Оружейная коллекция
Популярное
Складные пистолетные приклады разработки Бенке — Тимана (Венгрия, Германия)Некоторые модификации самозарядных пистолетов прошлого комплектовались деревянной кобурой-прикладом и имели направляющие для ее установки. Такой приклад улучшал показатели точности и кучности, но все же не отличался особым удобством использования. Деревянное устройство имело большие габариты и немалый вес, что могло мешать стрелкам.
Винтовки по всем странам и континентам.Часть 16. «И дальше задвинуть патрон пальцем…»А было так, что после появления винтовки Пибоди, как это всегда и бывает, появилось множество ей подражаний. Это и винтовка Робертса, и Вестелей Ричардса, и Суинберна, и Кокрена, да все их просто не перечислишь. Но тут же последовали усовершенствования иного рода, например, попытки объединить затвор Пибоди и подствольный магазин.
Поэма о железном Максиме (часть 4)Уже первые случаи применения пулеметов в Африке показали, какое это могущественное боевое средство. Естественно, что уже тогда, а именно в конце XIX — начале XX века европейские пацифисты начали выступать с требованиями наложить запрет на использование пулеметов, как откровенно негуманное оружия.
Поэма о железном Максиме (часть 5)А сейчас есть смысл немного прервать наше повествование о Х.Максиме и его пулемете и немного «забрести в ту степь». То есть посмотреть, а что в это же самое время делали другие изобретатели. Ведь не один же Максим был умным и образованным инженером. Были люди и образованнее, чем он, закончившие университеты, строившие мосты и паровозы, разрабатывавшие сложные станки и оборудование для тех же оружейных заводов, словом – люди, по крайней мере, ему не уступавшие в интеллекте, знаниях и опыте. Были такие?
Пистолет-пулемёт Halcón M/943 родом из АргентиныВ тридцатых годах аргентинские оружейники из нескольких организаций предложили ряд новых проектов пистолетов-пулеметов, пригодных для использования в армии, полиции и других силовых структурах. Часть этих изделий не получила рекомендации к принятию на вооружение, тогда как другие имели ограниченный успех и производились сравнительно небольшими сериями.
Оружие
Пятерка малоизвестных танков времен Второй мировой войны. Часть 3 Somua S35К не самым известным танкам периода Второй мировой войны можно отнести французский «кавалерийский» танк Somua S35. Хотя он был выпущен достаточно крупной серией (427 танков), его активное использование в боевых действиях по естественным причинам было крайне ограниченным. Считавшийся наиболее совершенным танком Третьей республики, он не спас Францию от поражения в войне.
Проект многоцелевой артиллерийской установки «САМУМ»Трудно представить современный вооруженный конфликт, в котором не используется импровизированная военная техника кустарного изготовления. Различные вооруженные формирования готовясь к боям, устанавливают на доступные гражданские автомобили имеющееся оружие того или иного рода.
Артиллерия. Крупный калибр. Тяжелая 152-мм пушка Бр-2Мы довольно много внимания уделяли образцам иностранного вооружения, особенно артиллерийского, которое досталось РККА от царской России. И вот наконец пришло время поговорить о действительно советском орудии предвоенной эпохи. Орудии, которое даже сегодня вызывает уважение габаритами и мощью.
Вывод почему и как появились танки Т-64, Т-72, Т-80. Часть 3На этапе становления танка Т-64 по причине сложностей при его доводке началось как техническое, так и организационное противостояние. Сторонников становилось меньше, начала зреть серьезная оппозиция. Несмотря на принятие постановления о производстве Т-64 на всех заводах, на УВЗ под видом мобилизационного танка пытались создать свой вариант в противовес Т-64.
Исторические рассказы об оружии. Танк Т-34-85 снаружи и внутриДа, хронологию пришлось несколько нарушить в показах боевой техники, и после Т-60 должен был стоять Т-34-76, но увы, танк готовили к праздничному мероприятию 9 Мая, потому не получилось пообщаться с ним. Просто заглянули, чтобы сравнить с 85-м, в котором дали возможность поснимать.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Американские броненосцы предназначенные для Польши

Как известно, 6 февраля 1922 г. в столице США завершилась международная конференция по ограничению морских вооружений, по итогам которой было заключено «Вашингтонское морское соглашение 1922 года». Согласно одного из положений документа, из состава пяти флотов, включая американский, предполагалось исключение ряда линейных кораблей с тем, чтобы общий тоннаж кораблей этого класса оказался в пределах оговоренных соглашением лимитов. В частности, американцы должны были немедленно вывести из строя и отправить на слом 13 броненосцев: шесть типа «Connecticut»,

Американские броненосцы предназначенные для Польши
пять типа «Virginia»

Американские броненосцы предназначенные для Польши
и два типа «Maine»

Американские броненосцы предназначенные для Польши


В связи с этим сенатор-республиканец от штата Мэриленд Д. Франс (Joseph Irwin France) 5 июля того же года представил в конгресс США законопроект, согласно которому президент страны получал право на передачу Речи Посполитой II кораблей, предназначенных, в соответствии с Вашингтонским соглашением, к списанию.

В Польше об инициативе американского сенатора стало известно 13 июля 1922 г., когда Второй отдел Генерального штаба (Oddział II Sztabu General¬nego) получил из Вашингтона от польского военного атташе майора К. Маха (KazimierzMach) телеграмму с информацией о законопроекте и просьбой дать незамедлительный ответ о наличии необходимых средств для доставки кораблей в Гдыню (Gdynia).

Донесение Маха вызвало переполох в Министерстве Военных Дел (Ministerstwo Spraw Wojskowych) и организационно подчинённом ему Департаменте военно-морских дел (Departament dla Spraw Morskich). Уже на следующий день на имя руководителя Министерства Военных Дел поступило письмо (L.2310 / 22 Tjn. Pln.) от руководителя штаба флота, командора Ч. Петеленца (Czesław Karol Petelenz), замещавшего в тот момент руководителя польского военно-морского флота, вице-адмирала Казимира Порембского (Kazimierz Porębski, он же Казимир Адольфович Порембский, последняя должность в российском императорском флоте – начальник бригады крейсеров Чёрного моря в чине контр-адмирала). В письме были приведены следующие доводы в пользу принятия, в случае его поступления, предложения американцев о безвозмездной передаче Польше линейных кораблей.

Во-первых, в соответствии с последним предложением английских членов Комиссии по разоружению в Париже, принцип ограничения военно-морских сил должен быть распространен на остальные государства-члены Лиги Наций таким образом, чтобы вновь построенные корабли имели ту же боевую ценность, что и предыдущие аналогичного класса, при этом предназначались бы не для увеличения флота, а лишь для замены выводимых из строя. До 1930 г. все страны обязуются не продавать, не дарить и не строить для других стран боевые корабли водоизмещением свыше 10 000 т. Если это предложение будет одобрено на следующей встрече, запланированной на 4 сентября 1922 года, молодой польский флот будет лишен практических возможностей обрести боевые корабли водоизмещением свыше 10 000 т.

Во-вторых, писал Петеленц, ссылаясь на слова заместителя начальника Генерального штаба, бригадного генерала Й. Рыбака (Józef Rybak, последняя должность в австро-венгерской армии – начальник штаба 59 пехотной дивизии в звании майора), нужды обороны государства требовали возведения ряда крепостей вдоль поморского коридора для предотвращения вторжения противника со стороны моря. Поскольку американские линейные корабли были вооружены орудиями калибра 152-305 мм, при вводе их в состав польского военно-морского флота отпадала необходимость в постройке дорогостоящих береговых укреплений, поскольку броненосцы можно будет использовать в качестве плавучих береговых батарей.

В то же время генерал Рыбак отметил, что приобретение даже двух таких кораблей потребует увеличения бюджета и личного состава флота более чем в два раза. В заключение командором Петеленцем было перечислено несколько предложений. Правительство Польши заинтересовано в принятии конгрессом внесённого законопроекта, и, если это произойдёт, в Америку должны быть направлены морской офицер и инженер с целью налаживания контакта с правительством (Federal Government of the United States) и департаментом ВМС США (Department of the Navy) для последующей совместной разработки программы передачи линейных кораблей и сметы предполагаемых расходов. Поскольку принятие в состав флота и содержание шести линейных кораблей будет для Польши организационно слишком сложным и финансово обременительным, имеет смысл подарить по два из них Югославии и Румынии в обмен на какие-либо уступки с целью извлечения политической, военной и экономической выгоды.

В качестве приложения к докладу была представлена приблизительная калькуляция стоимости доставки одного линейного корабля типа «Rhode Island» из Нью-Йорка в Гданьск. Расчёт был основан на предположении, что корабль за 400 ходовых часов преодолеет дистанцию около 4 000 миль со средней скоростью 10-11 узлов. Расход топлива при этом должен составить около 5 тонн в час.

Технические расходы (2 500 тонн угля, прочие расходные материалы, вода и тому подобные статьи, зарплата машинной команде) – 25 000,00 USD. Доставка офицеров и нижних чинов в США – 50 000,00 USD. Содержание экипажа корабля в Америке в течение одного месяца – 96 000,00 USD. Месячное содержание экипажа во время перехода – 84 000,00 USD. Суммарные расходы на доставку одного броненосца в Польшу ориентировочно должны были составить не менее 255 000,00 USD, что тогда было эквивалентно 1 230 000 000,00 польских марок. В то же время, согласно «Бюджетной сметы», обычные и чрезвычайные (новое судостроение) расходы польского военно-морского флота на 1923 г. были запланированы в размере 22 245 000 000,00 польских марок, что было эквивалентно 4 600 000,00 USD. Таким образом, лишь на доставку двух броненосцев, без неизбежных последующих ремонтных работ и установки дополнительного оборудования, необходимо было бы потратить более чем 11 % годового бюджета военно-морского флота.

Кроме того, экипаж линейного корабля насчитывал 40 офицеров и 772 унтер-офицера и матроса, в то время как в сентябре 1921 г. наличный состав польского флота насчитывал 175 офицеров и 2 508 унтер-офицеров и матросов. Следовательно, принятие флотом лишь только двух додредноутов неизбежно повлекло бы за собой увеличение количества офицеров на 45 % и на 62 % унтер-офицеров и матросов. Обыкновенный бюджет флота, по некоторым оценкам, должен был возрасти на 100 %.

Решение практических вопросов, связанных с включением в состав флота американских броненосцев, зависело от совета министров Польши. 14 июля 1922 года министр военных дел дивизионный генерал К. Сосновски (Kazimierz Sosnkowski – бывший полковник австро-венгерской армии, командир 1-й бригады «Польских легионов», организационно входившей в императорскую и королевскую армию) проинформировал совет министров о законопроекте передачи в дар Польше пяти, как ошибочно заявил он, крейсеров. Вопреки сопротивлению министра финансов З. Ястржембского (Zygmunt Jastrzębski), было решено принять подарок США, а польскому посольству в Вашингтоне рекомендовать, в случае вынесения положительного решения сената, проведение среди членов польской диаспоры мероприятий по сбору части средств, необходимых для доставки кораблей в Польшу.

На следующий день в ответной телеграмме военному атташе майору К. Маху сообщалось, что совет министров страны согласится, в случае поступления, на американское предложение.

Однако четыре дня спустя отправленный советником посольства Польши в Вашингтоне М. Квапишевски (Michał Kwapiszewski) секретный рапорт No.1014/T развеял все иллюзии. Как уточнил Квапишевски, запрос сенатора Франса касался приданию полномочий президенту на передачу линейных кораблей в том случае, если это не вступает в противоречие с положениями Вашингтонского соглашения. Однако статья XVIII Соглашения запрещала дарение, продажу или любую другую форму передачи боевых кораблей в третьи страны. Таким образом, передача додредноутов Польше была бы незаконной, поэтому законопроект Франс по юридическим причинам изначально не имел шансов на принятие.

Согласно конфиденциальным сведениям, полученным Квапишевски, перспективы переизбрания сенатора Франс (штат Мэриленд) туманны. Отсюда можно предположить, что сенатор Франс, по неофициальным каналам получивший информацию о предстоящей продаже на слом линейных кораблей, ввиду неопределённых перспектив переизбрания его на предстоящих выборах решил привлечь на свою сторону дополнительные голоса поляков, проживающих в штате Мэриленд.

По данным «U.S. Historical Cen¬sus Browser» за 1920 г., население штата Мэриленд, согласно переписи, проведённой в том же, 1920 году, составляло 1 449 661 человек. При этом около 11 % из более чем 862 000 белых граждан, имеющих право голоса, относилось к национальным меньшинствам. Самая большая группа иммигрантов были выходцы из России (24 791 человек), далее шли немцы (22 032 человека), поляки (12 061, в т. ч. в Балтиморе – 11 109 человек) и итальянцы (9 543 человека). Таким образом, благородный, на первый взгляд, жест сенатора Франса фактически являлся политической игрой, не имевшей шансов на успех.
Однако история с передачей Польше американских броненосцев, несмотря на разъяснение советника посольства Польши, зажило собственной жизнью.

Месяц спустя, 18 августа 1922 г., заместитель начальника Генерального Военного Контроля (Wojskowa Kontrola Generalna) подполковник Ян Куцель (Jan Kuciel – бывший поручик 30-го пехотного полка австро-венгерской армии) секретным письмом (L.1710 / 22 WBT) запросил начальника Администрации Армии (Administracja Armii – учреждение, занимавшиеся удовлетворением материальных потребностей армии), не должна ли интендантская служба, в рамках минимизации расходов на доставку броненосцев в Польшу, рассмотреть вопрос о размещении на борту кораблей попутных коммерческих грузов. В ответном письме от 24 августа (L.11944) дивизионный генерал А. Осински (Aleksander Osiński, он же Осинский Александр Антонович, последняя должность в российской императорской армии – командир пехотной дивизии в чине генерал-майора) ответил, что, ввиду невозможности передачи Польше броненосцев, дело закрыто.

Ознакомиться с делом о возможной безвозмездной передаче Польше шести (по другим данным пяти) броненосцев стало возможным благодаря воспоминаниям капитана В. Косьяновского (Wladyslaw Kosianowski), служившего в описываемый период на Пинской флотилии (Flotylla Pińska) в качестве командира монитора ORP Toruń

Американские броненосцы предназначенные для Польши

А также документам, хранящимся в Центральном военном архиве в Рембертове (Centralny Archiwum Wojskowy w Rembertowie) и Центральном государственном архиве в Варшаве (Archiwum Akt Nowych w Warszawie).