Оружейная коллекция
Популярное
Пистолет-пулемёт HAFDASA C-2 родом из АргентиныВ самом начале тридцатых годов аргентинский оружейник Хуан Ленар разработал первый проект пистолета-пулемета. Это оружие, несмотря на все свои преимущества, не заинтересовало армию. Тем не менее, отказ военных не заставил инженеров прекратить работы в многообещающем направлении. Через несколько лет результаты своей деятельности в области пистолетов-пулеметов представила компания HAFDASA. Первой ее собственной разработкой такого рода стало изделие под названием C-2.
Поэма о железном Максиме (часть 1)Про пулемет Максима не писал разве что ленивый. Но… всегда так бывает, когда собираешь материал несколько лет, его находится, во-первых, много, а во-вторых, в нем много такого, что ранее ускользнуло от внимания авторов. Поэтому иногда стоит возвращаться к любой теме, в том числе и к «теме пулемета «максим», которая вполне претендует на то, чтобы стать самой настоящей «поэмой». Странно, конечно, испытывать пиетет к человеку, который больше всего прославился тем, что созданное им изобретение убило больше всего людей на планете Земля.
Первый собственный аргентинский. Пистолет-пулемёт Хуана ЛенараВ первых десятилетиях прошлого века Аргентина начала строительство собственных оружейных предприятий. Новые фабрики начали деятельность с производства копий зарубежного вооружения, а затем приступили к созданию первых самостоятельных проектов. В тридцатых годах этот процесс дошел до области пистолетов-пулеметов. Первым аргентинским пистолетом-пулеметом стал экспериментальный образец под названием Lehnar. Мало того, это был первый пистолет-пулемет, созданный в Южной Америке.
Единые пулемёты на вооружении в ГерманииКонцепция единого пулемета зародилась еще в конце Первой мировой войны. Ход боевых действий показал, что вполне оправдано использовать одну и ту же конструкцию, с минимальными изменениями...
Анонс нового польского автомата GROTНезаметно прошла новость о том, что польская армия приняла на вооружение новый автомат GROT. Данное оружие полностью соответствует мельчайшим стандартам НАТО...
Оружие
САУ «Конденсатор» и «Трансформатор». О почти миномётахМногие помнят старый бородатый анекдот о горе-артиллеристах, которые очень хотели выстрелить по Москве из дедовской пушки? Только вот калибр снаряда был чуть больше калибра ствола. Вот и решили кумовья забить снаряд кувалдой. Результат предсказуем.
Противотанковые средства используемые в американской пехоте (часть 1)Незадолго до начала Второй мировой войны в американской армии вообще не было специализированного противотанкового оружия. Борьба с танками противника возлагалась на полевую артиллерию, которая в основной своей части сильно устарела...
ЗРК С-300 и С-400: реальные убийцы F-35 или переоцененные пустышки?По результатам недавних событий в Сирии возобновились обсуждения современных средств противовоздушной обороны. Зарубежные военачальники сделали ряд заявлений о российских ЗРК, а кроме того, темой заинтересовалась иностранная пресса. Так, свою оценку имеющейся ситуации вокруг систем ПВО российского производства попытался дать американский сайт The National Interest.
Перспективный проект боевой машины пехоты «Объект 1020»В начале шестидесятых годов советская оборонная промышленность работала над новыми проектами боевых машин пехоты того или иного рода.
Минометы:длительная эволюция большого калибраПеред тем, как продолжить минометную тему, хотим сказать несколько слов в адрес тех, кто внимательно читает. Да, мы не профессиональные минометчики, но что такое миномет знаем прекрасно, и его работу проверяли на практике. На себе. В разных местах.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Ошибки представленные в британском кораблестроении. Линейный крейсер "Инвинсибл". Ч. 3

Итак, в предыдущих статьях цикла мы выявили источники проблем и сильных сторон линейных крейсеров типа «Инвинсибл». Слабость бронирования прямо определялась традициями проектирования британских броненосных крейсеров, которые изначально предназначались для борьбы с океанскими рейдерами и располагали защитой только от среднекалиберной артиллерии. Тем не менее, в определенный момент (при проектировании броненосных крейсеров типа «Дюк оф Эдинбург») британские адмиралы решили, что будет неплохо сформировать из них «быстроходное крыло» для участия в эскадренном сражении против немецких броненосцев. И нельзя сказать, что это было совсем уж плохой идеей, потому что на тот момент большая часть этих броненосцев несла относительно слабые 240-мм пушки, по своим возможностям не слишком превосходившие 203-мм орудия других стран, от воздействия которых британские крейсера были более-менее защищены. Но вскоре кайзерлихмарин пополнили корабли с 280-мм артиллерией, против которой бронирование «Уорриров» и «Минотавров» уже не защищало, а стремление использовать броненосные крейсера в эскадренном сражении у англичан осталось. При этом о нехватке брони при этом почему-то никто не думал. Таким образом, слабость защиты британских линейных крейсеров – это не выдумка Д. Фишера, а следствие политики Адмиралтейства проводимой еще до того, как он стал первым морским лордом. Это, впрочем, не умаляет ответственности Д. Фишера за особенности его «кошек». В октябре 1904 г, за пять дней до того, как этот во всяком отношении неординарный человек получил свой наивысший пост, в состав германского флота вошел «Брауншвейг» — эскадренный броненосец, на котором немцы вернулись к 280-мм главному калибру. Но Д. Фишер никак не реагировал на это, полагая скорость лучшей защитой броненосного крейсера, а британские крейсера были вполне быстроходны.
Если слабое бронирование линейных крейсеров не являлось изобретением Д. Фишера, то применение на них «линкорного» 305-мм калибра следует поставить ему в заслугу, хотя к этому его подтолкнули известия о японских броненосных крейсерах с двенадцатидюймовыми пушками. А необходимость обеспечения 25-узловой скорости следовала из предположений Адмиралтейства о наличии у других стран броненосных крейсеров со скоростью хода 24 узла, отчего 25 узлов для новейших британских кораблей того же класса выглядело разумным минимумом.

Малоудачное, почти «ромбическое» расположение орудий главного калибра при котором ведение огня всех восьми орудий на один борт было невозможно, было вызвано как стремлением обеспечить сильный огонь в нос, корму и на острых курсовых углах, что очень важно для крейсера, так и непониманием англичанами особенностей артиллерийского боя на 60-90 кабельтов, т.е.
дистанциях, на которых фактически сражались линейные крейсера в первую мировую войну. Во время проектирования «Инвинсиблов» британцы не умели еще стрелять и на 25-30 кабельтов и полагали, что будущие морские сражения будут протекать на 30, максимум – 40 кабельтовых, вряд ли дальше. Надо сказать, что члены Комитета проектирования были не в восторге от неспособности новых крейсеров задействовать всю артиллерию по одной цели, но не нашли способа, сохранив требуемые для достижения 25 узлов обводы корабля, разместить их по-иному – например, сдвинуть «траверзные» башни к оконечностям.
Окончательно определившись с основными характеристиками будущего линейного крейсера – 8*305-м орудий, 25 узлов, и бронирование «как у «Минотавра»» — англичане приступили к проектированию.

Бронирование

Как ни странно, но главный конструктор «не послушался» технического задания, отчего бронезащиту, в сравнении с последними броненосными крейсерами типа «Минотавр», удалось существенно улучшить.

Ошибки представленные в британском кораблестроении. Линейный крейсер "Инвинсибл". Ч. 3
Ошибки представленные в британском кораблестроении. Линейный крейсер "Инвинсибл". Ч. 3

Основу защиты «Инвинсибла» и «Минотавра» составляла 152 мм цитадель. Вот только 152-мм бронепояс «Минотавра» прикрывал лишь машинные и котельные отделения (и заодно — артпогреба башен 190-мм орудий, размещенных по бортам). В носу и в корме бронепояс замыкали такие же 152 мм траверзы. Соответственно, главное оружия «Минотавра» – 234-мм башни, располагались вне цитадели, в оконечностях, которые защищала всего лишь 102-мм броня в носу и 76-мм – в корме. В то же время у «Инвинсибла» 152-мм бронепояс прикрывал все башни главного калибра, только кормовая слегка «высовывалась» за бронепояс, но от его края к барбету башни шли 152 мм траверзы, плавно переходящие в 178 мм барбет. Передний траверз имел толщину 178 мм. Таким образом, хотя вертикальное бронирование цитаделей британских крейсеров и было достаточно условным, но по крайней мере у «Инвинсибла» оно защищало все башни главного калибра, что являлось несомненным преимуществом. Носовая оконечность линейного крейсера получила 102 мм броню, но вот кормовая не была бронирована вообще, что, пожалуй, является единственным недостатком «Инвинсибла» в сравнении с «Минотавром». С другой стороны, очевидно, что экономию, полученную в результате отказа от защиты кормы (а 76 мм бронепояс мог ее прикрыть разве что от осколков тяжелых снарядов) англичане истратили на усиление цитадели, что выглядит вполне разумно.

Горизонтальная защита включала в себя два «слоя». Бронепояса обоих крейсеров доходили своими верхними кромками до главной палубы, которую у «Минотавра» защищала аж 18 мм броня в пределах цитадели и 25 мм – вне ее. У «Инвинсибла» — с точностью до наоборот, над цитаделью устанавливалась 25 мм броня и 19 мм – в носовой оконечности, а корма не защищалась совершенно. При этом над районами погребов первых трех башен (кроме кормовой), а также над центральным постом бронепалуба утолщалась до 50 мм – однако тут неясно, стояла ли эта дополнительная защита изначально, или же речь идет о состоянии кораблей после Ютландского сражения. Автор статьи склоняется к тому, что 50 мм защита была изначально.

Броневая (нижняя) палуба у обоих крейсеров располагалась на уровне ватерлинии (горизонтальная часть) и имела идентичные толщины в пределах цитадели – 38 мм в горизонтальной части и 50 мм скосы, идущие к нижним кромкам плит бронепояса. Но у «Инвинсибла» в нос продолжалась абсолютно такая же бронепалуба, а вот у «Минотавра» в носовой оконечности при скосах той же толщины, горизонтальная часть имела всего лишь 18 мм. В корму скосы и горизонтальная часть броневой палубы «Инвинсибла» имели увеличенную до 63,5 мм защиту, которая, по сути, одна только прикрывала рулевые устройства. У «Минотавра» — неясно, вероятно горизонтальная часть защищалась 38 мм броней, а скосы – то ли 50 то ли 38 м, но с учетом вертикального 76 мм бронепояса все же корма была защищена лучше.

Но зато на «Инвинсиблах» было применено локальное бронирование погребов – со стороны бортов они получили 63,5 мм переборки. Правда, только со стороны бортов – от снарядов, пробивших бронепалубу вдоль корпуса корабля, эти переборки не защищали. Сами англичане видели в них защиту от подводных взрывов, т.е. торпед, потому что сколько-то серьезной ПТЗ на «Инвинсиблах» не было.

Таким образом, чтобы поразить машинное или котельное отделение «Минотавра» или «Инвинсибла», вражескому снаряду пришлось бы преодолеть 152 мм пояс и 50 мм скос. Но чтобы снаряд «дотянулся» до артиллерийских погребов башен главного калибра «Инвинсиблов» в бою на параллельных курсах, ему следовало пробить не только 152 м борт и 50 мм скос, но и дополнительную 63,5 мм защиту.

Ошибки представленные в британском кораблестроении. Линейный крейсер "Инвинсибл". Ч. 3

В то же время погреба 234-мм снарядов и зарядов «Минотавра» защищали всего лишь 102 мм борт и 50 м скос (в носу) и 76 мм борт и 50 мм, либо даже 38 мм скос.

А вот башни и барбеты имели сходную вертикальную защиту 178 мм, при том что барбеты указанной толщины доходили до главной палубы. Исключение здесь составляла только часть барбета кормовой башни «Инвинсибла», не прикрытого 152 мм траверзом – он сохранял толщину 178 мм вплоть до броневой палубы). Но ниже главной палубы барбеты сильно теряли в защите. В промежутке между главной и броневой палубами барбеты 234 мм башен «Минотавра» имели 76 мм (носовой) и 178-102 мм (кормовой) а барбеты 190 мм башен – 50 мм. У «Инвинсиблов» все барбеты между этими палубами имели только 50 мм толщины. Впрочем, защита этих частей барбетов от настильного огня у «Минотавра» и «Инвинсибла» была вполне сопоставимой. Для того, чтобы поразить подачную трубу носовой башни, снаряду следовало пробить 102 мм бортовой брони и 76 мм барбет у «Минотавра», в совокупности – 178 мм брони, а у «Инвинсибла» — 152 мм борт либо 178 мм траверз и, после этого, 50 мм барбет, т.е. совокупная защита составляла 203-228 мм. Кормовая подачная труба защищалась у «Минотавра» лучше – 76 мм борт и 102-178 барбет, т.е в совокупности 178-254 м брони, у «Инвинсибла» — 178 мм либо 152 мм траверз + 50 мм барбет, т.е. 178-203 мм.

Интересно, что все источники хором утверждают о совершенной недостаточности горизонтального бронирования британских линейных крейсеров. Из источника и источник «кочует» диалог кэптена Марка Керра, командира достраивающегося «Инвинсибла» и главного строителя Филиппа Уаттса, состоявшийся в 1909 г:

«… когда заканчивалась постройка «Инвинсибла» на Тайне, чтобы увидеться с Керром, его посетил Филипп Уаттс. Среди других обсуждавшихся вопросов Керр обратил внимание Уаттса на то, что, по его мнению, дистанция на которой «будут вестись сражения, или так или иначе начинается с 15 000 ярдов (чуть более 74 кабельтов)», и что «выпущенный с такого расстояния снаряд пройдет над броневым барбетом (здесь под барбетом Керр имел ввиду бронепояс – прим. авт) и пробъет палубу» и разорвется, «попав прямо вниз в погреб боезапаса, в результате чего произойдет взрыв, который уничтожит корабль»

По словам Керра Уаттс ответил, что он «знает об этой опасности», но:

«требования Адмиралтейства предусматривали только защиту от настильного огня на дистанции приблизительно 9 000 ярдов (около 45 кабельтов- прим. авт)», на которой снаряд имеет настильную траекторию и попадет в корабль с небольшим углом к горизонтальной плоскости, а «при наибольшем предельном водоизмещении около 17 000 т отсутствие достаточного веса не позволяло ему увеличить толщину палубной брони, несмотря на понимание опасности навесного огня снарядами крупного калибра на дистанции 15 000 ярдов и более»

Все это на самом деле так… и, одновременно, не так, потому что тот же самый упрек можно адресовать любому кораблю тех времен. «Инвинсибл» имел 25 мм горизонтальной брони на главной палубе и 38 мм – на броневой, итого 63 мм, в то время как горизонтальная защита «Дредноута» состояла из 19 мм главной и 44 мм броневой палуб, т.е. в совокупности все те же 63 мм. Германский «Нассау» обладал всего одной броневой палубой, в горизонтальной части, имевшей 55 мм. Правда, главная палуба имела бронирование 45 мм, но – только над казематами, (и, вероятно, вокруг носовой и кормовой башнями главного калибра) т.е. фактически была по большей части небронированной.

Никакая из этих защит на могла помочь против качественного 305-мм снаряда. В случае, если 280-305-мм германский бронебойный «чемодан» попадал в 25 мм главную палубу, он обычно преодолевал ее, не разрываясь — по крайней мере, в большинстве случаев в Ютландском сражении было именно так. Естественно, палубу в 19 мм снаряд преодолел бы с еще большей легкостью. Пройдя внутрь цитадели, снаряд мог детонировать, ударившись в 38 мм палубу. Как показал обстрел «Чесмы» российскими 305-мм бронебойными снарядами обр. 1911 г (470,9 кг), 37,5 мм брони не удерживают такого разрыва – образуется достаточно крупная пробоина, причем заброневое пространство поражается осколками разбитой бронепалубы и самого снаряда.

Что касается германской 55 мм брони, то тут стоит вспомнить послевоенные, уже советские испытания 305-мм и 356-мм снарядов, состоявшиеся в 1920 г. Как выяснилось, даже 75 мм броня «не держит» разрыва снаряда, если он соприкоснулся с ней: она может защитить от воздействия ударной волны и осколков 305-мм снаряда лишь в том случае, если он разорвался в 1-1,5 метрах от бронеплиты. Таким образом, прямое попадание в броневую палубу «Нассау» также не сулило ничего хорошего германскому кораблю. Иное дело, если снаряд сперва попал бы в крышу каземата – 45 мм броня с высочайшей долей вероятности вызвала бы детонацию снаряда, тогда у 55 мм броневой палубы были неплохие шансы удержать осколки. Или, по крайней мере – значительную их часть.

Таким образом, единственно на что, пожалуй, способно было горизонтальное бронирование «Инвинсиблов» — непропущение в трюм снарядов в целом виде. Разумеется, опасность поражения раскаленными осколками машинных, котельных отделений и, конечно, артиллерийских погребов существовала, но шансы на детонацию боеприпасов или возгорание пороха зарядов при этом были все же ниже, чем при разрыве снаряда непосредственно в погребе. А вот от проникновения и разрыва снаряда внутрь барбетов бронирование «Инвинсиблов» на защищало совершенно.

Как мы уже говорили, 25 мм палуба не препятствовала проникновению снаряда внутрь цитадели в целом виде. Но если, войдя в цитадель, 280-305-мм снаряд попадал в британский 50 мм барбет, он, разумеется, легко пробивал его и взрывался уже внутри подачной трубы, что было совсем нехорошо. В этом случае проникновению огня и энергии взрыва в погреба могли бы воспрепятствовать специально устроенные заслонки в перегрузочном отделении, но эту новацию немцы ввели у себя только по результатам боев у Доггер-банки, у англичан ее не было и в Ютланде.

Увы, то же самое можно было сказать и о «Дредноуте». Тяжелый снаряд, пробив 19 мм палубу попадал в 100 мм барбет – абсолютно с тем же результатом. Да и «Нассау» не был полностью защищен от таких неприятностей – на участке ниже главной палубы барбеты его орудий имели «пятнистую» защиту с толщиной брони от весьма внушительных 200 мм, до совершенно невразумительных 50 мм (такая броня имелась в местах, где попадание снарядов считалось маловероятным, например, задняя часть барбета, обращенная к середине корабля).

Таким образом, можно говорить о слабости барбетов «Инвинсибла» между главной и броневой палубой как о ключевой уязвимости проекта, но как можно было это исправить? Разве что, отказавшись от бронирования главной палубы (или существенно уменьшив ее толщину) сделать барбеты башен главного калибра толщиной 178 мм на всем протяжении до броневой палубы – но в этом случае и без того слабая горизонтальная бронезащита становилась совсем условной…. А других запасов не было. Как мы уже говорили выше, на вопрос о слабости горизонтальной защиты Филипп Уаттс напомнил Керру о требовании Адмиралтейства защитить корабль от настильного огня на дистанции порядка 45 кабельтов. Но британские 305-мм пушки броненосцев типа «Нельсон», которые устанавливались также на «Дредноут» и «Инвинсибл» на 37 кабельтов пробивали броню, равную собственному калибру, т.е. 305 мм. На этом фоне 152 мм бронепояс при 50 мм скосах за ним выглядел… ну, скажем так, подобная защита могла помочь на 45 кабельтовых разве что чудом и если снаряд попадет под большим углом к броне, да и то – вряд ли. Вертикальное бронирование "Инвинсиблов" позволяла на что-то надеяться разве что кабельтов на 70-80, но здесь чрезвычайно уязвимой становилась палуба.

В целом же о защите можно сказать следующее – как ни странно, на «Инвинсибле» англичанам удалось сделать большой шаг вперед по сравнению с броненосными крейсерами всех предыдущих проектов, но, конечно же, требованиям эскадренного боя защита совершенно не удовлетворяла. Практически вся она, что горизонтальная, что вертикальная, представляла собой сплошное уязвимое место, в котором, все же, особенно выделялась слабость бронирования барбетов между главной и броневой палубами.
В комментариях к предыдущим статьям данного цикла неоднократно высказывалось мнение, что защиту «Инвинсибла» следовало усилить за счет роста водоизмещения. Это, безусловно, верно, но в этом вопросе нельзя не учитывать определенную инерционность мышления: догму о том, что крейсер не может быть крупнее линкора невозможно было преодолеть в одночасье.

С точки зрения размеров, «Инвинсибл» и так поражал воображение. Как мы уже говорили ранее, англичане строили свои броненосцы и броненосные крейсера так, чтобы они соответствовали друг другу. Последние британские броненосцы типа «Лорд Нельсон» имели нормальное водоизмещение в пределах 16 000 т. (16 090 т «Лорд Нельсон» и 15 925 «Агамемнон»), а соответствующие им броненосные крейсера «Минотавр» — 14 600 т. или 91,25% от водоизмещения броненосцев. «Инвинсибл» имел проектное нормальное водоизмещение в 17 250 т, «Дредноут – 17 900 т, т.е. линейный крейсер и так уже почти уравнялся с соответствующим ему линкором (96,37%). А кроме того, следует помнить о том, что увеличение водоизмещения с учетом требования о скорости 25 узлов требовало бы более мощной энергетической установки, в то время она у «Инвинсибла» на момент закладки и так была самой мощной на всем Королевском флоте.

Артиллерия.

Главный калибр «Инвинсибла» составляли вполне надежные 305-мм/45 орудия Мk Х. Эти пушки были разработаны в 1903 г и стреляли 386-кг снарядом с начальной скоростью 831 м/сек. На момент своего появления они, имели примерный паритет с американскими 305-мм/45 Mark 6, созданными в том же году и стрелявшими чуть более тяжелыми снарядами (394,6 кг) с чуть меньшей начальной скоростью (823 м/сек). Зато английская пушка колоссально превосходила новейшие германские 280-мм/40 орудия SK L/40, созданные всего лишь годом ранее для броненосцев «Брауншвейг» и «Дейчланд». Франция и Россия в то время все еще использовали двенадцатидюймовые орудия, разработанные в конце прошлого века, так что и тут преимущество английской артсистемы было бесспорным. Для своего времени 305-мм/45 Мk Х было отличной пушкой, проблема заключалась лишь в том, что это время быстро прошло. В период 1906-1910 гг все ведущие флоты мира разработали новые 305-мм орудия, которым британское Мk Х уступало по всем статьям: в результате «Инвинсиблам» противостояли германские корабли, вооруженные 305-мм/50 SK L/50, стреляющие 405,5 (фугасные – 405,9) кг снарядами с начальной скоростью 855 м/сек.

Ошибки представленные в британском кораблестроении. Линейный крейсер "Инвинсибл". Ч. 3

Орудия крейсера "Индомитебл"


Дальнобойность главного калибра «Инвинсиблов» определялась не возможностями орудия, а максимальным углом возвышения, на который были рассчитаны их установки. Он составлял всего лишь 13,5 град, что обеспечивало дальность 80,7 кабельтов, и только в 1915-1916 гг, когда боекомплект линейных крейсеров пополнился новыми снарядами, дальность стрельбы достигла 93,8 кабельтов. Безусловно, угол вертикальной наводки в 13,5 градусов крайне мал и является недостатком башенных установок линейных крейсеров типа «Инвинсибл», но как упрекнуть в этом британцев, которые на момент создания башен предполагали, что 40-45 кабельтов – это очень большая дистанция для огневого боя?

Таким образом, «Инвинсиблы» получили на вооружение вполне современные пушки главного калибра, но к первой мировой войне они уже устарели. И хотя виноваты в этом не проектировщики, а технический прогресс, британским морякам пришлось сражаться с куда лучше вооруженным неприятелем.

Что же до башенных установок, то здесь не все так просто. Однотипные «Инвинсиблу» «Инфлексибл» и «Индомитебл» получили стандартную для Королевского флота гидравлическую систему: все движение башен обеспечивала гидравлика. Но на «Инвинсибл», в качестве эксперимента, решено было поставить полностью электрические башни. Интересно, что корабль получил башни разной конструкции двух разных фирм производителей: носовая и кормовая башни имели станки конструкции Виккерса, а бортовые, именуемые еще траверзными – Армстронга. Собственно говоря, одно лишь это уже нельзя было назвать достоинствами проекта…
Надо сказать, что эксперимент закончился оглушительным провалом, но здесь, опять же, представляет интерес манера изложения европейских историков. Вот как пишет об этом О. Паркс:

«Эти установки были экспериментальными и результаты оказались не настолько лучшими, чем с гидравлической системой, чтобы служить основанием для их замены. Испытания установок провели в конце 1908 г., и после различных экспериментов электрические механизмы в 1914 г заменили гидравическими.»

Казалось бы, ну что тут такого? Попробовали новинку, убедились в том, что электрика не продемонстрировала значимых преимуществ и что овчинка на сегодняшний день не стоит выделки, да и вернулись к старым, проверенным решениям. Обычные рабочие моменты… А вот подробное описание «не настолько лучших» электрических приводов, составленное Феттером А.Ю.:

«Дефекты электрического привода впервые проявились уже во время первых испытаний орудий, проведенных недалеко от острова Уайт в октябре 1908 г. Отказывал то один, то другой из сотен контактов, имевшихся в каждой башне. Каждая неполадка задерживала, или полностью останавливала то работу башен, то заряжание орудий. Сильное сотрясение, имевшее место каждый раз, когда стреляло огромное орудие, приводило к резким разрывным усилиям в нежных электрических схемах, вызывая короткие замыкания и разрывы в сложном лабиринте из проводов, контактов, генераторов и т.п. Положение ухудшалось тем, что было чрезвычайно трудно найти место таких повреждений.»

Корабль, естественно, был немедленно отправлен на доработку башенных механизмов, и только спустя пять месяцев, в марте 1909 г «Инвинсибл» вновь вышел на испытания артиллерии. Выяснилось, что фирмы исправили выявленные дефекты, но теперь регулярно отказывали механизмы горизонтальной и вертикальной наводки орудий. После этого башни «Инвинсибла» обследовали чиновники Адмиралтейства и представители фирм, причем экспертиза выявила множество недостатков конструкции электроприводов и все это требовало улучшения. Корабль вернулся в ремонт, однако летом того же года опять выявились многочисленные недочеты.

О. Паркс сообщает о том, что «Инвинсибл» вступил в строй в марте 1908 г. Но даже летом 1909 г из его восьми орудий главного калибра могли стрелять только четыре, да и те, совершенно не с той скорострельностью, которая была записана у них в паспорте. Подобное положение было нетерпимо, и в августе 1909 г «Инвинсибл» был отправлен на Портсмутскую верфь. Предполагалось, что к третьей неделе ноября башенные установки удастся «привести в чувство», но скоро выяснилось, что сроки слишком оптимистичны, что работу получится закончить лишь под новый год, но и тогда башни «Инвинсибла» продолжали «радовать» моряков и разработчиков новыми дефектами. В итоге на стрельбы главным калибром корабль удалось вывести только в феврале 1910 г. Надо ли говорить, что и они оказались провальными?

В марте 1911 г была предпринята последняя попытка привести электрические приводы в рабочее состояние. Линейный крейсер прибыл в Портсмут на трехмесячный ремонт, который и Виккерс и Армстронг должны были оплатить из своего кармана. Увы, и после этих переделок ничто не работало как надо, и Адмиралтейство с грустью констатировало:

«Проект электрического оборудования для действия башен и т.п. на этом корабле дефективен, и невероятно, что оно будет когда-либо в таком состоянии, чтобы работать удовлетворительно без перепроектирования и замены»

И вот это фиаско, это полностью недееспособное оборудование О. Паркс называет «не настолько лучшим, чтобы заменить им гидравлическую систему»?! Автор настоящей статьи в очередной раз констатирует: если в отечественной историографии последних десятилетий сложилась манера «каяться во всех грехах» выискивая всякие недостатки отечественных кораблей (самолетов, танков, подготовки войск, способностей генералов и т.д. и т.п.), то западные источники очень часто обходят свои неудачи и ошибки если и не молчанием, то ретушируют их, упоминая так, что даже крупнейшие проблемы выглядят мелкими недоразумениями.

Но вернемся к «Инвинсиблу». Итак, еще в 1911 г стало ясно, что довести до ума электрические башни линейного крейсера невозможно – но только в 20 марта 1912 на совещании Адмиралтейство решилось установить на корабль проверенные временем гидравлические приводы: считалось, что эту работу можно проделать за 6 месяцев, а ее стоимость составит 150 тыс. фунтов стерлингов (после ее проведения стоимость постройки «Инвинсибла» обгонит «Дредноут») Однако же здесь выяснилось, что «Владычице морей» категорически не хватает кораблей и «Инвинсибл» оказаться вынужден идти на Средиземное море, представлять интересы Великобритании. С совершенно негодной артиллерией главного калибра.

И только в декабре 1913 г «Инвинсибл» вернулся в Портсмут, и встал, наконец, на столь долгожданный ремонт, который продлился на шесть, а восемь месяцев. Но зато линейный крейсер избавился, наконец, от электрических приводов и получил привычную британским морякам гидравлику: увы, тот факт, что изначально башни создавались под электричество, сыграло с кораблем злую шутку. Безусловно, крейсер наконец-то обрел боеспособность, новые гидравлические приводы работали, но как? Артиллерийский офицер, капитан-лейтенант «Инвинсибла» Барри Бингхэм вспоминал:

«Происходят аварии с вентиляторами и трубами, которые дают течь и продолжают течь непрерывно. На моем посту в башне «А» или носовой, я получил два обязательных комплекта верхней одежды, а именно: комбинезон для защиты от грязи и макинтош в качестве средства от воды из вентилей, из которых, как только подается давление, постоянно хлещет поток, сравнимый только с бесконечным душем.»

Фонтанирующие вентили обнаружились на первых же стрельбах, состоявшихся после завершения ремонта «Инвинсибла». Следующие стрельбы проводились 25 августа 1914 года (война уже почти месяц). Младший лейтенант Стиварт, офицер заряжания орудий в башне «А» охарактеризовал гидравлику так:

«…все, что могло не работать должным образом у гидравлической системы, работало не как нужно».

В целом же можно констатировать – результатом эксперимента с электрикой стало то, что первый линейный крейсер в мире фактически не имел дееспособной артиллерии на протяжении шести с половиной лет своей службы! Кстати будь сказано, электрические приводы башен вовсе не являлись запредельной вершиной человеческого гения – они использовались и в американском и в русском флоте. Так, например, башни линкоров типа «Андрей Первозванный» были полностью электрифицированы и никаких проблем с их эксплуатацией не наблюдалось.

Британские снаряды главного калибра… строго говоря не являются достоинством или недостатком проекта конкретного корабля, а кроме того, достойны отдельного материала, так что об их многочисленных «достоинствах» мы упомянем в следующей, заключительной статье цикла.

Противоминная артиллерия «Инвинсибла» была представлена шестнадцатью 102-мм/40 орудиями QF Mk. III, стрелявшими 11,3 кг (впоследствии – 14,1 кг) снарядом с начальной скоростью 722 (701) м/сек. Для своего времени, это было очень рациональное решение. Дело в том, что в Англии долгое время полагали 76-мм пушки достаточными для отражения атак миноносцев. Даже «Дредноут» получил именно 76-мм противоминный калибр и «Инвинсибл» по проекту должен был получить такие же пушки. Но русско-японская война показала ошибочность данного решения, англичане провели опыты на эсминце «Скейт» в 1906 г и убедились в этом сами. В результате уже в процессе постройки на «Инвинсибл» установили значительно более мощные 102-мм пушки. На момент вступления линейного крейсера в строй, это был, вероятно, оптимальный калибр для противоминной артиллерия. Однако ближе к первой мировой войне эсминцы резко увеличились в размерах и 102-мм пушек для их надежного поражения уже не хватало. И опять же, как и в случае с 305-мм главным калибром, в их устаревании виноваты не разработчики, а чрезвычайные темпы предвоенного военно-морского прогресса.

Но если к калибру и количеству стволов противоминной артиллерии никаких претензий не возникает, то их размещение довольно сомнительно. Восемь орудий были установлены в надстройках, по четыре в носовой и кормовой, и это выглядело совершенно разумно. Но остальные восемь орудий располагались на крышах башен главного калибра, и совершенно неясно, каким образом англичане собирались организовывать подачу снарядов туда? Ведь очевидно, что хранить несколько десятков снарядов в ожидании минной атаки на крыше башни никто не будет, а раз так, необходимо организовать очень быструю доставку этих снарядов, когда в этом возникнет нужда.

Энергетическая установка

Полностью оправдала все возложенные на нее ожидания. Ожидалось, что корабли разовьют 25,5 узлов при мощности 41 000 л.с., но фактически «Инвинсибл» развил 46 500 л.с., а его скорость при этом составила 26,64 узла. И это при том, что, судя по приводимой в источниках осадке на момент испытаний корабль имел водоизмещение больше нормального, и уж точно ни в каком случае не был переоблегчен. Но наилучшие показатели «Инвинсибл» продемонстрировал, будучи переданным в состав флота, там было отмечено достижение 28 узлов (что выглядит несколько сомнительным, но тем не менее). Во всяком случае, на момент вступления в строй «Инвинсибл» стал самым быстроходным крейсером мира. Кроме мощности, его энергетическая установка отличалась надежностью и в целом заслуживала бы самой высокой оценки, но…

Единственным недостатком энергетической установки стало разве смешанное отопление. Дело в том, что в отличие от тех же немецких кораблей (более поздней постройки) у «Инвинсиблов» не было отдельных нефтяных котлов. Конструкцией предполагалось, что нефть будет впрыскиваться в угольные котлы через форсунки, то есть в котлах линейных крейсеров будут одновременно гореть и уголь и нефть. Такая схема использовалась на кораблях различных стран, но у англичан здесь опять не заладилось. Конструкция впрыска жидкого топлива оказалась весьма несовершенной, требовала от кочегаров большого мастерства и не была освоена Королевским флотом. Так, например, при попытке жечь нефть одновременно с углем в бою у Фолклендских островов образовавшиеся клубы густого черного дыма мешали и комендорам «Инвинсибла», и наводчикам других кораблей.

Ошибки представленные в британском кораблестроении. Линейный крейсер "Инвинсибл". Ч. 3

"Инвинсибл" в бою у Фолклендов


В результате на линейных крейсерах вообще отказались от использования нефти, но к каким последствиям это привело?

Полный запас топлива линейных крейсеров типа «Инвинсибл» у всех трех кораблей незначительно различался, у самого «Инвинсибла» он состоял из 3 000 т угля и 738 т нефти. При этом дальность хода крейсеров составляла 6020 – 6 110 миль пятнадцатиузловым ходом или 3 050-3 110 миль на 23 узлах. Отказ от нефти привел к падению дальности до 4 480 – 4 600 миль и 2 270 -2 340 миль соответственно, что не было хорошим результатом для кораблей, которые должны были защищать океанские коммуникации. Броненосные крейсера типа «Минотавр» имели дальность 8 150 миль, правда, не пятнадцати-, а только десятиузловым ходом.

Продолжение следует…