Оружейная коллекция
Популярное
Швейцарский вариант немецкой конструкции Людвига Форгримлера (часть 3)Во второй части материала про чешский автомат vz.58 речь шла о том, что с 1946 по 1949 год немецкий конструктор Людвиг Форгримлер и его коллега Теодор Лёффлер сумели создать сразу три варианта автомата под разные патроны и работали на Францию и Испанию, куда Форгримлер перебрался в 1950 году.
Поэма о железном Максиме.Ретроспектива. Часть 8. Пулемёты Норденфельда и ГарднераИнерционность сознания – страшная вещь, но она же еще и оберегает человечество от лишних расходов. Да, новое всегда интересно, но старое привычнее. На его освоение уже ушла нервная энергия, а значит были потрачены силы и еда. Тут бы как раз и ...
АК 308 – на выходе конверсия наоборотВ нашей стране привыкли к тому, что значительная часть арсенала наших охотников – бывшее армейское оружие, или созданное на его базе. Все началось еще с легендарных «фроловок» - охотничьих ружей, переделанных из винтовок Бердана.
Партизанский пистолет-пулемёт разработанный В.Н. ДолгановымВ годы Великой Отечественной войны советским партизанам не приходилось рассчитывать на своевременное и полномасштабное снабжение, и потому они были вынуждены обходиться только своими силами. Среди прочего, в партизанских отрядах организовывались собственные мастерские для ремонта имеющегося оружия и даже производства новых образцов. Одна из таких мастерских наладила сборку оригинальных пистолетов-пулеметов, разработанных конструктором-партизаном В.Н. Долгановым.
Чешское: оригинальное и прошедшее свой длинный исторический путь. Часть 1Вы, верно, думаете, что речь пойдет о пиве, потому что пиво в прошлом было не только напитком солдат многих европейских стран, но в какой-то степени служило им пищей – не только утоляло жажду, но и давало сытость, ведь варили-то его на злаках: солоде, хмеле… а это всегда энергия, плюс некоторая толика еще и «горючего» – спирта… Но нет – на самом деле речь пойдет об автомате чехословацкой, а затем и уже, собственно, чешской армии vz.58, ставшем дальнейшим развитием «пухлой» винтовки vz.52.
Оружие
Перспективный танк на двоих Kampfpanzer Versuchsträger 2000 (VT-2000)В конце 1980-х годов немецкие заводы занимались тем, что достраивали заказанные Бундесвером основные боевые танки Leopard 2 А4, но практичные немцы уже думали над дальнейшим путем развития танковой техники, потребности в танках в будущем и их предполагаемом облике.
Как создавался последний в СССР танк «Боксёр» / «Молот» (объект 477) Часть 3 Сетецентричный танкТанк Боксер отличался еще одним необычным элементом – принципиально новым подходом в создании комплекса управления танком не как отдельной единицы, а части боевых средств на поле боя, связанных между собой в единое целое. В этом танке впервые закладывались идеи, реализующие то, что сейчас называется сетецентричным танком.
Проект «Меркава-4 Барак». Представлена новая электроника в старом корпусеВ настоящее время израильская армия эксплуатирует основные танки нескольких типов, самым новым из которых является «Меркава-4». Бронемашины этого типа соответствуют актуальным требованиям, но военные желают повысить основные характеристики техники и улучшить ее боевые возможности.
Как создавался последний в СССР танк «Боксёр» / «Молот» (объект 477) Часть 2 Вооружение, подвижность, защитаИзготовленные в 1987 году опытные образцы танка «Боксер» по сравнению с Т-64 выглядели более внушительно. Танк был примерно на 0,3 м выше, мощная пушка над башней и высокий корпус с комбинированным бронированием внушали какое-то уважение к нему. По внешнему виду он был более грозный в сравнении с танками предыдущего поколения.
Как создавался последний в СССР танк «Боксёр» / «Молот» (объект 477) Часть 1. Этапы создания и компоновкаРазработка последнего советского перспективного танка «Боксер» всегда многих интересовала, поскольку в советские времена эта работа была серьезно засекречена. О ней мало что известно. После развала Союза все осталось в Украине.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Еще в годы Второй мировой войны пилоты штурмовиков столкнулись с тем, что добиться попаданий из пушек в одиночный танк было очень непросто. А ведь при этом скорость Ил-2 была примерно в два раза меньше, чем у Су-25, который считается не слишком быстрым самолётом с хорошими условиями для атаки точечных наземных целей. Штурмовику, а тем более сверхзвуковому истребителю-бомбардировщику весьма трудно попасть неуправляемыми средствами поражения в бронетехнику, передвигающуюся на поле боя со скоростью 10-20 км/ч. При этом сам боевой самолёт подвергается серьёзной угрозе со стороны ЗСУ, мобильных ЗРК малой дальности и ПЗРК. Идеальным вариантом был бы вариант бронированного малоскоростного штурмовика, способного наносить точечные удары управляемым оружием, но это так и не было реализовано.

В 60-е годы в разных странах, в том числе и в СССР велась разработка управляемых противотанковых ракет. На первых порах весьма несовершенные ПТУР наводились в ручном режиме по проводу или по радиоканалу. Задачей оператора было совместить трассер ракеты с движущейся целью, что представлялось непростой задачей, требовало немалой натренированности, и процент промахов при этом был весьма велик. Тем не менее, даже в этом случае вероятность поражения цели была существенно выше, чем при использовании неуправляемого авиационного вооружения – пушек, НАР и свободнопадающих бомб.

В конце 50-х в СССР начали экспериментировать с установкой вооружения на вертолёт Ми-1. Первоначально это были НАР ТРС-132. Побортно монтировались шесть трубчатых направляющих для ракет ОРО-132. Затем появились варианты, вооруженные пулемётами винтовочного калибра и держателями для бомб массой до 100 кг.

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Ми-1МУ с НАР ТРС-132


Понятно, что вертолёт с таким вооружением не мог представлять серьёзной угрозы вражеской бронетехнике, да и сам он при максимальной скорости полёта 160 км/ч и отсутствии бронирования был очень лёгкой целью. В связи с этим конструкторы решили оснастить вертолёт противотанковым ракетным комплексом. В тот момент наиболее перспективными образцами считались ПТРК 2К8 «Фаланга» и 9К11 «Малютка».

Противотанковый комплекс «Фаланга» обеспечивал поражение целей на расстоянии до 2,5 км, при минимальной дальности стрельбы 500 метров. Скорость полёта ракеты со стартовой массой около 28 кг составляла 150 м/с. Наведение ракеты осуществлялось по радиоканалу. В хвостовой части ракеты монтировались два трассера. При встрече под углом 90° семикилограммовая кумулятивная боевая часть пробивала 500 мм гомогенную броню.

ПТРК 9K11 «Малютка» имел более лёгкие ракеты массой 10,9 кг с дальностью пуска до 3000 м. Боевая часть ПТУР массой 2,6 кг пробивала по нормали 400 мм броню. Наведение «Малютки» осуществлялось по проводам. Скорость ракеты – 120 м/с. В целом по сравнению с «Фалангой» это был гораздо более простой и дешевый комплекс, но для использования с вертолёта его данные были слишком низкими. Тем не менее, на испытания был представлен Ми-1, оснащенный шестью ПТУР «Малютка».

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Ми-1МУ с ПТУР «Фаланга»


Вскоре после принятия «Фаланги» на вооружение появился модернизированный ПТРК «Фаланга-М» с полуавтоматическим наведением на цель. После пуска оператору было достаточно удерживать мишень в перекрестье визира, и команды наведения автоматически вырабатывались и выдавались аппаратурой управления. В модернизированном комплексе сократилось время подготовки к пуску, благодаря использованию в ПТУР более мощных двигателей дальность пуска возросла до 4000 м, а скорость ракеты до 230 м/с. При этом вероятность поражения в условиях хорошей видимости составляла 0,7-0,8.

В 1962 году Ми-1МУ в целом успешно прошел испытания, но к моменту их завершения серийное производство вертолёта уже свернули. К тому же генералы, не понимавшие преимуществ вертолета с управляемыми противотанковыми ракетами, скептически относились к боевым возможностям легких стрекозоподобных машин. В связи с этим Ми-1МУ остался опытным.

Практически одновременно с работами по вооружению Ми-1 началась разработка боевого варианта вертолёта Ми-4. Первоначально вооружение Ми-4АВ состояло из держателей для блоков НАР УБ-16 или бомб. Позже на «четвёрке» испытали ПТРК «Фаланга».

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Ми-4 с блоками НАР


Однако, как и в случае с Ми-1МУ, военные не спешили принимать на вооружение ударные вертолёты. Лишь в 1966 году после принятия решения о разработке транспортно-ударного Ми-24А был оформлен заказ на вертолёты огневой поддержки Ми-4АВ.

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

ПТУР 9М17М «Фаланга-М»


В состав вооружения вертолёта вошли четыре ПТУР 9М17М «Фаланга-М» и три балочных держателя для шести блоков УБ-16 с шестнадцатью НАР С-5 в каждом или шести 100 кг бомб. Также могли подвешиваться четыре 250 кг бомбы или два зажигательных бака ЗБ-500. В подфюзеляжной гондоле был смонтирован крупнокалиберный 12,7–мм пулемет А-12,7.

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Ми-4АВ


ПТРК находился в распоряжении штурмана, который осуществлял пуск и наведение управляемых противотанковых ракет. Сброс бомб и применение НАР производил командир экипажа, управлявший вертолётом, а огонь из пулемёта вёл борттехник.
Хотя Ми-4АВ с поршневым двигателем АШ-82В мощностью 1250 л.с. не имел бронезащиты и мог развивать всего 170 км/ч, это была вполне боеспособная машина. Помимо вооружения вертолёт мог взять на борт 8 десантников с личным оружием. Всего в вариант Ми-4АВ было переоборудовано около двухсот "четверок".

Впервые противотанковые Ми-4АВ были применены в бою в Войне судного дня. Несмотря на скромные летно-технические характеристики и высокую уязвимость «четвёрки», вооруженные ПТУР в ходе боев на Синайском полуострове 8 и 9 октября 1973 года совершили более 30 боевых вылетов. Считается, что на их счету имеются уничтоженные танки из состава израильской 162-й бронетанковой дивизии.

В целом первый опыт оснащения вертолётов Ми-4 противотанковым оружием был положительным. В то же время стало совершенно понятно, что для повышения боевой эффективности в современных условиях требуется машина специальной разработки, имеющая бронирование кабины и наиболее уязвимых узлов и агрегатов, а также специальное прицельно-навигационное оборудование, сопряженное с системой вооружения.

В конце 50-х стало ясно, что вертолёт Ми-1 стремительно устаревает и ему требуется замена. Главной проблемой, возникшей при создании нового вертолёта, было отсутствие в СССР относительно лёгкого и экономичного газотурбинного двигателя. Специально для вертолёта Ми-2 в ОКБ-117 под руководством С.П. Изотова был создан двигатель ГТД-350 мощностью 400 л.с. При проектировании Ми-2 использовался ряд узлов поршневого Ми-1. Такой подход позволял значительно ускорить внедрение в серийное производство нового лёгкого вертолёта. Первый полёт прототипа состоялся в сентябре 1961 года. Но доводка и испытания вертолёта с ещё сырыми двигателями затянулась до 1967 года.

Вертолёт, оснащенный парой двигателей ГТД-350, имел максимальную взлётную массу 3660 кг и пассажировместимость 10 человек. Максимальная скорость 210 км/ч. Практическая дальность полёта без дополнительных топливных баков 580 км. В целом машина по своим характеристикам соответствовала зарубежным одноклассникам. Нарекания лишь вызывал относительно высокий расход топлива двигателей ГТД-350.

С самого начала военные проявили большой интерес к Ми-2. В перспективе кроме разведывательного, связного и санитарного вариантов, планировалось создать лёгкий противотанковый вертолёт. Но к моменту готовности вертолёта к серийному производству выяснилось, что его концепция не в полной мере удовлетворяет современным требованиям. Представления о роли и месте легкого вертолета, сформулированные 50-е годы и оформленные в виде техзадания, к моменту появления Ми-2 устарели. Желание сохранить габариты поршневого Ми-1 наложило серьёзные ограничения ещё на стадии проектирования. Из Ми-2 не удалось создать советский «Ирокез» – он был не способен взять на борт отделение солдат или соответствующий груз. Экономичность, грузоподъёмность и манёвренность Ми-2 для вертолёта такого класса оставляли желать лучшего. Специалисты ещё в конце 60-х говорили о том, что необходимы разные легкие вертолеты нового поколения – один должен быть класса Ми-4, второй виделся совсем небольшим, вместимостью 2-3 пассажира. Впрочем, недостатки Ми-2 это не столько вина конструкторов, которые сделали всё, чтобы улучшить машину, сколько ошибки на уровне формулирования самой концепции вертолета и отсутствие в СССР легкого газотурбинного двигателя с высокими техническими характеристиками.

В 1966 году был разработан боевой Ми-2В с 4 блоками УБ-16 или с таким же количеством ПТУР «Фаланга-М». Однако затягивание испытаний базового вертолёта привело к тому, что ударный вариант удалось довести до приемлемого уровня только в начале 70-х. К тому моменту велось серийное строительство транспортно-боевого Ми-8ТВ и на подходе был Ми-24А.

Утрата интереса военных была связана ещё и с тем, что строительство Ми-2 передали в Польшу. Его производство наладили на вертолётном заводе в городе Свидник. Производство двигателей ГТД-350 поручили предприятию в городе Жешув. Поляки получили право через 10 лет после начала серийного строительства Ми-2 вносить самостоятельные изменения в базовую конструкцию и создавать собственные варианты вертолёта.

Война во Вьетнаме подогрела интерес к лёгким вертолетам, оснащённым стрелково-пушечным и ракетным вооружением. В июне 1970 года в Польше начались испытания Ми-2 с 23-мм пушкой НС-23, установленной по левому борту и двумя 7,62-мм пулемётами ПКТ по правому борту. Кроме того, на шкворневых установках в окнах грузовой кабины крепились ручные пулеметы РПК, огонь из которых вёл борттехник. Этот вариант, получивший обозначение Ми-2УС, строился малой серией. Вслед за Ми-2УС появился Ми-2УРН. Вооружение вертолёта было усилено блоками 57-мм НАР.

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Ми-2УРН


В 1972 году на испытания передали Ми-2УРП с узлами крепления для четырёх ПТУР «Малютка». Рабочее место оператора с оптическим прицелом и пультом наведения находилось рядом с пилотом. Хотя заявленная дальность пуска ПТУР «Малютка» составляла 3000 м, при пусках на дальность 2000 м удалось добиться попаданий в щитовую мишень, имитирующую танк, чуть более чем в половине случаев. Причиной низкой точности стрельбы управляемых по проводам ракет была вибрация вертолёта, а также несовершенство системы наведения, рассчитанной на пуск ракет с неподвижной платформы. Тем не менее вертолёт приняли на вооружение, и он строился серийно.

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Ми-2УРП


Ввиду невысоких боевых характеристик и низкой защищённости вооруженные варианты Ми-2 не заинтересовали советских военачальников. Но это не помешало поставкам в другие страны Варшавского договора. Таким образом польские специалисты сумели реализовать то, от чего отказались в СССР. ОКБ Миля в начале 70-х было перегружено заказами, а военным лёгкий противотанковый вертолёт оказался не интересен. Ми-2, будь он оснащён более мощными двигателями и дальнобойными ПТУР с полуавтоматической системой наведения, мог бы быть неплох в роли лёгкого недорогого боевого вертолёта.

В 1960 году началась разработка среднего транспортно-десантного вертолета с газотурбинными двигателями, в перспективе эта машина должна была заменить поршневой Ми-4. Серийное строительство вертолёта, получившего обозначение Ми-8, началось в первой половине 1965 года на авиазаводе в Казани. В 1969 году Ми-8 полностью заменил в производстве Ми-4. Для своего времени Ми-8 был выдающейся машиной, с очень хорошими лётно-техническими характеристиками, передовым оборудованием и высоким модернизационным потенциалом. Это предопределило долгую жизнь вертолёта, строившегося большими сериями и создание многочисленных модификаций.

Вертолёт Ми-8Т, оснащённый двумя двигателями ТВ2-117, мощность 1500 л.с. каждый, развивал максимальную скорость 250 км/ч. При максимальной взлётной массе 12 000 кг вертолёт мог транспортировать груз весом 4000 кг и имел практическую дальность полёта 450 км.

На базе транспортно-десантного Ми-8Т в 1968 году создана вооруженная модификация Ми-8ТВ. Набор вооружения «восьмерки» до этого был отработан на Ми-4АВ. Транспортно-боевой Ми-8ТВ, предъявленный на испытания, получил более лёгкие и дешевые ПТУР «Малютка» с меньшей дальностью пуска. Также предусматривалась подвеска блоков НАР и бомб общим весом до 1500 кг.

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Ми-8ТВ


По сравнению с Ми-4АВ существенно возрос калибр используемых авиабомб. Это могли быть бомбы массой 100, 250 и 500 кг, в том числе и разовые бомбовые кассеты, снаряженные ПТАБ. Таким образом, по ударному потенциалу вертолёт не уступал истребителю
МиГ-21 и против танков, помимо ПТУР, могли применяться НАР С-5К/КО с кумулятивной боевой частью и ПТАБ в РБК-250 и РБК-500.
Условия поиска целей и наведения вооружения на вертолёте в целом были лучше, чем на истребителе-бомбардировщике. Но в то же время, пилоту, производящему пуск НАР, и штурману, наводившему противотанковые управляемые ракеты, при поиске целей приходилось полагаться только на собственное зрение. Боевая ценность достаточно крупного вертолёта снижалась тем, что «восьмёрка» с ПТУР была весьма уязвима для противовоздушных систем и истребителей. Из-за значительного веса такой приём применения ПТУР, как зависание вертолёта и стрельба с использованием складок местности, оказывался труднореализуемым.

На первой противотанковой модификации «восьмерки» имелась солидная бронезащита. Кабину экипажа от пуль и осколков прикрывали съёмные бронеплиты толщиной 8 мм. Броня также монтировалась в переборке со стороны грузового отсека. Сиденья пилота и штурмана имели бронечашки и бронеспинки. Часть остекления кабины выполнялась из прозрачной брони толщиной 50 мм. Частично бронированию подвергались топливные насосы и гидравлические агрегаты системы управления. Топливные баки имели протектирование.

Первоначально в состав вооружения Ми-8ТВ ввели пулемёт А-12,7 с боекомплектом 700 патронов. Установка крупнокалиберного пулемёта сильно загромождало кабину пилотов. Ввиду нехватки места боекомплект пришлось размещать в патронном ящике на передней стенке грузового отсека, а ленту тянуть по наружному рукаву. Однако от этого в последствии отказались, заменив А-12,7 пулемётом ПК винтовочного калибра. Для стрельбы по бронетехнике 12,7-мм пулемёт был слаб, а при применении по живой силе не имел преимуществ перед 7,62-мм пулемётом. Кроме того, использование пулемётного вооружения в боевых действиях носило эпизодический характер, и возить мёртвый груз в виде пулеметной установки с боекомплектом массой около 130 кг посчитали не рациональным. При стрельбе из А-12,7, примерно после 100 выстрелов, из-за высокой загазованности в кабине становилось нечем дышать. В общем, крупнокалиберный пулемёт у вертолётных экипажей популярностью не пользовался, и летали, как правило, без него.

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Ми-8ТВ с ПТУР «Фаланга» и блоками НАР УБ-32


В 1974 году Ми-8ТВ оснастили ПТУР «Фаланга-М» с системой наведения «Радуга-Ф», которые больше подходили для использования с боевого вертолёта. В итоге транспортно-ударный Ми-8ТВ, предназначавшийся для собственной армейской авиации, союзникам поставлялся Ми-8ТБ с ПТУР «Малютка».

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Установка ПТУР «Малютка» на Ми-8ТБ армии ГДР


Вертолётов Ми-8ТВ построили относительно немного, ввиду сходного вооружения они, чаще всего, использовались в полках, где имелись Ми-24. Причиной ограниченной серии Ми-8ТВ стало то, что на данной модификации ввиду большой массы вооружения и брони существенно ухудшились лётные данные, уменьшились грузоподъёмность и дальность полёта. Кабина лётчиков была чрезмерно загромождена вооружением, системой наведения ПТУР и другим прицельным оборудованием. Так, для использования различного вооружения в кабине имелось четыре прицела. В результате в строевых полках начиная с конца 70-х постепенно демонтировали установки с крупнокалиберными пулемётами и громоздкую аппаратуру наведения ПТУР. Это позволило снизить полётный вес вертолётов, что положительно сказалось на летных данных, улучшить условия работы экипажа и сконцентрироваться на прямых функциях по доставке грузов и десантников, и при необходимости оказывать огневую поддержку сухопутным подразделениям.

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Подготовка к вылету Ми-8ТВ


В дальнейшем от использования управляемого вооружения на вариантах Ми-8МТ/МТВ с более мощными двигателями ТВ3-117МТ и ТВ3-117ВМ на некоторое время отказались, сконцентрировавшись на повышении грузоподъёмности, надежности, дальности и динамического потолка. Впрочем, стрелковое вооружение, внешние узлы подвески НАР и бомб на «восьмёрках» сохранились.

В 2009 году в России на вооружение приняли транспортно-ударный Ми-8АМТШ (экспортное обозначение Ми-171Ш). На вертолёте используются два турбовальных двигателя ТВ3-117ВМ с взлетной мощностью 2100 л.с., на модернизированных Ми-8АМТШ-В, пошедших в войска с лета 2014 года, — два ВК-2500-03 с улучшенной трансмиссией.

Бронезащита вертолёта усилена облегченной металлокерамической бронёй. Вертолёт получил новый комплекс авионики, куда помимо прочего входит метеорадар, очки ночного видения пилота, тепловизор и аппаратура спутниковой навигации. Благодаря этому Ми-8АМТШ имеет возможность действовать в ночное время.

Авиация в противостоянии с танками (часть 5)

Ми-8АМТШ


Базовый вариант вооружения Ми-8АМТШ включает в себя 20-ти зарядные блоки 80-мм НАР С-8 и подвесные контейнеры с 23-мм пушками ГШ-23Л на 4-6 балочных держателях и два 7,62-мм пулемёта ПКТ в носовой и кормовой установках. При необходимости вертолёт может вооружаться комплексом «Штурм-В» с управляемыми ракетами 9М114 или 9М120. Это позволяет относительно недорого превратить транспортно-боевой вертолёт в противотанковый. Что может быть интересно странам, где имеются Ми-8/17, но нет специализированных боевых вертолётов.

Продолжение следует…