Оружейная коллекция
Популярное
Магия MAG-7. Оригинальная стреляющая африканская экзотикаБоевое гладкоствольное ружье MAG-7, детище южноафриканской фирмы Teсhnoarms, без сомнения, можно отнести к разряду оружейной экзотики. Причем не только из-за страны происхождения, но и из-за его конструкции, и внешнего вида. Этот полицейский помповый дробовик 12 калибра «копирует» известный израильский пистолет-пулемет Mini-UZI.
Пистолет-пулемёт HAFDASA C-2 родом из АргентиныВ самом начале тридцатых годов аргентинский оружейник Хуан Ленар разработал первый проект пистолета-пулемета. Это оружие, несмотря на все свои преимущества, не заинтересовало армию. Тем не менее, отказ военных не заставил инженеров прекратить работы в многообещающем направлении. Через несколько лет результаты своей деятельности в области пистолетов-пулеметов представила компания HAFDASA. Первой ее собственной разработкой такого рода стало изделие под названием C-2.
Поэма о железном Максиме (часть 1)Про пулемет Максима не писал разве что ленивый. Но… всегда так бывает, когда собираешь материал несколько лет, его находится, во-первых, много, а во-вторых, в нем много такого, что ранее ускользнуло от внимания авторов. Поэтому иногда стоит возвращаться к любой теме, в том числе и к «теме пулемета «максим», которая вполне претендует на то, чтобы стать самой настоящей «поэмой». Странно, конечно, испытывать пиетет к человеку, который больше всего прославился тем, что созданное им изобретение убило больше всего людей на планете Земля.
Первый собственный аргентинский. Пистолет-пулемёт Хуана ЛенараВ первых десятилетиях прошлого века Аргентина начала строительство собственных оружейных предприятий. Новые фабрики начали деятельность с производства копий зарубежного вооружения, а затем приступили к созданию первых самостоятельных проектов. В тридцатых годах этот процесс дошел до области пистолетов-пулеметов. Первым аргентинским пистолетом-пулеметом стал экспериментальный образец под названием Lehnar. Мало того, это был первый пистолет-пулемет, созданный в Южной Америке.
Единые пулемёты на вооружении в ГерманииКонцепция единого пулемета зародилась еще в конце Первой мировой войны. Ход боевых действий показал, что вполне оправдано использовать одну и ту же конструкцию, с минимальными изменениями...
Оружие
САУ «Конденсатор» и «Трансформатор». О почти миномётахМногие помнят старый бородатый анекдот о горе-артиллеристах, которые очень хотели выстрелить по Москве из дедовской пушки? Только вот калибр снаряда был чуть больше калибра ствола. Вот и решили кумовья забить снаряд кувалдой. Результат предсказуем.
Противотанковые средства используемые в американской пехоте (часть 1)Незадолго до начала Второй мировой войны в американской армии вообще не было специализированного противотанкового оружия. Борьба с танками противника возлагалась на полевую артиллерию, которая в основной своей части сильно устарела...
ЗРК С-300 и С-400: реальные убийцы F-35 или переоцененные пустышки?По результатам недавних событий в Сирии возобновились обсуждения современных средств противовоздушной обороны. Зарубежные военачальники сделали ряд заявлений о российских ЗРК, а кроме того, темой заинтересовалась иностранная пресса. Так, свою оценку имеющейся ситуации вокруг систем ПВО российского производства попытался дать американский сайт The National Interest.
Перспективный проект боевой машины пехоты «Объект 1020»В начале шестидесятых годов советская оборонная промышленность работала над новыми проектами боевых машин пехоты того или иного рода.
Минометы:длительная эволюция большого калибраПеред тем, как продолжить минометную тему, хотим сказать несколько слов в адрес тех, кто внимательно читает. Да, мы не профессиональные минометчики, но что такое миномет знаем прекрасно, и его работу проверяли на практике. На себе. В разных местах.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

И вновь неуловимые

И вновь неуловимые


Сегодня самые большие воздушные суда имеют максимальный взлетный вес порядка 600 тонн. Это Ан-225 «Мрия» и А-380. Экранный эффект повышает подъемную силу крыла в два – четыре раза. По флотской классификации – почти фрегат, до авианосца далеко.

При использовании интегральных форм планера экраноплана, например предложенного Владимиром Яцковым прямого монокрыла («Сухогруз «Прощай, Монтана» возвращается»), возможно создание в среднесрочной перспективе приемлемой конструкции с максимальным взлетным весом до трех тысяч тонн, что весьма прилично. Крейсерская скорость, обеспечивающая максимальный экранный эффект, будет колебаться от 300–350 до 500–550 километров в час (300 узлов).

Исходя из этого оценим дальность действия и автономность боевого экраноплана. Ан-225 берет при полете на предельное расстояние 230 тонн топлива – по 38 на каждый двигатель. Примерно такие же показатели у Ан-124 и других крупных воздушных судов. Возьмем за основу для расчетов. Важно отметить: в экранном режиме Э-план может при прочих равных условиях покрыть на 25–30 процентов большее расстояние, нежели самолет на средних высотах. Значит, на крейсерской скорости при загрузке топлива 40 тонн на двигатель дальность полета нашего «фрегата» составит 17000–19000 километров. Но объем горючего можно довести и до 1200 тонн (против 800 расчетных). И тогда получим 26000–30000 километров. Для обычного корабля аналогичного водоизмещения нереальная дальность хода.

По главному ограничителю – топливу вычисляем автономность экраноплана: от трех до четырех суток. Это сопоставимо с продолжительностью первых операций в современной войне.

За вычетом оценочного веса конструкции (в том числе бронирования) получаем допустимый вес оружия для этого типа судов – от 300 до 600 тонн. Вполне достаточно, чтобы разместить мощный арсенал.

Управа на АУГ

Важные детали, определяющие значение и необходимость экранопланов для ВМФ: движение на малой высоте и большой взлетный вес. Первый фактор делает их плохой мишенью для ракет «воздух-воздух» и «земля-воздух». Оснащение верхней поверхности композитной броней, способной выдержать осколки БЧ, дает экранопланам почти стопроцентную неуязвимость. Стрельба ПКР по ним неэффективна в силу высокой скорости движения.

Основная угроза судну – истребители и штурмовики с пушками и НУРСами. Однако здесь есть проблема обнаружения и наведения на цель. При работе РЛС самолета в режиме селекции движущихся целей (СДЦ) на курсовых углах, близких к траверзу, возникают «слепые зоны»: станции не выделят экраноплан как движущуюся мишень. Судно можно обнаружить только с носовых и кормовых курсовых углов. Это чрезвычайно крепкий орешек для ПВО, что во многом предопределяет реальную область применения такой техники в нашем флоте.

Прежде всего – борьба с авианосными соединениями и группами, обладающими мощной защитой. Высокая скорость Э-планов исключает уход надводных сил противника из-под удара. Значительные размеры позволят разместить на борту боекомплект противокорабельного вооружения, достаточный, чтобы силами четырех-пяти летающих судов разгромить даже авианосную группу (или по крайней мере нанести такое поражение, которое лишит ее способности к сопротивлению, оставив на растерзание другим силам разнородного ударного соединения).

При оснащении гиперзвуковыми ПКР «Циркон» уделать АУГ США сможет даже экрапоплан-одиночка. Его оснащение ЗРК для противодействия истребителям в сочетании с конструктивной защитой обеспечит высокую боевую устойчивость даже в ближней зоне обороны вражеского корабельного соединения при фактической неуязвимости в дальней и средней, откуда и будут применяться ПКР. Для доразведки и выдачи целеуказания такие экранопланы могут нести малогабаритные, в том числе одноразовые БЛА.

Вероятный облик Э-плана таков: водоизмещение – 2500–3000 тонн, крейсерская скорость – до 350 километров в час при дальности хода 5000–6000 миль (радиус действия – 2200–2800 миль). Главное вооружение: 16–24 ПКР («Оникс», «Калибр» или «Циркон»), ЗРК – модификация средней дальности для стрельбы по воздушным целям с боекомплектом 16–24 единицы (для уничтожения истребителей противника до рубежа пуска ракет), одна-две 30-мм АУ, четыре – восемь малогабаритных БЛА разведки. Появление таких Э-планов позволит в среднесрочной перспективе решить задачу борьбы с авианосными и другими надводными группировками противника. Таких судов потребуется восемь – десять на каждом океанском флоте России.

На закрытых МТВД Э-планы могут применяться для уничтожения малых корабельных групп, главным образом в зонах с мощной ПВО и противокатерной обороной. Для этого достаточно иметь суда водоизмещением 100–150 тонн, скоростью хода 250–300 километров в час при дальности действия в пределах 500 миль с четырьмя – восьмью ПКР малой дальности и одной-двумя АУ МЗА калибра 30 миллиметров для ближнего боя с истребителями. Для Балтийского и Черноморского флотов достаточно четырех – шести таких Э-планов.

Гости из будущего

Другая важная задача, в решении которой экранопланы могут оказаться весьма эффективными, – борьба с подлодками, особенно АПЛ, вооруженными баллистическими ракетами.

Для большей автономности противолодочный воздушный корабль для действий в удаленных районах должен иметь водоизмещение до трех тысяч тонн. Поисково-прицельный комплекс может быть создан по образцу самолетных: система на основе РГАБ и магнитометра, а также оборудование для обнаружения кильватерного следа. Средства, характерные для водоизмещающих кораблей и субмарин, для этого типа судов неприемлемы. Арсенал также самолетный: 8–12 малогабаритных противолодочных торпед. Автономность должна быть сопоставима с продолжительностью ведения противолодочной операции – несколько суток. Поскольку придется действовать в зоне ПВО, Э-плану нужны ЗРК с дистанцией стрельбы 120–160 километров по воздушным целям и одна-две АУ МЗА калибра 30 миллиметров. Для сбора информации от РГАБ с учетом малой высоты полета целесообразно иметь два – четыре многоразовых малогабаритных БЛА-ретранслятора.

Если принять, что возможности поиска подводных лодок экранопланом равноценны самолетным, вероятность уничтожения в ходе операции ПЛАРБ США в районах их боевого предназначения силами шести – восьми таких судов может достигать 0,5–0,6. Это исключительно высокий показатель, если сравнить с сегодняшними 0,02–0,05. В составе наших океанских флотов следует иметь по 10–12 таких кораблей.

Летающие суда могут сыграть важную роль при высадке десантов. Их скоростные качества позволяют преодолевать зону огневого противодействия противника за время, почти исключающее эффективное сопротивление. Это важно для первой, наиболее массовой волны десанта, захватывающей плацдарм при мощной, эшелонированной ПДО.

Размер такого Э-плана должен быть максимальным – около трех тысяч тонн. Поскольку условие успеха десантной операции – завоевание господства в воздухе и на море в районе высадки, такие средства самообороны, как у ударных и противолодочных аналогов, в данном случае необязательны. Достаточно одной-двух АУ МЗА для отражения атак одиночных СВН. Однако нужны средства подавления ПДО. Здесь лучше всего подходят различные РСЗО. Это может быть «Ураган» или последние модификации «Града». С учетом вероятного объема огневых задач на борту такого десантного судна целесообразно иметь 12–16 направляющих РСЗО калибра 220 миллиметров или 40–60 120-мм с двойным боекомплектом. При таком оснащении на экраноплане водоизмещением три тысячи тонн может разместиться рота морской пехоты со штатными вооружением и техникой. Отсюда потребность – по 12 судов на каждом флоте (и океанском, и морском).

Разрушением наземных объектов противника могли бы заняться ударные Э-планы, предназначенные для борьбы с надводными кораблями. При оснащении ракетами «Калибр» в варианте для стрельбы по наземным целям одно такое судно за выход сможет уничтожить до трех относительно крупных объектов и 7–9 точечных. Имея возможность после стрельб восстановить боеспособность в сроки, сопоставимые со временем, необходимым на повторный вылет авиации, Э-планы смогут в относительно короткие сроки решать оперативно значимый объем огневых задач.

Это основные и наиболее важные задачи, решаемые экранопланами с высокой эффективностью. Однако столь мощные корабли не всегда целесообразно привлекать, например, для патрулирования. Задачи, не требующие значительного боевого потенциала, могут возлагаться на суда более легких классов (в пределах 200–400 тонн), которые будут проектироваться как техника двойного назначения.

У экранопланов хорошее будущее. Наша страна еще сохраняет первенство в этой области и его надо экстренно овеществить, пока идею не перехватили другие, как уже было не раз в постсоветской России.

Атом на вылет

Возможно ли оснащение экранопланов ядерными силовыми установками? Попытки создать атомолеты предпринимались в конце 50-х – начале 60-х годов. Ни в СССР, ни в США ничего путного не вышло. У нас ядерные моторы пробовали ставить на Ту-119 (Ту-95) и М-60. Был опыт атомного Ан-22. Главная проблема, оставшаяся не решенной как у нас, так и у американцев, – сильная радиация реактора, работающего в более напряженном режиме, нежели на кораблях и субмаринах. Предполагалось размещение экипажа из двух летчиков в изолированных отсеках с биологической защитой массой более 30 тонн. При этом после полета борт мог невероятно сильно фонить, и работы на нем допускались лишь по истечении нескольких недель после посадки. Даже для проведения простейшего регламента требовалось отстыковать весь двигательный отсек, не говоря уже о необходимости особого аэродромного обеспечения и соответствующей техники. Технологии, позволяющие эксплуатацию боевого экраноплана с ядерной установкой на борту (и достаточно большим экипажем), пока не созданы.