Оружейная коллекция
Популярное
Швейцарский вариант немецкой конструкции Людвига Форгримлера (часть 3)Во второй части материала про чешский автомат vz.58 речь шла о том, что с 1946 по 1949 год немецкий конструктор Людвиг Форгримлер и его коллега Теодор Лёффлер сумели создать сразу три варианта автомата под разные патроны и работали на Францию и Испанию, куда Форгримлер перебрался в 1950 году.
Поэма о железном Максиме.Ретроспектива. Часть 8. Пулемёты Норденфельда и ГарднераИнерционность сознания – страшная вещь, но она же еще и оберегает человечество от лишних расходов. Да, новое всегда интересно, но старое привычнее. На его освоение уже ушла нервная энергия, а значит были потрачены силы и еда. Тут бы как раз и ...
АК 308 – на выходе конверсия наоборотВ нашей стране привыкли к тому, что значительная часть арсенала наших охотников – бывшее армейское оружие, или созданное на его базе. Все началось еще с легендарных «фроловок» - охотничьих ружей, переделанных из винтовок Бердана.
Партизанский пистолет-пулемёт разработанный В.Н. ДолгановымВ годы Великой Отечественной войны советским партизанам не приходилось рассчитывать на своевременное и полномасштабное снабжение, и потому они были вынуждены обходиться только своими силами. Среди прочего, в партизанских отрядах организовывались собственные мастерские для ремонта имеющегося оружия и даже производства новых образцов. Одна из таких мастерских наладила сборку оригинальных пистолетов-пулеметов, разработанных конструктором-партизаном В.Н. Долгановым.
Чешское: оригинальное и прошедшее свой длинный исторический путь. Часть 1Вы, верно, думаете, что речь пойдет о пиве, потому что пиво в прошлом было не только напитком солдат многих европейских стран, но в какой-то степени служило им пищей – не только утоляло жажду, но и давало сытость, ведь варили-то его на злаках: солоде, хмеле… а это всегда энергия, плюс некоторая толика еще и «горючего» – спирта… Но нет – на самом деле речь пойдет об автомате чехословацкой, а затем и уже, собственно, чешской армии vz.58, ставшем дальнейшим развитием «пухлой» винтовки vz.52.
Оружие
Перспективный танк на двоих Kampfpanzer Versuchsträger 2000 (VT-2000)В конце 1980-х годов немецкие заводы занимались тем, что достраивали заказанные Бундесвером основные боевые танки Leopard 2 А4, но практичные немцы уже думали над дальнейшим путем развития танковой техники, потребности в танках в будущем и их предполагаемом облике.
Как создавался последний в СССР танк «Боксёр» / «Молот» (объект 477) Часть 3 Сетецентричный танкТанк Боксер отличался еще одним необычным элементом – принципиально новым подходом в создании комплекса управления танком не как отдельной единицы, а части боевых средств на поле боя, связанных между собой в единое целое. В этом танке впервые закладывались идеи, реализующие то, что сейчас называется сетецентричным танком.
Проект «Меркава-4 Барак». Представлена новая электроника в старом корпусеВ настоящее время израильская армия эксплуатирует основные танки нескольких типов, самым новым из которых является «Меркава-4». Бронемашины этого типа соответствуют актуальным требованиям, но военные желают повысить основные характеристики техники и улучшить ее боевые возможности.
Как создавался последний в СССР танк «Боксёр» / «Молот» (объект 477) Часть 2 Вооружение, подвижность, защитаИзготовленные в 1987 году опытные образцы танка «Боксер» по сравнению с Т-64 выглядели более внушительно. Танк был примерно на 0,3 м выше, мощная пушка над башней и высокий корпус с комбинированным бронированием внушали какое-то уважение к нему. По внешнему виду он был более грозный в сравнении с танками предыдущего поколения.
Как создавался последний в СССР танк «Боксёр» / «Молот» (объект 477) Часть 1. Этапы создания и компоновкаРазработка последнего советского перспективного танка «Боксер» всегда многих интересовала, поскольку в советские времена эта работа была серьезно засекречена. О ней мало что известно. После развала Союза все осталось в Украине.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

История соперничества линейных крейсеров."Дерфлингер" против "Тагера". Ч. 2

Итак, после небольшого лирического отступления на тему японских линейных крейсеров, мы возвращаемся к английскому кораблестроению, а именно – к обстоятельствам создания «Тайгера», ставшего, если можно так выразиться, «лебединой песней» 343-мм британских линейных крейсеров и самым совершенным их представителем. А еще он был, по мнению англичан, чрезвычайно красивым кораблем. Как писал Мур в «Годах сопротивления»:

«Скорость и красота были в нем связаны воедино. Самые высокие идеалы гармоничного и мощного корабля владели художественной натурой его конструктора. Где бы корабль не появлялся, куда бы не заходил, он радовал глаз моряка, и я знаю тех, кто преодолевал мили только ради того, чтобы полюбоваться красотой его линий. Это был последний военный корабль, отвечавший представлениям моряков о том, как должен выглядеть корабль, и он блестяще воплощал в себе этот идеал. Рядом с ним другие броненосцы выглядели как плавающие заводы. Каждый из тех, кто служил на нем, будет вспоминать о «Тайгере» с гордостью и восхищением его красотой»

История соперничества линейных крейсеров."Дерфлингер" против "Тагера". Ч. 2

Надо сказать, что к моменту проектирования «Тайгера» англичане постепенно утрачивали интерес к линейным крейсерам. Что бы не говорил по этому поводу Джон Арбетнот Фишер, но слабость защиты этих кораблей и опасность противопоставления их любым кораблям с тяжелыми пушками становилась все более очевидной. Поэтому кораблестроительной программой 1911 г было предусмотрено строительство только одного корабля этого типа, который предполагали создавать как усовершенствованный вариант «Куин Мэри». Однако проектирование японского «Конго» привлекло к себе большой интерес англичан уже хотя бы в силу того, что это был первый не английский боевой корабль, вооруженный орудиями калибром свыше 305-мм.

Артиллерия

В качестве главного калибра использовались те же 343-мм/45 орудия, что устанавливались на «Куин Мэри». При стрельбе использовались тяжелые 635 кг снаряды, начальная скорость которых, по всей видимости, достигала 760 м/сек. Однако же, под влиянием «Конго» англичане наконец-то расположили башни по линейно-возвышенной схеме. При этом рассматривалось два варианта расположения артиллерии главного калибра.

История соперничества линейных крейсеров."Дерфлингер" против "Тагера". Ч. 2

В одном варианте, по аналогии с «Конго», предполагалось разместить третью башню между котельными и машинными отделениями. Второй вариант предусматривал размещение кормовых башен рядом, по аналогии с носовыми. Выбран был первый вариант, но о причинах можно только догадываться. Вероятнее всего сыграло свою роль разнесение башен главного калибра на расстояние, исключающее их вывод из строя одним снарядом (как это случилось с «Зейдлицем»), а кроме того, при такой схеме расположения артиллерии, при ведении огня прямо в корму, воздействие дульных газов третьей башни на четвертую, очевидно, сведено к минимуму и в общем ничтожно. Как бы то ни было, но башни «Тайгера» размещались по схеме «Конго».

Противоминная артиллерия также была усовершенствована: «Тайгер» стал первым британским линейным крейсером, получившим на вооружение 152-мм пушки. Орудиями этого же калибра вооружалась серия линкоров типа «Айрон Дюк» (тоже первые), строившаяся одновременно с «Тайгером». Надо сказать, что по части противоминного оружия тяжелых кораблей в Англии царили разброд и шатание. Д. Фишер считал, что кораблям будет достаточно самого малого калибра, делая ставку на скорострельность. С другой стороны, у офицеров флота уже закрадывались обоснованные сомнения в том, что одной скорострельности будет достаточно. Так, адмирал Марк Керр предлагал использовать для отражения атак миноносцев орудия главного калибра с шрапнельными снарядами, но впоследствии изменил свое мнение в пользу 152-мм калибра на основании следующих соображений:

1. Несмотря на преимущества орудий главного калибра при стрельбе по миноносцам (речь и идет о централизованном управлении огнем) отвлечение их в бою от главной цели недопустимо;

2. Столбы воды от падений 152-мм снарядов затруднят наводку вражеских артиллеристов и, возможно, выведут из строя телескопические визиры;

3. Японцы крайне хорошо отзывались о «противоминоносных» качествах шестидюймовой артиллерии;

4. Все остальные, создающие дредноуты страны, предпочитают больший, нежели 102-мм калибр.

Как можно понять из источников, окончательное решение было принято 12 апреля 1912 г, в ходе длительного совещания комитета из представителей отдела артиллерийского вооружения военно-морского флота. В сущности, оно кардинально меняло концепцию противоминной артиллерии британского флота.

Ранее предполагалось, что на корабли следует устанавливать как можно больше относительно малокалиберных орудий, причем вполне нормально будет ставить их открыто и не защищать броней. Главное – не держать постоянно расчеты у этих орудий, они должны были находиться под защитой брони и выходить к пушкам лишь тогда, когда возникнет угроза торпедной атаки. Большое количество скорострельных орудий требовало многочисленных расчетов, но тут англичане пришли к «гениальному» выводу – поскольку в ходе артиллерийского боя часть открыто стоящих орудий противоминной артиллерии будет уничтожена, то для обеспечения оставшихся достаточным количеством прислуги достаточно будет и половины штатной численности расчетов. Иными словами, британские линейные крейсера, имея 16 открыто стоявших 102-мм, имели также восемь расчетов к ним.

Однако теперь ситуация изменилась. Во-первых, наблюдение за маневрами кайзеровского флота убедило англичан в том, что торпедная атака отныне является обязательным элементом сражения линейных кораблей. Дело здесь, разумеется, не столько в том, что кайзерлихмарине пополнили многочисленные быстроходные миноносцы (со скоростью до 32 уз), а в том, что немцы постоянно отрабатывали тактику их использования в бою линейных сил. Это, в совокупности с неважными условиями видимости в Северном море, приводило к тому, что расчеты больше нельзя было держать вдалеке от орудий, так как ожидать торпедной атаки можно было бы в любой момент. Высокая скорость новых миноносцев вкупе с улучшившимися характеристиками торпед привели к тому, что расчеты могли попросту не успеть к орудиям. В то же время опыт боевых действий русско-японской войны неопровержимо свидетельствовал об огромных потерях расчетов, обслуживающих незащищенные броней орудия.

В результате решено было размещать на кораблях меньшее количество орудий (12 вместо 16), но при этом разместить их в защищенном каземате и «снабдить» каждое орудие собственным расчетом (а не половинным штатом). Предполагалось, что это не уменьшит количество стволов при отражении торпедной атаки, поскольку, очевидно, шансы «дожить» до этой атаки у защищенного орудия значительно выше, чем у стоящего открыто. Кроме того, уменьшение количества орудий хоть немного компенсировало добавочный вес от установки пушек более крупного калибра.

Кроме всех указанных выше резонов было принято во внимание и то, что 152-мм пушка является наименьшей по калибру артсистемой, способной одним попаданием снаряда с лиддитной начинкой если не потопить, то сильно повредить атакующий миноносец или же лишить его хода, то есть сорвать торпедную атаку. Строго говоря, шестидюймовый снаряд действительно мог причинить подобные повреждения, хотя и не гарантировал этого, а вот у снарядов меньшего калибра шансов остановить миноносец «с одного удара» практически не было совсем.

В силу вышеизложенных соображений, «Тайгер» получил дюжину 152-мм/45 орудий Mk.VII, имевших раздельное заряжание и стреляющих снарядами массой 45,4 кг с начальной скоростью 773 м/сек. Дальность стрельбы составляла 79 кабельтов. Боезапас включал в себя 200 снарядов на ствол, включая 50 полубронебойных и 150 фугасных. Впоследствии, впрочем, его уменьшили до 120 снарядов на орудие, включая 30 полубронебойных, 72 фугасных и 18 фугасных трассирующих.

При этом, как мы говорили ранее, до «Тайгера» на английских линейных крейсерах противоминная артиллерия размещалась в носовой и кормовой надстройках, при этом орудия, размещенные в носовой надстройке, только на «Куин Мэри» получили противоосколочную защиту (при постройке), а пушки в кормовой надстройке на всех крейсерах стояли открыто. На «Тайгере» 152-мм батарея размещалась в защищенном каземате, полом которого являлась верхняя палуба, а потолком – палуба полубака.

С одной стороны, можно было бы говорить о том, что средняя артиллерия «Тайгера» приблизилась по своим возможностям к батареям 150-мм орудий германских тяжелых кораблей, но это было не так. Дело в том, что, установив шестидюймовые пушки и защитив их броней «по образцу и подобию» немцев, англичане сохранили весьма неудачную систему размещения артпогребов и подачи боеприпасов к ним. Дело в том, что немцы на своих кораблях распределяли артиллерийские погреба 150-мм пушек таким образом, что подачный механизм из одного погреба обеспечивал снабжение снарядами и зарядами одно, максимум – два 150-мм орудия. В то же время англичане сконцентрировали 152-мм артпогреба в носу и корме корабля, откуда они подавались в специальные коридоры подачи боеприпасов, а уже там, перегруженные на специальные элеваторы и подвесные беседки, подавались к орудиям. Опасность подобной конструкции «превосходно» продемонстрировал германский броненосный крейсер «Блюхер», утративший едва не половину боеспособности после попадания одного-единственного крупнокалиберного британского снаряда в такой коридор (правда, в нем немцы перемещали 210-мм снаряды главного калибра и заряды к ним).

«Тайгер» получили два 76,2-мм зенитных орудия еще при постройке, кроме того, на линейном крейсере имелось еще четыре 47-мм пушки, а вот торпедное вооружение было удвоено – вместо двух 533-мм торпедных аппаратов на предыдущих линейных крейсерах «Тайгер» располагал четырьмя такими аппаратами с боекомплектом в 20 торпед.

Бронирование

История соперничества линейных крейсеров."Дерфлингер" против "Тагера". Ч. 2

Как мы уже говорили ранее, бронирование двух линейных крейсеров типа «Лайон» и третьего – «Куин Мэри» не имело принципиальных различий и, в целом, повторяло друг друга. Однако японцы при создании «Конго» пошли на введение трех принципиальных новаций, которых не было на линейных крейсерах англичан:

1. Бронированный каземат для противоминных орудий;

2. Полоса 76-мм брони под главным бронепоясом, предохраняющая корабль от попаданий «ныряющих» снарядов (то есть тех, которые упали в воду у борта корабля и, пройдя под водой, поразили его в борт ниже бронепояса);

3. Увеличенная площадь главного бронепояса, благодаря которой он защищал не только машинные и котельные отделения, но и подачные трубы и погреба боезапаса башен главного калибра. Ценой за это стало уменьшение толщины бронепояса с 229 до 203 мм.

Сами англичане считали, что бронезащита «Конго» превосходит таковую у «Лайона», но при этом на «Тайгер» оказались внедрены только две японских новации из трех. О появлении на последнем 343-мм британском линейном крейсере каземата для 152-мм орудий мы уже говорили выше, а кроме того, на нем была введена 76 мм подводная защита, и выглядело это так. У «Лайона» при нормальном водоизмещении 229 мм бронепояс погружался в воду на 0,91 м. У «Тайгера» - всего лишь на 0,69 м, но зато ниже его располагался 76 мм бронепояс высотой (или здесь следует писать – глубиной?) 1,15 м, причем он прикрывал не только машинные и котельные отделения, но и районы башен главного калибра. В целом подобный пояс выглядел весьма разумным решением, усиливающим защищенность корабля.

Но увы, основное нововведение японских корабелов, а именно распространение длины цитадели на башни главного калибра, пусть даже это приводило к некоторому уменьшению ее толщины, британцы проигнорировали. С одной стороны, их можно было понять, потому что даже 229 мм, в общем, давали более-менее неплохую защиту только против 280-мм снарядов и в ограниченной степени – против 305-мм, но с другой стороны отказ от японской схемы привел к тому, что борт в районах подачных труб и погребов боеприпаса защищали всего только 127 мм бронеплиты. С учетом того, что барбеты башен главного калибра «Тайгера» имели толщину 203-229 мм только выше защищенного броней борта, от вражеских снарядов подачные трубы защищала 127 мм броня и 76 мм барбет.

С одной стороны, вроде бы в совокупности подобная защита имела те же 203 мм брони, но на самом деле это было не так, потому что разнесенная броня по своей «бронепроницаемости» проигрывает монолитной (до достижения определенных толщин, примерно 305 мм. Германский 280-мм снаряд, попав в этот район борта, играючи пробивал 127-мм бронелист и, даже если бы после этого взорвался при попадании в барбет, то все равно совокупной энергией взрыва и удара ломал его, наполняя подачную трубу раскаленными газами, пламенем, осколками снаряда и проломленной им брони. Иными словами, на основных дистанциях боя (70-75 кбт) барбеты башен главного калибра «Тайгера», можно сказать, не имели защиты от любых германских тяжелых снарядов. В этом отношении защита «Тайгера» представляла собой «шаг на месте» в сравнении с бронированием «Лайона» и «Куин Мэри». Разница между ними заключалась только в том, что передние башни указанных крейсеров имели чуть лучшую защиту (127-152 мм), а кормовая – чуть худшую (102 мм), но повсюду за ними был всего лишь 76 мм барбет и погреба боеприпасов «Тайгера» были ничуть не менее уязвимы, чем у его 343-мм предшественников.

Прочая вертикальная бронезащита «Тайгера», в целом, крайне мало отличается от таковой на «Куин Мэри». Отметим только, что общая длина бронепояса по ватерлинии (включая 127 мм и 102 мм участки) у «Тайгера» выше – незащищенными остались только самые «кончики» носа и кормы (9,2 м и 7,9 м соответственно). Каземат имел 152 мм защиту, в корме замыкался 102-мм траверзом, а в нос от него к барбету первой башни шел 127-мм бронепояс той же высоты. Отсюда 127-мм бронеплиты располагались под углом, сходясь на обращенном в нос краю барбета первой башни. Башни имели, по всей видимости, ту же защиту, что и у «Куин Мэри», то есть 229 мм лобовые и боковые плиты, 203 мм заднюю плиту и крышу толщиной 82-108 мм, на обратных скосах – 64 мм. Некоторые источники указывают толщину крыши 64-82 мм, но это сомнительно, потому что совсем неясно, зачем бы англичанам ослаблять защиту главного оружия корабля. Боевая рубка имела те же 254 мм бронезащиты, а вот расположенная в корме рубка управления торпедной стрельбой получила усиление – 152-мм брони вместо 76 мм. По бортам артиллерийские погреба прикрывались экранами толщиной до 64 мм.

К сожалению, сколько-то подробным описанием горизонтального бронирования «Тайгера» автор настоящей статьи не располагает, а исходя из имеющихся данных выглядит оно так – в пределах бронированного борта имелась бронепалуба, которая и в горизонтальной части, и на скосах имела одну и ту же толщину 25,4 мм. Только вне пределов бронированного борта в носу толщина бронепалубы увеличивалась до 76 мм.

Над бронепалубой располагались еще 3 палубы, включая палубу полубака. Последняя имела толщину 25.4 мм, и только над казематами имела утолщение до 38 мм (при этом такую толщину имела лишь крыша каземата, а вот в направлении от нее к диаметральной плоскости корабля толщина палубы снижалась до 25,4 мм). Главная палуба также имела по всей длине толщину 25,4 мм и утолщение до 38 мм в районе казематов, по тому же принципу, что и полубак. Толщина третьей палубы неизвестна и, вероятнее всего, несущественна.

Энергетическая установка

Машины и котлы «Тайгера» отличались от таковых у «Лайона» и «Куин Мэри». На предыдущих британских кораблях пар обеспечивали 42 котла, сгруппированные в семь котельных отделений, то на «Тайгере» было 36 котлов в пяти отделениях, так что длина машинных отделений «Тайгера» оказалась даже чуть ниже, чему «Лайона» - 53,5 м против 57,8 м соответственно.

Продолжала расти номинальная мощность энергетической установки – с 70 000 л.с. у «Лайона» и 75 000 л.с. у «Куин Мэри» теперь уже до 85 000 л.с. Предполагалось, что при такой мощности «Тайгер» гарантированно разовьет 28 узлов, а при форсировании котлов до 108 000 л.с. – 30 узлов. Увы, эти надежды оправдались лишь частично – на испытаниях линейный крейсер без форсажа «разогнал» котлы до 91 103 л.с. и развил 28,34 узла, но при форсировании достиг несколько меньшей мощности 104 635 л.с., при этом его скорость составила только 29,07 узлов. Очевидно, что если бы даже машины «Тайгера» на форсаже достигли бы 108 тыс. л.с., то и в этом случае 30 узлов корабль развить не смог.

Запас топлива в нормальном водоизмещении был на 100 тонн меньше, чем у «Куин Мэри» и составлял 900 т, в том числе 450 т угля и 450 т нефти. Максимальный запас топлива составил 3320 т угля и 3480 т нефти, что значительно превышало таковые у «Лайона» (3 500 т угля и 1 135 т нефти). Несмотря на столь значительные запасы, дальность хода на 12 узлах (даже расчетная!) не превышала 5 200 миль на 12 узлах, что было связано с увеличенным расходом топлива на «Тайгере».

Что можно сказать о проекте линейного крейсера «Тайгер»? Фактически, у англичан получился еще более быстроходный (кто бы сомневался?), столь же сильно вооруженный и очень красивый линейный крейсер.

История соперничества линейных крейсеров."Дерфлингер" против "Тагера". Ч. 2

Обычно указывается, что «Тайгер» располагал более основательной бронезащитой, чем предыдущие проекты британских кораблей того же класса, но мы видим, что фактически она весьма мало чем от них отличалась и не гарантировала приемлемой защиты даже против 280-мм германских снарядов. Посмотрим весовую сводку «Тайгера» (в скобках указаны соответствующие показатели «Куин Мэри»):

Корпус и судовые системы – 9 770 (9 760) т;

Бронирование – 7 390 (6 995) т;

Энергетическая установка – 5 900 (5 460) т;

Вооружение с башнями – 3 600 (3 380) т;

Топливо – 900 (1 000) т;

Команда и провизия – 840 (805) т;

Запас водоизмещения – 100 (100) т;

Суммарное водоизмещение – 28 500 (27 100) т.

В сущности, увеличение массы брони (на 395 т) было израсходовано в основном на дополнительный «подводный» 76 мм пояс и каземат.

Что можно сказать о последнем британском 343-мм линейном крейсере? Можно констатировать, что прозвище «прекрасная ошибка», которой в будущем «наградят» итальянские моряки тяжелый крейсер «Больцано», подходит «Тайгеру» ничуть не меньше.

На момент проектирования «Тайгера» англичане уже имели возможность ознакомиться с чертежами германского линейного крейсера «Зейдлиц» и понимали, что противостоящие им германские корабли несут много более сильную защиту, чем это предполагалось ранее. Понимали англичане также и недостаточность бронирования собственных линейных крейсеров. При проектировании «Тайгера» британцы имели возможность построить еще более крупный, чем ранее, корабль, то есть у них был запас водоизмещения, который можно было истратить на что-то полезное. Но вместо того, чтобы хоть сколько-то значимо усилить вертикальное или горизонтальное бронирование корабля, англичане пошли по пути совершенствования пускай и важных, но все же второстепенных элементов. Добавили половину узла скорости, усилили калибр противоминной артиллерии и защитили ее броней, добавили торпедных аппаратов… В общем, можно с полным на то основанием говорить о том, что при создании «Тайгера» британская конструкторская и военная мысль дала явный сбой и окончательно свернула с разумного пути развития класса линейных крейсеров.

Продолжение следует...