Оружейная коллекция
Популярное
История оружия Второй мировой. Авиационные пулемётыПервое, с чего решили начать, – с авиационных пулеметов. Да, если говорить о самолете, то он – очень сложная штука и состоит из многих частей. В сфере нашего рассмотрения будут двигатели и вооружение.
Пистолет-пулемёт «Узи» в противостоянии «Маузера» и «Эрмы»Говорят, что идеи носятся в воздухе. А еще говорят, что информация — как вода: имеет обыкновение везде просачиваться. Да, собственно, ей особо и просачиваться-то не надо. Есть СМИ, есть «официальные заявления», есть военные атташе, есть шпионы. Словом, узнать о том, что есть у других и применить это у себя, легче легкого.
История первого российского самозарядного пистолетаУже в начале прошлого века ведущие армии мира начали получать на вооружение первые образцы самозарядных пистолетов. Однако в российской императорской армии дела обстояли не так хорошо, как хотелось бы многим.
MP9. Компактный суперскорострельный пистолет-пулемёт для спецназаКомпактное и скорострельное оружие востребовано сегодня во многих странах мира. Часто легкие и компактные пистолеты-пулеметы находятся на вооружении подразделений спецназа, а также широко применяются спецслужбами и компаниями, которые отвечают за сохранность первых лиц государства, высокопоставленных фигур или просто очень богатых людей. К удачным примерам современного оружия такого класса относят пистолет-пулемет MP9 производства швейцарской оружейной компании Brugger & Thomet.
Пистолет-пулемёт: эволюционный путь - вчера, сегодня, завтра. В тени известныхВ прошлом материале мы рассказали о наиболее известных пистолетах-пулеметах третьего, послевоенного поколения. Их разработка началась либо еще в годы войны, либо вскоре после ее окончания. Основными трендами работы конструкторов стали повышение надежности (и тут многого добились шведы), компактности и грязе-, пылеустойчивости (и тут на первое место выходит «Узи»), прочности (тут всех «побивает» французский железный МАС 49), а все прочие показатели зависели от патрона.
Оружие
Историческая СУ-57 (Т48). Самоходка из ленд-лизаУже в ноябре 1941 года Советский Союз присоединился к программе ленд-лиза, по которой США поставляли своим союзникам военную технику, боеприпасы, стратегические материалы для военной промышленности, медикаменты, продовольствие и другой перечень военных товаров.
Послевоенные зенитные установки на вооружении ЧехословакииПВО Чехословакии. В первые послевоенные годы в чехословацкой армии на вооружении стояла причудливая смесь зенитного вооружения чешского, немецкого и советского производства.
Миномётное разнообразие. Глаза разбегаються  что выбрать?Минометы становятся более продвинутыми, поскольку они становятся частью цифрового пространства. Улучшения в дальности, точности и поражающем воздействии повышают значение подобных систем как мощного огневого средства для небольших пехотных подразделений, а при установке на транспортные средства как составной части более широкой (уровня роты и выше) сети поддержки огнем непрямой наводкой.
Программа DARPA Assault Breaker II: как всегда идея старая, технологии новыеВ прошлом в США разрабатывался авиационный комплекс Assault Breaker, предназначенный для борьбы с наступающими «ордами советских танков». Позже от этого проекта отказались по целому ряду причин. Однако несколько лет назад началась проработка вопроса возобновления подобных работ. В рамках программы DARPA Assault Breaker II в обозримом будущем может быть создана новая система для борьбы с сухопутными войсками вероятного противника.
Как модернизировали колесный бронетранспортер БТР-80С середины восьмидесятых годов на вооружении советской и российской армии, а также некоторых силовых структур состоит колесный бронетранспортер БТР-80. За прошедшие десятилетия базовый БТР-80 прошел несколько модернизаций разного рода.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

KUS-FT поставляется в армию и морскую пехоту Южной Кореи в качестве тактического беспилотника


В рамках нескольких программ Южная Корея разрабатывает линейку беспилотных систем для удовлетворения своих потребностей и вывода их на зарубежные рынки.

Южная Корея является одной из немногих стран, которые имеют современную аэрокосмическую промышленность и реализуют программы разработки различных беспилотных авиационных комплексов (БАК).

Страна имеет серьезные проблемы с безопасностью и поэтому необходимы системы, которые могли бы работать в различных условиях и выполнять самые разные задачи: начиная с переносных разведывательных аппаратов ближнего действия тактического уровня для поддержки пехоты и кончая продвинутыми ударными платформами, которые могут летать в спорном воздушном пространстве. В настоящее время в стране реализуется несколько программ по разработке более продвинутых вариантов беспилотников (или их альтернатив), находящихся в настоящее время на вооружении, а также абсолютно новые системы следующего поколения.

На данный момент южнокорейские военные имеют в своем распоряжении смесь систем местной разработки - действующих на тактическом уровне и ниже - и платформы класса MALE (medium-altitude, long-endurance - средневысотный с большой продолжительностью полёта) от известных зарубежных производителей, например, Heron I компании Israel Aerospace Industries (IAI).

ВВС Южной Кореи реализуют крупную программу, направленную на удовлетворение своих срочных потребностей. Беспилотники RQ-4 Global Hawk компании Northrop Grumman позволят качественно улучшить возможности ВВС за счет установленных на них современных систем наблюдения, разведки и сбора информации. Два комплекса по графику будут поставлены в разведывательное подразделение в 2018 году, а еще два в 2019 году.

Усилия местных разработчиков по большей части сконцентрированы на двух платформах класса MALE, предназначенных для ВВС и армии страны, создании ударного беспилотника, а также платформах вертикального взлета и посадки и конвертопланах. Две компании являются головными подрядчиками в этих программах: Korea Aerospace Industries (KAI) и Korean Air Aerospace Division (KAL-ASD).

Хотя эти программы находятся на разных стадиях разработки - и имеется некоторая неопределенность касательно их будущего - разработчики добились определенных успехов со своими системами тактического уровня и ниже.

В конце 2016 года компания KAL-ASD начала поставки тактического БАК KUS-FT (также известного как RQ-102) в южнокорейские армию и Корпус морской пехоты. По программе должно быть поставлено 16 таких БАК, изготовление которых планируется завершить в 2020 году. В декабре 2015 года компания KAL-ASD получила от Управления оборонных закупок DAPA контракт на эту программу стоимостью более 30 миллионов долларов. Некоторые источники утверждают, что ограниченное количество беспилотников уже было поставлено армии и морской пехоте перед началом основной программы.

БЛА KUS-FT базируется на предыдущих работах по беспилотникам KUS-7 и KUS-9 и отличается плавным сопряжением крыла и фюзеляжа и балочным хвостовым оперением. Он оснащен роторно-поршневым двигателем UEL с электронным впрыском топлива мощностью 38 л.с. KUS-FT имеет длину 3,7 метра, высоту 0,9 метра и размах крыльев 4,5 метра.

Эти беспилотники предназначены для ведения разведки, обнаружения целей и целеуказания и оценки боевого ущерба, они будут оборудованы целевой оптико-электронной аппаратурой с лазерным дальномером от Hanwha Thales, устанавливаемой в нижней части фюзеляжа. Хотя понятно, что установка на эти БЛА другой аппаратуры не планируется в краткосрочной перспективе, имеется возможность интеграции дополнительных систем.

Беспилотник может запускаться либо автоматически с рельсовой направляющей, либо взлетать после разбега с взлетной полосы. Возвращение происходит за счет глубокого сваливания при выполнении посадки и сети на посадочной полосе. В компании KAL-ASD заявляют, что это позволяет остановить беспилотник всего в 30 метрах от точки касания земли.

По данным компании, в течение часа после прибытия на позицию можно развернуть весь комплекс и произвести запуск беспилотника. Весь БАК перевозится на пяти машинах: с аппаратурой планирования и анализа полетов; управления полетами (экипаж два человека - пилот и оператор целевой аппаратуры); с оборудованием связи и системой передачи данных; транспортер самих беспилотников (способен перевозить четыре аппарата и компоненты системы запуска/возвращения); и, наконец, машина с вспомогательным эксплуатационным оборудованием.

Дополнительные компоненты включают систему возвращения с запасным парашютом и автоматическую функцию возвращения на базу в случае потери связи. Это первый южнокорейский беспилотник, получивший сертификат летной годности.

Разработка новой платформы KUS-FT любопытна тем, что многочисленные зарубежные производители предлагают свои готовые БАК, эксплуатировавшиеся в реальных условиях, которые к тому же превосходят по характеристикам KUS-FT. Создание новой платформы с чистого листа может быть обусловлено желанием Управления DAPA и южнокорейских военных поддержать местную промышленность.

Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

БЛА Next Corps от KAI, который в перспективе поступит на вооружение армии Южной Кореи


Переносные системы

У Южной Кореи неплохо складываются дела с развертыванием переносных систем местной разработки. Армия и морская пехота имеют на вооружении соответственно комплексы Remo-Eye-002B и RemoEye-006А компании Uconsystem.

Беспилотник RemoEye-006А развертывался в Афганистане в команде Ashena; это южнокорейское подразделение среди прочих задач занималось обеспечением безопасности группы по восстановлению инфраструктуры.

По данным Uconsystem, этот беспилотник, развертываемый за 10 минут, запускается с помощью резинового шнура, а возвращается на парашюте и совершает посадку на фюзеляж.

RemoEye-006A длиной 1,72 метра оборудован установленной в носу оптико-электронной станцией, выполняющей панорамное сканирование. Аппарат имеет форму фюзеляжной гондолы с высокорасположенным крылом размахом 2,72 метра, за которым установлен двухлопастной толкающий винт. Электрический двигатель позволяет развивать максимальную скорость 75 км/ч, а аккумуляторная батарея обеспечивает продолжительность полета до 120 минут. Максимальная взлетная масса составляет 6,5 кг, а дальность управления до 15 км.

Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

Комплектная система состоит из четырех БЛА и наземной станции управления с антенной. По данным компании, беспилотник может управляться либо напрямую, либо лететь по промежуточным координатам; дополнительные элементы включают способность передавать данные с сенсоров и видео другим абонентам и функцию возвращения на базу при потере связи между беспилотником и станцией управления.

Комплекс RemoEye-006А в основном предназначен для ведения наблюдения и разведки, другие потенциальные задачи включают корректировку артиллерийского огня в реальном времени.

RemoEye-002B был выбран южнокорейской армией в конце 2013 года в качестве переносного разведывательного средства ближнего действия; тогда было заказано 120 комплексов по четыре беспилотника в каждом. Беспилотник имеет схожую конфигурацию с RemoEye-006А, но несколько меньше по размерам; общая длина составляет 1,44 метра, размах крыльев 1,8 метра, максимальная взлетная масса 3,4 кг.

Аппарат может быть подготовлен к запуску течение 5 минут, запускается с руки и возвращается за счет пневмоподушки, смонтированной под фюзеляжем. По данным компании Uconsystem, он имеет такой же набор задач как у RemoEye-006А, но управляется посредством ручной консоли. Оснащенный электродвигателем беспилотник развивает максимальную скорость 80 км/ч, имеет продолжительность полета 60 минут и дальность устойчивого контроля 10 км. В компании Uconsystem предполагают, что следующим заказчиком этого комплекса может стать морская пехота.

В сфере БАК класса MALE южнокорейские военные имеют недостаточные возможности, которые стремятся повысить за счет закупок двух разных БАК.

В настоящее время корейская армия эксплуатирует беспилотник Heron I израильской компании IAI, который был принят на вооружение в качестве замены комплекса Night Intruder 300 (также известен как RQ-101) разработки компании KAI.

Night Intruder, значительно уступающий по возможностям беспилотнику Heron, в южнокорейской армии работает в качестве платформы уровня корпуса. Он имеет характеристики, более свойственные характеристикам тактической платформы. Принятие на вооружение БЛА Heron позволило увеличить массу целевой нагрузки, продолжительность полета, дальность и максимальную высоту полета. Heron также позволяет принять больше типов целевой нагрузки в отличие от Night Intruder, который мог принять только оптико-электронные и инфракрасные сенсоры.

В то время как комплексы Heron значительно повысили возможности армии, их приобретение является промежуточным шагом до планируемой закупки разведывательного БЛА уровня корпуса, который разрабатывается компанией KAI и пока носит обозначение Next Corps UAV.

Эта система, предназначенная для разведки, наблюдения и сбора информации, будет того же класса, что и беспилотник MQ-1 Predator компании General Atomics Aeronautical Systems; на данный момент вооружать эту платформу не предполагается.

В свою очередь южнокорейские ВВС свои потребности в БАК класса MALE удовлетворят, по всей видимости, за счет принятия на вооружение средневысотного беспилотника разработки KAL-ASD, который будет иметь возможности и характеристики схожие с характеристиками БЛА MQ-9 Reaper от General Atomics и, как и Reaper, будет вооружен.

Хотя информации по характеристикам и реализации этих двух программ доступно совсем немного, средневысотный БЛА, получивший в компании обозначение KUS-FS, будет выполнять задачи ретранслятора связи, радиоэлектронной борьбы и радиоэлектронной разведки вдобавок к разведке, наблюдению и ударным задачам.

По данным компании KAL-ASD, этот БЛА будет управляться посредством радиоканала в прямой видимости или системы спутниковой связи, а стандартная полезная нагрузка будет включать оптико-электронную станцию видовой разведки и РЛС с синтезированием апертуры антенны. В состав комплекса войдут 3-5 летательных аппарата, наземная станция управления, способная контролировать несколько платформ, а также компоненты наземного обеспечения. Доступно несколько цифр по этому БЛА: длина 13 метров, размах крыльев 25 метров, высота 3 метра и неуточняемый разработчиком турбовинтовой двигатель мощностью 1200 л.с. Продолжительность полета составит не менее 30 часов.

Беспилотник KUS-FS впервые взлетел в 2012 году, а его разработка должна завершиться в 2018 году; компания KAL-ASD имеет планы по разработке на его базе перспективного БАК класса HALE (high-altitude, long-endurance - высотный с большой продолжительностью полета).

Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи


Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

Летные испытания конвертоплана TR-60 на борту корабля береговой охраны


Компания KAL-ASD также участвует в двух проектах по разработке беспилотников с поворотными (несуще-тянущими) винтами или конвертопланов, работая по платформе TR-60 с корейским научно-исследовательским аэрокосмическим институтом KARI (Korea Aerospace Research Institute) и над собственной системой KUS-TR, за основу которой взята опять же платформа TR-60.

За основу TR-60 в свою очередь были взяты работы института KARI по более крупному варианту TR-100. Программа по TR-100 началась в 2003 году как часть проекта по «умному» БЛА, в результате реализации которого был успешно разработан беспилотник с взлетной массой 995 кг, включая 90 кг целевой нагрузки. По данным KARI, конвертоплан длиной 5 метров и шириной 7 метров с двигателем серии PW206 от Pratt & Whitney Canada мощностью 550 л.с. развивает максимальную скорость 500 км/ч, имеет радиус действия 200 км, продолжительность полета 5 часов и типичную рабочую высоту почти 600 метров.

Готовый к производству конвертоплан TR-60 впервые был показан на выставке DX Korea 2016. Аппарат оснащен роторно-поршневым двигателем мощностью 55 л.с., который приводит во вращение два винта, установленные в гондолах. Модель размером примерно 60% от размера TR-100 изготовлена из композиционных материалов, имеет длину 3 метра, ширину 5 метров (между осями винтов) и максимальную взлетную массу 210 кг, включая 30 кг полезной нагрузки.

По данным KARI, TR-60 развивает максимальную скорость 250 км/ч, продолжительность полета составляет 5 часов, а практический потолок почти 4500 метров. На выставке аппарат был показан с установленной в носовой части станцией видовой разведки от FLIR Systems. Основными задачами этого конвертоплана станут разведка и наблюдение. В июле 2017 года были проведены летные испытания TR-60 с корабля береговой охраны, идущего на скорости 10 узлов.

Конвертоплан KUS-TR (фото внизу) предназначен для выполнения как военных, так и гражданских задач. Военное применение в основном будет заключаться в ведении разведки и поиске целей. По данным компании KAL-ASD, беспилотник будет способен выполнять самостоятельный взлет и посадку с борта корабля.

Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи


Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

Комплекс состоит из двух-четырех аппаратов, в качестве основной нагрузки несущих оптико-электронные станции видовой разведки, и наземной станции управления, которая способна контролировать несколько БЛА одновременно. По данным компании KAL-ASD, характеристики KUS-TR схожи с характеристиками модели TR-60 за исключением небольшого увеличения длины и ширины до 3,5 и 5 метров соответственно, уменьшения максимального взлетной массы до 200 кг (полезная грузоподъемность осталась прежней 30 кг) и увеличенной продолжительности полета 6 часов.

Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

RemoEye-002B выполняет в корейской армии задачи ближнего наблюдения и разведки


БАК вертолетного типа

Компания KAL-ASD выполняет программу KUS-VH по разработке БАК вертикального взлета и посадки на базе пилотируемых вертолетов, первым детищем которой стал беспилотный вертолет MD 500 Little Bird. Первые полеты Little Bird прошли в 2016 году и в этом же году компания подписала соглашение с Boeing по разработке системы. Ранее Boeing уже разработала БАК H-6U Unmanned Little Bird (ULB) на базе вертолета и продемонстрировала его корейской армии.

Программой KUS-VH предусматривается разработка полностью беспилотного аппарата, а не опционально пилотируемой платформы. Он будет вести разведку и наблюдение, выполнять удары по наземным объектам и задачи снабжения, а также будет способен работать вместе с пилотируемыми ударными вертолетами. По данным компании KAL-ASD, проект KUS-VH базируется на работах по конвертопланам и программе KUS-FT.

Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

В соответствии с проектом KUS-VH компания KAL-ASD разрабатывает беспилотник вертикального взлета и посадки


Беспилотник будет оборудован установленной в носовой части системой видовой разведки и сможет работать днем и ночью. Решение по исключению опциональной пилотируемой конфигурации было обусловлено намерением максимально увеличить полезную грузоподъемность и емкость топливного бака. На данный момент планируется, что один комплекс будет включать 2-4 аппарата, одну наземную станцию и систему наземного вспомогательного оборудования.

В Южной Корее также изучаются системы класса HALE с двигателем на солнечной энергии, дальше всех в этом направлении продвинулся беспилотник Electrical Air Vehicle (EAV) института KARI.

Разработка основных технологий для программы EAV началась в 2010 году, а первый полет аппарат EAV-1 совершил в октябре того же года. Первая модель работала не на солнечной энергии, а целиком полагалась на топливные элементы и аккумуляторы. Первый полет вариант EAV-2 совершил в декабре 2011 года и в конечном итоге достиг продолжительности полета 22 часа.

Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

Беспилотник серии EAV разработки института KARI может летать на большой высоте довольно продолжительное время


Беспилотники EAV-1 и EAV-2 отличаются довольно значительно. Первая модель имеет размах крыльев 2,4 метра и взлетную массу 7 кг. К фюзеляжу сверху прикреплены крылья с толкающими винтами и «стержневая» хвостовая балка с Т-образным хвостом. Модель EAV-2 имеет размах крыльев 7 метров и весит 18 кг. Аппарат имеет фюзеляжный модуль аэродинамической формы (вмещает двигатель, блок аккумуляторов, топливный элемент и антенную решетку), к которому прикреплены высокорасположенные крылья и «стержневая» хвостовая балка с Т-образным хвостовым оперением. Крылья с положительным углом поперечного «V» на внешних плоскостях несут трехрядный массив монокристаллических кремниевых солнечных элементов. Установленный впереди двигатель вращает тянущий воздушный винт, а в качестве источника энергии используются фотогальванические элементы, топливные элементы и литий-полимерные аккумуляторы.

В моделях EAV-2H и EAV-3 отказались от топливных элементов и увеличили размах крыльев до 11 метров и 20 метров и массу до 20 и 53 кг соответственно. EAV-2H имеет схожую конфигурацию с вариантом EAV-2, исключая отсутствие топливных элементов. В модели EAV-3 был реализован ряд конструктивных изменений, включая крылья с солнечными панелями на верхних поверхностях их центральных секций и тянущие винты, установленные на передних кромках их корневых частей.

После всех экспериментов беспилотники серии EAV достигли в 2012 году продолжительности полета 22 часа, а в 2013 году высоты 5000 метров. Все беспилотники EAV-2H в 2013 году достигли продолжительности полета более 25 часов. В 2015 году вариант EAV-3 достиг максимальной высоты 14000 метров.

Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

Беспилотник EAV-2


Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи


Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

Беспилотник EAV-3


В институте KARI заявили, что постоянно работают над совершенствованием технологии EAV с тем, чтобы летательный аппарат был способен работать в стратосфере продолжительные периоды времени (в конечном счете месяцы), ведя наблюдение и разведку и служа ретранслятором связи.

В долгосрочной перспективе Южная Корея надеется принять на вооружение ударные БЛА, над которыми компании KAI и KAL-ASD активно работают.

Компания KAL-ASD реализует проект KUS-FC, а компания KAI свой проект K-UCAV наряду с проектом под названием «Stealth» UCAV (малозаметный ударный БЛА). Информация по этим беспилотникам довольно скудна, но предполагается, что все эти малозаметные беспилотники будут вести разведку и наблюдение и наносить удары как по воздушным, так и по наземным угрозам.

На данный момент эти летательные аппараты проектируются с турбореактивными двигателями, которые позволят развивать большие дозвуковые скорости. Вооружение будет размещаться во внутреннем отсеке.

Доступная информация указывает на то, что KUS-FC (фото внизу) будет иметь продолжительность полета 6 часов, длину 10 метров, высоту 3 метра и размах крыльев 16 метров. Не ясно, заменит ли «Stealth» UCAV предыдущий проект K-UCAV в планах компании KAI, однако, в технических требованиях к K-UCAV говорится о длине 8,4 метра, размахе крыльев 9,1 метра, высоте 2,5 метра с убранным шасси и максимальной взлетной массе порядка 4000 кг. Планируемый потолок составит более 12000 метров, продолжительность полета 5 часов, максимальная скорость свыше 1000 км/ч, радиус действия 280 км.

Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

Платформы KUS-FC и «Stealth» UCAV без хвостового оперения имеют треугольную в плане форму, при этом платформа K-UCAV отличается стреловидными крыльями и V-образным хвостовым оперением.

Помимо проектов и программ закупки для военных, финансируемых государством, реализуется ряд частных инициатив, которые в основном сосредоточены на разработке малоразмерных и тактических БАК, в том числе и для гражданского сектора.

Стоит отметить сотрудничество компаний IAI и Hankuk Carbon по созданию варианта беспилотника IAI Panther с передним расположением двигателя. Созданное этими компаниями новое совместное предприятие Korea Aviation Technologies на основе технологии платформы Panther разрабатывает систему вертикального взлета и посадки нового поколения. В свою очередь компания Uconsystem разработала привязные квадрокоптеры, которые предназначены для ведения постоянного наблюдения, в том числе и за транспортными колоннами. Кроме того, компания разработала беспилотник Drone Killer, предназначенный для уничтожения других беспилотных аппаратов.

Высокий полёт мысли над суетой амбиций. Беспилотники Южной Кореи

Беспилотник Drone Killer - детище совместного предприятия Korea Aviation Technologies


Планы Южной Кореи по разработке обширной линейки продвинутых БАК определенно амбициозны, поскольку страна имеет относительно небольшой опыт в этой сфере. Но ее промышленность на счастье имеет поддержку правительства и военных и может использовать свой опыт», полученный в аэрокосмической области.

Сложно судить, насколько продвинуты различные программы, что обусловлено непрозрачностью большинства работ, но если разрабатываемые платформы должны заявить о себе на мировой арене, тогда они должны быть готовы как можно скорее, поскольку ряд других стран ускоренно развивает свою промышленность беспилотников, стремясь стать общепризнанными игроками в этой сфере.

Представитель института KARI заявил, что промышленность Южной Кореи имеет целью войти в пятерку крупнейших в мире производителей БАК к 2023 году и в тройку к 2027 году. Но чтобы это произошло, стране необходимо приложить титанические усилия в этой сфере.