поступления на вооружение «Страйк Иглов», «Лайтнингов-II» или «Супер Хорнетов» пройдёт ещё не менее 5 лет. В то же время уже имеющиеся на вооружении ВВС США управляемые ракеты средней и большой дальности AIM-120C-7 и AIM-120D уже вполне способны вести перехват других ракет подобного класса. «Hit-to-kill» в этом случае реализован, конечно, не будет, но всё же.

Чтобы выяснить возможности перехвата американскими УРВБ наших ракет Р-37М, необходимо ознакомиться со всеми конструктивными и тактико-техническими параметрами нашей ракеты. Как и большинство типов сверхдальнобойных управляемых ракет воздушного боя (AIM-54C и Р-37М) или ЗУР (48Н6Е2, 9М82), «Изделие 610М» (РВВ-БД) имеет внушительные массо-габаритные показатели: её длина составляет 4,06 м, диаметр корпуса - 38 см, размах хвостовых аэродинамических рулей - 72 см и стартовая масса - около 510 кг. Двухрежимный твердотопливный ракетный двигатель разгоняет Р-37М до 6350 км/ч (6М), что вызывает аэродинамический нагрев радиопрозрачного обтекателя примерно до 900-1200°С. Столь теплоконтрастная стратосферная цель может быть обнаружена современными оптико-электронными прицельными системами типа AN/AAQ-37 DAS (установлена F-35A) на расстоянии более 100-150 км. Целеуказание от 6 датчиков этого комплекса может быть мгновенно передано в бортовую ИНС ракет AIM-120D, после чего может осуществляться перехват. Более того, на ещё большем расстоянии DAS может засечь момент и место запуска Р-37М с борта Су-35С или Т-50 ПАК-ФА по огромному высокотемпературному факелу стартующего первого режима работы ТРД ракеты. Из-за этого может быть легко вскрыто примерное местоположение даже того малозаметного истребителя, который запускал Р-37М с выключенной бортовой РЛС по целеуказанию внешних средств или по излучению РЛС истребителей противника.

Последняя особенность в очередной раз заставляет задуматься о необходимости продолжения проектов дальнобойных УРВБ с более «холодной» маршевой прямоточной воздушно-реактивной силовой установкой типа РВВ-АЕ-ПД. Здесь стартовый ускоритель имеет в разы более меньшую тягу и время работы, и предназначается лишь для разгона ракеты до скорости 1,7 - 2М, которая необходима для пуска ПВРД. Засечь пуск такой ракеты уже в 70-100 км практически невозможно. Западный аналог Р-77ПД - ракета дальнего воздушного боя MBDA «Meteor» с радиусом действия 130-150 км.

Радиолокационная сигнатура ракеты РВВ-БД также оставляет желать лучшего. Под композиционным радиопрозрачным 380-миллиметровым обтекателем изделия скрывается активная радиолокационная головка самонаведения 9Б-1103М-350 «Шайба». Диаметр её щелевой антенной решётки (ЩАР) составляет 350 мм, а поэтому расчётная ЭПР ракеты, с учётом модуля с вычислительным, навигационным и связным оборудованием и некоторыми элементами корпуса и крыльев, может доходить до 0,1 м2. Обнаружить её современными бортовыми РЛС с АФАР не составляет абсолютно никакого труда. Радар AN/APG-79 (палубный истребитель F/A-18E/F) может запеленговать Р-37М на удалении 65 км, а вот радары AN/APG-81 и AN/APG-77 («Раптор» и «Лайтнинг») на дальности 60 и 100 км соответственно. Радиолокационная заметность РВВ-БД примерно соответствует современным ПРЛР. Сразу после обнаружения приближающейся Р-37М в её сторону будут запущены AIM-120D, несущие на борту осколочную БЧ направленного действия. По данным неконтактного радиолокационного взрывателя будет происходить детонация боевого снаряжения, и тысячи мелких осколков на суммарной скорости более 3000 м/с нанесут Р-37М ущерб, не позволяющий дальнейший управляемый полёт в сторону цели. Даже если в момент подлёта AIM-120D наша ракета будет выполнять боевой разворот, первая, обладая в 1,5 раза большими располагаемыми перегрузками, сможет настигнуть РВВ-БД. Существует 2 способа значительного уменьшения дальности радиолоцирования ракеты «воздух-воздух».

Первый способ заключается в удержании наклона полотна антенной решётки ГСН под углом до 60-70 градусов относительно перехватываемой цели до момента возможности её захвата (до 20-30-километрового сближения). В этом случае ЭПР Р-37М будет составлять всего 0,04 - 0,05 м2 и захватить её удастся лишь с минимальных расстояний (около 30 км): времени на перехват останется слишком мало, учитывая огромную скорость сближения в 4 - 4,5М.

Второй способ является стандартным: со стороны пуска Р-37М воздушными средствами РЭБ будут поставлены активные шумовые и имитационные помехи, способные уменьшить дальность обнаружения ещё на 30-50%. Но это всё лишь теория, в то время как практика борьбы с подобного размера противорадиолокационными ракетами подтверждает реалии, где большинство тактических ракет легко перехватываются с помощью современных зенитных управляемых ракет и других ракет класса «воздух-воздух». К сведению, если взять батарею ЗРК «Patriot PAC-3» или корабельный ЗРК противоракетной обороны «SM-2/3», выполняющие боевое дежурство как собственными средствами, с помощью многофункциональных РЛС AN/MPQ-53 и AN/SPY-1D, так и по целеуказанию самолётов системы «AWACS», при благоприятствующих условиях, ракеты-перехватчики RIM-161A, RIM-174 ERAM и ERINT тоже представляют большую угрозу для такой «выразительной» цели, как ракета Р-37М, что указывает необходимость учёта присутствия или отсутствия корабельных или наземных средств ПВО при планировании боевого перехвата с помощью МиГ-31БМ или Т-50 ПАК-ФА.

Перехват ракет воздушного боя теперь может стать проблемой №1 современной войны в воздухе

РВВ-БД («изделие 610М»)


Нет сомнений в том, что ракета РВВ-БД представляет огромную опасность для тактической и стратегической авиации командного звена ОВВС НАТО, но публикации, подобные работе Дейва Маджумдара, доносят до обозревателей информацию, которая не в полной мере соответствует военно-технической реальности нового века. Использование же крупногабаритной и заметной во всех диапазонах Р-37М стоит начинать лишь в способствующей боевой обстановке, где уже заранее известно отсутствие специализированных оптико-электронных и радиолокационных средств наблюдения и наведения противника. Будущее же за дальнейшим развитием более компактных, многофункциональных и малозаметных инструментов воздушного боя с минимальной отражающей поверхностью и тепловой заметностью, к которым смело можно отнести замечательный проект УРВБ К-77ПД.