Оружейная коллекция
Популярное
Пистолет-пулемёт HAFDASA C-2 родом из АргентиныВ самом начале тридцатых годов аргентинский оружейник Хуан Ленар разработал первый проект пистолета-пулемета. Это оружие, несмотря на все свои преимущества, не заинтересовало армию. Тем не менее, отказ военных не заставил инженеров прекратить работы в многообещающем направлении. Через несколько лет результаты своей деятельности в области пистолетов-пулеметов представила компания HAFDASA. Первой ее собственной разработкой такого рода стало изделие под названием C-2.
Поэма о железном Максиме (часть 1)Про пулемет Максима не писал разве что ленивый. Но… всегда так бывает, когда собираешь материал несколько лет, его находится, во-первых, много, а во-вторых, в нем много такого, что ранее ускользнуло от внимания авторов. Поэтому иногда стоит возвращаться к любой теме, в том числе и к «теме пулемета «максим», которая вполне претендует на то, чтобы стать самой настоящей «поэмой». Странно, конечно, испытывать пиетет к человеку, который больше всего прославился тем, что созданное им изобретение убило больше всего людей на планете Земля.
Первый собственный аргентинский. Пистолет-пулемёт Хуана ЛенараВ первых десятилетиях прошлого века Аргентина начала строительство собственных оружейных предприятий. Новые фабрики начали деятельность с производства копий зарубежного вооружения, а затем приступили к созданию первых самостоятельных проектов. В тридцатых годах этот процесс дошел до области пистолетов-пулеметов. Первым аргентинским пистолетом-пулеметом стал экспериментальный образец под названием Lehnar. Мало того, это был первый пистолет-пулемет, созданный в Южной Америке.
Единые пулемёты на вооружении в ГерманииКонцепция единого пулемета зародилась еще в конце Первой мировой войны. Ход боевых действий показал, что вполне оправдано использовать одну и ту же конструкцию, с минимальными изменениями...
Анонс нового польского автомата GROTНезаметно прошла новость о том, что польская армия приняла на вооружение новый автомат GROT. Данное оружие полностью соответствует мельчайшим стандартам НАТО...
Оружие
САУ «Конденсатор» и «Трансформатор». О почти миномётахМногие помнят старый бородатый анекдот о горе-артиллеристах, которые очень хотели выстрелить по Москве из дедовской пушки? Только вот калибр снаряда был чуть больше калибра ствола. Вот и решили кумовья забить снаряд кувалдой. Результат предсказуем.
Противотанковые средства используемые в американской пехоте (часть 1)Незадолго до начала Второй мировой войны в американской армии вообще не было специализированного противотанкового оружия. Борьба с танками противника возлагалась на полевую артиллерию, которая в основной своей части сильно устарела...
ЗРК С-300 и С-400: реальные убийцы F-35 или переоцененные пустышки?По результатам недавних событий в Сирии возобновились обсуждения современных средств противовоздушной обороны. Зарубежные военачальники сделали ряд заявлений о российских ЗРК, а кроме того, темой заинтересовалась иностранная пресса. Так, свою оценку имеющейся ситуации вокруг систем ПВО российского производства попытался дать американский сайт The National Interest.
Перспективный проект боевой машины пехоты «Объект 1020»В начале шестидесятых годов советская оборонная промышленность работала над новыми проектами боевых машин пехоты того или иного рода.
Минометы:длительная эволюция большого калибраПеред тем, как продолжить минометную тему, хотим сказать несколько слов в адрес тех, кто внимательно читает. Да, мы не профессиональные минометчики, но что такое миномет знаем прекрасно, и его работу проверяли на практике. На себе. В разных местах.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Схватка за мурманскую зону A2/AD. Выстоит ли Россия в столкновении с обновлённой АУГ во главе с «Gerald Ford» и командой?

Схватка за мурманскую зону A2/AD. Выстоит ли Россия в столкновении с обновлённой АУГ во главе с «Gerald Ford» и командой?

Атомный авианосец CVN-78 USS «Gerald Ford» — всё та же «авиаматка», оснащённая весьма примитивными корабельными ЗРК «SeaRAM» и ESSM в упрощённом варианте. Стоит отметить, что в составе «авианосной» модификации «Evolved Sea Sparrow Missile» применяется наклонная двухмодульная ПУ Mk 29 mod 4/5, каждый модуль которой представляет собой счетверённый ТПК (всего 8 зенитных ракет). В отличие от ESSM, применяемых на «Арлей Бёрках», на авианосце используется упрощённая ЗУР RIM-162D, не оснащённая газоструйной системой ОВТ, а значит, обладает меньшей маневренностью


ПРОБЛЕМАТИКА МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОГО ФЛОТА: КАК ФРЕГАТЫ ПР. 22350 И ПАТРУЛЬНЫЕ КОРАБЛИ ПРОЕКТА 22160 УЛУЧШАТ СЕТЕЦЕНТРИЧЕСКУЮ ГИБКОСТЬ ЧЕРНОМОРСКОГО И БАЛТИЙСКОГО ФЛОТОВ

Весьма широким спектром обнадёживающей информации о программах обновления корабельного состава ВМФ России, а также модернизации уже имеющихся боевых кораблей порадовали ведущие отечественные новостные и аналитические интернет-издания за последние два года. К примеру, на запланированную в ближайшие 5 лет передачу Военно-морскому флоту России таких надводных боевых кораблей, как 3 фрегата пр. 22350 («Адмирал Горшков», «Адмирал Касатонов» и «Адмирал Головко»), а также 5 сторожевых кораблей дальней морской зоны пр. 22160 («Василий Быков», «Дмитрий Рогачёв», «Павел Державин») делаются достаточно серьёзные ставки, так они способны коренным образом изменить противоракетный и противолодочный контуры малочисленных корабельных ударных группировок, приписанных к Черноморскому и Северному флотам.

Так, к примеру, 3 первых фрегата проекта 22350 (включая головной «Адмирал Горшков»), оснащённые корабельными зенитно-ракетными комплексами большой дальности «Редут», предназначены для усиления «противоракетного зонтика» оперативно-стратегического объединения СФ в период прохождения тяжёлым ракетным крейсером пр. 11442М «Адмирал Нахимов» комплексной модернизации вооружения на стапелях ОАО ПО «Севмаш». Возврат в строй усовершенствованного «Калибрами», «Ониксами» и «Редутом» ТАРК «Адмирал Нахимов» ожидается не ранее середины 2021 года, в то время как сегодня дальняя ПВО СФ обеспечивается лишь благодаря его систершипу «Петру Великому».

Проблема заключается в том, что «Пётр Великий» имеет на вооружении 1 ЗРК С-300Ф «Форт» и 1 С-300ФМ «Форт-М», которые, несмотря на высокие скоростные показатели зенитных ракет 48Н6Е и 48Н6Е2 (6,6М, позволяет настигать вдогон 4,5—5-маховые объекты), не могут работать по удалённым воздушным целям за пределами радиогоризонта. Зенитные же ракеты 9М96ДМ (должны в ближайшем будущем пройти огневые испытания и войти в боекомплект «Редутов») способны поражать заметно больший список целей, включая загоризонтные, а также баллистические, выполняющие противозенитные манёвры. Данные ракеты-перехватчики оснащены «газодинамическими поясами» двигателей поперечного управления по аналогии с «Aster-30» и MIM-104F MSE, что даёт возможность выходить на маневрирующую цель «бросковым» методом с перегрузками до 60 — 70G, реализуя принцип кинетического уничтожения прямым попаданием «hit-to-kill». Все остальные преимущества корабельных «Редутов» на борту фрегатов пр. 22350 заключаются в получении целеуказания от 4-сторонних многофункциональных РЛС «Полимент», имеющих важное достоинство перед штатовскими AN/SPY-1D, заключающееся в Х-диапазоне работы. Как известно, данный (сантиметровый) диапазон позволяет не только завязывать трассы воздушных объектов, но и захватывать их на точное автосопровождение, что на практике обеспечивает подсвет целей для ЗУР с полуактивными радиолокационными ГСН, а также повышенную точность целеуказания для ЗУР с активными РГСН.

В открытых источниках указывается, что суммарная целевая канальность четырёх полотен ФАР радиолокационного комплекса «Полимент» составляет 16 целей (по 4 ед. на каждое полотно), а поэтому 3 фрегата данного проекта, предназначенные для СФ, по задачам ПВО и ПРО верхнего рубежа будут эквивалентны 4 атомными крейсерам пр. 11442 (две «Трёхсотки» каждого из них способны обстреливать лишь 12 целей). Среди положительных черт новых фрегатов невозможно не упомянуть передовой бортовой радиоэлектронной «начинки», построенной вокруг боевой информационно-управляющей системы «Сигма-22350» с открытой архитектурой и станцией обмена тактической информацией по шифрованным радиоканалам связи. Это позволяет производить аппаратную модернизацию оборудования, а также обновлять программное обеспечение противолодочной и противовоздушной подсистем даже в боевых условиях. Что касается модулей обмена тактической информацией о подводной, надводной и воздушной обстановках, то каждый надводный корабль-оператор «Сигмы» и иных передовых БИУС автоматически интегрируется в общую сетецентрическую сеть, которая позволяет избежать «хуторного» принципа при отражении ударов противокорабельных ракет противника или нанесении ударов по целям противника. Более простым языком, в корабельной группировке фрегатов пр. 22350, объединённых в сетецентрическую сеть, исключён ошибочный захват одной и той же цели комплексами «Полимент-Редут» сразу нескольких кораблей. Как результат: экономия боекомплекта и высвобождение дополнительных целевых каналов «Редута».

Черноморский флот в ближайшем будущем также получит заметный прирост боевого потенциала благодаря введению в строй вышеуказанных патрульных кораблей дальней морской морской зоны проекта 22160 «Василий Быков». Данные боевые корабли, несмотря на малое водоизмещение в пределах 1800 тонн и длину в 94 м (эквивалентно классу «корвет»), обладают весьма внушительным арсеналом противолодочного и противовоздушного вооружения, а также достойным радиолокационным и гидроакустическим оснащением. К примеру, в качестве общекорабельного радиолокационного обнаружителя на патрульниках используется РЛС с ПФАР «Позитив-МЭ1» с дальностью обнаружения целей с ЭПР 3 кв. м порядка 110 км. Она синхронизирована со всеми комплексами вооружения ПК пр. 22160, и обладает режимами: обнаружения и сопровождения крупных воздушных целей на инструментальной дальности 250 км, обнаружения и сопровождения надводных целей (включая загоризонтные при повышенной рефракции), определения госпринадлежности с помощью интегрированного запросчика, классификации цели по степени угрозы и уровню приоритетности, а также в режиме целераспределения и диагностики на работоспособность отдельных аппаратных узлов РЛС.

Основным потребителем радиолокационной информации «Позитива-МЭ1» может стать корабельный зенитно-ракетный комплекс «Штиль-1». Если основной модификацией для ВМФ России станет пр. 22160 со «Штилем», то для патрульного корабля со столь малым водоизмещением наличие подобного зенитно-ракетного комплекса является просто уникальным, ведь обычно «Штиль-1» является главным противовоздушным компонентом надводных кораблей класса «фрегат», к примеру, пр. 11356 «Адмирал Григорович». В 24-х транспортно-пусковых контейнерах МС-487, сгруппированных в 2 подпалубные вертикальные пусковые установки 3С90Э.1, должны разместить зенитные управляемые ракеты 9М317МЭ, оснащённые газоструйной системой управления и более тяговитыми и «долгоиграющими» 2-режимными твердотопливными ракетными двигателями.

Благодаря этому скорость новой ЗУР для «оморяченного» «Бука» достигла 5580 км/ч (сравнимо с С-300ПС и ракетами 5В55Р), а эффективность работы газоструйной системы ОВТ сохраняется на протяжении длительного периода работы РДТТ. Оснащение же ракеты активной радиолокационной головкой самонаведения даёт возможность обстреливать скрывающиеся за пределами радиогоризонта цели, а также продолжать перехват объекта даже в том случае, если он скрывается за возвышенностями рельефа местности в момент, когда патрульный корабль выполняет операцию близ побережья. Не менее важной деталью является способность 9М317МЭ наносить удары по надводным и береговым радиоконтрастным объектам, включая корабли основных классов, ракетные катера, бронетехнику, а также бронетехнику и береговую артиллерию.

Есть у ЗРК «Штиль-1» и некоторые недостатки, связанные с максимальной скоростью поражаемой цели всего в 830 м/с, в то время как ракета 9М317М в составе наземного «Бук-М3» работает по целям со скоростями в 2800 м/с. Это связано со скоростными ограничениями, заложенными в ПО радара подсвета ОП-3 (в народе «Орех»). В то же время, для корабля такого класса это с лихвой компенсируется неплохими противолодочными способностями. Так, гидроакустический облик патрульных кораблей пр. 22160 будет представлен сразу тремя ГАК. Во-первых, это гидроакустическая станция «Виньетка-ЭМ» на базе низкочастотной гибкой протяжённой буксируемой антенны с частотой работы 0,015 — 0,5 кГц, 64-канальной пропускной способностью и возможностью пеленгования звукоизлучающих источников во второй дальней зоне акустической освещённости. Во-вторых, это внутрикорпусный гидроакустический комплекс МГК-335ЭМ-03, предназначенный для пеленгования подводных лодок противника в ближней зоне акустической освещённости (от 3 до 5 и от 5 до 12 км) с возможностью установления связи с экипажем субмарины противника по гидроакустическим каналам связи; комплекс работает в частотном диапазоне от 1500 до 7000 Гц. В-третьих, это противодиверсионный гидроакустический комплекс «Паллада», предназначенный для обнаружения подводных пловцов на расстоянии 500 м.

Вся информация от вышеуказанных гидроакустических комплексов агрегируется и выводится на терминалы БИУС патрульных кораблей проекта 22160 в виде обобщённой информации о тактической подводной обстановке, после чего целеуказание по наиболее приоритетным целям может поступать на индикаторный терминал оператора, отвечающего за универсальный стрельбовой комплекс «Калибр-НК», представленный двумя подъёмными счетверёнными контейнерными ПУ 3С14УК2. Помимо противокорабельных ракет 3М54Э и стратегических крылатых ракет 3М14Т, данные 533-мм пусковые установки могут использовать противолодочные управляемые ракеты 91РЭ2 «Калибр-НКЭ», поражающие субмарины противника на удалении 40 км. Для огневой работы с применением ПЛУР 91РЭ2 надводные корабли должны быть оснащены вспомогательной боевой информационно-управляющей подсистемой «Требование-М», увязанной мультиплексной шиной информационного обмена с гидроакустическими комплексами «Виньетка-ЭМ» и МГК-335ЭМ-03.

Между тем, обновление флотов вышеописанными проектами надводных кораблей улучшит исключительно оборонительные качества корабельных ударных группировок ВМФ России на локальных морских/океанских ТВД, да и то на минимальном удалении от российских берегов, где может быть оказана существенная поддержка со стороны многоцелевых истребителей и противолодочных самолётов Морской авиации ВМФ России. Следует признать, что к масштабным военно-морским столкновениям с Объединёнными ВМС НАТО и ВМС США в отдалённых участках Мирового океана российский флот на текущий момент не готов, и не будет готов до поступления на вооружение хотя бы 8 атомных эсминцев пр. 23560 «Лидер», 3 — 4 тяжёлых авианосцев пр. 23000 «Шторм» и более чем 10—15 модернизированных фрегатов пр. 22350М «Супер-Горшков», не говоря уже о необходимости ускорения темпов серийного производства перспективных многоцелевых атомных субмарин пр. 885М «Ясень-М». В данный же момент ситуация с количеством современных надводных кораблей и подлодок на вооружении ВМФ России оставляет желать лучшего, и куда более целесообразным будет анализ возможностей того же Северного флота в противостоянии с авианосными ударными группировками ВМС США, возглавляемыми новейшими атомными авианосцами класса «Gerald Ford», на более ближних подступах к нашим западным морским границам.

ГОТОВЫ ЛИ СЕВЕРНЫЙ ФЛОТ ВМФ РОССИИ И ВКС К СХВАТКЕ С УСИЛЕННЫМИ АУГ НАТОВСКИХ ФЛОТОВ?

Схватка за мурманскую зону A2/AD. Выстоит ли Россия в столкновении с обновлённой АУГ во главе с «Gerald Ford» и командой?

Вопросы относительно итога вероятного столкновения между нашей единственной АУГ во главе с ТАКР «Адмирал Кузнецов» и одной или несколькими АУГ ВМС США с завидной регулярностью поднимаются нашими обозревателями и военными экспертами в комментариях на различных аналитических ресурсах, а также на бесчисленных форумах, посвящённых военно-морской тематике. Это и неудивительно, ведь от исхода такого противостояния, к примеру, в южной части Норвежского моря, будет зависеть незыблемость условной зоны ограничения и воспрещения доступа и манёвра A2/AD, установленной вокруг важнейших стратегических объектов Северного флота в Мурманской области. Более простым языком, в случае уничтожения одной или нескольких американских АУГ юго-восточнее острова Ян-Майен (Норвегия), Северный флот обезопасит свои стратегические узлы в северной части Мурманской области от массированных авиаударов палубной авиации ВМС США, действующей из Северной Атлантики. Дело в том, что суммарная глубина удара палубных многоцелевых истребителей F/A-18E/F «Super Hornet», использующих тактические крылатые ракеты большой дальности AGM-158B JASSM-ER может составлять около 1900 км (средний радиус действия + плюс дальность ракеты JASSM-ER).

Из этого не трудно сделать вывод, что любая АУГ ОВМС США должна быть выведена из строя ещё у западных берегов Исландии. Если же рассматривать вариант, что штатовская палубная авиация применит высокоточные ракеты большой дальности AGM-84H SLAM-ER, то вышеуказанная глубина удара «Супер Хорнетов» уменьшится до 1100—1200 км, а предельно допустимый рубеж уничтожения АУГ сдвинется в северные районы Норвежского моря. Сдерживание американских авианосных группировок на вышеуказанных рубежах является критически необходимой оперативно-стратегической мерой, поскольку зенитно-ракетные полки С-300ПМ1 и С-400, прикрывающие Мурманск и Североморск, однозначно столкнутся с огромным количеством средств воздушного нападения («Томагавки», AGM-86C /D CALCM), которые необходимо перехватить. Добавление же к этому списку ещё и сотен «Супер Хорнетов» с ракетным вооружением на подвесках может окончательно «сложить» даже мощный «противоракетный зонтик» над Мурманском.

Схватка за мурманскую зону A2/AD. Выстоит ли Россия в столкновении с обновлённой АУГ во главе с «Gerald Ford» и командой?

F/A-18E «Super Hornet» с тактической ракетой AGM-84H SLAM-ER на точке подвески


При определении приемлемых номенклатуры и количества противокорабельных/противолодочных средств для уничтожения американской АУГ, направленной на блокирование наших корабельных ударных группировок в Северной Атлантике, необходимо учитывать ряд важных моментов.

Во-первых, ввиду чёткого осмысления командованием американского флота и ОВМС НАТО возможностей наших ВМФ и ВКС, авианосная группировка будет представлена далеко не одним «Джеральдом Фордом» и стандартным ордером охранения из 2-х ракетных крейсеров УРО класса «Ticonderoga» и 4-х эсминцев УРО класса «Arleigh Burke». Нашей единственной авианосной ударной группировке Северного флота будет противопоставлено усиленное авианосное соединение, состоящее не менее чем из двух авианосцев классов «Джеральд Форд» и «Нимиц», а также одного авианосца Королевского ВМФ Великобритании R08 HMS «Queen Elizabeth». Его систершип R09 HMS «Prince of Wales» скорее всего останется в Северном море для контроля южной части Балтийского моря авиакрылом F-35B, ведь в условиях войны и господства наших ВКС над Прибалтикой, полёты неповоротливых «Ривет Джойнтов» с большой ЭПР станут невозможными.

В качестве ордера охранения 3 вышеуказанных авианосцев выступит не менее четырёх «Тикондерог», шести «Арлей Бёрков», пары-тройки британских эсминцев Type 45 «Daring», нескольких фрегатов Type 23 (в будущем Тype 26 «Global Combat Ship») и кораблей-танкеров. Среди подводной компоненты противника, прикрывающей усиленную АУГ, можно отметить такие многоцелевые атомные субмарины, как «Astute», «Virginia», а также «Los Angeles» (в количестве более 12 — 15 ед.). Обладая минимальным уровнем шумности, эти ударные подводные крейсера будут вести охоту на наших «убийц авианосцев» — МАПЛ пр. 949А «Антей» (задача последних — упреждающий удар по авианосным оперативно-стратегическим объединениям НАТО до подхода надводной компоненты). И назвать эту «охоту» малоэффективной нельзя даже заблаговременно, поскольку известно, что уровень акустической скрытности у пр. 949А (по современным меркам) оставляет желать лучшего.

Так, эсминцы УРО класса «Arleigh Burke», задействуя продвинутые внутрикорпусные гидроакустические комплексы AN/SQQ-89(V)10-15, смогут обнаруживать «Антеи» (на полном ходу) вплоть до второй дальней зоны акустической освещённости (70 — 120 км) в нормальных гидрологических условиях, что связано с отсутствием такой опции, как водомётный движитель и менее совершенной 2-каскадной амортизацией двигательной установки, в то время как на более современных МАПЛ амортизация трёхкаскадная. Следовательно, для ухода из под наблюдения пассивных гидроакустических средств противника (включая РГБ, сбрасываемые с P-8A «Посейдон») и успешного запуска 24 тяжёлых противокорабельных ракет по вышеописанной АУГ, наши «противоавианосные» подводные ударные крейсера К-119 «Воронеж», К-410 «Смоленск» и К-226 «Орёл» должны заранее выполнять боевое дежурство на малом ходу на пути подхода смешанной АУГ противника. И даже такая тактика не может гарантировать 100%-го выведения из строя авианосных ударных группировок противника, так как главным вооружением пр. 949А является не лишённый недостатков противокорабельный ракетный комплекс 3К45 «Гранит».

Размещённые в 24-х наклонных пусковых установках СМ-225А тяжёлые сверхзвуковые ПКР 3М45 «Гранит», несмотря на сложное программируемое распределение 1,7-маховых ракет между целями в зависимости от степени угрозы и наличие на борту ракет встроенных средств РЭБ, обладают большой радиолокационной сигнатурой (ЭПР до 0,5 м2), а также далеко не лучшим G-лимитом при совершении противозенитных манёвров, что делает их крайне уязвимыми для современных зенитных управляемых ракет ВМС США RIM-162 ESSM, RIM-174 ERAM, RIM-156B, а также «Aster-30», применяемых британскими эсминцами класса «Daring». Учитывая, что ордер охранения вышеуказанной усиленной АУГ составят 10 «Aegis»-крейсеров/эсминцев, обладающих 18 целевыми каналами каждый, и не менее 3-х эсминцев Type 45 с 12 целевыми каналами каждый (корабельный ЗРК PAAMS), общее количество одновременно обстреливаемых средств воздушного нападения противника может составить 216 ед.! И это не учитывая возможностей поднятых в воздух звеньев F/A-18E/F по перехвату приближающихся к АУГ противокорабельных ракет, координаты которых «Супер Хорнетам» будут передавать палубные самолёты ДРЛО E-2D «Advanced Hawkeye».

«Граниты» будут обнаруживаться «Хокаями» на удалении около 180 — 200 км, после чего целеуказание будет поступать как на «Иджисы», так и на палубную истребительную авиацию по каналу «JTIDS», следовательно, на перехват 72 противокорабельных ракет останется более 4 минут, с чем «Иджисы» прекрасно справятся. Вывод: использование громоздких и маломаневренных «Гранитов» с большой ЭОП и подлётной высотой около 50 м против современных ЗУР-перехватчиков типа RIM-162 ESSM абсолютно бесперспективно. Аналогичный вывод справедлив и в отношении противокорабельных/многоцелевых комплексов «Гранит», размещённых на борту ТАРК «Пётр Великий» (20 ракет) и ТАКР «Адмирал Кузнецов» (12 ракет). Что же касается ракетного крейсера пр. 1164 «Маршал Устинов» (класс «Атлант»), то его модернизированный противокорабельный комплекс П-1000 «Вулкан» с 16 ракетами 3М70, на первый взгляд, выглядит немного более серьёзнее. В отличие от ранних ракет 4К77 «Базальт», 3М70 оснащены куда более современным автопилотом А21 под управлением БЦВМ Б9. Новый «мозг» позволил уменьшить подлётную высоту с 50 до 12—20 м, что значительно уменьшило дальность радиогоризонта для корабельных средств ПВО противника. Но в целом ситуация складывается не в пользу «Вулкана», ведь радиолокационная заметность и габариты этой ракеты ещё большие, чем у 3М45 «Гранит».

Вопрос боеспособности 279-го отдельного корабельного истребительного авиаполка, развёрнутого на тяжёлом авианесущем ракетном крейсере «Адмирал Кузнецов», мы уже рассматривали в наших предыдущих обзорах. Установленные на тяжёлых палубных истребителях-бомбардировщиках Су-33 устаревшие бортовые радары Н001 с антенной решёткой Кассегрена и низкой помехозащищённостью, а также древние РЛПК-27К (не унифицированы с современными ракетами воздушного боя РВВ-СД) не позволят завоевать превосходство даже над 1/6 от общей палубной авиагруппы, расположенной на авианосцах усиленной АУГ Объединённых ВМС НАТО. Вся авиагруппа на 3-х авианосцах будет представлена примерно 130 многофункциональными истребителями F/A-18E/F c АФАР-радарами AN/APG-79 и дальнобойными ракетами AIM-120D, 20 «Гроулерами», а также 22 — 30 малозаметными истребителями короткого взлёта и вертикальной посадки F-35B на борту британского «Queen Elizabeth».

Противопоставить авиаполку «Адмирала Кузнецова» просто-напросто нечего. Более того, в то время, как программное обеспечение комплекса управления вооружением «Супер Хорнетов» уже адаптировали к применению противокорабельных ракет AGM-158C LRASM, наши палубные «Сушки» так и не приспособили к применению 2-маховых противокорабельных ракет Х-41 «Москит». К большому сожалению, ни в оборонительных, ни в ударных возможностях (с применением управляемых ракет «воздух-поверхность») Су-33 отличиться сегодня не способны; предел мечтаний — более-менее высокоточные бомбардировки наземных целей благодаря установке на некоторые машины специализированной вычислительной подсистемы СВП-24-33 «Гефест». Вывод: 279-й ОКИАП, при нынешнем оснащении Су-33, не сможет серьёзно повлиять на исход столкновения между нашей и натовской авианосными ударными группировками, а сможет лишь частично прикрыть дальние подступы к АУГ во главе с «Адмиралом Кузнецовым» от противокорабельных модификаций крылатых ракет «Томагавк» — RGM/UGM-109B TASM («Tomahawk Anti-Ship Missile»), да и то с риском быть уничтоженными в дальних воздушных дуэлях с «Супер Хорнетами» и F-35B.

Единственная аксиома, которую можно вывести из всего вышеперечисленного, выглядит весьма просто. Для уничтожения усиленной авианосной группировки ОВМС НАТО в водах Северной Атлантики потребуется комплексная стратегическая противокорабельная и противолодочная операция с привлечением сверхмалошумных многоцелевых атомных подводных лодок проекта 885/М «Ясень/-М» и пр. 971 «Щука-Б», а также десятков единиц тактической авиации со сверхзвуковыми противокорабельными ракетами Х-31АД на подвесках. Наиболее подходящими машинами здесь могут стать Су-35С в связке с Су-34.

Два типа машин способны сформировать отличный многофункциональный «тандем», в котором каждая сможет выполнять как противокорабельный удар, так и противостояние с воздушным противником на средней дистанции. В ту же очередь, Су-35С сможет прикрыть «тридцатьчетвёрку» в дальнем воздушном бою с палубными F/A-18E/F и F-35B, что и не снилось Су-33. Но данная способность сегодня «висит в воздухе» в связи с неясными перспективами проекта ракеты воздушного боя РВВ-АЕ-ПД с интегральным ракетно-прямоточным двигателем, доводка которой была приостановлена в 2012 году. Для выполнении беспрецедентной противокорабельной миссии против натовской АУГ в Северной Атлантике могут быть задействованы авиабазы СФ «Североморск-3», «Североморск-1» и Кипелово, куда и передислоцируют необходимое количество Су-35С и Су-34. «Щуки-Б» и «Ясени-М» смогут раскрыть весь свой потенциал за счёт предельно высокой акустической скрытности, позволяющей подобраться к АУГ противника на 220—350 км и произвести смертоносные залпы малозаметными и высокоманевренными противокорабельными ракетами 3М54Э и «Оникс». Уж им это будет сделать куда проще, чем «Антеям».