Оружейная коллекция
Популярное
Пистолет FP-45 Liberator. Такое себе бесполезное партизанское оружиеВ начале 1942 года в Великобритании и США появилось предложение об оказании материальной помощи движению Сопротивления в оккупированных странах Европы и Юго-Восточной Азии. Рассматривались разные варианты помощи, в первую очередь отправка оружия или материальной части для диверсий. По итогам обсуждений было решено делать простейший, но дешевый и массовый однозарядный пистолет. Это изделие осталось в истории под обозначением FP-45 Liberator.
ППС: исторический пистолет-пулемёт для тотальной войныВ 1942 году советским конструктором-оружейником Алексеем Ивановичем Судаевым было разработано новое оружие, которое позднее многие специалисты назовут лучшим пистолетом-пулеметом Великой Отечественной войны. Речь идет о 7,62-мм пистолетах-пулеметах системы Судаева образца 1942 и 1943 годов, знаменитых – ППС. Всего за годы войны было выпущено более полумиллиона пистолетов-пулеметов Судаева обеих модификаций.
Представлена неизвестная винтовка МС-74 образца 1948 годаСнайперское оружие является неотъемлемой частью любой армии, но некоторые его образцы, такие, как МС-74, навсегда остаются под покровом тайны. В поисках следов «Visier» отправился на восток и рад представить вам результаты.
Интересный пистолет (окончание) Обычно при этом недобрым, а иногда и оскорбительным словом поминают конструкторов, по вине которых якобы приходится с повышенным усилием снаряжать магазин патронами.
Автоматический пистолет Калашникова производства 1950 годаВ 2019 году великому российскому конструктору-оружейнику Михаилу Тимофеевичу Калашникову исполняется 100 лет. В историю этот конструктор навсегда вошел благодаря своему автомату, который известен сегодня по всему миру и является одним из символов современного автоматического оружия. При этом наивно было бы полагать, что известный конструктор работал лишь над одним автоматом и производными от него.
Оружие
Т-64 образца 2017 года сделанный в Украине Украинская армия за меньшие деньги получает более защищенный и укомплектованный модернизированный основной боевой танк, чем российская.
Обзор лучших автоматических гранатомётов мира. Часть 1. Denel Y3 AGL (ЮАР)Сегодня автоматические станковые гранатометы занимают заметное место на поле боя. Данное оружие предназначено для поражения живой силы и небронированной техники противника, расположенной на открытой местности, вне укрытий, в открытых окопах, за складками местности. Обычно калибр станковых автоматических гранатометов ограничен значениями 30-40 мм, но могут быть незначительные отклонения как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения калибра.
Необычный шпилечный патрон. Популярность и поражениеС начала XIX века оружейники ведущих стран вели поиск оптимальной конструкции унитарного патрона. В рамках одного компактного, простого и дешевого изделия следовало объединить пулю, навеску пороха, средство воспламенения и гильзу. Поиски в итоге привели к появлению унитарных патронов с центральным или боковым воспламенением, оказавшихся весьма удачными и удобными. Появление удачных конструкций вывело из эксплуатации менее удобные системы, прежде всего т.н. шпилечный патрон.
Исторический ленд-лиз. Танк М3 «Ли». Трёхэтажный кошмарТе читатели, которые внимательно следят за нашим сериалом, привыкли к тому, что техника и вооружение, которое нам поставлялось, были достаточно эффективны на период времени поставок. Это были достаточно передовые образцы. Да, с недостатками, но передовые и часто превосходящие или не имеющие аналогов у нас.
Различные танковые автоматы заряжанияТрадиционным способом заряжания танковой пушки является подача снарядов вручную силами отдельного члена экипажа. Такой способ работы с орудием имеет недостатки разного рода, что достаточно давно привело к появлению идеи автомата заряжания. В отличие от человека, автоматика может быть вписана в минимальный объем, не устает во время работы и тем самым упрощает решение боевой задачи в целом.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

В погоне за Люфтваффе. 1941 год, Поликарпов в противостоянии с Мессершмиттом

В погоне за Люфтваффе. 1941 год, Поликарпов в противостоянии с Мессершмиттом

Действительно, все происходившее в авиационных КБ нашей страны с 1941 по 1945 годы можно назвать одним словом: погоня за Люфтваффе.

Почему с 1941-го, а не 1936-го?? Ведь именно в этом году состоялся дебют советских самолетов в противостоянии с немецкими в небе Испании. И выводы уже тогда были сделаны, но мы пойдем по порядку именно с 1941, тем более что в нашем небе встретились фактически все «старые знакомые».

Вполне намеренно не будем здесь сравнивать цифры ТТХ, оставив место для боевых характеристик. Нет никакого смысла сравнивать, например, максимальные скорости, получаемые в результате испытаний в благоприятных условиях, если боевые скорости самолетов существенно от них отличались. И разница достигала от 30 до 70 км/ч.

Основным истребителем Люфтваффе в начале Великой Отечественной войны был «Мессершмитт» Bf-109 — цельнометаллический моноплан с убирающимся шасси, закрытой кабиной и двухрядным 12-цилиндровым V-образным двигателем жидкостного охлаждения. Созданный в 1934 году он до начала войны с Советским Союзом успел пройти целый ряд модернизаций, прежде всего с целью улучшения летных характеристик.

В погоне за Люфтваффе. 1941 год, Поликарпов в противостоянии с Мессершмиттом

Далее по тексту будем все-таки именовать «Мессершмитт» как Ме-109, а не Bf-109. Хотя оба обозначения признаны правильными (поскольку как одно, так и другое встречаются в заводской документации периода 2-й мировой войны), Ме-109 представляется более корректным обозначением этого типа, по крайней мере, начиная с июля 1938 г., когда фирма-разработчик «Bayerische Flugzeugwerke» сменила название на «Messerschmitt A.G.».

22 июня 1941 года на вооружении фронтовых частей германских ВВС (Люфтваффе) состояли две модификации этого истребителя — Ме-109E и Ме-109F.

В погоне за Люфтваффе. 1941 год, Поликарпов в противостоянии с Мессершмиттом


В погоне за Люфтваффе. 1941 год, Поликарпов в противостоянии с Мессершмиттом

Из общего числа 1026 одноместных «Мессершмиттов», сосредоточенных к вечеру 21 июня у советских границ, 579 (56,4%) составляли машины новейших версий — Ме-109F-1 и Ме-109F-2, запущенных в серийное производство в начале 1941 г.

Там же находилось 264 «Мессершмитта» более ранних моделей Ме-109E-4, Е-7 и Е-8. Еще 183 самолета устаревших моделей Е-1 и Е-3 входили в состав так называемых учебно-боевых групп, считавшихся частями второй линии и, как правило, не принимавших участия в боевых операциях.

Итак, основной ударной массой Люфтваффе стали «Эмили» и «Фридрихи», самолеты весьма удачные и совершенные, с пушечно-пулеметным вооружением (2х20-мм + 2х7,92-мм и 1х20-мм + 2х7,92-мм соответственно), скоростью около 570 км/ч и оснащенные по последнему слову техники: радиостанции, системы впрыска топлива в двигатели и так далее.

Что было на нашей стороне?

Давайте сразу договоримся смотреть на вещи трезво и называть их своими именами. Если так — то на нашей стороне все было далеко от идеала.

Накануне войны самым массовым истребителем в советских ВВС являлся самолет И-16.

В погоне за Люфтваффе. 1941 год, Поликарпов в противостоянии с Мессершмиттом

По состоянию на 1 июня 1941 г. на вооружении пяти западных военных округов (Ленинградского, Прибалтийского, Западного особого, Киевского особого и Одесского), которым предстояло первыми встретить врага, состоял 1771 самолет данного типа. Это составляло более 41 % от общего числа истребителей, сосредоточенных на западной границе Советского Союза (4226 машин).

Примерно таким же был процент И-16 в морской авиации: в ВВС Северного, Балтийского и Черноморского флотов насчитывалось 334 самолета, то есть около 43% от общего количества морских истребителей (778 самолетов).

В погоне за Люфтваффе. 1941 год, Поликарпов в противостоянии с Мессершмиттом

И-16, разработанный в 1933 году под руководством Н. Н. Поликарпова, бесспорно был весьма передовой и перспективной машиной. Для своего времени и в свете состояния советской авиапромышленности.

Моноплан смешанной конструкции с девятицилиндровым звездообразным двигателем воздушного охлаждения и убирающимся (первый в СССР, да и в мире тоже) шасси.

На протяжении своей истории И-16 многократно модернизировался, почти ежегодно появлялись и принимались на вооружение новые версии этой машины. Полной информации о предвоенном наличии в частях И-16 с разбивкой по модификациям не сохранилось, но, основываясь на имеющихся данных, можно сделать вывод, что большинство из них (около 40%) составляли поздние и наиболее совершенные представители семейства И-16 с 900-сильными двигателями М-63, имевшие обозначения «тип 24» и «тип 29».

В погоне за Люфтваффе. 1941 год, Поликарпов в противостоянии с Мессершмиттом

И-16 тип 29


На втором месте по численности (примерно 22%) стояли И-16 тип 5 и 10 с маломощными 730-сильными моторами М-25. Еще меньше (около 18%) было пушечных И-16 типа 17, 27 и 28. Остальные 20% в основном приходились на двухместные учебно-тренировочные УТИ-4.

Стоит отметить, что И-16 и Ме-109 создавались на излете эпохи бипланов и оба выбивались из общего ряда своих современников.
Объяснялось это в первую очередь тем, что их создатели стремились прежде всего к достижению наивысшей скорости и скороподъемности, хотя такое стремление в известной мере препятствовало обеспечению хорошей горизонтальной маневренности и взлетно-посадочных характеристик.

Но в отличие от немецкого коллеги, Поликарпов решил пойти по пути максимального уменьшения геометрических размеров машины ради снижения веса и уменьшения аэродинамического сопротивления. В результате у него получился едва ли не самый короткий истребитель времен Второй мировой войны с толстым бочкообразным фюзеляжем. Зато маневренность И-16 стала притчей во языцех.

Равно как и сложность в освоении и управлении.

Тем не менее И-16 обладал почти оптимальным сочетанием скорости и маневренности. Основные серийные модификации разгонялись до 450 — 470 км/ч и выполняли вираж за 16—18 секунд. Платить за это пришлось излишней маневренностью, И-16 страдал так называемым рысканьем, его было сложно вести по прямой, а это сильно затрудняло прицеливание, приводя к частым промахам и повышенному расходу боеприпасов.

Здесь еще стоит сказать о том, о чем говорили в воспоминаниях летчики той войны. О боевой скорости.

Максимальная скорость измерялась весьма просто: на той высоте, которая была более удобна для мотора, в горизонтальном полете. Боевая скорость — это несколько иное. Это скорость, которую самолет может набрать за ограниченное время и на которой самолет может выполнять боевые эволюции.

Боевые скорости И-16 и Ме-109Е были вполне сопоставимы, но И-16 имел преимущество в маневре, как горизонтальном, так и вертикальном. Только на пикировании у Ме-109 было преимущество, И-16 мешал толстый лоб.

Ме-109F, несмотря на то, что они тяжелее поздних модификаций И-16 более чем на полтонны, за счет более мощных моторов и лучшей аэродинамики намного превосходили И-16 в скороподъемности, высотности и в скорости.

Это превосходство объективно являлось решающим фактором в воздушном бою, и его невозможно было компенсировать никакими тактическими приемами. Благодаря ему немецкие летчики владели инициативой — они могли догонять противника, стремительно атаковать сверху или сзади, а затем вновь уходить на высоту для новой атаки, не опасаясь, что враг «повиснет у них на хвосте». Пилотам И-16 оставалось лишь пассивно защищаться, уворачиваясь от атак за счет хорошей маневренности своих самолетов, и взаимно прикрывать друг друга, становясь в «оборонительный круг».

Оборонительный круг стал классикой боевого применения для самолетов типа И-16, И-153, «Харрикейн», ЛаГГ-3. К сожалению.

Вооружение. Здесь немцы тоже имели полное преимущество. Наиболее ценной характеристикой стоит считать вес секундного бортового залпа.

Ме-109E-4 имел две крыльевые 20-миллиметровые пушки MGFF и два синхронных 7,92-мм пулемета MG-17. Масса секундного залпа составляла примерно 2,37 кг.

Наиболее массовая модификация И-16 тип 24 — была вооружена двумя синхронными и двумя крыльевыми пулеметами ШКАС калибра 7,62-мм с общей массой секундного залпа 1,43 кг.

И-16 тип 29 нес три синхронных пулемета: два ШКАСа и один БС калибром 12,7-мм. Масса секундного залпа этого истребителя еще меньше — 1,35 кг.

Плюс «Мессершмитт» был весьма устойчивой оружейной платформой. Вдобавок боекомплект пулеметов у немецкого истребителя составлял по 1000 патронов на ствол и 60 снарядов на пушку, а у И-16 — по 450 патронов на каждый ШКАС и 250 — на БС.
«Пушечные» модификации И-16 — тип 17, 27 и 28 имели вооружение, аналогичное Ме-109Е-4. Две крыльевые 20-миллиметровые пушки ШВАК и два синхронных пулемета ШКАС. Однако за счет более высокой скорострельности советских авиапулеметов и авиапушек масса секундного залпа у них была выше — 3,26 кг.

К сожалению, таких истребителей выпустили относительно немного — 690 штук, причем до войны с Германией дожили далеко не все.
Вооружение «Фридриха» на первый взгляд, было слабее, чем у «Эмиля». С целью облегчения машины немцы отказались от крыльевых орудий, заменив их одной мотор-пушкой, установленной между блоков цилиндров двигателя и стрелявшей сквозь полую ось винта.

Ha Ме-109F-1 это была все та же MG-FF, а на F-2 установили уже новую 15-миллиметровую пушку MG-151/15 с боекомплектом в 200 снарядов. Относительно MG-FF она имела более высокую скорострельность и лучшие баллистические характеристики. Тем не менее масса секундного залпа истребителя упала, составив у Ме-109F-2 всего лишь 1,04 кг, то есть даже меньше, чем у чисто пулеметных модификаций И-16.

Правда, эффективная дальность стрельбы была выше и точность пушки, установленной по центру самолета, несравнима с двумя крыльевыми пушками.

Кроме того, начиная с модификации Ме-109F-4, появилась возможность установки под крыльями двух дополнительных пушек MG-151/20 (MG-151/15 с новым стволом калибра 20-мм) в специальных обтекаемых контейнерах. Контейнеры легко подвешивались и снимались в полевых условиях силами аэродромного персонала. Такая доработка увеличивала массу секундного залпа истребителя более чем втрое — до 3,6 кг, однако она ухудшала его летные данные и, по свидетельству пилотов, негативно сказывалась на управляемости.

При сравнении боевых потенциалов И-16 и Ме-109 необходимо остановиться еще на одном важном моменте. Все «мессершмитты» к началу Второй мировой войны были радиофицированы и имели на борту вполне надежные и безотказные приемо-передающие радиостанции FuG-7.

Это позволяло немецким пилотам координировать свои действия во время боя, предупреждать друг друга об опасности или обнаружении целей, а также получать команды и целеуказания от наземных центров наведения.

Подавляющее большинство советских летчиков не имело таких возможностей. Из почти трех тысяч И-16, состоявших в начале июня 1941 г. на вооружении советских ВВС, радиостанции РСИ-3 «Орел» имели не более полутора сотен.

И хотя на И-16 тип 29, выпущенных в 1940 году, за кабинами имелись специальные отсеки для раций, почти все они были пусты, поскольку радиозаводы не смогли обеспечить поставку. Да и на тех немногих машинах, на которых стояли «Орлы», пользоваться ими было почти невозможно из-за низкой надежности и слабой помехозащищенности этих станций.

Несмотря на то, что дальность их действия, согласно заводской документации, составляла 150 км, из-за помех, создаваемых системой зажигания двигателя и другим самолетным электрооборудованием, реальная дальность приема обычно не превышала 30 километров, а летчики обычно слышали в наушниках лишь трески шипение…

Второй истребитель Поликарпова, который также составлял значительный процент в списочном составе предвоенных советских ВВС — полутораплан И-153, прозванный «чайкой».

В погоне за Люфтваффе. 1941 год, Поликарпов в противостоянии с Мессершмиттом

С учетом нескольких штурмовых авиаполков в западных военных округах к июню 1941 г. насчитывалось около полутора тысяч «чаек», или примерно 35% от общей численности истребителей.

Несмотря на то, что самолет был спроектирован в 1938 году, его конструкция и аэродинамическая схема примерно соответствовали уровню развития авиастроения десятилетней давности. Единственным прогрессивным элементом у «чайки» можно назвать убирающееся шасси.

Фактически И-153 был анахронизмом уже в момент создания, а его запуск в серию в 1939 году на первый взгляд напоминает ошибку. Однако это являлось вынужденной мерой из-за отсутствия лучшей замены еще более архаичному биплану И-15бис, который необходимо было срочно снимать с производства. Поскольку «чайка» имела во многом схожую с ним конструкцию, ее выпуск удалось быстро и без особых затрат наладить на том же заводе и том же производственном оборудовании.

На большинстве серийных И-153 стояли двигатели М-63 и такое же вооружение, как на И-16 тип 24. Несмотря на то, что конструкция И-153 совершенно иная, чем у И-16, взлетный вес обеих машин получился почти одинаковым: 1880 кг у И-16 тип 24 и 1890 кг у «чайки».

Однако из-за худшей аэродинамики максимальная скорость «чайки» ниже: у земли — всего 370 км/ч., а на высоте 5000 м — 435-440 км/ч.

Такая скорость не позволяла ей успешно бороться с немецкими истребителями, а зачастую — даже перехватывать бомбардировщики. Зато нагрузка на площадь у «чайки» значительно меньше, чем у «ишака», а значит, лучше горизонтальная маневренность. Полный вираж на высоте 1000 м самолет выполнял за 13 — 14 секунд. Скороподъемность обеих машин примерно равная — 14,7-15 м/с.

Негативным качеством И-153 в сравнении с истребителями-монопланами являлся гораздо худший обзор вперед, загораживаемый верхним крылом. Хотя Поликарпов пытался исправить этот дефект, придав крылу характерный излом, за который самолет и получил свое прозвище, значительная часть передней полусферы была скрыта от глаз пилота, мешая поиску и слежению за целью.

Из-за еще более низких, чем у И-16, скоростных данных, «чайки», не могли применять в боях с «мессершмиттами» наступательную тактику. Не могли они и спастись от атак за счет скорости. При встречах с немецкими истребителями их пилотам приходилось становиться в оборонительный круг или бессистемно маневрировать, уворачиваясь из-под огня и надеясь, что враг рано или поздно отстанет. Естественно, такая тактика, получившая официальное название «пчелиного роя», отдавала инициативу противнику, предоставляя ему полную свободу действий.

Бесполезность «чаек» в воздушном бою вынудила переводить эти машины в штурмовые и легкобомбардировочные полки, хотя их вооружение (четыре пулемета ШКАС и две 25-килограммовые или 50-килограммовые бомбы) было явно слабоваты для атак наземных целей, а защита от зенитного огня фактически отсутствовала.

В погоне за Люфтваффе. 1941 год, Поликарпов в противостоянии с Мессершмиттом

К концу 1941 года количество И-153 в боевых частях сократилось до 200 машин, а еще через год они почти полностью исчезли с советско-германского фронта. Моральная устарелость и бесперспективность И-16 и И-153 стала ясна советскому руководству еще в 1939 году, после боев в Испании и особенно — на Халхин-Голе, где японские истребители, которых у нас раньше не принимали всерьез, неожиданно оказались для наших очень грозным противником.

Можно ли здесь сказать о некоей недальновидности командования ВВС РККА или упрекнуть, как это обычно делается, лично Сталина?

Нет, нельзя.

Ответ после конфликтов с японцами последовал сразу же. В нескольких КБ развернулась спешная работа по созданию истребителей нового поколения. В результате появилась знаменитая «триада» — И-26 (Як-1), И-200 (МиГ-3) и И-301 (ЛаГГ-3).

Но об этих машинах — в следующей части. Это были самолеты уже абсолютно иной концепции.

Говоря же о превосходстве Люфтваффе над ВВС РККА в первые месяцы войны, стоит подтвердить тот факт, что немцы превосходили не количественно, а качественно. Именно по принципу, сформулированному Покрышкиным «высота-скорость-маневр-огонь».

Можно ли было взять числом? Около 5 000 И-16 и И-153 против тысячи с небольшим Ме-109?

Теоретически — да. Практически… Сомнительно. Обладавшие больше скоростью, высотой, более мощным оружием, прекрасно радиофицированные, и, самое главное, имевшие больший опыт боевого применения и более современную тактику, немецкие летчики не должны были предоставить шансов на успех нашим.

Они и не предоставили.

И с максимальной эффективностью использовали все имеющиеся на руках козыри. От боевых качеств самолетов, до подготовки немецких летчиков. О подготовке пилотов стоит сказать отдельно, эта тема способна объяснить многое из происшедшего в начале войны.

В итоге стоит очередной раз сделать вывод о том, что первый этап борьбы Люфтваффе и ВВС РККА остался за Люфтваффе, несмотря на численное превосходство советских ВВС. Численное превосходство советских истребителей не сыграло должной роли перед более совершенными немецкими истребителями.

Во второй части речь пойдет о советской «триаде», самолетах нового поколения, которые приняв вместе с истребителями Поликарпова первый удар, продолжили войну за превосходство в небе Великой Отечественной.