Оружейная коллекция
Популярное
Единые пулемёты на вооружении ШвейцарииШвейцария всегда была и остается страной, которая ассоциируется с высоким качеством выпускаемых механизмов на своей территории. Независимо от того, что именно проектируют швейцарские конструкторы, часы или оружие, можно быть уверенным в том, что к разработке каждого узла подошли с особенной тщательностью, а жесткий контроль качества на производстве обеспечивает продукцию очень высокой конкурентоспособностью на рынке, даже несмотря на цену.
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 2. ОСВ-96Российская крупнокалиберная снайперская винтовка ОСВ-96 «Взломщик» является достаточно известным образцом стрелкового оружия. ОСВ-96 стала первым российским образцом оружия данного класса и является своеобразным ответом на американскую винтовку Barret M82.
Дальние и близкие родственники легендарного «Пустынного орла»Благодаря кинематографу и компьютерным играм на вопрос о самом «мощном» пистолете большинство людей ответит: конечно, «Desert Eagle». Этот ответ неправильный. Но сложно отрицать, что данный пистолет достаточно интересный и по конструкции, и по спектру используемых боеприпасов. Но «интересный» не значит «уникальный». Существует масса аналогов данного оружия, и некоторые выпущены задолго до знаменитого «Пустынного орла».
Винтовки по всем странам и континентам. Часть 19. Маузеры Сербии и ЮгославииМодель «маузер» M1871/78 обратила на себя внимание Коки Миловановича, который решил улучшить ее баллистические качества, применив к ней патрон с дымным порохом уменьшенного калибра 10.15x63R и изменив нарезку ствола – т.е. уменьшить ширину нарезов в направлении от казенной части к дульному срезу.
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 1. Barret M82Снайперские винтовки сравнительно недавно появились на полях сражений. Важную роль в боевых действиях данное оружие, оснащенное оптическими прицелами, стало играть в боевых действиях, начиная с Первой мировой войны. В годы войны Германия снабдила охотничьи винтовками оптическими прицелами, их использовали для того, чтобы разбивать британские перископы и сигнальные лампы.
Оружие
Артиллерия. Крупный калибр. Противоречивая 152-мм гаубица М-10 образца 1938 годаРассказ о 152-мм гаубице М-10 обр. 1938 г. интересен уже тем, что оценки этой системы настолько противоречивы, что вызывают недоумение авторов даже после написания статьи.
Разработка барражирующего боеприпаса Него-400ЕС должно завершится уже в 2018 годуКомпания UVision Air доработала барражирующий боеприпас Него-400ЕС (Electric, Cruciform - электрический крестообразный) до технологического уровня 8, таким образом, финальный этап разработки и начальное развертывание серийной модели намечено завершить до конца 2018 года.
АК под слабый «дамский» патронВ 90-е годы «Ижмаш», ныне вошедший в концерн «Калашников», предпринял весьма удачный маркетинговый ход, возможно, позволивший остаться предприятию на плаву и сохранить кадровый костяк.
Исторические рассказы об оружии. ЗСУ-23-4 «Шилка» снаружи и внутриПлавно переходим от ЗСУ-57-2 к великой (и совсем вот не побоюсь этого слова) преемнице. «Шайтан-арбе» — «Шилке».
АГС-40 «Балкан»: очень долгий путь в войскаВ настоящее время на вооружении российской армии состоят автоматические гранатометы двух моделей – АГС-17 «Пламя» и АГС-30. Ранее для дополнения, а затем и замены этого оружия было разработано изделие АГС-40 «Балкан».
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Как то сделали сами

Успешное испытание на Семипалатинском полигоне первого атомного заряда РДС-1 мощностью 20 килотонн, состоявшееся 29 августа 1949 года, означало лишь то, что США лишились геополитического статуса единственной ядерной державы. Вслед за этим Советскому Союзу предстояло перейти к решению следующей стратегической задачи – развертыванию производства авиабомб, готовых к боевому применению. Завод со стратегическим хранилищем было решено создать в Арзамасе-16 (ныне Саров) при КБ-11, то есть там, где РДС-1 и родилась.

Как то сделали сами18 ноября 1949 года на заседании Спецкомитета при Совмине СССР были рассмотрены вопросы развития отечественного ядерного оружейного комплекса, как говорится, под протокол. Бериевский. Пункт VII этого протокола назывался «О серийном производстве готовых изделий РДС-1», главным ответственным за реализацию которого значился Лаврентий Павлович. В хорошо охраняемой зоне КБ-11 предстояло построить сборочное предприятие. Оно приобрело известность, разумеется, среди тех, кому было положено, как завод № 551, позже получив более звучное наименование – электромеханический завод «Авангард». Кадровый костяк составили специалисты КБ-11. Многие прибыли по строгому спецнабору с разных промышленных предприятий.

Мощности завода были рассчитаны на производство двух-трех авиабомб типа РДС-1 (другое обозначение – «изделие 501») в месяц. Ожидалось, что оно начнется в декабре 1950-го, но при всем трудовом героизме зэков-строителей и «вольных» специалистов не успели. В Кремле были недовольны, но приняв во внимание объективные трудности, коих было немало, спустили новый срок – вторая половина следующего года. И действительно, в декабре 1951-го первые три серийные авиабомбы РДС-1 отправились с завода в спецхранилище КБ-11. Напомним, что «конспиративная» аббревиатура РДС, которая затем обобщенно присваивалась с разными цифровыми индексами образцам советского ядерного оружия первого поколения, означала «реактивный двигатель специальный», что, однако, посвященными интерпретировалось и как «реактивный двигатель Сталина», и как «Россия делает сама».

Нужно сказать, то были не первые РДС-1 в чрезвычайном арсенале СССР. Сначала КБ-11 дало Родине атомные авиабомбы, так сказать, ручной, лабораторной сборки: две – в 1949-м, девять – в 1950-м и 18 – за 10 месяцев 1951 года. (Так же, в режиме hand made, обстояло дело и с аналогичными изделиями в Лос-Аламосе). Каждая – из штучных, а потом и серийных – принималась комиссией под началом главного конструктора КБ-11 Юлия Харитона. Создание этого запаса стоило еще не оправившейся от военных невзгод стране колоссальных усилий и затрат, ложившихся на народ, который чуть ли не сразу после Победы начал осаждать лекторов-политинформаторов вопросами: когда наконец и у нашей страны появится атомное чудо-оружие.

Разумеется, сверхсекретные контрольные цифры до сведения населения не доводились. Не знало оно и о том, что разрыв в ядерных возможностях между СССР и США продолжал оставаться огромным. Достаточно сказать, что Штаты в 1951 году располагали 438 ядерными бомбами. Но ядерная монополия была похоронена навсегда.

Изделие РДС-1 мощностью порядка 20 килотонн было отечественным аналогом – но не копией! – американской плутониевой бомбы «Толстяк» (Fatman). Масса РДС-1 приближалась к пяти тоннам, что исключало применение первой советской ядерной бомбы с каких-либо иных боевых самолетов, кроме тяжелых дальних бомбардировщиков. Систему, обеспечивающую использование РДС-1 на Ту-4А (А – атомный), разработал Александр Надашкевич. Только сами эти поршневые бомбардировщики, представлявшие собой, так сказать, «пиратские копии» американских В-29 «Суперфортресс» (тех самых, что сожгли атомным пламенем Хиросиму и Нагасаки), уже устарели и из-за низкой скорости априори являлись легкой добычей для реактивных истребителей противника. Это убедительно доказали советские летчики, лихо расправлявшиеся с американскими В-29 во время войны в Корее. Но «на подходе» уже были реактивные дальние Ту-16 и М-4.

Трудами КБ-11 вскоре были приняты на вооружение усовершенствованные ядерные бомбы типа РДС-2 с плутониевым (38 килотонн) и РДС-3 с уран-плутониевым (42 килотонны) зарядами. Все ранее выпущенные РДС-1 переделали в РДС-2. При этом мощность зарядов удалось существенно увеличить, а массу бомб, наоборот, уменьшить. Ядерный щит Отечества становился все более прочным, хотя до паритета с США (который между прочим имеет место быть и сегодня) оставалось еще два десятилетия.