Оружейная коллекция
Популярное
Поэма о железном Максиме (часть 6)Материалы серии «Поэма о «Максиме» читателям ВО в основном понравилась. Но многие из них высказали пожелание увидеть на страницах сайта рассказ и о предшественницах «максима» - митральезах или картечницах. И да, действительно, ведь время, когда Хайрем Максим сконструировал свой знаменитый пулемет, можно с полным правом назвать эпохой митральез, которые применялись и в полевой войне, и на флоте.
Складные пистолетные приклады разработки Бенке — Тимана (Венгрия, Германия)Некоторые модификации самозарядных пистолетов прошлого комплектовались деревянной кобурой-прикладом и имели направляющие для ее установки. Такой приклад улучшал показатели точности и кучности, но все же не отличался особым удобством использования. Деревянное устройство имело большие габариты и немалый вес, что могло мешать стрелкам.
Винтовки по всем странам и континентам.Часть 16. «И дальше задвинуть патрон пальцем…»А было так, что после появления винтовки Пибоди, как это всегда и бывает, появилось множество ей подражаний. Это и винтовка Робертса, и Вестелей Ричардса, и Суинберна, и Кокрена, да все их просто не перечислишь. Но тут же последовали усовершенствования иного рода, например, попытки объединить затвор Пибоди и подствольный магазин.
Поэма о железном Максиме (часть 4)Уже первые случаи применения пулеметов в Африке показали, какое это могущественное боевое средство. Естественно, что уже тогда, а именно в конце XIX — начале XX века европейские пацифисты начали выступать с требованиями наложить запрет на использование пулеметов, как откровенно негуманное оружия.
Поэма о железном Максиме (часть 5)А сейчас есть смысл немного прервать наше повествование о Х.Максиме и его пулемете и немного «забрести в ту степь». То есть посмотреть, а что в это же самое время делали другие изобретатели. Ведь не один же Максим был умным и образованным инженером. Были люди и образованнее, чем он, закончившие университеты, строившие мосты и паровозы, разрабатывавшие сложные станки и оборудование для тех же оружейных заводов, словом – люди, по крайней мере, ему не уступавшие в интеллекте, знаниях и опыте. Были такие?
Оружие
Т-90М и M1A2 SEP v.3: какой из танков модернизирован лучшеКакой танк лучше, Т-90 или M1 Abrams? Этот вопрос появился одновременно с более новой машиной и до сих пор остается актуальным. Он уже успел получить массу ответов, в том числе и диаметрально противоположных. Продолжению споров, среди прочего, способствует постепенное развитие двух бронемашин, приводящее к появлению новых модификаций.
Ручные гранаты семейства Mk III / MK3 родом из СШАПочти все ручные гранаты предназначались и предназначаются для поражения живой силы противника взрывной волной и осколками. Однако некоторые образцы подобного оружия имели иные возможности и сокращенные боевые качества. Так, специфика боев Первой мировой войны привела к появлению американской ручной гранаты Mk III / MK3, в составе которой с самого начала отсутствовал металлический корпус. Вследствие этого граната могла поражать противника только ударной волной, но не осколками.
Авиатанк, или летающий танк - исторический следСегодня идея создания летающего танка представляется достаточно абсурдной. Действительно, когда в твоем распоряжении есть транспортные самолеты, способные перевезти танк из одной точки мира в другую, о приделывании крыльев к тяжелой бронированной боевой машине как-то не задумываешься. Однако в 1930-х годах прошлого века все было совсем иначе, самолетов, способных перебросить танки по воздуху, просто не существовало, поэтому сама идея создания полноценного авиатанка беспокоила умы многих конструкторов в разных странах мира. При этом наибольшую известность получили проекты США и СССР в этой области.
Исторические рассказы об оружии. Пехотный танк Mk.III «Валентайн» снаружи и внутриПерейдем к союзникам. СССР стал единственной страной, куда «Валентайны» поставлялись по программе ленд-лиза. Нам за войну отправили 3782 танка, или 46% всех выпущенных «Валентайнов», в том числе почти все машины, произведённые в Канаде.
История танковой перестройкиПоддержание технологической актуальности существующих боевых машин является важнейшим элементом модернизации. В частности, что касается танков, в течение десятилетий остававшихся ключевым элементом общевойсковых боевых действий, то здесь преобладают скорее модернизации, чем новые платформы. Легкие бронемашины, хотя и дешевле для замены, также модернизируются, поскольку многие страны располагают ограниченными бюджетами на новую технику.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Размышления об эффективности японской среднекалиберной артиллерии в Цусимском сражении Ч 2.

В предыдущей статье мы говорили об эффективности воздействия среднекалиберной артиллерии на русские боевые корабли в Цусимском сражении. Для этого мы, пользуясь статистикой боев 27 января и 28 июля 1904 г., предприняли попытку рассчитать количество попаданий в корабли русской эскадры в Цусиме. К сожалению, без описания повреждений, которые наносили снаряды калибром 152-203-мм в известных нам случаях, статья не была полной.

Но для начала необходимо определиться с критериями эффективности артиллерийского воздействия: мы говорим «серьезные повреждения», или «решающие повреждения», «падение боеспособности», а что это? Будем исходить из того, что серьезно снижает боеспособность корабля:

1. Уничтожение или выведение из строя (затруднение действия) орудий калибром 152-мм и более. Общеизвестно, что артиллерия калибра 75 мм и менее не играла в морских боях русско-японской войны сколько-нибудь значимой роли, если только речь не идет о поединках совсем уж малых кораблей, наподобие 350-тонных миноносцев, но и там, чтобы добиться заметного эффекта требовалось множество попаданий;


2. Выведение из строя системы управления огнем;

3. Повреждения, приводящие к поступлению воды внутрь корабля и вызвавшие сильный крен или дифферент;

4. Повреждения, снижающие скорость корабля или же выводящие из строя его рулевое управление, или иным способом препятствующее управление кораблем.

Что касается пожаров, то сам по себе пожар все же не дает существенного снижения боеспособности корабля, и мы будем принимать их во внимание лишь в том случае, если он привел к последствиям, перечисленным выше – то есть вывел из строя артиллерию, уменьшил скорость и т.д.

Общее количество снарядов среднекалиберной артиллерии, попавшее в русские броненосцы в ходе боя 27 января 1904 г, относительно невелико (всего четыре попадания, остальное досталось на долю крейсеров), что не дает нам репрезентативной выборки. Иное дело – сражение в Желтом море, состоявшееся 28 июля 1904 г. Статистика попаданий в русские корабли здесь хороша тем, что ее можно считать весьма достоверной – как известно, ни один эскадренный броненосец В.К. Витгефта в бою не погиб и не попал в плен, так что у наших моряков и инженеров было достаточно времени изучить повреждения своих кораблей по возвращении в Порт-Артур.

Эскадренный броненосец «Цесаревич»

Размышления об эффективности японской среднекалиберной артиллерии в Цусимском сражении Ч 2.


Всего «Цесаревич» получил 26 попаданий, из которых 14 – тяжелыми снарядами (11-305-мм, 2-254-305-мм и одно – 254 мм) и 12 – средне- и малокалиберной артиллерией (1-203-мм, 6-152-мм, и 5 – неустановленного калибра, которые мы приняли решение считать за 152-мм). Какие повреждения они нанесли?

Ни артиллерия, ни приборы управления огнем существенного ущерба не получили. В носовую башню 305-мм орудий попал один 305-мм и один 254-мм снаряд. Башня заметных повреждений не получила и осталась в строю. Носовая и кормовая 152-мм башни правого борта получили по одному снаряду неустановленного калибра (152-мм?). Серьезных повреждений не было, разве только в носовой башне от удара сорвало крепление реостата горизонтальной наводки.

Система управления огнем из строя выведена не была.

Броненосец получил 9 попаданий в корпус снарядами разного калибра. Наиболее существенным стал удар 305-мм снаряда в бронепояс в носовую часть броненосца (правый борт, перед носовой башней главного калибра). Брони снаряд не пробил, но соскользнул по ней вниз и взорвался напротив небронированной обшивки. Пробоины не образовалось, но разошлись швы обшивки, в результате чего корабль принял 153 т воды, образовался крен в 3 градуса, который в дальнейшем пришлось выправлять контрзатоплением. Остальные попадания значительных повреждений не вызвали.

В боевую рубку попал 305-мм бронебойный снаряд, правда – не весь. Он упал недолетом, рикошетировал от поверхности воды, а затем сработал взрыватель (донный), так что до боевой рубки долетела только головная часть – но и этого оказалось достаточно, чтобы уничтожить машинный телеграф, переговорные трубы, штурвал рулевого управления, компас – в результате корабль на время утратил управляемость. Попадание 305-мм снаряда в штурманскую рубку уничтожило командный состав русской эскадры. Еще один снаряд того же калибра, угодивший в фок-мачту, привел к тому, что она держалась «на честном слове» и могла рухнуть в любой момент (одна из важнейших причин того, что броненосец не пошел во Владивосток).

Три попадания 305-мм снарядов в трубы корабля, хотя и не вызвали проблем в бою, но серьезно снизили тягу, повысив расход угля до такой степени, что прорыв во Владивосток без пополнения его запасов стал невозможным.

Таким образом, серьезные повреждения причинили 7 крупнокалиберных снарядов из 14-ти попавших. В то же время дюжина среднекалиберных попаданий (2 – в башни среднего калибра, один – в фок-мачту, остальные – в корпус и надстройки броненосца) не причинила кораблю существенного ущерба. Единственное серьезное повреждение, которое может относиться на результат воздействия снарядов среднего калибра - осколками была повреждена пожарная цистерна, что привело к вытеканию воды в носовую часть корабля, что вызвало трудности управления, так как броненосец стал хуже слушаться руля. Но проблема в том, что ни один источник не указывает снаряда, осколками которого было нанесено это повреждение.

Эскадренный броненосец «Ретвизан»

Размышления об эффективности японской среднекалиберной артиллерии в Цусимском сражении Ч 2.


Получил 23 попадания, в том числе 6 крупнокалиберными снарядами (5-305-мм, 1-254-305-мм), четыре – среднекалиберными (1-203-мм и 3-152-мм), а также 13 снарядами неустановленного калибра (здесь и далее относим их на среднекалиберную артиллерию).

Попадание 305-мм снаряда в носовую башню вызвало в ней пожар (благодаря безупречным действиям расчета он был тут же потушен) но электрические приводы наводки более не действовали, а саму башню заклинило. Еще один снаряд того же калибра угодил в нижний кормовой каземат 152-мм орудий – пушки повреждений не получили, но вышли из строя приборы управления ее стрельбой.
Крупнокалиберный (305-мм, по другим данным – 254-305-мм) снаряд угодил в 51 мм бронеплит в носовой части, в районе лазарета. Броня не была пробита, но утратила целостность (трещины) и ее вдавило в корпус. В результате этого в броненосец стала поступать вода (что отягощалось отсутствием водоотливных средств в пострадавшем отсеке), броненосец получил дифферент на нос.

Таким образом, из шести крупнокалиберных снарядов, попавших в корабль, существенные повреждения причинили три. Семнадцать средне- и малокалиберных снарядов, попавших преимущественно в надстройки (но также и в трубы, мачты, один 203-мм – в корпус) броненосца, не причинили «Ретвизану» заметных повреждений.

Эскадренный броненосец «Победа»

Размышления об эффективности японской среднекалиберной артиллерии в Цусимском сражении Ч 2.


Получил 11 попаданий, в том числе – 4-305-мм, 4-152-мм и 3 неустановленного калибра.

Единственное попадание, сколько-то существенно повлиявшее на боеспособность корабля, случилось в первой фазе боя, когда 305-мм снаряд попал в 229 мм бронеплиту под носовыми казематами 152-мм орудий. Снаряд выбил пробку в броне размером примерно 356 на 406 мм, но в целом виде внутрь не прошел (в корабле найдена только головная часть), тем не менее в результате этого попадания была затоплена нижняя угольная яма и еще три отсека.

Надо сказать, что еще один 305-мм снаряд, угодив в правый борт, разрушил каюты кондукторов, причем пробоина заливалась водой. Однако постоянная откачка воды насосами привела к тому, что вода в корпусе «не задерживалась» и не повлекла за собой каких-то последствий для корабля – соответственно, у нас нет оснований считать это повреждение серьезным.

Из семи попаданий мало- и среднекалиберной артиллерии пять пришлось в корпус, одно – в дымовую трубу, на еще одно – описания нет. Четыре 152-мм снаряда вывели из строя 3 75-мм орудия, но мы условились не считать подобные повреждения существенными. Из утверждений очевидцев можно предположить, что были и другие попадания снарядов различного калибра в бортовую броню «Победы» (то есть, что всего в корабль попало снарядов больше, чем 11), но они никаких повреждений кораблю не причинили.

Таким образом, из четырех попавших в корабль 305-мм снарядов серьезные повреждения причинил один, из семи мало- и среднекалиберных – ни одного.

Эскадренный броненосец «Пересвет»

Размышления об эффективности японской среднекалиберной артиллерии в Цусимском сражении Ч 2.


Японцы добились 35 попаданий в корабль. В броненосец попало 13 крупнокалиберных снарядов, в том числе 11-305-мм, 1-254-305-мм и 1-254-мм, а также 22 снарядов меньшего калибра (1-203-мм, 10-152-мм, 1-76-м и 10- неустановленного калибра).

Два снаряда (305-мм и 254-305-мм) попали в носовую башню главного калибра, причинив ей тяжелые повреждения и заклинив ее. Башня сохраняла ограниченную боеспособность – орудия сохраняли возможность изредка стрелять, но сама башня практически не могла вращаться. Еще один 305-мм снаряд попал в 102 мм броню, ее не пробил, но от сотрясения вышли из строя подъемные механизмы 152-мм орудия в 3-ем каземате. Один 305-мм снаряд попал под средний каземат, отчего 152-мм орудие было заклинено (еще два 75-мм пушки были выведены из строя).

Снаряд калибром 305-мм попал в фок-мачту выше штурманской рубки, помимо прочих (не слишком существенных) повреждений был выведен из строя дальномер Барра и Струда.

Два 305-мм снаряда попали в носовую часть броненосца по обе стороны носовой переборки. К счастью, сама переборка каким-то чудом осталась не повреждена, и удержала поступление воды от ближайшего к форштевню попадания (поэтому мы не будем считать его существенным). Однако второй снаряд привел к серьезным затоплениям жилой палубы, а также попаданию воды в подбашенное отделение, отделения носовых минных аппаратов и динамо-машин. От более серьезных последствий корабль спасла интенсивная борьба за живучесть. Еще один 305-мм снаряд (по всей видимости – бронебойный), угодив в 229 мм бронеплиту, отколол ее часть, вдавил внутрь на 6,6 см, при этом рубашка за броней оказалась смята и разрушена, край бронеплиты - отколот. Через эту пробоину в «Пересвет» поступило 160 т воды, которые пришлось «выправлять» контрзатоплениями. Кроме этого, в 178 мм участок бронепояса попали два снаряда неустановленного (152-254-мм) калибра, броню не пробили, но привели к повреждениям рубашки и обшивки за плитой – впрочем, существенных затоплений это не вызвало, поэтому мы игнорируем данные попадания.

В трубы броненосца попали 2 305-мм снаряда и три снаряда калибром 120-152 мм. В целом трубы «Пересвета» получили серьезные повреждения, вызвавшие повышенный расход угля, и причиной тому стали повреждения, нанесенные 305-мм снарядами второй и третьей трубе корабля. Однако современные исследователи (В. Поломошнов) высказывают предположение, что это были все же попадания 203-мм снарядами, поскольку характер повреждений (сильно разрушенный внешний кожух при значительно менее пострадавшем внутреннем) характерен именно для 203-мм снарядов. Такие повреждения наносили 203-мм снаряды броненосных крейсеров Камимуры трубам крейсеров Владивостокского отряда, а вот для труб «Цесаревича» было свойственно обратное – фугасные 305-мм снаряды проделывали огромные, примерно равные по площади дыры как во внешнем, так и во внутреннем кожухе.

При всей весомости подобной аргументации мы все же не можем ее принять – все же русские моряки, имевшие возможность после боя детально ознакомиться с характером повреждений, пришли к выводу, что это именно 305-мм калибр. Кроме того, автор настоящей статьи может привести логическое объяснение подобному казусу. Дело в том, что японцы массово меняли в своих снарядах крупнокалиберных пушек английские взрыватели на «моментальные» взрыватели собственной конструкции (Ицзюин), обеспечивавшие подрыв снаряда в момент соприкосновения с броней, безо всякого замедления. В том числе это новшество коснулось и бронебойных снарядов (вероятно, не всех, но все же). То есть в трубы «Пересвета» теоретически могли попасть 305-мм бронебойные снаряды с пониженным содержанием ВВ (которые, кстати, не столь уж много отличались по массе взрывчатки от фугасных 203-мм снарядов), но с «моментальными» взрывателями, что и вызвало известную схожесть повреждений.

Среднекалиберная артиллерия, опять же, успехов не добилась. Один снаряд неустановленного калибра попал в кормовую башню, и еще один – в каземат, но артиллерии это не повредило. Основная масса снарядов попала в корпус (12 попаданий), но единственным заметным ущербом для броненосца стал массовый выход из строя не защищенных броней 75-мм орудий – и только. Еще три среднекалиберных снаряда попали в трубы (не причинив серьезных повреждений), два – в мачты и три (неустановленного калибра) – в мостики.

Таким образом, из 13 крупнокалиберных снарядов существенные повреждения кораблю причинило 7, а из 22 мало- и среднекалиберных снарядов серьезный ущерб не причинил ни один.

Особо хотелось бы отметить, что мы рассматриваем только попадания во время дневного боя с эскадрой Х. Того, поэтому повреждение одного 254-мм орудия «Пересвета» прямым попаданием 57-мм снаряда японского миноносца в ходе ночной атаки не учитывается – да и, во всяком случае, оно относилось бы к эффективности мелкокалиберной, а не среднекалиберной артиллерии.

Эскадренный броненосец «Севастополь»

Размышления об эффективности японской среднекалиберной артиллерии в Цусимском сражении Ч 2.


Двадцать одно попадание, в том числе 10 – 305 мм, одно – 152-мм и 10 – неустановленного калибра.

Один 305-мм снаряд попал в 127 мм бронепояс и не пробил его, но от сотрясения вышла из строя электрооборудование правой кормовой башни, в результате чего боеприпасы в нее пришлось подавать вручную. Снаряд неустановленного калибра сбил дальномер с мостика.

Один 305-мм снаряд, попав в 368 мм бронепояс, вдавил плиту внутрь, отчего два коридора оказались затопленными и открылась течь в месте, ранее поврежденном тараном «Пересвета». Еще один фугасный снаряд неустановленного калибра, попав в кожух кормовой трубы, перебил пароотводные трубы в кормовой кочегарке, отчего она некоторое время скорость эскадренного броненосца упала до 8 узлов.

Таки образом, из 10 305-мм снарядов серьезные повреждения кораблю причинили 2, и еще 2 из 11 прочих попаданий. Остальные 7 снарядов неустановленного калибра попали в корпус корабля, один – в мачту и один 152-мм снаряд был найден неразорвавшимся в шлюпке, особого ущерба боеспособности кораблю они не причинили.

Эскадренный броненосец «Полтава»

Размышления об эффективности японской среднекалиберной артиллерии в Цусимском сражении Ч 2.


В корабль было 24 попадания, в том числе 16 крупнокалиберных снарядов (15-305-мм и 1-254-мм), а также 4-152-мм снаряда и 8 снарядов неустановленного калибра.

Два снаряда калибром 305-мм попали в небронированный борт под правой носовой башней 152-мм орудий и заклинили ее. Осколками был поврежден дальномер, но, к сожалению, не указывается, осколки какого снаряда привели к этому повреждению, а судя по описанию попаданий, на это могут претендовать как 305-мм, так и среднекалиберные снаряды.

Снаряд калибром 305-мм попал в корму, в небронированный борт ниже ватерлинии. Затоплены помещения сухой провизии, вода поступала также в рулевое отделение. Трудами экипажа последнее было осушено, но все же пришлось использовать контрзатопление, приняв воду в один из носовых отсеков. Два 305-мм снаряда поразили небронированный борт чуть выше ватерлинии, почти в одно и то же место (кормовое нижнее офицерское отделение), в результате чего в борту корабля образовалась огромная пробоина примерно 6,5 на 2 метра, и ее начало захлестывать водой. Броненосец получил дифферент на корму.

Осколок от снаряда попал через светлый люк машинного отделения прямо в подшипник машины левого борта, что привело к падению скорости броненосца. Однако неизвестно, откуда этот осколок взялся – описания соответствующего попадания снаряда в источниках не содержится. Иными словами, совершенно неизвестно, откуда мог взяться этот осколок – он мог быть как от крупнокалиберного, так и от среднекалиберного снарядов.

Таким образом, из 16 крупнокалиберных снарядов серьезные повреждения вызвали 5, кроме того, возможно одним из них был выведен дальномер из строя. Двенадцать попаданий средне- и малокалиберных снарядов ни к чему не привели, хотя быть может дальномер все же вывели осколки одного из них. Плюсом к этому один осколок неучтенного в этих расчетах снаряда повредил подшипник в машине.

Подводя итог, мы можем констатировать следующее. Из 63 крупнокалиберных снарядов, попавших в эскадренные броненосцы 1-ой Тихоокеанской эскадры, существенные, значимые повреждения нанесли 25 снарядов. Из 81 попавшего в них же снаряда калибром 203-м и ниже подобные повреждения нанесли только 2. Кроме этого, наличествует два серьезных повреждения (пробитие осколками пожарной цистерны на «Цесаревиче» и выход из строя дальномера на «Полтаве»), вызванных осколками снарядов, калибра которых мы не знаем. И есть еще неизвестно откуда взявшийся осколок, повредивший машину «Полтавы».

Таким образом, истинная результативность крупнокалиберных и среднекалиберных японских снарядов в дневном бою 28 июня 1904 г., в зависимости от того, куда распределять спорные и неизвестные повреждения, находится в промежутке:

1. Из 64 крупнокалиберных снарядов существенные повреждения нанесли 28 из 81 мелко- и среднекалиберных – 2;

2. Из 63 крупнокалиберного снаряда существенные повреждения нанесли 25 из 82 мелко- и среднекалиберных – 5.

Таким образом, мы видим, что даже при самых благоприятных допущениях в пользу среднекалиберной артиллерии ее воздействие на крупные боевые корабли в сражении в Желтом море крайне незначительно – из 30 попаданий, причинивших серьезные повреждения, на долю среднего калибра приходится всего 5 или менее 17%. Вероятность нанесения серьезного повреждения попаданием 254-305-мм снаряда составила 39,7-43,8%, а среднекалиберным снарядом всего лишь – 2,5-6,1%.

«Но как же пожары? Ведь о них не было никакого упоминания» - спросит уважаемый читатель. К сожалению, нам нечего ему ответить, потому что отсутствует описание хотя бы одного пожара, который имел бы серьезные последствия для эскадренного броненосца. При этом не надо думать, что броненосцы 1-ой Тихоокеанской эскадры не горели – например, на эскадренном броненосце «Севастополь» зафиксировано наличие 7 пожаров в течение боя. Тем не менее, ни один из них сколько-то существенного падения боеспособности не произвел.

Перейдем теперь к эскадренному броненосцу «Орел».

Размышления об эффективности японской среднекалиберной артиллерии в Цусимском сражении Ч 2.

Самое, пожалуй, сложное – определение количества попаданий в корабль. Источников, в которых они приводятся, довольно много, но достоверность любого из них внушает определенные сомнения.

Начнем с Владимира Полиевктовича Костенко, который сообщил о 42-305-мм и 100 152-203-мм попаданиях, не считая осколков и снарядов мелкокалиберной артиллерии. Цифры, очевидно, очень сильно завышены. Официальная японская историография сообщает о попадании 12-305-мм снарядов, 7-203-мм и 20-152-мм, но из текста очевидно следует, что указана только часть попаданий, а не общее их количество. Огромный интерес представляют собой данные Н. Дж. Кэмпбелла, который, основываясь на сведениях британского и немецкого атташе, а также на множестве доступных ему фотографий, пришел к выводу, что в «Орел» попали 5-305-мм, 2-254-мм, 9-203-мм, 39-152-мм снарядов. Но все же и его данные неполны – в своей работе он не мог опираться на русские источники, а это – тоже весьма ценные сведения.

По мнению автора настоящей статьи, великолепную аналитическую работу проделал А. Данилов в своей статье «Повреждения броненосца «Орел» в Цусимском сражении». Он свел воедино данные известных источников и пришел к выводу, что в русский броненосец попало 11 снарядов калибром 254-305-мм, 3 203-305-мм, 10-203-м, 7 152-203-мм, 20-152-м и 12 – 76-152-мм. Однако следует понимать, что это вовсе не окончательный результат и впоследствии могут быть получены иные данные. В то же время нельзя не отметить особенности японской историографии, умудрившейся напустить тумана даже в таком, относительно простом вопросе.

Ну а теперь рассмотрим самое интересное – повреждения эскадренного броненосца «Орел». Анализировать их мы будем на основании описаний очевидца Цусимского сражения капитана 2-го ранга К.Л. Шведе (Рапорт в Главный Морской Штаб старшего офицера эскадренного броненосца «Орел», от 1 февраля 1906 года № 195), сверяя их с данными Н. Дж. Кэмпбелла "The battle of Tsu-Shima". Начнем с артиллерии.

Носовая 305-мм башня – серьезные повреждения, вызванные снарядом 203-305-мм.

Из рапорта К.Л. Шведе: «12 дюйм. снаряд, попавший в дуло левого носового 12 дюйм. орудия, отбил кусок ствола фут на 8 от дульного среза и вскинул его на верхний носовой мостик, где им убил трех человек ниж. чинов и заклинил там его стоймя… … При попадании 12 дюйм. снаряда в дуло левого 12 дюйм. носового орудия, — правое 12 дюймов. носовое орудие осталось целым, вышел лишь из строя зарядник правого орудия. Стали подавать заряды уцелевшим левым зарядником. а снаряды талями».

По мнению Н. Дж. Кэмпбелла, снаряд был 203-мм, а не 305-мм.

Кормовая 305-мм башня – серьезные повреждения, вызванные снарядом 203-мм или более.

Из рапорта К.Л. Шведе: «Снаряд большого калибра, попавший в корму брони над амбразурой левого 12 дюймов. кормового орудия, исковеркал раму амбразуры и, продавив броню над орудием, ограничил угол возвышения орудия, так что орудие это могло действовать только на 30 кабельт».

По мнению Н. Дж. Кэмпбелла: «Часть крыши кормовой 12" башни над левым орудийным портом была вдавлена внутрь попаданием 8" снаряда, ограничив угол возвышения орудия».

Левая 152-мм носовая башня - выведена из строя 203-305-мм снарядом.

Из рапорта К.Л. Шведе: «В левую носовую 6 дюйм. башню было 3 попадания 6 дюймов. снарядами; башня продолжала действовать исправно», но затем: «6 дюймов. левая носовая башня была совсем разрушена, в ней лопнула станина левого орудия. Внизу был помят зубчатый погон и сломана шестерня; в отделении подачи снарядов катки башни вдавило с одной стороны, с левой стороны лопнуло связное кольцо, и с этой же стороны отошла плита брони вертикального стола. Почти все болты были сорваны с резьбы. Верхняя часть плит поддерживалась двумя болтами, крыша башни была задрана над амбразурами, колпаки сорваны с болтов. Главное разрушение было причинено 12 дюйм. снарядом, попавшим в нижнюю часть броневой вращающейся части башни. Всего было в башне 4 или 5 попаданий. 12 дюйм. снаряд, разрушивший 6 дюйм. носовую левую башню, уничтожил в верхней палубе фельдшерскую каюту и пробил верхнюю броневую палубу толщиною в 1 1/16 дюйм.»

По мнению Н. Дж. Кэмпбелла, снаряд, попадание которого вывело башню из строя, был 203-мм, а не 305-мм.

Левая средняя 152-мм башня – серьёзные повреждения, вызванные 203-305-мм снарядом.

Из рапорта К.Л. Шведе: «В среднюю 6 дюйм. левую башню попало два 6 дюйм. снаряда; первый попал в вертикальную броню, но не пробил ее, разорвался без вреда для башни; второй разорвался на крыше башни. Осколками, влетевшими через горловину для выбрасывания гильз и чрез комендорский колпак, тяжело ранило башенного старшину и 2-х ниж. чипов, — одного смертельно. Осколками же разбило механизм для открывания двери башни изнутри. Снаряд 8 дюйм. или большого калибра, попавший в вертикальную броню стола, рикошетировал в легкий борт, при разрыве разворотил его, чем ограничил угол обстрела башни в корму от траверза.»

Н. Дж. Кэмпбелл данное повреждение не описывает (это не значит, что его не было, просто данный автор описал лишь несколько, показавшихся ему наиболее важных повреждений).

Левая кормовая 152-мм башня — серьёзные повреждения, вызванные снарядом неизвестного калибра, вероятнее всего, 203-305-мм.

Из рапорта К.Л. Шведе: «наведение исправно, по одно орудие заклинено сегментным снарядом из-за осколка, попавшего в дуло. Другое орудие сплошь изрыто осколками, что заставляло опасаться из него стрелять.»

Н. Дж. Кэмпбелл данное повреждение не описывает.

В принципе, снаряд мог быть любого калибра, но есть нюанс – К.Л. Шведе говорит о сегментном снаряде, а это скорее всего 305-мм. В то же время рядом с левой кормовой башней взорвался 203-мм снаряд – возможно, именно его осколки повредили орудия.

Правая носовая 152-мм башня могла действовать только вручную, провода и обмотка моторов выгорели. Серьезное повреждение, вызванное осколками снаряда неизвестного калибра.

Из рапорта К.Л. Шведе: «в это время, в начале огня правым бортом, произошел пожар в правой носовой 6 дюйм. башне, которой командовал Лейт. Гирс. Пожар произошел вследствие воспламенения патронов в кранцах, которые были зажжены раскаленным осколком, влетевшим в башню чрез открытую в крыше горловину для выбрасывания гильз. Вся прислуга башни вышла из строя».

По мнению Н. Дж. Кэмпбелла, повреждение вызвано осколками, калибр снаряда не конкретизируется.

Правая средняя 152-мм башня – серьезные повреждения, вызванные снарядом калибра — 203-305-мм.

Из рапорта К.Л. Шведе: «в ней исправлено вертикальное наведение вручную, т. к. провода и обмотка моторов выгорели, были исправлены и очищены нории, соединены порванные цепи. Башня вращаться не могла, т. к. снаряд крупного калибра заклинил ее по траверзу и обрубить мамеринец не успели».

По мнению Н. Дж. Кэмпбелла, снаряд был 203-мм.

Правая кормовая 152-мм башня — орудия исправны, но сама башня заклинена. Серьезное повреждение, вызванное снарядом 305-мм.

Из рапорта К.Л. Шведе: «В мамеринец и в вертикальную броню правой кормовой 6-ти дюймов. башни, попало два 6 дюйм. снаряда. Вторым снарядом башня была заклинена снаружи в мамеринец, но башенный командир — Мичман Бубнов с прислугой башни, выйдя из нее, очистили мамеринец, который заклинило застрявшим осколком снаряда».

При этом К.Л. Шведе не дает описания попадания, окончательно заклинившего башню, лишь подтверждает факт выхода ее из строя.

По мнению Н. Дж. Кэмпбелла, снаряд был 305-мм.

Система управления огнем – выведена из строя, серьезное повреждение, вызванное 203-мм снарядом.

Из рапорта К.Л. Шведе: «В боевую рубку было три попадания 6 дюйм. снарядами ниже прорези, не причинив вреда. Осколками рубку осыпало непрерывно от рвущихся поблизости снарядов. В прорез залетало много осколков, особенно мелких, осыпавших стоящих в рубке. 8-ми дюймовый снаряд, рикошетируя от воды, на излете ударил с левой стороны в прорезь боевой рубки. Разрывом снаряда и его осколками разбило дальномер Барра и Струда, испортило боевые указатели и помяло многие переговорные трубы, повредило компас и штурвал».

Н. Дж. Кэмпбелл данное повреждение не описывает.

В части прочих повреждений, полученных броненосцем «Орел», в качестве серьезного можно выделить одно попадание 305-мм снаряда в нижний бронепояс левого борта в районе кормовой 305-мм башни. Бронелист толщиной 145-мм не был пробит, но сместился и в корпус корабля стала поступать вода. Вскоре после этого попадания корабль получил крен 6 град., который пришлось выправлять контрзатоплением. Были и другие попадания, смещавшие бронеплиты или проделавшее пробоину не слишком высоко от ватерлинии, но нет никаких сведений о том, что ни приводили к серьезным затоплениям и крену, либо дифференту, поэтому в качестве серьезных повреждений они не учитываются.

На «Орле» было зафиксировано 30 пожаров, из них два - в башнях среднего калибра учтены нами как серьезные повреждения. Остальные: два – в батарее 75-мм орудий, по одному в носовой и кормовой оконечностях, остальные – в надстройках и на палубе, существенного снижения боеспособности все-таки не вызвали.

В целом же мы видим, что статистика по «Орлу» очень запутана. Мы насчитали всего 10 повреждений, существенно сказавшихся на боеспособности эскадренного броненосца. Но калибр вызвавших их снарядов более-менее достоверно определен лишь в трех случаях из десяти – два 305-мм (повреждение корпуса и правая кормовая 152-мм башни) и один 203-мм (выведена из строя СУО). Из остальных 7 повреждений 6 были вызваны снарядами 203-305-мм, и одно (пожар в правой носовой башне) – снарядом, в общем-то, любого калибра.

По мнению автора настоящей статьи, на основании столь неопределенных данных сколько-то достоверных выводов сделать нельзя. И тем более не имеет смысла анализировать попадания в погибшие корабли 2-ой Тихоокеанской эскадры – о них нам известно еще меньше, чем об «Орле».

В то же время некоторые выводы сделать все же можно. Обращает на себя внимание, что в сражении в Желтом море абсолютно все существенные повреждения, которые причинили, или могли причинить снаряды среднекалиберной артиллерии, касаются исключительно небронированных частей. На эскадренном броненосце «Севастополь» поврежден дальномер и один осколок попал в машину через трубу. Еще один выведенный из строя дальномер, попадание осколка в машину через световой люк на броненосец «Полтава») и осколочное повреждение цистерны с пресной водой на «Ревизане», возможно, являются следствием попаданий среднекалиберных снарядов (но возможно, что и крупнокалиберных). В то же время на «Орле» лишь в одном случае (осколки, вызвавшие пожар в правой носовой 152-мм башне) на нанесение серьезного повреждения (хотя бы теоретически) может претендовать 152-мм снаряд – все прочие повреждения вызваны по меньшей мере 203-мм артиллерией. Также обращают на себя внимание многочисленные попадания 152-м снарядов в бронированные части «Орла» (по три прямых попадания в левую носовую 152-мм башню и боевую рубку), не причинивших совершенно никаких повреждений, и то же самое наблюдалось на кораблях 1-ой Тихоокеанской эскадры.

В соответствии с вышесказанным мы можем констатировать, что в сражениях эскадренных броненосцев времен русско-японской войны орудия калибром 152-мм и менее были практически бесполезны, а 203-мм пушки, возможно, имели ограниченную полезность. Но окончательный вердикт в их отношении можно будет вынести лишь после появления достоверных описаний повреждений эскадренного броненосца «Орел».