Оружейная коллекция
Популярное
Пистолет-пулемет MAT-49 производство ФранцииПосле окончания Второй мировой войны французские оружейники вновь занялись разработкой новых пистолетов-пулеметов. Одним из первых результатов этих работ стал серийный образец под названием MAT-49...
Супероружие скорого будущегоЖивя в настоящем, следует думать о будущем. Следуя этому принципу, оборонная промышленность уже сейчас пробует свои силы в самых смелых проектах. Немецкое издание Bild изучило, какие системы, первые увиденные в...
Пистолет-пулемет SACM Modèle 1939 родом из ФранцииВ середине тридцатых годов французские оружейники продолжали разработку перспективного пистолета-пулемета для армии. Один из вариантов такого оружия, построенный в соответствии с актуальными требованиями военных,...
Цели пехотного отделения: американская армия снова ищет ответыВооруженные силы США в очередной раз возобновляют проекты, направленные на улучшение характеристик вооружения пехотного отделения. В связи с этим оценим текущие разработки и причины выбора оружия и боеприпасов к нему...
«Жуайез», «ногокус» и другие… (Мечи и кинжалы времен Средневековья – часть первая)В древности были как чисто колющие мечи, так и колюще-рубящие, а также и чисто рубящие. При этом длинные рубящие мечи являлись прежде всего оружием всадников. Такими мечами обладали и скифы, и сарматы, и многие другие...
Оружие
Некорректное сравнение противоракетных систем : THAAD против C-400Армия, которая имеет на вооружении системы, позволяющие обеспечить надежную защиту войск и наземных объектов от ударов с воздуха, получает огромное преимущество в современных конфликтах....
«Деривация-ПВО» и другие новинки с калибром 57 ммРоссийская армия решила вернуть в строй артиллерию калибра 57 мм. Создаются новые орудия, которым предстоит решать широкий круг боевых задач и бороться с целями разных классов. На днях стало известно о новых успехах в...
Перспективы стреловидных пуль: путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть 2Среди опытных работ недавнего прошлого одними из самых многообещающих и перспективных были разработки патронов с оперёнными подкалиберными пулями для стрелкового оружия, которые достаточно долго велись как у нас, так и...
The National Interest: По мнению россиян Россия может иметь идеальное оружие для уничтожения атакующих «стай»В начале января российская ПВО отразила атаку террористов на авиабазу Хмеймим. Эти события привлекли внимание специалистов и привели к появлению определенных выводов. Так, в издании The National Interest полагают, что...
«Клим Ворошилов» на линии Маннергейма – какая альтернатива атомному оружию?Любопытный отзыв сделал в мемуарах известный конструктор танков Леонид Карцев о своем не менее известном коллеге – Жозефе Котине: «Это был талантливый организатор и незаурядный политик. Далее названия создаваемых КБ...
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

И вновь неуловимые

И вновь неуловимые


Сегодня самые большие воздушные суда имеют максимальный взлетный вес порядка 600 тонн. Это Ан-225 «Мрия» и А-380. Экранный эффект повышает подъемную силу крыла в два – четыре раза. По флотской классификации – почти фрегат, до авианосца далеко.

При использовании интегральных форм планера экраноплана, например предложенного Владимиром Яцковым прямого монокрыла («Сухогруз «Прощай, Монтана» возвращается»), возможно создание в среднесрочной перспективе приемлемой конструкции с максимальным взлетным весом до трех тысяч тонн, что весьма прилично. Крейсерская скорость, обеспечивающая максимальный экранный эффект, будет колебаться от 300–350 до 500–550 километров в час (300 узлов).

Исходя из этого оценим дальность действия и автономность боевого экраноплана. Ан-225 берет при полете на предельное расстояние 230 тонн топлива – по 38 на каждый двигатель. Примерно такие же показатели у Ан-124 и других крупных воздушных судов. Возьмем за основу для расчетов. Важно отметить: в экранном режиме Э-план может при прочих равных условиях покрыть на 25–30 процентов большее расстояние, нежели самолет на средних высотах. Значит, на крейсерской скорости при загрузке топлива 40 тонн на двигатель дальность полета нашего «фрегата» составит 17000–19000 километров. Но объем горючего можно довести и до 1200 тонн (против 800 расчетных). И тогда получим 26000–30000 километров. Для обычного корабля аналогичного водоизмещения нереальная дальность хода.

По главному ограничителю – топливу вычисляем автономность экраноплана: от трех до четырех суток. Это сопоставимо с продолжительностью первых операций в современной войне.

За вычетом оценочного веса конструкции (в том числе бронирования) получаем допустимый вес оружия для этого типа судов – от 300 до 600 тонн. Вполне достаточно, чтобы разместить мощный арсенал.

Управа на АУГ

Важные детали, определяющие значение и необходимость экранопланов для ВМФ: движение на малой высоте и большой взлетный вес. Первый фактор делает их плохой мишенью для ракет «воздух-воздух» и «земля-воздух». Оснащение верхней поверхности композитной броней, способной выдержать осколки БЧ, дает экранопланам почти стопроцентную неуязвимость. Стрельба ПКР по ним неэффективна в силу высокой скорости движения.

Основная угроза судну – истребители и штурмовики с пушками и НУРСами. Однако здесь есть проблема обнаружения и наведения на цель. При работе РЛС самолета в режиме селекции движущихся целей (СДЦ) на курсовых углах, близких к траверзу, возникают «слепые зоны»: станции не выделят экраноплан как движущуюся мишень. Судно можно обнаружить только с носовых и кормовых курсовых углов. Это чрезвычайно крепкий орешек для ПВО, что во многом предопределяет реальную область применения такой техники в нашем флоте.

Прежде всего – борьба с авианосными соединениями и группами, обладающими мощной защитой. Высокая скорость Э-планов исключает уход надводных сил противника из-под удара. Значительные размеры позволят разместить на борту боекомплект противокорабельного вооружения, достаточный, чтобы силами четырех-пяти летающих судов разгромить даже авианосную группу (или по крайней мере нанести такое поражение, которое лишит ее способности к сопротивлению, оставив на растерзание другим силам разнородного ударного соединения).

При оснащении гиперзвуковыми ПКР «Циркон» уделать АУГ США сможет даже экрапоплан-одиночка. Его оснащение ЗРК для противодействия истребителям в сочетании с конструктивной защитой обеспечит высокую боевую устойчивость даже в ближней зоне обороны вражеского корабельного соединения при фактической неуязвимости в дальней и средней, откуда и будут применяться ПКР. Для доразведки и выдачи целеуказания такие экранопланы могут нести малогабаритные, в том числе одноразовые БЛА.

Вероятный облик Э-плана таков: водоизмещение – 2500–3000 тонн, крейсерская скорость – до 350 километров в час при дальности хода 5000–6000 миль (радиус действия – 2200–2800 миль). Главное вооружение: 16–24 ПКР («Оникс», «Калибр» или «Циркон»), ЗРК – модификация средней дальности для стрельбы по воздушным целям с боекомплектом 16–24 единицы (для уничтожения истребителей противника до рубежа пуска ракет), одна-две 30-мм АУ, четыре – восемь малогабаритных БЛА разведки. Появление таких Э-планов позволит в среднесрочной перспективе решить задачу борьбы с авианосными и другими надводными группировками противника. Таких судов потребуется восемь – десять на каждом океанском флоте России.

На закрытых МТВД Э-планы могут применяться для уничтожения малых корабельных групп, главным образом в зонах с мощной ПВО и противокатерной обороной. Для этого достаточно иметь суда водоизмещением 100–150 тонн, скоростью хода 250–300 километров в час при дальности действия в пределах 500 миль с четырьмя – восьмью ПКР малой дальности и одной-двумя АУ МЗА калибра 30 миллиметров для ближнего боя с истребителями. Для Балтийского и Черноморского флотов достаточно четырех – шести таких Э-планов.

Гости из будущего

Другая важная задача, в решении которой экранопланы могут оказаться весьма эффективными, – борьба с подлодками, особенно АПЛ, вооруженными баллистическими ракетами.

Для большей автономности противолодочный воздушный корабль для действий в удаленных районах должен иметь водоизмещение до трех тысяч тонн. Поисково-прицельный комплекс может быть создан по образцу самолетных: система на основе РГАБ и магнитометра, а также оборудование для обнаружения кильватерного следа. Средства, характерные для водоизмещающих кораблей и субмарин, для этого типа судов неприемлемы. Арсенал также самолетный: 8–12 малогабаритных противолодочных торпед. Автономность должна быть сопоставима с продолжительностью ведения противолодочной операции – несколько суток. Поскольку придется действовать в зоне ПВО, Э-плану нужны ЗРК с дистанцией стрельбы 120–160 километров по воздушным целям и одна-две АУ МЗА калибра 30 миллиметров. Для сбора информации от РГАБ с учетом малой высоты полета целесообразно иметь два – четыре многоразовых малогабаритных БЛА-ретранслятора.

Если принять, что возможности поиска подводных лодок экранопланом равноценны самолетным, вероятность уничтожения в ходе операции ПЛАРБ США в районах их боевого предназначения силами шести – восьми таких судов может достигать 0,5–0,6. Это исключительно высокий показатель, если сравнить с сегодняшними 0,02–0,05. В составе наших океанских флотов следует иметь по 10–12 таких кораблей.

Летающие суда могут сыграть важную роль при высадке десантов. Их скоростные качества позволяют преодолевать зону огневого противодействия противника за время, почти исключающее эффективное сопротивление. Это важно для первой, наиболее массовой волны десанта, захватывающей плацдарм при мощной, эшелонированной ПДО.

Размер такого Э-плана должен быть максимальным – около трех тысяч тонн. Поскольку условие успеха десантной операции – завоевание господства в воздухе и на море в районе высадки, такие средства самообороны, как у ударных и противолодочных аналогов, в данном случае необязательны. Достаточно одной-двух АУ МЗА для отражения атак одиночных СВН. Однако нужны средства подавления ПДО. Здесь лучше всего подходят различные РСЗО. Это может быть «Ураган» или последние модификации «Града». С учетом вероятного объема огневых задач на борту такого десантного судна целесообразно иметь 12–16 направляющих РСЗО калибра 220 миллиметров или 40–60 120-мм с двойным боекомплектом. При таком оснащении на экраноплане водоизмещением три тысячи тонн может разместиться рота морской пехоты со штатными вооружением и техникой. Отсюда потребность – по 12 судов на каждом флоте (и океанском, и морском).

Разрушением наземных объектов противника могли бы заняться ударные Э-планы, предназначенные для борьбы с надводными кораблями. При оснащении ракетами «Калибр» в варианте для стрельбы по наземным целям одно такое судно за выход сможет уничтожить до трех относительно крупных объектов и 7–9 точечных. Имея возможность после стрельб восстановить боеспособность в сроки, сопоставимые со временем, необходимым на повторный вылет авиации, Э-планы смогут в относительно короткие сроки решать оперативно значимый объем огневых задач.

Это основные и наиболее важные задачи, решаемые экранопланами с высокой эффективностью. Однако столь мощные корабли не всегда целесообразно привлекать, например, для патрулирования. Задачи, не требующие значительного боевого потенциала, могут возлагаться на суда более легких классов (в пределах 200–400 тонн), которые будут проектироваться как техника двойного назначения.

У экранопланов хорошее будущее. Наша страна еще сохраняет первенство в этой области и его надо экстренно овеществить, пока идею не перехватили другие, как уже было не раз в постсоветской России.

Атом на вылет

Возможно ли оснащение экранопланов ядерными силовыми установками? Попытки создать атомолеты предпринимались в конце 50-х – начале 60-х годов. Ни в СССР, ни в США ничего путного не вышло. У нас ядерные моторы пробовали ставить на Ту-119 (Ту-95) и М-60. Был опыт атомного Ан-22. Главная проблема, оставшаяся не решенной как у нас, так и у американцев, – сильная радиация реактора, работающего в более напряженном режиме, нежели на кораблях и субмаринах. Предполагалось размещение экипажа из двух летчиков в изолированных отсеках с биологической защитой массой более 30 тонн. При этом после полета борт мог невероятно сильно фонить, и работы на нем допускались лишь по истечении нескольких недель после посадки. Даже для проведения простейшего регламента требовалось отстыковать весь двигательный отсек, не говоря уже о необходимости особого аэродромного обеспечения и соответствующей техники. Технологии, позволяющие эксплуатацию боевого экраноплана с ядерной установкой на борту (и достаточно большим экипажем), пока не созданы.