Оружейная коллекция
Популярное
Магия MAG-7. Оригинальная стреляющая африканская экзотикаБоевое гладкоствольное ружье MAG-7, детище южноафриканской фирмы Teсhnoarms, без сомнения, можно отнести к разряду оружейной экзотики. Причем не только из-за страны происхождения, но и из-за его конструкции, и внешнего вида. Этот полицейский помповый дробовик 12 калибра «копирует» известный израильский пистолет-пулемет Mini-UZI.
Пистолет-пулемёт HAFDASA C-2 родом из АргентиныВ самом начале тридцатых годов аргентинский оружейник Хуан Ленар разработал первый проект пистолета-пулемета. Это оружие, несмотря на все свои преимущества, не заинтересовало армию. Тем не менее, отказ военных не заставил инженеров прекратить работы в многообещающем направлении. Через несколько лет результаты своей деятельности в области пистолетов-пулеметов представила компания HAFDASA. Первой ее собственной разработкой такого рода стало изделие под названием C-2.
Поэма о железном Максиме (часть 1)Про пулемет Максима не писал разве что ленивый. Но… всегда так бывает, когда собираешь материал несколько лет, его находится, во-первых, много, а во-вторых, в нем много такого, что ранее ускользнуло от внимания авторов. Поэтому иногда стоит возвращаться к любой теме, в том числе и к «теме пулемета «максим», которая вполне претендует на то, чтобы стать самой настоящей «поэмой». Странно, конечно, испытывать пиетет к человеку, который больше всего прославился тем, что созданное им изобретение убило больше всего людей на планете Земля.
Первый собственный аргентинский. Пистолет-пулемёт Хуана ЛенараВ первых десятилетиях прошлого века Аргентина начала строительство собственных оружейных предприятий. Новые фабрики начали деятельность с производства копий зарубежного вооружения, а затем приступили к созданию первых самостоятельных проектов. В тридцатых годах этот процесс дошел до области пистолетов-пулеметов. Первым аргентинским пистолетом-пулеметом стал экспериментальный образец под названием Lehnar. Мало того, это был первый пистолет-пулемет, созданный в Южной Америке.
Единые пулемёты на вооружении в ГерманииКонцепция единого пулемета зародилась еще в конце Первой мировой войны. Ход боевых действий показал, что вполне оправдано использовать одну и ту же конструкцию, с минимальными изменениями...
Оружие
САУ «Конденсатор» и «Трансформатор». О почти миномётахМногие помнят старый бородатый анекдот о горе-артиллеристах, которые очень хотели выстрелить по Москве из дедовской пушки? Только вот калибр снаряда был чуть больше калибра ствола. Вот и решили кумовья забить снаряд кувалдой. Результат предсказуем.
Противотанковые средства используемые в американской пехоте (часть 1)Незадолго до начала Второй мировой войны в американской армии вообще не было специализированного противотанкового оружия. Борьба с танками противника возлагалась на полевую артиллерию, которая в основной своей части сильно устарела...
ЗРК С-300 и С-400: реальные убийцы F-35 или переоцененные пустышки?По результатам недавних событий в Сирии возобновились обсуждения современных средств противовоздушной обороны. Зарубежные военачальники сделали ряд заявлений о российских ЗРК, а кроме того, темой заинтересовалась иностранная пресса. Так, свою оценку имеющейся ситуации вокруг систем ПВО российского производства попытался дать американский сайт The National Interest.
Перспективный проект боевой машины пехоты «Объект 1020»В начале шестидесятых годов советская оборонная промышленность работала над новыми проектами боевых машин пехоты того или иного рода.
Минометы:длительная эволюция большого калибраПеред тем, как продолжить минометную тему, хотим сказать несколько слов в адрес тех, кто внимательно читает. Да, мы не профессиональные минометчики, но что такое миномет знаем прекрасно, и его работу проверяли на практике. На себе. В разных местах.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

«Красный» уровень угрозы для ВКС России: проясняются итоги негласной гонки «тактиков» Су-34 и F-15E

«Красный» уровень угрозы для ВКС России: проясняются итоги негласной гонки «тактиков» Су-34 и F-15E

Су-34 ВКС России и многоцелевой истребитель F-15E «Strike Eagle» 48-го тактического истребительного авиакрыла ВВС США, развёрнутого на авиабазе Лейкенхес (Великобритания)


Все те, кто хоть немного интересуется техническими особенностями современной боевой авиации и другой военной техники, далеко не раз сталкивались в рунете с ура-патриотическими сравнительными обзорами многоцелевого истребителя Су-35С с малозаметным истребителем завоевания превосходства в воздухе F-22A «Raptor» либо высокоточного фронтового истребителя-бомбардировщика Су-34 с тактическим истребителем F-15E «Strike Eagle». В них можно встретить как вполне адекватные сопоставления отдельных качеств одной машины с аналогичными параметрами другой (к примеру, касаемо маневренности и возможностей ближнего воздушного боя), так и абсолютно не соответствующие реальности сравнения бортовых радиолокационных комплексов, а также ударных возможностей. Зачастую необъективность таких обзоров заключается в том, что авторы оперируют устаревшей информацией лишь с русскоязычных источников, в то время как анализируемые изделия (чаще касается западноевропейской и американской техники) уже прошли от одного до двух и более этапов модернизации.

ОБРЕТЕНИЕ ОПЕРАТИВНОЙ БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ ДАЛЬНОБОЙНЫХ ТАКТИЧЕСКИХ РАКЕТ JASSM-ER В СОСТАВЕ ВООРУЖЕНИЯ F-15E — СЕРЬЁЗНЫЙ ВЫЗОВ ДЛЯ ВКС РОССИИ НА ЕВРОПЕЙСКОМ ТЕАТРЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. ЧТО ПРОТИВОПОСТАВИТ СУ-34?

К сегодняшнему обзору нас сподвигла информация, поступившая 8 февраля с авиавыставки «Singapore Airshow-2018». Здесь официальные представители военно-промышленной корпорации «Lockheed Martin» заявили о достижении оперативной боевой готовности тактической крылатой ракеты большой дальности AGM-158B JASSM-ER в составе вооружения многоцелевых истребителей F-15E «Strike Eagle». О чём это говорит?

Во-первых, об обретении стратегических ударных качеств всеми без исключения эскадрильями ВВС США, оснащёнными тактическими истребителями «Страйк Игл». Это будет достигнуто благодаря сочетанию огромной дальности ракеты AGM-158B c солидным радиусом действия F-15E. При смешанном профиле полёта без дозаправки дальность удара данной ракетой с борта F-15E приблизится 2500 км (сопоставимо с ударами дальнего бомбардировщика Ту-22М3 с применением аэробаллистических ракет семейства Х-15). На фоне этого факта в разы большую угрозу начинают представлять крупные авиабазы, расположенные в странах Западной и Восточной Европы. Взять, к примеру, крупную авиабазу Военно-воздушных сил Великобритании «Lakenheath», расположенную на юго-западе Туманного Альбиона.

Развёрнутые на данном объекте тактические истребители F-15E «Strike Eagle» (входящие в состав 48-го тактического истребительного авиакрыла ВВС США на протяжении 25 лет) получат возможность осуществления пусков ракет JASSM-ER по стратегически важным военным и промышленным объектам в Западном военном округе нашего государства. Без дозаправки в воздухе пуски могут быть осуществлены по объектам в Белгородской, Калужской, Псковской и Ленинградской областях (при условии взлёта с АвБ Лейкенхес). В случае же единичной дозаправки F-15E над территорией ФРГ или Восточной Европы, в зоне досягаемости окажутся важнейшие объекты Кубани, Поволжья и Западного Урала. Не вызывать беспокойства подобная ситуация принципиально не может, поскольку JASSM-ER обладают гораздо меньшей радиолокационной заметностью, нежели большинство состоявших и состоящих на вооружении стратегических крылатых ракет семейства UGM-109D/E «Tomahawk Block III/IV». Эффективная поверхность рассеяния первой едва доходит до 0,03 — 0,05 кв. м, что может вызвать проблемы обнаружения, сопровождения и захвата даже для радиолокационных средств комплекса С-300ПС. Единственный зенитно-ракетный комплекс, способный эффективно справиться с JASSM-ER, — это С-300В4, боекомплект которого включает зенитные ракеты 9М82МВ, способные действовать по загоризонтным целям благодаря наличию активных радиолокационных головок наведения. Также усовершенствованные радиолокационные станции «Имбирь» и 9С32М (комплекса С-300В4) имеют значительно уменьшенные нижние границы по эффективной отражающей поверхности цели, чем ранние 30Н6.

Применение метода активного радиолокационного самонаведения в современных ЗРК, на театрах военных действий XXI века, является первостепенным ввиду использования тактическим и стратегическими крылатыми ракетами противника сложных подлётных траекторий к намеченным целям; эти траектории обычно проходят за пределами радиогоризонта для прикрывающих воздушное пространство ЗРК. Средство воздушного нападения противника «подкрадывается» через складки и другие естественные детали рельефа местности. Теоретически, зенитно-ракетные комплексы «Триумф» также должны работать по загоризонтным воздушным нарушителям, но на практике это качество так и не реализовано в связи с дефицитом (или отсутствием) в боекомплектах «Четырёхсоток» ракет 9М96Е2.

Во-вторых, F-15E будут отличаться уникальной гибкостью применения в дальних операциях в отличие от тех же «стратегов» B-1B «Lancer», что обусловлено создаваемым эффектом внезапности. Дело в том, что радиолокационная сигнатура «Лансера», равно как и частотные параметры радиоэлектронных помех от его бортового комплекса РЭБ AN/ALQ-161, уже известны нашим подразделениям радиотехнической разведки, и обнаружение бомбардировщиков B-1B на том или ином воздушном направлении будет указывать на готовящийся точечный массированный удар ракетами JASSM/-ER, в то время как ЭПР "Страйк Игла" практически идентична отражающей поверхности истребителей для завоевания превосходства в воздухе F-15C "Eaglе". Следовательно, неспособность чёткого отличия ЭПР F-15E от эффективной отражающей поверхности F-15C не позволяет окончательно выяснить модификацию обнаруженного истребителя противника, а значит и заблаговременно определить вероятный список выполняемых им операций.

В этот момент одно звено «Страйк Иглов» способно запустить в сторону целей 12 дальнобойных ракет AGM-158B JASSM-ER (по три ракеты на узлах подвески каждого тактического истребителя). И это крайне существенное преимущество ВВС США перед ВКС России на текущий момент времени. Почему?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо детально сравнить дальнобойный боекомплект F-15E «Strike Eagle» с аналогичным арсеналом высокоточного фронтового истребителя бомбардировщика Су-34. Если у штатовской машины это JASSM-ER, обладающая радиусом действия в 1200 км, то у нашего Су-34 основным калибром дальнего радиуса действия является является Х-59МК2 «Овод-М» с дальностью действия 285 км, что едва опережает турецкую тактическую ракету SOM и заметно уступает первой модификации AGM-158A JASSM. Как следствие, максимальная «глубина» удара Су-34 с применением «Овода-М» составляет всего 1415 км против 2500 км у F-15E «Strke Eagle», что не позволяет российской машине наносить удары по удалённым объектам в Западной Европе без дозаправки в воздухе. Тем не менее, это далеко не единственный критерий, по которому необходимо сравнивать потенциалы Су-34 и F-15E.

БОРТОВОЕ РАДИОЭЛЕКТРОННОЕ ОБОРУДОВАНИЕ «СВЕЖИХ» F-15E ПОСТРОЕНО ВОКРУГ ПЕРЕДОВОГО АФАР-РАДАРА, ОБЕСПЕЧИВШЕГО «СТРАЙК ИГЛАМ» РАДИКАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ ОТРЫВ ОТ СУ-34. AN/APG-70 УХОДИТ В ПРОШЛОЕ

«Красный» уровень угрозы для ВКС России: проясняются итоги негласной гонки «тактиков» Су-34 и F-15E

Многофункциональная бортовая РЛС со щелевой антенной решёткой AN/APG-70 на борту «раннего» F-15E (слева) и перспективная АФАР-РЛС AN/APG-63(V)3, установленная на прошедший модернизацию F-15C «Eagle». Последняя является базовым изделием для разработки более совершенного AN/APG-82(V)1


Одним из наиболее существенных пунктов, несомненно, является сравнение бортовых радиолокационных комплексов обеих машин. Многофункциональный тактический истребитель Су-34 оснащается бортовым радиолокационным комплексом (БРЛК) Ш-141, представленным РЛС с пассивной фазированной антенной решёткой Б004. Изделие создано Научно-исследовательским институтом радиоэлектронных комплексов (НИИРЭК), входящим в состав холдинга «Ленинец» (ранее СКБ «Земля» ЦНПО «Ленинец»). Данная РЛС обладает практически всеми качествами, характерными для более продвинутых АФАР-радаров, предназначенных для истребителей переходного поколения «4++». В частности, обеспечиваются режимы: SAR (синтезированная апертура + картографирование рельефа местности с разрешением РЛ-изображения, позволяющим классифицировать объект); GMTI (обнаружение и сопровождение движущихся наземных/надводных целей), идентификации групповой цели и определение её численности (с классификацией некоторых единиц техники), а также обнаружения, сопровождения и захвата воздушных целей.

Тем не менее Ш-141 обладает и массой недостатков, связанных с далеко не лучшими дальностными возможностями, зависящими от мощности излучателя и чувствительности приёмника. В частности, импульсная мощность Б004 составляет 14 кВт, что почти в 3 раза меньше, нежели у наиболее «дальнозоркого» радара Н035 «Ирбис-Э». В связи с этим дальность обнаружения различных типов целей у Ш-141 почти в 3 раза меньше, нежели у «Ирбиса». Стандартная воздушная цель типа «истребитель» обнаруживается на удалении 90 км, надводная цель типа «корвет» — 120 км, автофургон — около 35 км, а железнодорожный мост — порядка 100 км. Аналогичные объекты обнаруживаются бортовой РЛС «Ирбис-Э» на в 2 раза большей дистанции. Пропускная способность и целевая канальность Б004 оставляют желать лучшего и недотягивают даже до уровня Н011М «Барс» (Су-30СМ): первая способна «завязывать» 10 трасс воздушных целей в режиме СНП, а также захватывать 4 из них, в то время как «Барс» сопровождает 20 воздушных объектов. Разрешение Б004 при картографировании гораздо более низкое, нежели у «Ирбиса» и составляет 10 — 15 метров, что для ПФАР-радара является весьма слабым показателем.

Перейдём к обзору бортового радиолокационного комплекса тактических истребителей F-15E «Strike Eagle». Многие военно-аналитические издания, а также ресурсы-справочники ошибочно указывают, что бортовой РЛС «Страйк Иглов» по-прежнему остаётся многофункциональная AN/APG-70. Как известно, это изделие представлено плоской щелевой антенной решёткой Х-диапазона (8-12 ГГц) с механическим сканированием и скоростью переброски луча 140 град/с. Частота работы процессора управления радаром составляет 1,4 МГц, в то время как сигнальный процессор обладает частотой в 33 МГц. Несмотря на введение способностей по обнаружению и сопровождению наземных/надводных целей и даже режима синтезированной апертуры, APG-70 является устаревшим радаром, разработанным на элементной базе БРЛС AN/APG-63 (последние — неотъемлемая часть комплекса управления вооружением истребителей завоевания господства в воздухе F-15C «Eagle»). Наличие ЩАР указывает на спектр недостатков, характерный для радаров Н001ВЭП (Су-30МКК/МК2) и «Жук-М». Так, помехозащищённость APG-70 на ранних «Страйк Иглах» обеспечивалась лишь благодаря адаптации алгоритма обработки принимаемых сигналов посредством сигнального процессора и конвертера сигнала, в то время как радары с АФАР фильтруют помехи с помощью цифрового управления каждым приёмо-передающим модулем. Единственным же преимуществом можно считать неплохую дальность действия APG-70, которая по цели типа МиГ-35 достигала 125 км.

Но давайте оценивать ситуацию более трезво и не обольщаться умеренными технологическим возможностями AN/APG-70, ведь в настоящее время большая часть авиапарка F-15E «Strike Eagle» обновлена совершенно новыми бортовыми РЛС с активной фазированной антенной решёткой модификации AN/APG-82(V)1. Модернизация проводится в рамках программы RMP («Radar Modernization Program»), которая была инициирована Министерством обороны США ещё в 2008 году, в момент выделения компании «Boeing» ассигнований в 281 млн. долларов на проведение НИОКР по RMP.

Этот перспективный радар является гибридом бортовой радиолокационной станции с АФАР AN/APG-63(V)3 (адаптирована в соответствии с требованиями ВВС Саудовской Аравии для истребителей F-15SA) и ещё более продвинутой бортовой РЛС AN/APG-79, предназначенной для палубных многофункциональных истребителей F/A-18E/F. От первого было позаимствовано полотно АФАР, от суперхорнетовского «79-го» — перспективный высокопроизводительный процессор, предназначенный для эффективного управления новыми радиочастотными перестраиваемыми фильтрами (RFTF, — Radio Frequency Tunable Filters), за счёт которых отдельные группы приёмо-передающих модулей могут использоваться для постановки направленных помех в сторону радиотехнических средств противника. Более того, фильтры RFTF обуславливают аппаратную реализацию режима LPI («Low Probability of Intercept», — «Низкой вероятности перехвата»), которая заключается в излучении радаром широкополосных сложноструктурных и различающегося по амплитуде электромагнитных импульсов, уменьшающих вероятность обнаружения старыми средствами предупреждения об облучении типа СПО-15 «Берёза» до нуля (обнаружить подобный источник излучения могут лишь специализированные средства радиоэлектронной разведки, к примеру, новая СПО Л-150 «Пастель», самолёты ОРТР Ту-214Р и наземные станции РТР «Валерия»). О вышеуказанных качествах радара AN/APG-82(V)1 пилотам Су-34 остаётся только мечтать.

Для адаптации к новой РЛС APG-82 все F-15E получают новый многочастотный радиопрозрачный обтекатель, а также значительно улучшенную систему охлаждения антенной решётки и программно управляемых модулей с ВЧ-генераторами. Активная фазированная антенная решётка AN/APG-82(V)1 состоит из более чем 1500 приёмо-передающих модулей, которые в совокупности новой БЦВМ и высокочувствительными приёмниками позволяют сопровождать на проходе 20 воздушных целей и захватывать 6 для последующего пуска ракет дальнего воздушного боя семейства AMRAAM. Дальность обнаружения цели с ЭПР 1 кв. м составляет APG-82 порядка 145 км, что на 60% лучше, нежели у Ш-141 (Б004), установленного на Су-34!

Учитывая более высокое разрешение первого, возможный режим LPI, способность создания направленных помех, а также способность формирования «провалов» в диаграмме направленности на участке источника РЭП, суммарный потенциал F-15E в задачах завоевания воздушного превосходства н дальностях более 50 км многократно опережает способности Су-34, и это очень тревожный звоночек! Вот вам и последствия от пробуксовки АФАРизации устаревающих машин поколения «4+/++». И это мы ещё не рассматривали регулярно муссируемых недостатков в ДВБ, наблюдающихся в связи с отсутствием на вооружении нашей тактической авиации «прямоточных» ракет РВВ-АЕ-ПД («Изделие 180-ПД»), в то время как американская дальнобойная AIM-120D благополучно отправлена в крупносерийное производство. Отметим, что аналогичная ситуация наблюдается также в сравнительном обзоре Су-30СМ со «Страйк Иглом». Крайне важным моментом можно считать сохранившиеся качества перехватчика у «Страйк Игла» на уровне усовершенствованного F-15C, ведь максимальная скорость машины c учётом 4 AMRAAMов на подвеске держится на уровне 2,2М. АФАР-архитектура AN/APG-82(V)1 даёт F-15E значительные плюсы и выполнении операций «воздух-поверхность», включая противокорабельные удары. Количество режимов работы AN/APG-82 соответствует лучшим радарам для многоцелевых истребителей переходного и 5-го поколений (AN/APG-83 SABR и AN/APG-81).

Идентичность архитектуры процессоров управления бортовыми радиолокационными комплексами AN/APG-82(V)1 и AN/APG-79 определяет ещё одну положительную сторону — унификацию интерфейсов обновления ПО радаров и «пакетов» обновления, что позволит в несколько раз ускорить программную модернизацию F-15E и палубных F/A-18E/F/G в военное время, без необходимости создания отдельного «пакета» для каждого типа машины.

Что же касается применения Су-34 в операциях по перехвату, то в отличие от «Страйк Игла» максимальная скорость с подвеской в 1,7М не вполне соответствует данным задачам. Показатели живучести в ближнем воздушном бою целиком и полностью обусловлены такими критериями, как тяговооружённость машины и аэродинамические характеристики планера. По первому параметру американский «тактик» F-15E заметно опережает наш Су-34. Так, при нормальной взлётной массе в 20892 кг, тяговооружённость F-15E может достигать 1,25 кгс/кг, благодаря чему машина может реализовать отличное скоростное «энергетическое» маневрирование как на горизонталях, так и на вертикалях на протяжении всего периода работы форсажного режима. Достаточно высокую угловую скорость установившегося разворота F-15E «Strike Eagle» можно пронаблюдать в видеоматериале, подготовленном в ходе многочисленных авиакосмических салонов (включая МАКС 2000-х гг.). Разгонные качества американской машины хоть и незначительно, но превосходят показатели Су-34, что объясняется немного большим показателем форсажной тяги на мидель (2484 кгс/кв. м против 2380 кгс/кв. м соответственно).

Перейдём к маневренным качествам Су-34. Несмотря на «заточенность» этой машины к ударным операциям, маневренность остаётся на весьма достойном уровне. Достигается это благодаря использованию отлично зарекомендовавшей себя аэродинамической схемы «интегральный продольный триплан» с цельноповоротным горизонтальным оперением, что очень роднит его с такими машинами, как Су-33 и Су-30СМ. Тем не менее, аэродинамические качества планера, созданного по несущей схеме, могут быть реализованы лишь в краткий период времени, после набора «Сушкой» скорости в 750 — 850 км и быстрого торможения при выполнении манёвра. Дело в том, что машина имеет крайне тяжёлую носовую часть, представленную 17-миллиметровой бронекапсулой для защиты экипажа из двух лётчиков от зенитной артиллерии и других средств поражения во время преодоления ПВО противника в режиме следования рельефу местности.

«Красный» уровень угрозы для ВКС России: проясняются итоги негласной гонки «тактиков» Су-34 и F-15E

Многоцелевой истребитель-бомбардировщик Су-34 с подфюзеляжным контейнером РТР «Сыч»


Также Су-34 могут похвастаться усиленными элементами конструкции крыла, центроплана, хвостовой части, а также массивными спаренными шасси, что в итоге привело к увеличению массы пустого «Утёнка» до 22000 кг. Даже при 50%-м заполнении топливной системы (6050 кг) и размещении 4-х ракет воздушного боя РВВ-АЕ (700 кг) тяговооружённость находится на уровне 0,94 кгс/кг, чего не хватает для «энергетического» маневрирования; да и максимальная эксплуатационная перегрузка в 7 ед. накладывает серьёзные ограничения на «агрессивный пилотаж». Следовательно, в ближней схватке пилотам Су-34 необходимо полагаться на кратковременный быстрый доворот в сторону цели, а также на потенциал ракеты Р-73 РМД-2.

Бронирование кабины экипажа можно считать неоспоримым преимуществом «Тридцатьчетвёрки» перед «Страйк Иглом», ведь современный агрессивный театр военных действий, напичканный громадной номенклатурой средств ПВО средней и большой дальности, всё чаще заставляет тактическую авиацию «прижиматься» к земной поверхности, что часто приводит к горячей встрече с «Шилками» и ЗУ-шками противника: F-15E, в отличие от «Утёнка», вряд ли переживёт подобную встречу. В ту же очередь, необходимо помнить о том, что даже интеграция в БРЭО Су-34 радиолокационных, радиоэлектронных, а также оптико-электронных вариантов подвесных контейнеров тактической разведки «Сыч» (обеспечат преимущество «Утёнка» в разведывательных возможностях) не должна быть поводом для отказа от переоснащения новыми бортовыми РЛС на базе активных ФАР, ведь именно последние играют решающую роль в боевой обстановке, когда экипаж должен быть детально осведомлён о мельчайших тактических подробностях в передней полусфере и на удалении в две-три сотни километров.