Оружейная коллекция
Популярное
Пистолеты-пулемёты MEMS M-52/60 и M-67 родом из АргентиныС середины сороковых годов прошлого века основным пистолетом-пулеметом армии и полиции Аргентины было изделие Halcón M/943. Такое оружие выпускалось в двух модификациях под разные патроны, соответствовавшие требованиям разных структур. «Альконы» отличались достаточно высокими характеристиками, однако были сложны и дороги в производстве. В начале пятидесятых годов стартовала новая программа создания подобного оружия, и первым ее результатом стал пистолет-пулемет MEMS M-52.
Пантган. Просто это очень большое ружьёМы все так или иначе любим смотреть кинофильмы. Кто-то «военное кино», кто-то фантастику или фэнтази, кто-то смотрит все подряд, для кого-то милее всего сериалы. И опять же каждый находит в них свое. Кто-то страдает, глядя на терзания рабыни Изауры, кто-то переживает за «радистку Кэт», кому-то милее американские «Маленькие женщины».
Единые пулемёты на вооружении ШвейцарииШвейцария всегда была и остается страной, которая ассоциируется с высоким качеством выпускаемых механизмов на своей территории. Независимо от того, что именно проектируют швейцарские конструкторы, часы или оружие, можно быть уверенным в том, что к разработке каждого узла подошли с особенной тщательностью, а жесткий контроль качества на производстве обеспечивает продукцию очень высокой конкурентоспособностью на рынке, даже несмотря на цену.
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 2. ОСВ-96Российская крупнокалиберная снайперская винтовка ОСВ-96 «Взломщик» является достаточно известным образцом стрелкового оружия. ОСВ-96 стала первым российским образцом оружия данного класса и является своеобразным ответом на американскую винтовку Barret M82.
Дальние и близкие родственники легендарного «Пустынного орла»Благодаря кинематографу и компьютерным играм на вопрос о самом «мощном» пистолете большинство людей ответит: конечно, «Desert Eagle». Этот ответ неправильный. Но сложно отрицать, что данный пистолет достаточно интересный и по конструкции, и по спектру используемых боеприпасов. Но «интересный» не значит «уникальный». Существует масса аналогов данного оружия, и некоторые выпущены задолго до знаменитого «Пустынного орла».
Оружие
САУ 2С7М «Малка». Старая новинка предназначенная для армииКак сообщает пресс-служба Центрального военного округа, несколько дней назад одна из артиллерийских частей пополнила парк своей техники. Армии передали очередную партию самоходных пушек большой мощности 2С7М «Малка». В самом ближайшем будущем эта техника, отличающаяся высочайшими характеристиками, примет участие в своих первых учениях с боевой стрельбой.
Исторические рассказы об оружии. ЗРПК «Тунгуска-М» снаружи и внутри«Тунгуска». Когда переходишь к этой боевой машине сразу после осмотра «Шилки», то поневоле проникаешься уважением и пониманием того, что работа была проведена. Хотя бы по кормлению «Шилки» стероидами. Изрядно массивнее, на первый взгляд. Да и на второй тоже.
Процесс перевооружения БМП-2В 1977 году на вооружение Советской армии поступила новейшая боевая машина пехоты БМП-2, призванная сначала дополнить, а затем заменить существующую технику своего класса. БМП-2 остаются на вооружении до сих пор и в настоящее время составляют основу парка защищенной техники для перевозки и огневой поддержки пехоты.
Артиллерия. Крупный калибр. Мощная 152-мм гаубица-пушка МЛ-20 образца 1937 годаГоворя об артиллерии прошлого века, хочется еще раз выразить некое восхищение. Действительно, бог войны. Да, сегодня рассказы об артсистемах не вызывают такого интереса и ажиотажа, как рассказы/показы тех же танков, но…
Немного о гранатометах Ручные гранатометы револьверного типа уже давно зарекомендовали себя как оружие эффективное и относительно компактное. Разумеется, такой аппарат в карман не спрячешь, и с боекомплектом весит он совсем не как пушинка. Но все познается в сравнении, а возможность на достаточно большой дистанции с относительно высокой скорострельностью забросать позицию противника гранатометными выстрелами сводит на нет все надуманные недостатки в виде дискомфорта при транспортировке.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Дальний малозаметный тактический дрон XQ-222 «Valkyrie» готовят для «прорыва» российских зон «A2/AD» на европейском ТВД

Дальний малозаметный тактический дрон XQ-222 «Valkyrie» готовят для «прорыва» российских зон «A2/AD» на европейском ТВД

Модель для аэродинамических испытаний дальнего малозаметного ударного БПЛА XQ-222 «Valkyrie»


Несомненно, наиболее популярным и быстродействующим ударным вооружением XXI века являются гиперзвуковые средства воздушного нападения, адаптируемые к запуску с различных типов носителей и способные выполнить поставленную задачу в 9—12 раз быстрее, нежели стандартные дозвуковые тактические и стратегические ракеты семейств JASSM-ER и «Томагавк». К данному вооружению можно отнести как ракеты и БПЛА с прямоточными воздушно-реактивными двигателями, так и оперативно-тактические баллистические ракеты, достигающие скоростей 4,5—5,5М. Основным их плюсом является отведение противнику минимального времени на обнаружение, завязку трассы и перехват с помощью зенитных управляемых ракет средней и большой дальности. К примеру, если маршевый участок траектории 6-махового гиперзвукового ЛА проходит на высоте 30 км над позициями зенитно-ракетного дивизиона С-300ПМ1, то сразу после вхождения данного аппарата в 150-километровый радиус действия ЗУР 48Н6Е, у расчёта остаётся всего 40—50 секунд на перехват, пока ЛА противника не окажется вне угломестной зоны обзора радиолокатора подсвета и наведения 30Н6Е (в так называемой «воронке мёртвой зоны», находящейся в ≥64°, за пределами диаграммы направленности радара подсвета).

Ещё меньше времени останется, если гиперзвуковое средство воздушного нападения противника обладает малой радиолокационной сигнатурой и оснащается бортовыми средствами радиоэлектронного противодействия. Так, дальность захвата воздушного объекта с ЭПР 0,05 м2, обороняемго бортовым комплексом РЭП, для РПН 30Н6Е может составлять 50—70 км. Если имеет место массированное использование подобных гиперзвуковых СПН, то даже у нескольких дивизионов С-300ПМ1 почти нет шансов полноценно отразить данный удар. Но присутствуют у гиперзвукового высокоточного оружия и существенные недостатки. Учитывая, что маршевый участок полёта таких ЛА обычно проходит в стратосфере (на высотах 20—40 км), их можно достаточно легко обнаружить с помощью оптико-электронных прицельных комплексов, установленных на тактических истребителях и самолётах оптической/радиотехнической разведки на дистанциях в пару сотен и более километров. Ограничения по радиогоризонту для данного типа целей также отсутствуют: дальность обнаружения зависит исключительно от энергетического потенциала наземного РЛО, ЭПР цели, а также наличия у последней средств РЭБ. Рельеф местности не поможет скрыть местоположение такого объекта.

Другое дело — тактические ракеты и дроны-носители высокоточного оружия, оперирующие как на больших, так и на сверхмалых высотах, где имеется возможность использовать любой изгиб рельефа местности для сокрытия своего присутствия на воздушном участке ТВД. В ВКС России к данным средствам ВТО относятся малозаметные стратегические крылатые ракеты семейства 3М14Т «Калибр» и ещё более дальнобойные Х-101/102, в США — всем известные RGM/UGM-109E «Tomahawk Block IV» и AGM-158B JASSM-ER. Но если в данном секторе высокоточного оружия позиции российской и американской оборонок находятся примерно на равном уровне, то в области разработки беспилотных летательных аппаратов-носителей управляемых авиабомб и ракет заокеанские «коллеги» вырвались далеко вперёд.

Так, ещё в июле стало известно, что в рамках 52-го международного парижского авиакосмического салона «Ле-Бурже-2017» на широкое обозрение публики был представлен концепт «невозвращаемого» перспективного беспилотного летательного аппарата большой дальности с сугубо ударными возможностями XQ-222 LCASD «Valkyrie», первый прототип которого должен подняться в воздух уже весной 2018 года, а достичь оперативной боевой готовности к 20-м годам. Удивляться такой спешке совершенно не приходится, ведь над проектом работает американская частная компания «Kratos Defense & Security Solutions», которая, в отличие от загруженных заказами на F-35A и F/A-18E/F «Lockheed Martin» и «Boeing», имеет возможность сфокусировать все усилия на проектировании «Валькирии». Да и сама спешка не является случайностью и хронологически совпадает с немного более ранним (апрельским) заявлением главнокомандующего Воздушно-космическими силами России Виктора Бондарева относительно скорого достижения начальной боевой готовности зенитно-ракетного комплекса ПВО/ПРО С-500 «Прометей». Следовательно, спешную разработку XQ-222 «Valkyrie» можно считать асимметричным ответом со стороны США. Осталось лишь выяснить, насколько опасен новый беспилотный авиационный комплекс ВВС США для морской, наземной и воздушной компонент ПВО России.

Изначально отметим, что «Валькирию» необходимо причислять к «ранней» дальней тактической авиации 6-го поколения. Конструктивные особенности этой уникальной машины указывают на то, что упор концепции делается совсем не на высокую боевую нагрузку машины, а на огромный радиус действия (приближающийся к показателям стратегических бомбардировщиков 4-го и 5-го поколений), сверхмалую радиолокационную и инфракрасную сигнатуры, а также на достойные маневренные возможности. Первое, что бросается в глаза во время знакомства с концептом, — большой «месяцевидный» воздухозаборник высокоэкономичного безфорсажного ТРДД, расположенный на верхней поверхности фюзеляжа, что сделано для уменьшения ЭПР дрона во время облучения наземными радиолокационными средствами с нижней полусферы.

Также мы можем видеть очень оригинальный подход конструкторов «Кратоса» к форме воздухозаборника «Валькирии» в продольной плоскости: верхняя кромка выдаётся вперёд, боковые её участки имеют 30—40-градусный уклон к корневой части, что способствует отведению и рассеянию электромагнитных волн, излучаемых бортовыми радарами истребителей противника и РЛК воздушного базирования вражеских самолётов дальнего радиолокационного обнаружения и управления. Снижению ЭПР XQ-222 также способствуют: 90-градусный развал цельноповоротных хвостовых рулей высоты-стабилизаторов и специализированный щит в канале воздухозаборника, препятствующий прохождению РЛ-волн к лопаткам компрессора реактивного двигателя. Сопло двигателя имеет плоское прямоугольное сечение с небольшим клиновидным заострением: наблюдается некоторое сходство с сопловым отделением выведенной из эксплуатации малозаметной стратегической крылатой ракеты типа AGM-129A (ACM), которая должна была стать основным «ядерным активом» Глобального ударного командования ВВС США, применяясь с подвесок стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев B-52H и B-1B. Данная конструкция имеет название «бобровый хвост» и не относится к деталям ТРДД; она является отдельным охлаждающим контуром для снижения температуры реактивной струи, что в итоге уменьшает инфракрасную заметность «Валькирии».

Дальний малозаметный тактический дрон XQ-222 «Valkyrie» готовят для «прорыва» российских зон «A2/AD» на европейском ТВД

Стратегическая крылатая ракета AGM-129A (ACM) в своё время являлась наиболее совершенным типом высокоточного оружия: её ЭПР не превышала 0,01 — 0,02 м2, а радиус действия достигал 3700 км. Сопловой контур «бобровый хвост» значительно уменьшал инфракрасную сигнатуру СКР


Что касается лётно-технических и оперативно-тактических параметров XQ-222, то они находятся на очень неплохом уровне, учитывая, что машина оснащается бесфорсажным двигателем. В частности, «Valkyrie» способен разгоняться до скорости в 1050 км/ч на максимальном режиме работы ТРДД и поддерживать околозвуковую скорость на протяжении длительного времени. Стреловидное крыло с углом 30° имеет размах 6,7 м с развитыми угловатым наплывами у корневой хорды. Это значительно увеличивает несущие качества планера, повышая маневренность боевого дрона на малых высотах и экономичность — на большой. Более того, заметно снижается вероятность сваливания при маневрировании на малых дозвуковых скоростях (300—400 км/ч). Минимальная высота сверхнизковысотного полёта в режиме следования равнинному рельефу местности или водной поверхности составляет всего 15 м! Перехватить «Валькирию» в такой момент способны лишь ЗРК С-300ПС/ПМ1 и С-400 «Триумф» на удалении 35 км (с помощью зенитных ракет 48Н6Е2/3) и на дистанции 60—80 км (посредством ЗУР 9М96Е2). В последнем случае потребуется внешнее целеуказание от самолётов А-50У или более близких к траектории XQ-222 наземных обзорных и многофункциональных РЛС. На первый взгляд может показаться, что рано или поздно «Валькирия» однозначно попадётся в «захват» одного из зенитно-ракетных дивизионов, но не всё так просто.

На первый план здесь выходит большой радиус действия «Валькирии», который реализован благодаря оптимизации внутренних объёмов планера под максимальные размеры топливных баков (для этого спроектированы наиболее компактные узлы шасси и малогабаритные внутренние отсеки вооружения). Как заявляют представители «Kratos», радиус действия беспилотного ударного авиационного комплекса может составить 4350 км при большой высоте полёта. В такие цифры вериться с трудом, учитывая, что дрон имеет длину фюзеляжа в 8,8 метров. Цифра в 3500 км выглядит более правдоподобно. Следовательно, смешанный профиль полёта «высоко — низко — высоко» уменьшит боевой радиус до 3000 км. Столь большой радиус действия указывает на то, что XQ-222 имеет возможность облёта наиболее опасных позиционных районов ПВО/ПРО, формирующих воздушные рубежи зон «A2/AD», для выхода в район сброса управляемого высокоточного оружия на наиболее приоритетные цели в глубоком тылу противника. На практике это выглядит так: для того, чтобы запущенные с борта F-16C Block 52+ ракеты JASSM-ER достигли Поволжья или Западного Урала, исключается любое её отклонение от прямой траектории ввиду относительно малой дальности в 1200 км; соблюдение прямой траектории чревато попаданием в радиусы действия наземных зенитно-ракетных бригад.

«Валькирия» с её 3000 километрами радиуса таких проблем не имеет, и может очень гибко использовать любую деталь рельефа в своих целях. Ещё более вольготно «Валькирия» будет себя чувствовать на участке воздушного пространства, который не прикрывается истребительной авиацией ПВО (Су-30СМ, Су-35С или МиГ-31БМ), либо прикрывается, но в недостаточной степени. Дефицит ЗУР 9М96Е2 с активной РГСН также играет не на руку ВКС России в случае появления на Европейском театре военных действий «Валькирии». Стандартные ЗУР 48Н6Е2/3 смогут сбивать лишь ВЦ зоне прямой видимости (радиогоризонта) РПН 30Н6Е/92Н6Е; «Валькирия» же эту зону может мастерски «обойти», и ничего хорошего из этого не получится. Работу радиолокационных обнаружителей 64Н6 или низковысотных обнаружителей 76Н6 «Валькирия» сможет зафиксировать благодаря продвинутой системе предупреждения об облучении, датчики которой будут интегрированы в бортовой комплекс/обороны, также выполняющий функции станции пассивной радиоэлектронной разведки. Также сообщается, что XQ-222 получит компактные инфракрасные датчики и оптико-электронный прицельный комплекс (ТВ-канала визирования) для ведения оптико-электронной разведки над удалёнными территориями противника, которые находятся вне зоны действия бортовых радаров бокового обзора стратегических разведчиков RQ-4A/B «Global Hawk» и E-8C «J-STARS».

Далее рассмотрим вооружение ударного дрона «Валькирия». Никакой точной информации на этот счёт не предоставлялось ни компанией-разработчиком «Kratos Defense & Securitu Solutions», ни западными средствами массовой информации. Известно лишь то, что его боевая нагрузка находится в пределах 226 кг, а внутренние отсеки вооружения имеют длину порядка 2 метров. Как видите, для доставки к удалённому боевому полю большой номенклатуры ракетно-бомбового вооружения и долговременных боёв с подразделениями СВ противника XQ-222 не предназначен. Основной его целью является внезапное преодоление наиболее плотных противоракетных рубежей «A2/AD» в Западном военном округе России и над восточной частью Китая, проведение комплексной радиоэлектронной разведки, а также нанесение хирургически точных ударов по критически важной на тот момент времени командно-штабной инфраструктуре, межвидовым РЛС на ключевых воздушных направлениях, автоматизированным станциям управления смешанными зенитно-ракетными бригадами и т.д.

Исходя из видимых геометрических размеров внутреннего отсека вооружения и полезной нагрузки, XQ-222 смогут взять на борт такие типы ракетно-бомбового «снаряжения», как 2 высокоточные управляемые «узкие» бомбы GBU-39 SDB («Small Diameter Bomb») c дальностью планирования до 110 км при сбросе с высоты 12—15 км, либо 4 многоцелевые тактические ракеты JAGM с дальностью от 16 до 28 км. Первые могут применяться для высотных ударов по стратегически важным целям противника, прикрываемым «противоракетным зонтиком» малой и средней дальности на базе HQ-16A/B, «Бук-М2/3» (во избежание попадания в их радиус действия); вторые, — для атаки наземных средств ПВО малой дальности (ЗРСК «Тор-М1/2», «Панцирь-С1») во время низковысотного полёта в режиме огибания рельефа местности.

Тактическая ракета JAGM идеально вписывается в габаритные размеры внутреннего отсека вооружения XQ-222 «Valkyrie»: длина 1800 мм, диаметр корпуса 178 мм и масса 48,9 кг. При этом, её можно считать достаточно современным высокоточным оружием с продвинутой комбинированной системой наведения, которая обеспечивает: высочайшую помехозащищённость от классических наземных средств постановки РЭП, а также всепогодность использования. Ракета JAGM является концептуальным и конструктивным аналогом противотанковой управляемой ракеты AGM-114L, которая получила миллиметровую радиолокационную головку самонаведения Ka-диапазона для работы в условиях высоких задымлённости, запылённости, при постановке противником дымовой завесы, а также в сложных метеорологических условиях. JAGM получила ещё более современную 3-хканальную комбинированную ГСН, которая представлена: активным радиолокационным, полуактивным лазерным и инфракрасным каналами самонаведения. Полуактивный лазерный и инфракрасный датчики обеспечивают ракете помехозащищённость в случае постановки противником радиоэлектронных помех в диапазоне частот 20—40 ГГц. Двухкратное увеличение дальности (в сравнении с вертолётными вариантами AGM-114K/L) стало возможным благодаря использованию в однокамерном двигателе твёрдого ракетного топлива с пониженной скоростью горения.

Ещё одним интересным качеством тактической ракеты является возможность применения в режиме «пустил-забыл» с получением целеуказания на траектории по спутниковым каналов связи. Благодаря этому XQ-222 способен атаковать цель вне прямой видимости, к примеру, если она находится за высоким холмом или возвышенностью. В случае, если ударный дрон проник в глубь воздушного пространства незамеченным, внезапного появления данной ракеты можно ожидать на любом участке тыловых зон в 2,5—3 тыс. км от линии фронта; и не факт, что ударный беспилотник с ЭПР 0,03—0,05 м2 будет немедленно обнаружен и перехвачен, ведь во время крупного регионального конфликта на том же Европейском театре военных действий большинство истребителей 4-го и 5-го поколений будут привлечены к выполнению задач по завоеванию превосходства в воздухе над «Рапторами», «Супер Хорнетами», «Лайтнингами» и другой перспективной тактической авиацией.

Дальний малозаметный тактический дрон XQ-222 «Valkyrie» готовят для «прорыва» российских зон «A2/AD» на европейском ТВД

Ложная цель-имитатор ЭПР различных типов летательных аппаратов ADM-160C «MALD-J»


И не стоит забывать, что действовать «Валькирии» будут не звеньями из 4-х дронов, а целыми эскадрильями из 12 — 24 машин. Поддерживать их будут как малозаметные тактические ракеты JASSM-ER, так и БПЛА-имитаторы/постановщики РЭП ADM-160C «MALD-J». Вычислить 24 «Валькирии» в такой воздушной стае будет достаточно сложно. Единственное, что может кардинально исправить ситуацию к моменту принятия XQ-222 на вооружение — начало модернизации действующих истребителей 4-го поколения ПФАР/АФАР-радарами, способными обнаруживать новые дроны на значительных расстояниях в 100 — 120 км, а также доводка и принятие на вооружение перспективных боевых ЭМИ-генераторов типа «Ранец-Е», способных выводить из строя бортовое радиоэлектронное оборудование БПЛА на дальности 14 — 20 км и значительно нарушать его работу на удалении 40 — 50 км. Тем не менее, и этот проект был «благополучно заморожен», в то время как достаточного количества ЗУР 9М96Е2 для работы по сложным загоризонтным целям в Воздушно-космических силах так и не наблюдается.

А тем временем стало известно о экономической стороне вопроса серийного производства перспективных малозаметных дронов «Valkyrie». В частности, цена одной единицы будет составлять 2,5 — 3 млн. долларов (на стоимость одного F-35A можно создать 30 или 40 подобных дронов). Крайне привлекательная цена и высокая предполагаемая боевая эффективность уже сейчас вызывает серьёзную заинтересованность в машине со стороны ВВС США и американского правительства. Согласно заявлению главы компании «Kratos» Эрика ДеМарко, американское правительство в лице неназванных представителей уже успело проявить интерес к XQ-222, рассмотрев возможность приобретения 100 единиц. И это только капля в море в сравнении с теми заказами, которые могут последовать позднее. Когда последует оформление и выполнение первого же контракта, — оперативно-тактическая ситуация на Европейском ТВД кардинально изменится далеко не в нашу пользу. Что же мы можем противопоставить в соответствии с заезженным горбачёвским термином «асимметричный ответ»? Ответ предсказуемый: ничего, кроме стратегических КР «Калибр» и Х-101/102. Замечательному проекту дальнего ударного БПЛА «Скат» от РСК «МиГ» было не суждено воплотиться в серийной модификации, активно поступающей в строевые части Морской авиации ВМФ или Воздушно-космических сил РФ. Выполненный по схеме «летающее крыло» однодвигательный 10-тонный дрон длиной 10 и размахом 11,5 м мог бы доставить около 1500 — 2000 кг смертоносного высокоточного оружия к позициям противника, оставляя минимум шансов на перехват в сравнении с тем вооружением, которое несёт «Валькирия». Почему?

Дело в том, что тактические ракеты JAGM и «узкие бомбы» семейства GBU-39 SDB хоть и относятся высокоинтеллектуальным средствам воздушного нападения ХХI века, обладают крайне низкой подлётной скоростью и маневренными возможностями. Так GBU-39 «Small Diameter Bomb» после сброса с внутренней точки подвески планирует к цели на скорости порядка 0,7 — 0,9М, при этом, её ЭПР составляет порядка 0,015 м2; возможности для выполнения противозенитных манёвров она не имеет, поскольку быстро потеряет «энергетику» и не сможет добраться до цели из-за отсутствия силовой установки. Современные же многофункциональные радары типа 92Н6Е могут обнаружить её на удалении 80 — 100 км, поскольку сброс зачастую осуществляется из стратосферы. Тактическая ракета JAGM имеет аналогичную ЭПР, в то время как скорость на разгонном участке доходит до 1,4М. Следовательно, сразу после обнаружения пуска (в момент работы двигателя) её можно легко обнаружить по горячему факелу с помощью инфракрасной станции Л-136 «Мак-Ф», которая устанавливается на ЗРК типа 9А34 «Гюрза». После этого она может быть перехвачена с помощью ЗУР 9М333. Уничтожить JAGM способен даже ПЗРК «Игла-С» или «Верба», но только при хорошей подготовке оператора, либо после получения целеуказания на тактический терминал-планшет от УКБП «Ранжир».

Основным же «калибром» нашего «Ската» являлись тяжёлые «прямоточные» 2,5-маховые противорадиолокационные ракеты Х-31П, ПКР Х-31А, дозвуковые Х-31У «Уран», а также любые другие многоцелевые ракеты, вписывающиеся в габариты внутренних отсеков дрона (4400 x 750 x 650 мм). Первые две, несмотря на их приличную радиолокационную сигнатуру, достаточно сложно перехватить с помощью различных типов самоходных ЗРК ввиду высокой скорости полёта и способности к противозенитному маневрированию. Для ЗРСК «Avenger» семейство Х-31П и вовсе находится вне скоростного диапазона перехвата. К сожалению, проект БПЛА «Скат», ровно как и концепт высокочастотного ЭМИ-генератора «Ранец-Е», был отложен в долгий ящик ещё в конце 2000-х.

Даже в КНР всё обстоит куда более радужно. Во-первых, далеко не одна авиакосмическая выставка запомнилась посетителям появлением передовых демонстраторов разведывательных и ударных беспилотных летательных аппаратов. Самыми заметными из них являются ударные машины «Wing Loong» и «Wing Loong II». Продолжительность полёта последнего составляет около суток при потолке 5000 м. При этом имеются 6 узлов подвески, предназначенных для размещения ударного вооружения. Машина способна наносить удары в радиусе 2000 — 3000 км. Из разведывательных машин можно выделить высотный стратегический беспилотник оптической и радиотехнической разведки «Soar Dragon» («Парящий дракон»). Этот дрон нельзя считать полноценным аналогом американского «Глобал Хоука», ведь радиус действия составляет всего 3200 км против 4450 км — у RQ-4A и 7050 км — у флотского варианта MQ-4C «Triton». В то же время, практический потолок в 18000 м обеспечивает ровно те же атмосферные условия для ведения дальней оптической разведки, что и у «Глобал Хоука». В передней нижней части фюзеляжа можно видеть аналогичный радиопрозрачный сегмент, за которым скрывается мощный сантиметровый радиолокационный комплекс для картографирования рельефа местности в режиме синтезированной апертуры и классификации надводных и наземных целей. Функционал радара полностью совпадает с американским AN/ZPY-2.

В то же время, специалистам компаний «Chengdu» и «Guizhou» пришлось немного переделать штатную конструкцию планера американского «Глобал Хоука» посредством установки развитого горизонтального хвостового оперения обратной стреловидности, сопряжённого с крылом. Это сделано для предотвращения сваливания и сохранения нормальных несущих качеств дрона при увеличении углов атаки, поскольку центр тяжести машины значительно смещён к хвостовой части. Данный недостаток наблюдается ввиду установки более тяжёлого турбореактивного двигателя «Guizhou WP-13», являющегося модернизированным вариантом старого отечественного Р-13-300 (им оснащались истребители-перехватчики Су-15 и МиГ-23). Его масса составляет 1200 кг, в товремя как применяемый на RQ/MQ-4 «Rolls-Royce AE3007» имеет массу в 719 кг. Это один из видимых ответов.

Есть у наших коллег из Поднебесной и ещё один интересный беспилотный летательный аппарат, обладающий разведывательным и ударными возможностями. Речь идёт о 5,8-метровом дроне CH-T1 со взлётной массой 3000 кг, полезной нагрузкой около 750 — 800 кг и скоростью полёта в 850 км/ч. Как можно сообразить по фотографиям, размещённым в мае 2017 года на различных китайских информационных ресурсах, перед нами перспективный ударный дрон-экраноплан (судя по всему, «одноразовый»/ невозвращаемый), способный в «скользящем режиме» летать на сверхмалых высотах в 1,5 — 3 м над водной поверхностью и в 6 — 10 м — над земной поверхностью. Под радиопрозрачным носовым обтекателем находится многофункциональная бортовая РЛС/активная РГСН, формирующая цифровую карту рельефа местности и обнаруживающая надводные, наземные, а возможно, и воздушные цели. Практический потолок изделия ограничивается 3000 м, чего с головой достаточно для проведения низковысотных рейдов на островные позиции или авианосные ударные группировки ВМС США. Можно заметить, что планер дрона-экраноплана-ракеты сконструирован с учётом технологии «стелс»: хвостовое горизонтальное оперение с рулями высоты имеет 120 — 140-градусный развал, переднее горизонтальное оперение малоразмерное и неподвижное. Большинство конструктивных узлов планера выполнено из композиционных материалов.

Дальний малозаметный тактический дрон XQ-222 «Valkyrie» готовят для «прорыва» российских зон «A2/AD» на европейском ТВД

Китайский «скользящий» многоцелевой дрон большой дальности CH-T1


Особенность дронов CH-T1 заключается в том, что они способны оперировать на высотах до 10 — 15 м многочисленными сетецентрическими ударными полками в несколько десятков машин. Обнаружить их наземными радиолокационными средствами гораздо труднее, нежели обнаружить, к примеру, «рой» тяжёлых 2-маховых противокорабельных ракет 3М45 «Гранит» (последние имеют большую ЭПР, нежели композитные CH-T1, а высота полёта над водной поверхностью не менее 5 м,в то время как у китайских ракет — 1 — 2 м). Китайские дроны-экранопланы способны применять тактику массированного противокорабельного удара, используемую нашими П-800 «Гранит: 24 — 32 CH-T1, сформировав 3 или 4 ударных рубежа по 8 машин, подходят на высоте 3 — 4 м к корабельной ударной группировке; один из дронов поднимается на высоту 300 — 500 м и производит сканирование морской поверхности на предмет присутствия вражеских надводных кораблей (сканирование может быть осуществлено и в пассивном режиме работы АРГСН для уменьшения вероятности обнаружения корабельными РЛК).

В последнем случае противник будет запеленгован по излучению собственных РЛС AN/SPY-1D(V) и излучаемым радиоканалам тактической системы «Link-16». Данный дрон передаст точное целеуказание по обнаруженным объектам на борт «подкрадывающихся» внизу ведомых БПЛА, после чего их высокопроизводительные прицельно-навигационные системы быстро распределят цели. Этот этап произойдёт на расстоянии 30 — 40 км от целей. На дистанции 10 — 15 км машины включат бортовые комплексы РЭБ и начнут атаку на КУГ. Около половины CH-1T будут перехвачены с пормощью ЗУР RIM-162 ESSM либо RIM-116 Block 2, остальные же успешно достигнут кораблей противника. Осколочно-фугасное «снаряжение» массой в 1 тонну «вывернет наизнанку» надстроки «Арлей Бёрков» и «Тикондерог», а также выведет из строя всю радиолокационную архитектуру систем «Aegis».

Противопоставить такому исходу, естественно, можно присутствие американских палубных самолётов E-2D, которые за 100 — 150 км обнаружат «рой» китайских дронов и по радиоканалу «Link-16» наведут на CH-T1 4 десятка корабельных ЗУР большой дальности RIM-174 ERAM, но на воздушном ТВД, помимо дронов, будет присутствовать ещё и несколько сотен других ЛА, включая тактическую морскую авиацию, сверхзвуковые ПКР YJ-18 и т.д. Применение данных дронов может быть очень успешным. Работает над подобным проектом «невозвращаемого» ударного БПЛА и вышеуказанная компания «Kratos». Концепт имеет индекс UTAP-22 «Mako» и уже давно проходит лётные испытания. Как заявляет производитель, «Мако» должен использоваться как совместно с «Валькирией», так и самостоятельно. Его аэродинамическая схема более консервативна: 6,13-метровый фюзеляж оживальной формы со стреловидным крылом, размах которого достигает 3,2 м. Внешнее размещение турбореактивного двигателя в вынесенной подфюзеляжной мотогондоле внешне превращает UTAP-22 в устаревшую противокорабельную ракету, схожую с П-500 «Базальт», только вот скорость американского изделия едва достигает 1120 км/ч.

Дальность действия, напротив, достигает 2600 км, а практический потолок 15200 м. Дрон обладает столь же продвинутой прицельно-навигационной системой, как и XQ-222 «Valkyrie», и также должен получить множество датчиков оптической и радиоэлектронной разведки, которые позволяют извлечь из наземного и воздушного пространств противника массу важной тактической информации. Пока американцы готовятся запустить в крупносерийное свои «Валькирии» и «Мако», нам остаётся лишь надеяться, что продолжающиеся промедления с началом серийного производства дизельных БПЛА «Альтиус-М» наконец закончатся, а немецким авиационным дизелям RED A03/V12 будет найдена достойная замена отечественной разработки. Кроме того, переломный момент в развитии российского сегмента беспилотной авиации военного назначения обещают обеспечить компании «Кронштадт» и «Сухой» к началу 20-х годов.