Оружейная коллекция
Популярное
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 3. Gepard M1К числу известных крупнокалиберных снайперских винтовок можно отнести венгерскую винтовку Gepard M1. Она была разработана в конце 1980-х годов и представляла собой однозарядную модель снайперского оружия под советский патрон 12,7х108 мм.
Пистолеты-пулемёты MEMS M-52/60 и M-67 родом из АргентиныС середины сороковых годов прошлого века основным пистолетом-пулеметом армии и полиции Аргентины было изделие Halcón M/943. Такое оружие выпускалось в двух модификациях под разные патроны, соответствовавшие требованиям разных структур. «Альконы» отличались достаточно высокими характеристиками, однако были сложны и дороги в производстве. В начале пятидесятых годов стартовала новая программа создания подобного оружия, и первым ее результатом стал пистолет-пулемет MEMS M-52.
Пантган. Просто это очень большое ружьёМы все так или иначе любим смотреть кинофильмы. Кто-то «военное кино», кто-то фантастику или фэнтази, кто-то смотрит все подряд, для кого-то милее всего сериалы. И опять же каждый находит в них свое. Кто-то страдает, глядя на терзания рабыни Изауры, кто-то переживает за «радистку Кэт», кому-то милее американские «Маленькие женщины».
Единые пулемёты на вооружении ШвейцарииШвейцария всегда была и остается страной, которая ассоциируется с высоким качеством выпускаемых механизмов на своей территории. Независимо от того, что именно проектируют швейцарские конструкторы, часы или оружие, можно быть уверенным в том, что к разработке каждого узла подошли с особенной тщательностью, а жесткий контроль качества на производстве обеспечивает продукцию очень высокой конкурентоспособностью на рынке, даже несмотря на цену.
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 2. ОСВ-96Российская крупнокалиберная снайперская винтовка ОСВ-96 «Взломщик» является достаточно известным образцом стрелкового оружия. ОСВ-96 стала первым российским образцом оружия данного класса и является своеобразным ответом на американскую винтовку Barret M82.
Оружие
Защита отечественных БМП: как всегда серьёзнее, толще, мощнееБоевая машина пехоты должна перевозить и высаживать десантников, а также поддерживать их огнем. Еще одной важнейшей функцией такой техники является защита людей от вражеских пуль, снарядов и осколков. Используемые на поле боя средства поражения постоянно развиваются, и это приводит к изменениям средств защиты бронетехники.
Исторические рассказы об оружии. Танк М3А «Стюарт» снаружи и внутриДа, о «Стюарте» мы вдоволь поговорили в цикле «Свой среди чужих», рассказывая о трофейной и ленд-лизовской технике. Но показать… Вот, показываем.
САУ 2С7М «Малка». Старая новинка предназначенная для армииКак сообщает пресс-служба Центрального военного округа, несколько дней назад одна из артиллерийских частей пополнила парк своей техники. Армии передали очередную партию самоходных пушек большой мощности 2С7М «Малка». В самом ближайшем будущем эта техника, отличающаяся высочайшими характеристиками, примет участие в своих первых учениях с боевой стрельбой.
Исторические рассказы об оружии. ЗРПК «Тунгуска-М» снаружи и внутри«Тунгуска». Когда переходишь к этой боевой машине сразу после осмотра «Шилки», то поневоле проникаешься уважением и пониманием того, что работа была проведена. Хотя бы по кормлению «Шилки» стероидами. Изрядно массивнее, на первый взгляд. Да и на второй тоже.
Процесс перевооружения БМП-2В 1977 году на вооружение Советской армии поступила новейшая боевая машина пехоты БМП-2, призванная сначала дополнить, а затем заменить существующую технику своего класса. БМП-2 остаются на вооружении до сих пор и в настоящее время составляют основу парка защищенной техники для перевозки и огневой поддержки пехоты.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Соперничество на воде линейных крейсеров: "Мольтке" против "Лайона". Ч. 3

В предлагаемой Вашему вниманию статье мы сравним боевые возможности линейных крейсеров «Лайон» и «Мольтке». Как известно, военный корабль тех лет представлял собой сплав скорости, мощи артиллерии и крепости защиты и, для начала, мы попробуем оценить английский и германский корабли с точки зрения противостояния брони и снаряда.

Артиллерия и бронирование

К сожалению, детализированных данных о бронепробитии 280-мм/50 и 343-мм/45 орудий у автора настоящей статьи не имеется, но тем не менее, некоторые выводы сделать можно и без них. Как известно, наиболее толстая броня «Лайона» имела 229 мм толщины (не считая защиты боевой рубки), а у «Мольтке» - 270 мм. Для 343-мм пушек «Лайона», стреляющих «облегченным» 567-кг снарядом, указывается способность пробивать крупповскую броню толщиной 310 мм на дистанции 10 000 ярдов, или почти 50 кбт. Пересчет по формуле Жакоба де Марра позволяет предположить, что 270 мм бронепояс «Мольтке» будет пробит начиная с дистанции 62 кбт. В то же время никаких расчетных данных по бронепробитию пушек «Мольтке» автор найти не смог, но, как мы уже говорили ранее, несколько более слабые 280-мм/45 пушки «Фон-дер-Танна», по немецким данным, должны были пробивать 200 мм крупповскую броню на 65 кабельтовых. Орудия «Мольтке» стреляли снарядами того же калибра и веса, что и пушки «Фон-дер-Танна», но придавали им на 25 м/сек большую начальную скорость. В Ютландском сражении «Мольтке» пробил 229 мм броню «Тайгера» с дистанции 66 кбт, поэтому не будет большой ошибкой предположить, что его пушки способны были пробивать 229-235 мм бронеплиты на дистанции 65-66 кбт.

Таким образом, мы как будто видим примерный паритет «Лайона» и «Мольтке» в способности поражать своего оппонента. Все-таки 3-4 кабельтова преимущества «Мольтке» («зона неуязвимости» в диапазоне 62-66 кабельтов, на которых «Мольтке» уже пробивает 229 мм броню «Лайона», а «Лайон» еще не может поразить 270 мм броню германского линейного крейсера) слишком ничтожная величина, чтобы иметь реальное влияние на исход боя. Однако на самом деле все значительно сложнее.

Дело в том, что 270 мм броней у «Мольтке» защищался очень узкий (хотя и протяженный) участок борта в районе ватерлинии – высота 270 мм участка бронеплит составляла всего 1,8 м. Это давало неплохую защиту от затоплений и неплохо оберегало артиллерийские погреба от проникновения в них вражеских снарядов, но выше борт «Мольте» защищала всего только 200 мм броня. От снаряда, пробившего 200 мм бронепояс, машины, котлы, да, собственно, и артиллерийские погреба «Мольтке» защищала лишь бронепалуба, имевшая 25 мм в горизонтальной части и 50 мм – на скосах. Однако (теоретически!) подобная защита была вполне проницаема для бронебойного 343-мм снаряда на тех же 62 кбт – он пробивал 200 мм бронепояс, проходил вглубь корабля и ударял в палубу или скос.

Соперничество на воде линейных крейсеров: "Мольтке" против "Лайона". Ч. 3

И даже если кинетической энергии снаряда оказалось недостаточно для преодоления этой преграды, он взорвался бы непосредственно на 25 мм или 50 мм бронеплите, либо в момент их преодоления. Конечно, в этом случае снаряд не прошел бы вглубь машинных или котельных отделений в целом виде, но машины, котлы и т.д. все равно были бы поражены осколками снаряда и брони палубы. При этом 200 мм броню британский 567 кг снаряд пробивал, в общем, на всех мыслимых дистанциях боя – вплоть до 100 кбт. Конечно, это не результаты испытаний, а только расчет по формуле де Марра, но сражения Первой мировой вполне подтверждают такие возможности 343-мм орудий.

Так, в бою при Доггер-Банке снаряд «Лайона» с расстояния примерно 84 кбт пробил небронированную палубу «Зейдлица» (что хоть ненамного, но все же замедлило его), а затем – 230 мм барбет башни главного калибра. Британский снаряд взорвался при прохождении 230 мм брони, но это на тот момент вообще было свойственно британской тяжелой артиллерии, в нашем же случае важно то, что «Лайон» с расстояния 84 кбт не просто пробил палубный настил и 230 мм барбет, но и причинил тяжелые повреждения защищаемому барбетом пространству – германский линейный крейсер оказался на волосок от гибели, одно попадание вывело из строя обе башни главного калибра, при этом 165 человек погибли.

Соперничество на воде линейных крейсеров: "Мольтке" против "Лайона". Ч. 3

То самое попадание


Барбеты и башни главного калибра «Мольтке» имели защиту 200-230 мм и также были уязвимы. Следовательно, и машины, и котлы, и артиллерия «Мольтке» теоретически могли быть поражены «Лайоном» на дистанциях примерно 62-85 кбт. Таким образом, за исключением узкой 270 мм полоски по ватерлинии, бронирование «Мольтке» не обеспечивало защиту жизненно важных частей корабля от полноценных бронебойных 343 мм снарядов. Однако следует оговорить отдельно, что такая неспособность «Мольтке» противостоять английским пушкам возникла только после Ютландского сражения, ближе к концу войны, когда англичане разработали первоклассные бронебойные снаряды «Greenboy».

Дело в том, что англичане, приняв на вооружение ультимативно-мощное 343-мм орудие, не озаботились обеспечить его столь же качественным бронебойными снарядами и сделали это лишь по опыту Ютланда. А до тех пор британские боеприпасы этого типа были крайне склонны взрываться при прохождении брони, и это серьезно меняло статус защиты «Мольтке». Ведь снаряд, взорвавшийся в 200 мм бронеплите, продолжал свой полет уже только в форме осколков, а такой удар 50 мм скосы и 25 мм горизонтальной палубы вполне могли отразить. Впрочем, для 203-230 мм барбетов и башен "Мольтке" это не имело особого значения - никакой защиты за ними не существовало, и прохождение снаряда хотя бы в виде осколков наносило тяжелейшие повреждения, которые могли угрожать кораблю гибелью.

В общем, с учетом реальных качеств британских 343-мм бронебойных снарядов, можно констатировать, что вертикальное бронирование «Мольтке» на основных дистанциях боя (70-75 кбт.) с большой долей вероятности могло защитить машинные, котельные отделения и погреба боеприпасов при попаданиях в борт, но не обеспечивало защиты артиллерийских башен и барбетов.

Впрочем, «Лайон» в противостоянии с «Мольтке» также не выглядел неуязвимым рыцарем. Его 229 мм пояс высотой в 3,5 м, в сочетании с дюймовой бронепалубой и 229 мм башни главного калибра, вероятно, были непробиваемы для германских снарядов на 70 кабельтовых и далее, но 203 мм барбеты на этой дистанции, пожалуй, все еще могли быть поражены. Основной проблемой являлся бронепояс «Лайона» в районе подачных труб носовых и кормовых башен главного калибра утоньшался до 102-127-152 мм. Такая броня, по всей видимости, пробивалась 280-мм германскими снарядами и на 75-85 кбт., и только 152 мм защита второй башни еще могла рассчитывать отразить удар.

Следовательно, как и в случае с «Мольтке», вертикальное бронирование «Лайона» не обеспечивало надежной защиты на основных дистанциях боя (70-75 кбт.) от 280 мм снарядов германских линейных крейсеров. Как и у германского линейного крейсера, машинные и котельные отделения были защищены достаточно хорошо, но артиллерия – нет.

Таким образом, с точки зрения толщин вертикальной брони и бронепробиваемости орудий мы видим паритет (до появления снарядов «Greenboy», после чего очевидное преимущество получал английский корабль), но не следует забывать о таком важном параметре, как заброневое действие снаряда. А оно у британских 567 кг «чемоданов» почти вдвое превосходивших по массе 302 кг германские 280-мм снаряды, было значительно более сильным. Вне всякого сомнения, бронебойный британский снаряд, снаряженный 18,1 кг лиддита при взрыве мог причинить куда большие повреждения, чем германский, имевший 8,95 кг тротила. Конечно, масса взрывчатого вещества в «гринбоях» уменьшилась (до 13,4 кг), но она все равно оставалась большей и к тому же это компенсировалось улучшенной бронепробиваемостью. За «Мольтке» оставалось только преимущество в количестве орудий главного калибра (10 против 8), но компенсировать мощь 343-мм снарядов англичан эти два дополнительных ствола, конечно, не могли.

Что же касается горизонтальной брони, то здесь, по большому счету, дела обстояли плохо у обоих линейных крейсеров. Формально две палубы толщиной по 25,4 мм у «Лайона» выглядели вдвое лучше, чем одна 25,4 мм у «Мольтке», но на практике и то и другое не являлось надежной преградой для тяжелых снарядов. О сколько-то серьезной горизонтальной защите можно говорить только в районе каземата «Мольтке», который (дополнительно к 25-мм бронепалубы под ним) имел 25 мм «пол» и 35 мм «крышу», что, в совокупности, позволяло надеяться удержать 305-мм снаряды от проникновения за броневую палубу (даже в виде осколков). Аналогичный участок имелся и у «Лайона», рядом с дымоходами и третьей башней, - палуба полубака утолщалась там до 38,4 мм (но не от борта до борта). С учетом вышесказанного, горизонтальную защиту этих кораблей можно считать примерно равноценной, но проблемой германского линейного крейсера оставалась неравноценность угроз – тяжелые и мощные 343-мм снаряды представляли для палуб «Мольтке» куда большую опасность, чем сравнительно легкие 280-мм снаряды «Мольтке» для «Лайона».

Кроме того, для обоих кораблей существовала опасность «легкого» проникновения снарядов в барбеты орудий главного калибра. Дело в том, что сам по себе барбет представляет собой широченную трубу диаметром до 8 метров и более, вес его весьма велик – а таких барбетов требуется 4-5, по количеству башен главного калибра. Для того, чтобы облегчить массу барбетов, применяли дифференцированное бронирование – так, например, напротив борта, защищенного 200 мм бронепоясом, барбеты «Мольтке» имели только 30 мм толщины, напротив 150 мм верхнего пояса – 80 мм, а там, где бортовая броня не защищала барбеты – 200 мм. Это было логично в том плане, что для того, чтобы добраться до подачных труб, снаряду приходилось преодолевать сперва бортовую броню, и лишь затем – броню барбета, но при этом упускалось из виду, что снаряд мог угодить в «слабую» часть барбета, не пробивая борт, а пройдя через палубу.

Соперничество на воде линейных крейсеров: "Мольтке" против "Лайона". Ч. 3

Артиллерийские учения на "Мольтке"


В целом же можно констатировать, что линейные крейсера типа «Лайон» по соотношению оборонительных и наступательных качеств существенно превосходили германские корабли типа «Мольтке». С появлением полноценных 343-мм бронебойных снарядов «Greenboy» это преимущество становилось едва ли не подавляющим. Но даже и в этом случае дуэль с «Мольтке» оставалась для британского линейного крейсера опасным делом – в защите «Лайона» оставалось достаточно уязвимых мест, попадание в которые 280-мм снаряда могло вызвать тяжелейшие, а то и фатальные последствия.

Скорость и мореходность.

Скорости «Мольтке» и «Лайона» оказались вполне сопоставимы, на испытаниях корабли обоих типов развивали 27-28 узлов, а в реальностях службы – вероятно, несколько меньше, но в целом их ходовые качества можно считать примерно равными. Дальность хода у «Мольтке» и «Гебена» была незначительно меньше – 4 230 миль на 17 узлах против 4 935 миль на 16,75 уз у «Лайона». Англичане всегда уделяли большое значение мореходности своих кораблей, а потому неудивительно, что линейные крейсера типа «Лайон» стали высокобортными красавцами (хотя… по-английски следовало бы сказать – «красавицами»). В то же время германские линейные крейсера (и «Мольтке» не исключение) обычно считаются низкобортными. Но обращает на себя внимание такой важный для боевого корабля показатель, как высота осей орудий относительно поверхности моря. Понятно, что чем выше расположены орудия, тем сложнее залить их водой на волнении. При нормальном водоизмещении оси орудий «Лайона» возвышались над ватерлинией (начиная с носовой, первой башни) на 10 м;12,4 м; 9.4 м и 7 м. На "Мольтке" соответственно 10,4 м, 8,2 м (две «траверзные» башни) и кормовые 8,4 м и 6,0 м. Таким образом можно говорить о том, что по данному параметру линейные крейсера Германии и Англии различались незначительно. С другой стороны, разумеется, высота стволов над морем – далеко не единственный параметр мореходности, здесь важна всходимость на волну и т.д. В Королевском Флоте весьма высоко оценивали мореходность «кошек адмирала Фишера», отмечали только весьма сильную бортовую качку, из-за которой эти корабли не стали настолько устойчивыми боевыми платформами, как можно было ожидать при их водоизмещении. Что же до «Мольтке», то каких-то сведений о проблемах с мореходностью кораблей данного типа автором не найдено. Кроме того, линейные крейсера Германии строились для участия в генеральном сражении в качестве быстроходного крыла, а не для использования на удаленных океанских театрах, и уж, как минимум, для действий в Северном море их мореходности было вполне достаточно.

Выводы

Мы привыкли воспринимать германские корабли эпохи Первой мировой войны, как превосходно защищенные боевые машины, и это справедливо – никто в мире не уделял столько внимания защите линкоров и линейных крейсеров, сколько делали это германские инженеры и кораблестроители. Они отлично поработали и в случае с «Мольтке», но все же следует понимать, что она была рассчитана (и то, с известными допущениями) на противостояние двенадцатидюймовым снарядам. Англичане, перейдя на 343-мм калибр, кардинально поменяли правила игры – против таких снарядов защита «Мольтке» была уже недостаточна. Бой «Мольтке» против «Лайона» представлял собой в полном смысле слова поединок «яичной скорлупы, вооруженной молотками» и, невзирая на лучшую защиту, «Мольтке» в таком бою имел больше уязвимых мест, чем «Лайон». Но абсолютного превосходства британского корабля все же не было: «Мольтке», как и его противник, обладал возможностью нанести «Лайону» смертельный удар, просто шансов на это у немецкого линейного крейсера было меньше.

Обращает на себя внимание скорость технического прогресса тех лет. Только что заложен первоклассный, на момент начала строительства - однозначно лучший в мире линейный крейсер «Фон-дер-Танн», а следом за ним – по одному в год – два корабля типа «Мольтке». Они являются улучшенной копией первого линейного крейсера Германии, но если «Фон-дер-Танн» являлся сильнейшим кораблем своего класса, то «Гебен» уже значительно уступал «Лайону», с которым они были почти ровесники. Иными словами – скорость прогресса была такова, то усовершенствованный проект лучшего в мире корабля устарел в течение каких-то двух лет!

Изучая историю проектирования германских линейных крейсеров, можно выделить две вполне объяснимых, но от этого не менее прискорбных ошибки. Изначально на «Мольтке» немцы собирались унифицировать главный калибр с соответствующими ему дредноутами, т.е. типом «Гельголанд» и это было бы совершенно правильным решением. Но в ходе проектирования они отказались от восьми 305-мм орудий в пользу десяти 280-мм – согласно тактическим воззрениям германского флота корабль, предназначенный для эскадренного сражения, должен был иметь возможность обстреливать несколько вражеских кораблей одновременно, и для этого 10 орудий подходили заметно лучше, чем 8. В то же время использование 10 305-мм пушек было очень «тяжелым» решением (по весу) и не позволяло в должной мере усилить защиту будущего корабля.

Однако, как неопровержимо свидетельствует история Первой мировой войны на море, подобная концепция была совершенно ошибочной – в то же время, получи «Мольтке» вместо 10 280-мм 8 очень мощных 305-мм/50 орудий, то он, по совокупности наступательных и оборонительных качеств если и не сравнялся бы, то, как минимум, вплотную приблизился к «Лайону». Однако немцы решили, что «и так сойдет» и оставили на «Мольтке» 280-мм пушки. Это была первая ошибка германских корабелов.

Тем не менее проект «Мольтке» ни в коем случае не следует считать провальным или каким-то неправильным: как мы уже говорили ранее, момент его закладки примерно совпал с началом строительных работ по британскому «Индефатигеблу», который по всем параметрам уступал новейшему детищу «сумрачного арийского гения». Другими словами, закладывая «Мольтке» (даже и с 280-мм пушками), немцы не совершили никакой ошибки, но вот начало строительства в следующем году «Гебена» по тому же проекту нельзя считать правильным шагом. В сущности, Германии следовало либо строить однотипные «Мольтке» и «Гебен», но с 305-мм орудиями вместо 280-мм, либо же нужно было закладывать «Гебен» по новому проекту. Они этого не сделали, и на какое-то время лидерство в качестве линейных крейсеров было утрачено Германией.

Что же до англичан, то они действительно создали революционный корабль. Британские адмиралы и конструкторы задали себе очень высокие ориентиры: рост скорости с 25,5 до 27 узлов, рост калибра орудий с 305-мм до 343-мм и рост толщины брони со 152 мм до 229 мм. Подобные качества совершенно невозможно было уместить в водоизмещение, равное современному линкору, и англичане пошли на беспрецедентный шаг - линейные крейсера типа "Лайон" уже на этапе проектирования получили большее водоизмещение, чем их "аналоги" - линкоры типа "Орион". Вне всякого сомнения, уже на этапе ТЗ английские корабли отличал сильный дисбаланс вооружения и защиты, но в том-то и дело, что против своих германских "визави" с 280-мм артиллерией 229 мм брони "кошек адмирала Фишера" было, в общем, достаточно. В сущности, основной проблемой "Лайонов" было то, что англичане не смогли защитить такой броней всю цитадель и барбеты башен главного калибра - сделай они это, и британский флот получил бы серию линейных крейсеров, для которых "Мольтке" и "Гебен" стали бы законной добычей. Тем не менее, в лице "Лайонов" британский флот получил серию пускай и не идеальных, но вполне отвечающих своим задачам кораблей.

Соперничество на воде линейных крейсеров: "Мольтке" против "Лайона". Ч. 3

"Лайон", "Куин Мэри", "Принцесс Ройал" и "Нью Зиленд" в одном строю


Чем же ответили немцы?

Продолжение следует...