Оружейная коллекция
Популярное
Британская любовь к SA80 навсегдаСегодня многие армии западного блока осуществляют замену основного индивидуального оружия в войсках. Франция отказывается от FAMAS в пользу НК416, бундесвер отказывается от G36 и даже известный верностью традициям корпус морской пехоты США меняет «злую черную винтовку» (так называли М-16 вьетнамские ветераны) на М27 (тот же НК416).
Поэма о железном Максиме (часть 6)Материалы серии «Поэма о «Максиме» читателям ВО в основном понравилась. Но многие из них высказали пожелание увидеть на страницах сайта рассказ и о предшественницах «максима» - митральезах или картечницах. И да, действительно, ведь время, когда Хайрем Максим сконструировал свой знаменитый пулемет, можно с полным правом назвать эпохой митральез, которые применялись и в полевой войне, и на флоте.
Складные пистолетные приклады разработки Бенке — Тимана (Венгрия, Германия)Некоторые модификации самозарядных пистолетов прошлого комплектовались деревянной кобурой-прикладом и имели направляющие для ее установки. Такой приклад улучшал показатели точности и кучности, но все же не отличался особым удобством использования. Деревянное устройство имело большие габариты и немалый вес, что могло мешать стрелкам.
Винтовки по всем странам и континентам.Часть 16. «И дальше задвинуть патрон пальцем…»А было так, что после появления винтовки Пибоди, как это всегда и бывает, появилось множество ей подражаний. Это и винтовка Робертса, и Вестелей Ричардса, и Суинберна, и Кокрена, да все их просто не перечислишь. Но тут же последовали усовершенствования иного рода, например, попытки объединить затвор Пибоди и подствольный магазин.
Поэма о железном Максиме (часть 4)Уже первые случаи применения пулеметов в Африке показали, какое это могущественное боевое средство. Естественно, что уже тогда, а именно в конце XIX — начале XX века европейские пацифисты начали выступать с требованиями наложить запрет на использование пулеметов, как откровенно негуманное оружия.
Оружие
Т-90М и M1A2 SEP v.3: какой из танков модернизирован лучшеКакой танк лучше, Т-90 или M1 Abrams? Этот вопрос появился одновременно с более новой машиной и до сих пор остается актуальным. Он уже успел получить массу ответов, в том числе и диаметрально противоположных. Продолжению споров, среди прочего, способствует постепенное развитие двух бронемашин, приводящее к появлению новых модификаций.
Ручные гранаты семейства Mk III / MK3 родом из СШАПочти все ручные гранаты предназначались и предназначаются для поражения живой силы противника взрывной волной и осколками. Однако некоторые образцы подобного оружия имели иные возможности и сокращенные боевые качества. Так, специфика боев Первой мировой войны привела к появлению американской ручной гранаты Mk III / MK3, в составе которой с самого начала отсутствовал металлический корпус. Вследствие этого граната могла поражать противника только ударной волной, но не осколками.
Авиатанк, или летающий танк - исторический следСегодня идея создания летающего танка представляется достаточно абсурдной. Действительно, когда в твоем распоряжении есть транспортные самолеты, способные перевезти танк из одной точки мира в другую, о приделывании крыльев к тяжелой бронированной боевой машине как-то не задумываешься. Однако в 1930-х годах прошлого века все было совсем иначе, самолетов, способных перебросить танки по воздуху, просто не существовало, поэтому сама идея создания полноценного авиатанка беспокоила умы многих конструкторов в разных странах мира. При этом наибольшую известность получили проекты США и СССР в этой области.
Исторические рассказы об оружии. Пехотный танк Mk.III «Валентайн» снаружи и внутриПерейдем к союзникам. СССР стал единственной страной, куда «Валентайны» поставлялись по программе ленд-лиза. Нам за войну отправили 3782 танка, или 46% всех выпущенных «Валентайнов», в том числе почти все машины, произведённые в Канаде.
История танковой перестройкиПоддержание технологической актуальности существующих боевых машин является важнейшим элементом модернизации. В частности, что касается танков, в течение десятилетий остававшихся ключевым элементом общевойсковых боевых действий, то здесь преобладают скорее модернизации, чем новые платформы. Легкие бронемашины, хотя и дешевле для замены, также модернизируются, поскольку многие страны располагают ограниченными бюджетами на новую технику.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Рельсотроны, боевые лазеры и плазма: анонсированные американские неудачи на фоне успехов

В последние десятилетия военные и промышленность ведущих стран все чаще говорят о т.н. оружии на новых физических принципах. При помощи принципиально новых идей и решений предлагается создавать оружие с высочайшими характеристиками и возможностями, недостижимыми для систем традиционного облика. Тем не менее, далеко не всегда попытки создания такого оружия приводят к желаемым результатам. Регулярно появляются новости о сокращении или закрытии какого-либо амбициозного проекта. Буквально несколько дней назад подобная судьба постигла очередную многообещающую программу.

Рельсовая пушка «сходит с рельсов»

Пару недель назад средства массовой информации Соединенных Штатов сообщили о планах американского военного ведомства по сокращению одной из самых интересных программ последнего времени. Уже сейчас ясно, что в результате такого решения один из вариантов перспективного оружия – если и будет создан – появится лишь в отдаленном будущем. Кроме того, Пентагону теперь предстоит пересмотреть свои планы по перевооружению некоторых родов войск.

Как сообщается, по результатам анализа текущей ситуации министерство обороны США решило пересмотреть свои планы на проект перспективной рельсовой пушки / рельсотрона, разрабатывавшегося в интересах военно-морских сил. Это оружие, создававшееся компаниями General Atomics и BAE Systems, изначально предполагалось устанавливать на перспективных эсминцах типа Zumwalt. Такие корабли должны оснащаться особой энергетической установкой, способной обеспечить работу перспективного оружия на новых физических принципах.

Рельсотроны, боевые лазеры и плазма: анонсированные американские неудачи на фоне успехов

Принципы использования корабельных и береговых рельсовых пушек со снарядом HPV. Слайд из презентации Минобороны США
Заказывая разработку новой пушки, американские военные желали получить систему, способную разгонять снаряд до высочайших скоростей и отправлять его на дальность до 80-100 морских миль. Разгон боеприпаса при помощи электромагнитного поля предъявлял особые требования к электрическим системам корабля-носителя, но давал значительные преимущества эксплуатационного и логистического характера. В частности, в погребах корабля можно было перевозить только снаряды; гильзы с метательным зарядом для них попросту отсутствовали.

Согласно заявлениям прошлого, в середине текущего десятилетия рельсотрон для эсминцев Zumwalt должен был пройти все необходимые испытания. Уже в 2018-19 годах первое подобное изделие планировалось поставить на головной корабль проекта. В дальнейшем такое вооружение могли получить и все серийные эсминцы. Перспективное рельсовое орудие для американских кораблей могло стать настоящей революцией в области флотских вооружений.

В начале декабря американское издание Task & Purpose раскрыло некоторые подробности текущих работ, а также рассказало о недовольстве заказчика их ходом. Оказалось, что проект рельсотрона не в полной мере укладывается в определенную смету, а кроме того, пока не полностью соответствует техническим требованиям. В частности, скорострельность пушки пока не превышает 5 выстрелов в минуту при требуемых 10. Дульная энергия снаряда так же не соответствует требованиям и пока не достигла желаемых 32 МДж. Кроме того, у военных возникли вопросы о целесообразности использования новой пушки с перспективным «гиперскоростным снарядом» HVP.

Изделие HVP представляет собой особый твердосплавный снаряд, способный выдерживать высочайшие механические и термические нагрузки. При помощи рельсотрона его можно разгонять до скорости порядка М=6 и отправлять на дальность до 170-180 км. Это изделие удалось адаптировать для использования «традиционными» корабельными пушками Mk 45. В таком случае скорость сокращается до М=3,5, а дальность – до 50 км. Тем не менее, и при таких характеристиках снаряд представляет интерес для военных. Не так давно было решено продолжать разработку HVP как самостоятельного проекта и без прямой связки с рельсотроном.
Подобное решение заметным образом ударило по перспективам последнего.

Согласно последним сообщениям, дальнейшее развитие перспективного оружия будет выглядеть следующим образом. В оборонном бюджете на 2018 финансовый год предусматривается увеличение финансирования проекта HVP. Ассигнования на рельсотрон, в свою очередь, сократят. Если компаниям-подрядчикам удастся завершить требуемые работы и получить нужные результаты в разумные сроки, то программа создания рельсовой пушки вновь вернется «на прежние рельсы». В противном случае не исключается отказ от нее как от средства развития вооружений флота.

Издание Task & Purpose пишет, что при отсутствии серьезных успехов в 2019 году Пентагон вообще может отказаться от перспективного оружия. В таком случае работы могут быть продолжены, но использование готовой пушки флотом, как минимум, откладывается на неопределенный срок.

Впрочем, отказ военного ведомства не приведет к полной остановке работ. Сообщается, что в таком случае изучение перспективного направления будет продолжаться. Тем не менее, из-за сокращения финансирования сроки выполнения работ заметным образом сдвинутся вправо.

Стоит отметить, что подобные события вокруг проекта оружия на новых физических принципах вряд ли окажут негативное влияние на программу строительства кораблей типа Zumwalt. Изначально планировалось построить более трех десятков таких эсминцев, но удорожание программы, финансовые ограничения и технические проблемы привели к резкому сокращению заказа. Теперь судостроительная промышленность должна будет передать ВМС лишь три корабля: головной и два серийных. Вместо новых рельсотронов они будут нести артиллерийские орудия существующих типов.

Что будет дальше – пока остается только гадать. Можно сказать, что следующий 2018 год будет решающим для программы, некогда казавшейся многообещающей. Если компаниям General Atomics и BAE Systems, а также многочисленным субподрядчикам удастся избавиться от имеющихся проблем, рельсотрон получит шанс дойти до практического применения. В противном случае список смелых, но бесполезных проектов, не давших реальные результаты, несмотря на все затраты и усилия, пополнится новым пунктом.

Рельсы для плазмы

Следует отметить, что потенциальная неудача актуального проекта не является чем-то новым или неожиданным. В недавнем прошлом в США было разработано несколько других проектов рельсовых пушек, в том числе и предназначенных для использования необычных «снарядов» в виде сгустков плазмы. Концепция Plasma railgun предусматривала создание облака ионизированного газа, который при помощи пары рельсов можно было бы направить в нужном направлении. Как показывает нынешнее состояние дел в области вооружений, подобные идеи так и не дошли до стадии внедрения в войсках.

Рельсотроны, боевые лазеры и плазма: анонсированные американские неудачи на фоне успехов

Опытный самолет Boeing YAL-1. Фото Агентство по ПРО США / mda.mil


В последние десятилетия в рамках исследования плазменных рельсотронов было проведено несколько научных программ. Одна из самых известных и масштабных осталась в истории под названием MARAUDER (Magnetically accelerated ring to achieve ultrahigh directed energy and radiation – «Магнитное ускорение кольца для получения сверхмощного направленного излучения»). Эта программа стартовала в 1991 году и реализовывалась специалистами Lawrence Livermore National Laboratory. Работы продолжались в течение нескольких лет и, по всей видимости, привели к некоторым результатам.

В 1993 году в лаборатории «Филлипс», находящейся в ведении ВВС США, была построена опытная плазменная рельсовая пушка. Она могла разогреть 2 мг газа до температур порядка 1010°K и образовать из плазмы кольцо диаметром 1 м. Кинетическая энергия плазмы, выбрасываемой через ствол особой конструкции, достигала 8-10 МДж. Поверки показали, что небольшое облако плазмы способно наносить объекту-цели самые серьезные механические и термические повреждения. Излучаемый электромагнитный импульс мог поражать электронные приборы.

Есть основания полагать, что Пентагон заинтересовался тематикой Plasma railgun. Главным аргументом в пользу такого предположения является тот факт, что с середины девяностых годов американские ученые ни разу не упоминали проект MARAUDER в своих новых публикациях. Возможно, тематика была засекречена. Схожим образом дело обстояло и с другими попытками изучения системы, объединяющей в себе генератор плазмы и рельсовую систему разгона заряженных частиц.

Тем не менее, наличие ряда интересных черт и определенный потенциал никак не сказались на реальных перспективах подобных систем. Даже через четверть века после старта работ ни одно устройство типа «плазма-рейлган» так и не было доведено до испытаний полномасштабного опытного образца, как это уже случилось с рельсовыми пушками или боевыми лазерами. Похоже, интересное направление оказалось слишком сложным для освоения и попросту не смогло оправдать себя.

«Воздушный лазер» пошел на посадку

Одной из самых известных американских программ оружия на новых физических принципах, не вышедших из стадии испытаний и исследований, является проект Boeing YAL-1. Его целью было создание специального самолета, оснащенного лазерным комплексом и набором разнообразного дополнительного оборудования. Новый самолет должен был стать одним из элементов перспективной системы противоракетной обороны и уничтожать баллистические ракеты противника на начальных участках траектории.

С начала девяностых годов несколько американских предприятий работали над проектом ABL (Airbornу Laser – «Воздушный лазер»), в рамках которого разрабатывался новый боевой лазер и необходимые для него дополнительные системы. В конце десятилетия стартовало строительство опытного самолета со специальной аппаратурой – Boeing YAL-1. Согласно планам того времени, к испытаниям следовало привлечь два опытных самолета. После завершения всех проверок планировалось построить пять серийных машин и развернуть их на основных направлениях возможного ракетно-ядерного удара со стороны вероятного противника.

Ввиду высокой сложности программа ABL / YAL-1 оказалась чрезмерно дорогой. Уже в первой половине двухтысячных годов стоимость программы достигла 3 млрд долларов, превысив исходную смету. Оценки показали, что для получения желаемых результатов придется потратить еще не менее 5-7 миллиардов. В связи с этим Пентагон отказался от принятия новой техники на вооружение. Самолет с лазером перевели в категорию демонстраторов технологий. Строительство второго прототипа и серийной техники для боевого применения отменили.

Уже после появления подобных решений Boeing YAL-1 начал демонстрировать требуемые возможности. Весной 2007 года аппаратура самолета смогла обнаружить и взять на сопровождение учебную цель. В 2009 году состоялись две проверки, в ходе которых самолет смог сопровождать реальные ракеты-мишени. Наконец, в феврале 2010 года самолет с лазером в двух полетах уничтожил три баллистические ракеты. На разрушение конструкции ракеты при помощи луча мощностью 1 МВт требовалось не более нескольких минут.

После этих испытаний проверки техники на практике были приостановлены. В 2011 году Пентагон, выполняя указания руководства страны по сокращению военных расходов, принял решение закрыть проект ABL и отказаться от дальнейших работ по самолету Boeing YAL-1. Единственный опытный образец отправили на хранение, но в 2014-м его утилизировали за ненадобностью.

Неудачи на фоне успехов

Желая получить военное преимущество перед потенциальными противниками, Соединенные Штаты разрабатывают оружие, основанное на т.н. новых физических принципах. К настоящему времени американские ученые исследовали ряд перспективных направлений и создали значительное количество новых проектов разного рода. Изучались и испытывались, как минимум, в лабораторных условиях, системы типа рельсовых пушек (как кинетические, так и плазменные), многочисленные лазерные устройства и т.д. За последние десятилетия в общей сложности было создано несколько десятков подобных проектов и опытных образцов.

Рельсотроны, боевые лазеры и плазма: анонсированные американские неудачи на фоне успехов

Носовая лазерная установка самолета Boeing YAL-1. Фото Wikimedia Commons


Как показывает практика, далеко не все подобные проекты имеют реальные перспективы и могут быть завершены с желаемым результатом при разумных затратах. По тем или иным причинам экономического, технологического или практического характера, военное ведомство США вынуждено закрывать многообещающие проекты. Опытные образцы отправляются на хранение или разделку, а документация уходит в архив либо становится основой для новых разработок.

Текущая ситуация имеет одну специфическую особенность. Закрытие некоторых проектов приводило к фактической потере финансирования без желаемого практического результата. Тем не менее, вторым результатом закрытых проектов оказывался солидный опыт в разных сферах, пригодный для использования в новых проектах. Таким образом, даже негативные результаты проектов способствовали дальнейшему развитию новых направлений и – пусть даже и косвенно – влияли на новые работы.

Кроме того, следует помнить, что на каждый закрытый проект оружия на новых физических принципах приходится некоторое количество продолжающихся программ. К примеру, несколько предприятий продолжают работу над боевым лазером для кораблей. Возможно и возвращение к сравнительно старым идеям, но в новом виде. Так, весной этого года Пентагон объявил о намерении интегрировать боевой лазер в комплекс вооружения самолета огневой поддержки AC-130.

Таким образом, неудачи отдельных амбициозных проектов, нанося определенный ущерб бюджету и обороноспособности, все же не приводит к фатальным последствиям для развития вооруженных сил США в целом. Негативный опыт указывает на реальные перспективы тех или иных идей, а накопленные знания находят применение в новых проектах. Впрочем, все эти неудачи приводят к неоправданным тратам, затягивают перевооружение армии и в результате оказываются полезными для «вероятных противников» Соединенных Штатов. Другим странам, в том числе и России, следует учитывать американские успехи и неудачи при составлении новых планов по развитию собственных вооруженных сил.