Оружейная коллекция
Популярное
Единые пулемёты произведенные в СССРНесмотря на то, что на данный момент любая информация доступна в интернете, данных о единых пулеметах Советского Союза фактически нет. Разумеется, присутствуют упоминания, которые чаще всего берутся из печатных изданий, но подробных описаний, отличительных особенностей, да даже массогабаритных характеристик, для большинства моделей, попросту нет.
Пистолет-пулемёт Halcón ML-57 родом из АргентиныПистолет-пулемет Halcón M/943 образца 1943 года, в целом, соответствовал требованиям заказчика, но не был лишен недостатков. Имея желаемые боевые качества, он был достаточно крупным и тяжелым, что в некоторой мере затрудняло эксплуатацию. Кроме того, массовый выпуск подобного оружия оказался излишне дорогим для небогатой Аргентины.
Британская любовь к SA80 навсегдаСегодня многие армии западного блока осуществляют замену основного индивидуального оружия в войсках. Франция отказывается от FAMAS в пользу НК416, бундесвер отказывается от G36 и даже известный верностью традициям корпус морской пехоты США меняет «злую черную винтовку» (так называли М-16 вьетнамские ветераны) на М27 (тот же НК416).
Поэма о железном Максиме (часть 6)Материалы серии «Поэма о «Максиме» читателям ВО в основном понравилась. Но многие из них высказали пожелание увидеть на страницах сайта рассказ и о предшественницах «максима» - митральезах или картечницах. И да, действительно, ведь время, когда Хайрем Максим сконструировал свой знаменитый пулемет, можно с полным правом назвать эпохой митральез, которые применялись и в полевой войне, и на флоте.
Складные пистолетные приклады разработки Бенке — Тимана (Венгрия, Германия)Некоторые модификации самозарядных пистолетов прошлого комплектовались деревянной кобурой-прикладом и имели направляющие для ее установки. Такой приклад улучшал показатели точности и кучности, но все же не отличался особым удобством использования. Деревянное устройство имело большие габариты и немалый вес, что могло мешать стрелкам.
Оружие
Артиллерия. Крупный калибр. Серьезная 122-мм гаубица М-30 образца 1938 годаГаубица М-30, известна, наверное, всем. Знаменитое и легендарное орудие рабоче-крестьянской, советской, российской и множества других армий. Любой документальный фильм о Великой Отечественной почти обязательно включает в себя кадры ведения огня батареей М-30.
Пятерка малоизвестных танков времен Второй мировой войны. Часть 4. Двустволка на гусеницах MTLS-1G14К малоизвестным танкам периода Второй мировой войны, безусловно, можно отнести американский танк MTLS-1G14, с которым знакомо крайне ограниченное количество людей. При этом данный танк был построен сравнительно большой серией 125 боевых машин, что больше, чем количество многих мелкосерийных немецких истребителей танков или САУ периода войны.
Т-90М и M1A2 SEP v.3: какой из танков модернизирован лучшеКакой танк лучше, Т-90 или M1 Abrams? Этот вопрос появился одновременно с более новой машиной и до сих пор остается актуальным. Он уже успел получить массу ответов, в том числе и диаметрально противоположных. Продолжению споров, среди прочего, способствует постепенное развитие двух бронемашин, приводящее к появлению новых модификаций.
Ручные гранаты семейства Mk III / MK3 родом из СШАПочти все ручные гранаты предназначались и предназначаются для поражения живой силы противника взрывной волной и осколками. Однако некоторые образцы подобного оружия имели иные возможности и сокращенные боевые качества. Так, специфика боев Первой мировой войны привела к появлению американской ручной гранаты Mk III / MK3, в составе которой с самого начала отсутствовал металлический корпус. Вследствие этого граната могла поражать противника только ударной волной, но не осколками.
Авиатанк, или летающий танк - исторический следСегодня идея создания летающего танка представляется достаточно абсурдной. Действительно, когда в твоем распоряжении есть транспортные самолеты, способные перевезти танк из одной точки мира в другую, о приделывании крыльев к тяжелой бронированной боевой машине как-то не задумываешься. Однако в 1930-х годах прошлого века все было совсем иначе, самолетов, способных перебросить танки по воздуху, просто не существовало, поэтому сама идея создания полноценного авиатанка беспокоила умы многих конструкторов в разных странах мира. При этом наибольшую известность получили проекты США и СССР в этой области.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Избавят ли «Type 26» и ПКР LRASM британский ВМФ от его проблемы «No.1» — отсутствия взаимозаменяемости? (часть 2)

ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ТОНКОСТИ ПЕРСПЕКТИВНОГО КОМПЛЕКСА ВООРУЖЕНИЯ ПЕРЕДОВЫХ БРИТАНСКИХ ФРЕГАТОВ «GLOBAL COMBAT SHIP»

Избавят ли «Type 26» и ПКР LRASM британский ВМФ от его проблемы «No.1» — отсутствия взаимозаменяемости? (часть 2)


В первых числах ноября 2016 года гендиректор компании «BAE Systems» Энн Хили заявила о закладке и начальном этапе сборки головного фрегата «Type 26» на судостроительной верфи Скотстаун в шотландском Глазго. Событие намечено на лето-осень 2017 года. Как заявляют представители ВМФ и компании-разработчика, перспективный «Глобальный боевой корабль» должен постепенно заменить устаревающий «Тип 23», и, как видно из названия, новый проект фрегатов должен быть рассчитан на широкое участие в крупных боевых операциях на океанских театрах военных действий, в тысячах миль от берегов Великобритании. Основным предназначением фрегатов «Type 26 GCS», как и их предков «Тип 23», станет надёжная противолодочная оборона корабельных ударных группировок в составе эсминцев ПВО класса «Daring», а также АУГ в составе перспективных авианосцев «Queen Elizabeth» и «Prince of Wales». Но кроме эффективной ПЛО, эти фрегаты будут обладать ещё и возможностью нанесения мощного противокорабельного удара.

С этой целью «Type 26» будет оснащаться универсальной встроенной пусковой установкой Mk 41 на 24 пусковые ячейки, с которой будут унифицированы американские малозаметные противокорабельные ракеты большой дальности AGM-158C LRASM («оморяченные» версии AGM-158B JASSM-ER), а также противокорабельные версии BGM-109B/E «Tomahawk». Дальность LRASM («Long Range Anti-Ship Missile»), в штатном исполнении «снаряжения» (проникающая ОФ БЧ массой 454 кг или 1000 фунтов) и силовой установки, составляет 980 км. Если британские фрегаты «Type 26 GCS» будут выполнять пуск этих ПКР из Северного моря (у восточных берегов Дании), то рубежи досягаемости полностью охватят всю южную и центральную части Балтийского моря, которые являются основными зонами оперирования надводных кораблей и подлодок нашего Балтийского флота. В случае же, если значительно уменьшить вес боевой части ракеты (с 454 до 170-250 кг), удастся увеличить дальность с 980 до 1400 — 1700 км, что приведёт к появлению стратегической противокорабельной ракеты, способной из Северного моря достигать военных объектов БФ в Ленинградской области.

Кроме того, такие варианты AGM-158C Block X LRASM смогут применяться британским флотом и для поддержки своего войскового контингента, вооружённого РСЗО MLRS, в Эстонии, а также нанесения ударов по объектам ПВО и РТВ в Белоруссии (хорошо известно, что LRASM обладает схожими с JASSM-ER параметрами, и может поражать наземные цели). О планах по увеличению радиуса действия противокорабельных ракет LRASM стало известно от английского ресурса ukdefencejournal.org.uk, со ссылкой на неназванных советников ВМФ Великобритании, которые утверждают, что пожертвовать массой боевого снаряжения ракеты в пользу большей дальности — есть вполне благоразумное решение, так как даже меньшая масса хорошо оптимизированной БЧ позволит вывести из строя довольно крупный надводный корабль класса корвет или фрегат. Более того, ракета может быть оснащена облегчённой микроволновой электромагнитной боевой частью, которая способна выводить из строя корабельные радиолокационные средства и сетецентрическое связное оборудование на расстоянии нескольких километров.

Противокорабельные BGM-109B/E «Tomahawk» обладают меньшей дальностью (до 550 км) и аналогичной 454-киллограммовой БЧ. Скорость оморяченного «Томагавка» может достигать 1200 км/ч (около 1М). За несколько десятков километров ракета поднимается до 100 м для подтверждения координат цели с помощью АРГСН, а на подлёте высота траектории уменьшается до 2-5 м для уменьшения риска перехвата корабельными ЗРК противника. В 2 км от цели ракета делает горку с противозенитным манёвром и устремляется к надводной цели.

Противокорабельные ракеты AGM-158C LRASM и BGM-109B/E «Tomahawk» в разы увеличат гибкость КУГ, в которой будут присутствовать фрегаты «Type 26». Но не будем забывать, что эти ракеты, даже несмотря на сверхмалую радиолокационную сигнатуру первых, являются дозвуковыми, и перехватить их с помощью современных ЗРК самообороны типа «Кинжал»/«Тор-М», «Кортик-М» или более дальнобойных «Штиль-1» и «Редут» не составит большого труда, поскольку время реакции и минимальные значения ЭПР цели для данных систем снижены да минимальных показателей, как иногда говорят, «до размеров птицы». Что стоит отметить ещё, так это количество размещаемых в Mk 41 ПКР. Сообщается, что компания-производитель ЗРК «Sea Ceptor» — MBDA, совместно с американской «Lockheed Martin», проведёт унификацию части ячеек-направляющих УВПУ Mk 41 с ЗУР CAMM(S). И то, в каком соотношении разделят 24-ячеичную ПУ, — пока неизвестно. Исходя из тактических соображений, на LRASM и/или «Томагавки» будет отведено от 8 до 12 ячеек, остальные 9 или 13 ячеек будут модернизированы под ЗУР CAMM(S). Но не спешите обольщаться по поводу малого количества зенитных-ракет перехватчиков на фрегатах «Type 26», поскольку Mk 41 будут унифицированы с ракетами CAMM по той же технологии, что и с ракетами RIM-162 ESSM. О чём это говорит?

Зенитные ракеты RIM-162 ESSM («Eloved Sea Sparrow Missile»), предназначенные для отражения «звёздных налётов» противокорабельных и противорадиолокационных ракет противника, а также вражеской тактической авиации, могут применяться не только из наклонных пусковых установок типа Mk 29, но и из стандартных УВПУ Mk 41. Для этого специалисты «Локхид Мартин» серьёзно доработали ячейки-ТПК Mk 14. Внутренняя ширина канала транспортно-пускового контейнера (пусковой ячейки) Mk 14 может достигать 540 — 560 мм (ширина основания корпуса 635 мм), а диаметр корпуса ЗУР RIM-162 ESSM составляет 254 мм, следовательно спецы смогли установить в стандартный канал ячейки ещё 4 направляющие под эти ракеты, что ровно в 4 раза увеличило боекомплект с боевой устойчивостью корабля-носителя ESSM. Габариты же ракет семейства CAMM(S) ещё меньшие.

Существует две версии этих ракет — стандартная CAMM(S) массой 100 кг и дальностью 25-30 км (разработана британским подразделением MBDA), а также дальнобойная модификация CAMM-ER(S) массой 160 кг и дальностью 45 км итальянского подразделения MBDA.

Британский вариант CAMM(S) имеет диаметр корпуса 160 мм, благодаря чему один ТПК Mk 14 сможет вместить 9 ракет подобного типа. Именно над такой конфигурацией Mk 41 сейчас и бьётся совместная группа инженеров из «Локхид Мартин» и MBDA. А теперь считаем. Одна 24-ячеистая УВПУ Mk 41 имеет 21 рабочую ячейку-ТПК (3 традиционно занято загрузочным агрегатом для перезарядки во время нахождения в море), 12 ячеек заняты ПКР LRASM или «Томагавк», а ещё 9 ячеек — зенитными управляемыми ракетами CAMM(S) в пусковых «пакетах» по 9 направляющих, итого имеем 81 ракету-перехватчик комплекса «Sea Ceptor», — вполне неплохой расклад для долгоиграющей самообороны крупной корабельной ударной группировки. Вот такие возможности фрегатам «Type 26» придаёт универсальная ВПУ Mk 41.

Противолодочные способности перспективных «Глобальных фрегатов» «Type 26 GCS» также не ограничиваются использованием тактического противолодочного комплекса MTLS с торпедой малой дальности «Stingray». Всю погоду для ПЛО здесь делает всё та же Mk 41 VLS. С этой пусковой установкой унифицированы противолодочные управляемые ракеты RUM-139 VLA комплекса ASROC.

Дальность этой ПЛУР достигает 28 км, что в 3,5 раза дальше, чем у британских торпед «Стингрей». Но унификация по одной лишь пусковой установке не является достаточной мерой для применения RUM-139 VLA с борта фрегатов «Type 26», поскольку программно эта ПЛУР «заточена» под управление средствами гидроакустических станций семейста AN/SQQ-89, интегрированных в БИУС «Иджис» ракетных крейсеров УРО «Тикондерога» и эсминцев УРО «Арлей Бёрк». Изначально потребуется перепрограммирование под новую БИУС британского фрегата.

Для одновременного снаряжения УВПУ Mk 41 фрегатов «GCS» сразу тремя типами ракетного вооружения всего 21 ячейки Mk 14 явно будет недостаточно: корабль получит проблемы с быстрым истощением боезапаса. К примеру, если 8 ТПК будут отведены для LRASM, и 8 — для ПЛУР RUM-139 VLA, то всего 5 единиц останется для ЗУР CAMM(S), а это всего — 45 ракет. Если же будут использованы ракеты с увеличенной дальностью CAMM-ER(S), которых конструктивно в Mk 14 больше 7 не поместится, то боезапас для ближней ПРО не превысит 35 ракет, чего крайне недостаточно.

ПРОЕКТ «TYPE 26» — ТРИ В ОДНОМ

Для ликвидации недостатка, программа «Global Combat Ship», начавшаяся в 1998-м году, предусматривает разработку трёх модификаций «Type 26»: фрегата противолодочной обороны «ASW» («Anti-Submarine Warfare»), многоцелевого фрегата общего назначения «GP» («General Purpose»), а также фрегата противовоздушной/противоракетной обороны «AAW» («Anti-Aircraft Warfare»).

Каждая из модификаций будет снаряжаться определённым списком вооружения. Так, к примеру, на борту версии «ASW» будет изобиловать противолодочное и противокорабельное вооружение, для зенитных ракет CAMM(S), напротив, будет отведено минимальное количество ТПК Mk 14. Также этот вариант фрегата получит все необходимые для противолодочной обороны активно-пассвные гидроакустические комплексы, включая ГАС «Type 2087» и гибкую протяжённую буксируемую антенну, способную пеленговать цели в десятках, а то и сотнях километров от корабельной ударной группировки. В вертолётном ангаре «ASW» может располагаться многоцелевой/противолодочный вертолёт типа «Merlin HM Mk.1».

Винтокрылая машина способна брать на борт полезную/боевую нагрузку до 3100 кг, 30 пехотинцев, до 4-х торпед Mk.46 или «Stingray», ПКР «Гарпун»/«Экзосет», либо модульную радиолокационную станцию для обзора морской поверхности, установленную на специализированной подвеске над открытой рампой грузового отсека в полусферическом радиопрозрачном обтекателе. «Мерлин» может в радиусе 350 — 400 км от фрегата расставлять десятки радиогидроакустических буёв для оперативной организации противолодочной обороны обширных участков океанов и морей.

Фрегаты «Тип 26» общего назначения (или «General Purpose») являются многоцелевыми боевыми кораблями и будут нести в УВПУ Mk 41 схожее с противолодочными «ASW» соотношения ракето-торпедного вооружения, но с большим количеством зенитных управляемых ракет для комплекса «Sea Ceptor». Из вспомогательных информационно-боевых юнитов этой модификации можно отметить подводные и надводные беспилотные разведывательные аппараты, быстроходные надводные катера для быстрой и скрытной переброски морских пехотинцев на наиболее напряжённых участках театра военных действий, где имеет место использование противником ныне популярной концепции «ограничения и воспрещения доступа и манёвра» «A2/AD». В таких условиях приближение «Type 26» к побережью контролируемому противником чревато массированным ударом ПКР или других СВН, с которым даже ЗРК «Sea Ceptor» справиться не сможет. И только беспилотные малоразмерные разведывательно-боевые катера типа MAST, и десантные полунадувные катера получат возможность подхода к побережью вероятного противника с целью проведения диверсионно-разведывательных операций, либо выяснения координат хорошо замаскированных военных объектов.

Гидроакустические и радиолокационные средства модификации фрегатов «Type 23 General Purpose» аналогичные установленным на остальных двух вариантах.

Противовоздушный вариант «AAW» предназначен для построения мощного противоракетного «зонтика» ордера корабельной/авианосной ударной группировки. В этой версии всё направлено на реализацию наилучших противовоздушных качеств.

Практически все ячейки Mk 14 будут нести противоракеты CAMM(S), количество которых может дойти до 189. Но помимо этих ракет самообороны, в Mk 41 британских фрегатов вполне смогут разместиться и дальнобойные противоракеты типа RIM-161A/B (SM-3), способные перехватывать баллистические ракеты средней дальности на высотах до 245 км, а также ЗУР сверхбольшой дальности для загоризонтного перехвата RIM-174 ERAM (SM-6), способные по целеуказанию перехватить цель на удалении до 240 и более километров. Данные ракеты могут поступить на вооружение противовоздушных фрегатов «AAW», но достойная эффективность их применения в противоракетных задачах может быть достигнута только с привлечением сторонних средств целеуказания, среди которых могут быть американские ЭМ УРО класса «Арлей Бёрк» с бортовыми МРЛС AN/SPY-1D, другие «Иджис»-корабли, либо самолёты ДРЛОиУ типа E-3D «Sentry» ВВС Великобритании.

ПРИЧИНЫ НЕДОСТАТОЧНЫХ ПРОТИВОРАКЕТНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ПЕРСПЕКТИВНЫХ ФРЕГАТОВ: БЕЗ «ДЭРИНГА» НЕ ОБОЙТИСЬ

Низкая эффективность применения американских «иджисовских» ракет-перехватчиков в боевой информационно-управляющей системе фрегатов «Type 26 GCS» любой модификации объясняется относительно невысокими энергетическими возможностями планируемой к установке общекорабельной РЛС обзора и целеуказания «Artisan 3D». Данный радиолокационный комплекс имеет инструментальную дальность порядка 200 км по типовой цели типа «стратегический бомбардировщик» на высоте 10 км. Цель с ЭПР порядка 0,01 м2 (малозаметная КР) обнаруживается на удалении 20 км, что в 4 раза меньше, чем у МРЛС «Sampson», а наш тактический истребитель-бомбардировщик Су-34 «Артисан» сможет обнаружить лишь с 65-70 км, когда последний, несомненно, уже успеет выпустить по британской КУГ 6 сверхзвуковых ПКР Х-31АД. В этой ситуации «Тип 26» окажется абсолютно беззащитным даже с арсеналом самых совершенных перехватчиков семейства «Стандарт-3/6».

Для достижения достойных противоракетных возможностей, фрегаты «Global Combat Ships» в версии «AAW» должны получить интегрированную в БРЭО РЛС типа «SMART-L», обладающую штатной инструментальной дальностью в 470 км и расширенной — 800 км. Пассивная фазированная антенная решётка этой станции представлена 16 приёмо-передающими модулями, работающими в режиме АФАР (67% апертуры) и 8 приёмными элементами, которые лишь принимают сигнал (33% апертуры), что является уникальным для пассивных ФАР показателем. Компания «Thales Nederland» регулярно усовершенствует своё изделие, что позволяет с каждым разом добиваться всё больших показателей по обнаружению и сопровождению на проходе малоразмерных баллистических целей. Поэтому о высоких противоракетных качествах «Тип 26» с РЛО «Artisan 3D» просто язык не поворачивается рассуждать, единственный его плюс — пропускная способность по завязке трасс 900 воздушных целей.

Избавят ли «Type 26» и ПКР LRASM британский ВМФ от его проблемы «No.1» — отсутствия взаимозаменяемости? (часть 2)


Оценив все возможные пути обновления надводной компоненты фрегатов ВМФ Великобритании, а также достоинства и недостатки нововведений, вернёмся к эсминцам класса «Дэринг», которые также обладают солидным модернизационным потенциалом.

Здесь ситуация не такая однозначная как, к примеру, с фрегатами класса «Дюк», поскольку «Тип 45» имеет встроенную вертикальная пусковую установку универсального типа «Sylver A50», которая уже сегодня способна размещать ЗУР типа MICA-VL, предназначенные отражения массированного удара современными ПКР. Но кроме модификации А50 существует ещё и более универсальная модификация А70, длина ячеек-ТПК этой УВПУ составляет 7 м, а поэтому её внутренняя конфигурация может быть адаптирована под любые виды американского и западноевропейского ударного и оборонительного ракетного вооружения. Пусковая установка А70 предназначена для снаряжения тактическими крылатыми ракетами большой дальности «SCALP», стратегическими крылатымиракетами «Томагавк» и их ПКР-версиями BGM-109B/E, ПКР AGM-158C LRASM, зенитными управляемыми ракетами-перехватчиками и противоракетами RIM-161/174, а также противолодочными управляемыми ракетами типа RUM-139 VLA комплекса ASROC.

Более того, источники из Минобороны Великобритании неоднократно опубликовывали информацию, что ведомство и адмиралтейство британского флота давно проявляет интерес к ракетам типа «SCALP Naval», которые от стандартной модификации отличаются в 4 раза увеличенной дальностью полёта (с 250 до 1000 км), а это говорит лишь о том, что Лондон уже окончательно решил изменить правила «игры» на морском театре военных действий, меняя оборонительную концепцию на ударную. А это, в свою очередь, говорит ещё и о том, что в будущем под ударные возможности будут подогнаны и все состоящие на вооружении флота эскадренные миноносцы класса «Daring»,- корабли получат УВПУ «Sylver A70», причём не в стандартном исполнении на 48 транспортно-пусковых контейнеров, а в увеличенном — на 72 ТПК.

Боевые возможности «Дэринга» возрастут примерно на порядок. Мало того, что боекомплект ракетного вооружения увеличится ровно на 50%, 6 эсминцев проекта получат возможность атаковать подводные лодки противника на дальности до 30 км благодаря применению комплекса ASROC, а также стать полноценным структурным элементом в рамках американской программы ЕвроПРО.

Впервые в истории современного ВМФ Великобритании, у кораблей класса «эсминец» практически отпадёт необходимость в поддержке со стороны фрегатов в плане надёжной защиты от субмарин противника. Функциональность в выполнении разносторонних задач у британских ЭМ «Тип 45» впервые за 7 лет эксплуатации достигнет уровня американских эсминцев УРО «Арлей Бёрк» и нашего ТАРК «Пётр Великий».

О РЕЗУЛЬТАТАХ ПЕРСПЕКТИВНОЙ КОНЦЕПЦИИ БРИТАНСКОГО АДМИРАЛТЕЙСТВА

Избавят ли «Type 26» и ПКР LRASM британский ВМФ от его проблемы «No.1» — отсутствия взаимозаменяемости? (часть 2)


Подводя итоги нашего сегодняшнего обзора, на первый взгляд может показаться, что проводящиеся командованием ВМФ Великобритании и минобороны изменения в доктрине флота, благодаря которым сегодня происходит глубокая модернизация комплексов вооружения и БРЭО надводных кораблей, почти полностью ликвидировали все недостатки и «бреши» в вопросах взаимозаменяемости между классами кораблей «фрегат» и «эсминец». Но не всё здесь так гладко.

Во-первых, корабельный состав фрегатов класса «Дюк» («Type 23») и «Type 26 GCS» сможет усилить противоракетный потенциал лишь в плане обороны от некоторых видов сверхзвукового высокоточного ракетного оружия (ПКР, ПРЛР, малоразмерные управляемые авиабомбы и т.д.), что будет достигнуто благодаря установке перспективного КЗРК средней «Sea Ceptor». Что касается защиты корабельного ордера от высокоскоростных баллистических и аэробаллистических средств воздушного нападения со сверхмалой ЭПР, «Си Септор» и ЗУР CAMM(S)/ER(S) столкнутся с массой технологических проблем, связанных не столько с характеристиками самих противоракет, сколько с параметрами радиолокационных станций обнаружения и целеуказания.

Современные высокоманевренные боевые блоки или аэробаллистические ракеты, приспособленные для выполнения широкого спектра задач, включая противокорабельные, обладают ЭПР в пределах 0,01 м2. Обзорный радар «Artisan 3D», обнаруживший их всего с 20-25 км, передаст целеуказание на СУО фрегата примерно за 3-5 сек, ещё 4-6 секунд уйдёт на взятие цели на сопровождение «стрельбовыми» РЛС комплекса «Sea Ceptor» и подготовку ракет CAMM(S). Двигающаяся со скоростью от 1000 до 1500 м/с баллистическая цель за эти 10 секунд пролетит ещё 10-15 км, оказавшись в 10-15 км от обороняемой фрегатами типа «AAW» КУГ. С этого момента начнётся запуск ракет-перехватчиков CAMM(S) с минимальным интервалом около 1 с. Если подлетающий рой из 4-маховых ракет будет состоять из более, чем 10 ракет, «Sea Ceptor» одного фрегата даже технически не успеет перехватить все атакующие элементы высокоточного оружия и КУГ может понести серьёзные потери. А ведь атакующих ракет может быть и 15, и 20, и даже более.

Во-вторых, на таких авторитетных западных ресурсах, как deagel.com указывается, что «Artisan 3D» может сопровождать цели, скорость которых достигает 3M, так что по поводу эффективного противодействия 4-маховым и гиперзвуковым ракетам противника возникают большие сомнения. Не смогут проявить себя и ракеты семейств «Стандарт-3/6», размещённые в УВПУ Mk 41 британских фрегатов «Type 26», если не будет стороннего целеуказания со стороны эсминцев «Тип 45» или радиолокационных комплексов ДРЛОиУ воздушного базирования. Если кратко, эти фрегаты не могут считаться самодостаточными кораблями ПВО-ПРО XXI века, и достойно смотрятся лишь в противолодочных или поисково-спасательных операциях. По линии фрегатов в Королевском ВМФ Великобритании взаимозаменяемости достигнуто не было.

Среди 6 эсминцев УРО класса «Daring», напротив, будет достигнута полная самодостаточность в проведении боевых операций на морском или океанском театрах военных действий. «Type 45» отныне больше не будет нуждаться в противолодочной поддержке со стороны фрегатов класса «Дюк» и «Type 26 GCS». В ходе технологических преобразований надводной компоненты британского флота, реализуется лишь частичная взаимозаменяемость, которая станет возможной исключительно за счёт эсминцев класса «Daring». А противокорабельные и ударные качества обоих классов НК не могут считаться высокими, как для начала XXI века, поскольку дозвуковые КР «SCALP Naval» и LRASM по-прежнему остаются крайне уязвимыми перед современными сверхпроизводительными корабельными системами ПВО.