Оружейная коллекция
Популярное
Уникальные конструкции Джона Браунинга: «великая восьмёрка»Сегодня мы познакомимся с другой конструкцией Джона Браунинга, и не просто конструкцией, а винтовкой, получившей прозвище «великолепная восьмёрка». Понятно, что даром такими эпитетами люди не разбрасываются, особенно в стране, где люди всегда знали толк в оружии и умели с ним обращаться. Причём на тему «великой восьмёрки» у нас будет не одна, а две статьи.
Новая военная оборонная стратегия ВеликобританииНовая военная доктрина Великобритании по борьбе с Россией: план модернизации армии из 9 новых инициатив, 12 главных задач, 17 ключевых программ, 7 выводов
Проект АК-12. Вот уже 10 летДесять лет назад, в 2011 г. НПО «Ижмаш» (ныне Концерн «Калашников») начало разработку перспективного автомата, будущего АК-12. На стадии разработки и испытаний этот образец столкнулся с различными трудностями, имевшими самые серьезные последствия. Однако АК-12 все же был доведен до желаемого облика, поступил на вооружение и пошел в серию.
Армия США получит новые шлемы дополненной реальности IVAS на 22 млрдАрмия США получит шлемы дополненной реальности IVAS в военной версии на сумму почти 22 млрд долларов.
Турция будет строить новый перспективный судоходный канал к Черному морюТурция утвердила план развития судоходного канала «Стамбул», предназначенного для облегчения движения судов через пролив Босфор.
Оружие
Мортира «Карл». История немецкой «дубины» для Брестской крепостиС приходом к власти Гитлера в 1933 году в Германии активизировались работы по созданию новых образцов вооружений и военной техники. Милитаризация страны продолжалась нарастающими темпами, при этом немцам удалось добиться успехов практически во всех сферах. Очень заметными они были и в артиллерии, где немецкая конструкторская школа была особенно сильна и опиралась на богатый опыт и наследие Первой мировой войны.
Опасный, но немногочисленный противник. САУ Ferdinand в историиВ июле 1943 г. гитлеровская Германия впервые применила новейшие самоходки-истребители танков Sd.Kfz.184 / 8,8 cm StuK 43 Sfl L/71 Panzerjäger Tiger (P) / Ferdinand. Эти машины, отличавшиеся мощным бронированием и вооружением, должны были прорвать советскую оборону и обеспечить общее наступление Вермахта. Однако, несмотря на все технические преимущества, «Фердинанды» под Курском и на других участках фронта нередко несли серьезные потери.
Артиллерия Великой армии Наполеона: орудия и боеприпасы тех временЗа всё время Великой французской революции и Первой империи французская армия пользовалась артиллерийскими системами, разработанными еще генералом Жаном-Батистом Грибовалем. Грибоваль провел коренную реформу французской артиллерии еще в 1776 году, а его работу продолжил генерал Жан-Жак дю Тей (1738–1820). Реформа преследовала цель стандартизировать артиллерийское оружие (путем ограничения типов и калибров орудий), понизить массу орудий (для улучшения их маневренности), стандартизировать вспомогательное оборудование (особенно передки и зарядные ящики) и повысить уровень выучки артиллеристов.
История артиллерии Великой армии НаполеонаНаполеон Бонапарт любил говорить, что великие битвы выигрывает артиллерия. Будучи артиллеристом по образованию, он придавал особое значение содержанию этого рода войск на высоком уровне. Если при старом режиме артиллерия признавалась чем-то хуже пехоты и кавалерии, а по старшинству считались после 62 пехотных полков (но перед 63-м и последующими), то в правление Наполеона эта очередность не только поменялась в обратном порядке, но и был создан отдельный императорский артиллерийский корпус.
Состояние и ближайшие перспективы танкового парка ФранцииВ 1993 г. на вооружение сухопутных войск Франции был принят новейший основной боевой танк Leclerc. Машины этого типа до сих пор являются основой ударной мощи армии и будут сохранять такой статус в будущем. Актуальные планы предусматривают продолжение их службы, как минимум, в течение следующих десяти лет.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Реальный советский флот в период 1941 года

Реальный советский флот в период 1941 года

О корабликах

В начале Великой Отечественной количественный состав флота СССР был, конечно, огромным, но...

Чтобы понять, то надо сначала разобраться с типами кораблей, находящихся в строю, а потом и с распределением их по флотам. И начать, конечно же, с линкоров, потому как Перл-Харбора еще не было, и именно линейные корабли считались владыками морей. У СССР линкоров было три, на двух флотах.

Много это или мало?

С чем сравнивать – у немцев, например, на 22.06.1941 линкор был один, плюс два линейных крейсера. Так что, вроде бы как паритет, но вопрос был не в количестве, а в качестве.

Линкоры типа «Севастополь» были хорошими кораблями на момент закладки в 1909 году. На момент ввода в строй в 1914 году они уже были так себе, на момент окончания Первой мировой – ниже среднего уровня, а спустя двадцать три (23) года называть их линейными кораблями можно было только в целях пропагандистских, мол, у нас тоже есть.

Любой линкор постройки 30-х годов, включая даже недомерки вроде «Дюнкерков»-«Шарнхорстов», вынес бы нашу троицу в одни ворота. Просто по причине превосходства в скорости, приборов управления огнем и нового поколения артиллерии. О «Тирпице» я не говорю, его бы наша артиллерия в гипотетическом бою даже бы не оцарапала. Плюс ПВО, в смысле устаревшее, неэффективное, да и то поставлено во время модернизации, то есть нерационально.

Когда «Севы» рождались – воздушной угрозы еще не было. Нет, использовать их было можно – в качестве плавбатарей для стрельбы по суше. Или на минно-артиллерийских позициях, как броненосцы береговой обороны, не более. В Русско-японскую вот «Петр Великий» броненосцем числился, но на Тихий океан почему то не пошел...

Подводя итог – у нас было три корабля береговой обороны и ноль линкоров.

А как же крейсера? Здесь-то порядок?

Да, почти как.

Аж 8 штук, из них 6 на Черном море. Правда, из них один «Коминтерн», постройки времен Русско-японской и переоборудованный в минзаг, потому как этого старичка как-либо по-другому использовать было невозможно. Еще один «улучшенный» «Красный Кавказ» с расстрелянным главным калибром, числом аж четыре ствола. И еще два – «Светланы», корабли одного поколения с линкорами. В смысле по берегу стрелять еще можно, а вот идти в бой с крейсерами, пожалуй, что и не стоит – утопят и не вспотеют даже.

В итоге крейсеров у нас было аж 4 (четыре) – два на Балтике и два на Черном море. Причем крейсеров странных – в корпус итальянского легкого крейсера впихнули трехорудийные башни ГК нерациональной конструкции с калибром орудий 180 мм. Броня слабая, зенитная артиллерия не очень. Но новые и быстроходные. Все четыре.

Реальный советский флот в период 1941 года

Эсминцы?

С ними полегче.

Правда, считать 17 «Новиков» эсминцами это как-то... креативно. На 1941 год это СКР, причем неплохие, субмарины гонять – вполне пригодные. Но ладно, зато были новые лидеры в количестве семи штук. И эсминцы проектов «7» и «7У» в количестве 28 и 18 штук соответственно. Были у них свои проблемы и конструкционные (итальянцы все-таки строили корабли для Средиземного моря, оттуда и слабость корпуса, и ПВО), и эксплуатационные.

Но у кого их не было?

В любом случае 46 эсминцев на 4 флота – это явно не то, что требовалось.

Реальный советский флот в период 1941 года

А подводные лодки?

Их-то было много?

Да, даже очень много, аж 271. Самый большой подводный флот в мире на тот момент. Но...

Во-первых, пять из них времен Первой мировой, американки «АГ», имеющие спустя десятилетия сомнительную боевую ценность. Еще не в счет три субмарины серии «П», неудачных и небоеспособных. Но остальные-то...

А что, кстати, остальные?

Вот «М» серии 6, 30 единиц, два торпедных аппарата, запас торпед 0, автономность мизерная... Зачем строили? А что могли, то и строили, в конце 20-х не до изысков было. Правда, потом, вдохновившись дешевизной, построили еще 66 малюток, слегка улучшенных, но все равно бестолковых. Вот и итог – отнять от советской подводной армады 104 лодки, поделить на четыре флота и... Получится сильный подводный флот, примерно на уровне других государств.

Ну, если не смотреть на это:

...отставание в дальности плавания в подводном положении, в глубине погружения и в скорости погружения... Отечественные подводные лодки к началу войны не имели современных радиоэлектронных средств обнаружения, торпедных автоматов стрельбы, устройств беспузырной стрельбы, стабилизаторов глубины, радиопеленгаторов, амортизаторов приборов и механизмов, но зато отличались большой шумностью механизмов и устройств. Не был решен вопрос связи с подводной лодкой, находящейся в подводном положении. Практически единственным источником информации о надводной ситуации у погрузившейся подводной лодки оставался перископ с весьма неважной оптикой. Находившиеся на вооружении шумопеленгаторы типа «Марс» позволяли на слух определить направление на источник шума с точностью плюс-минус 2 градуса. Дальность действия аппаратуры при хорошей гидрологии не превышала 40 кб.

А ведь это главный козырь ВМФ СССР, за неимением других. Ну и кадры. Да, построить не проблема, а вот где взять квалифицированных подводников, если за 12 лет строим более 200 лодок, а списываем менее 20? Вопрос.

Но у нас еще были легкие силы?

Были.

Вот ТКА типа «Г-5», аж 300 штук, правда, мореходность аж 4 балла, а стрелять можно при двух максимум, но много... И скорость высокая, 50 узлов при отсутствии волнения. Были, правда, еще вполне нормальные «Д-3», но строить их начали за год до войны. Так что ТКА тоже того...

И опять причины объективные – копировали англичан, не до заклепки, понятно, концепцию. Копировали, потому как опыт и умели. А в итоге война была другой, и ТКА понадобились другие.

Можно еще о тральщиках. «Фугас» – корабль неплохой, но построенный так, чтобы и СКР, и тральщик, килей дико не хватало.

Можно о десантных кораблях. Их, вообще, не строили, а потом всю войну десантные операции подручными средствами. А можно о ВВС, самолетов берегового базирования в 1941 году было очень много, а толку – очень мало, впрочем, как и у всех остальных стран. Береговая авиация требует идеальной разведки и ювелирного взаимодействия.

На флотах

Реальный советский флот в период 1941 года

На флотах же картина была следующей – на Балтике в наличии были два крейсера, два лидера, 14 эсминцев, 41 субмарина (без малюток, Правд и древних латвийцев), 7 СКР и 7 «Новиков», 24 тральщика и много катеров и сугубо вспомогательных кораблей. Все это добро перекрывалось немцами, приди им в голову устроить морские баталии, на раз, несмотря на наличие двух древних дредноутов. Плохо было и с системой базирования, прибалтийские порты вернулись домой только в 1940 году, да и отступление армии было стремительным. В итоге единственная база – Кронштадт, блокированный с суши, аж до 1944 года.

На Черном море, с одной стороны, было проще – двум крейсерам, трем лидерам, 11 эсминцам, 25 субмаринам, 2+5 «Новиков» СКР не противостоял никто, то есть вообще. Ну не считать же за врага румынский флот на самом-то деле... Если Балтика была прикрыта недостаточно, то Черное море, где готовились к новой Крымской войне, избыточно. Хотя это и пригодилось – именно на Черном море провели большие десанты и обороняли Одессу и Севастополь. Единственное – зачем там находилась «Парижская коммуна», ума не приложу – ей самое место на Балтике, третьей плавбатареей для обороны Финского залива и Ленинграда.

На Севере все было грустно, насколько оно может быть на морском театре, через который поддерживалась наша связь с союзниками. Шесть эсминцев и 15 субмарин, плюс 2 «Новика» и СКР не сила, что способна прикрыть даже берега страны. Из позитива были разве Северный морской путь и Беломорканал, позволяющие перебросить подкрепления с Балтики и Тихого океана. С последним, правда, не все так однозначно – там было два лидера, 10 эсминцев (из них два «Новика») и 78 субмарин, включая бесполезные «малютки». Два крейсера только достраивались, о чем-то большем – только задумывались.

В итоге, если считать только современные корабли, ни один флот не был способен выполнять свои задачи. И это объективная реальность, если, конечно, не играть с цифрами. А то можно досчитаться, что Балтфлот был сильнее Кригсмарине, а подводные силы ТОФ превосходили Японский императорский флот.

Почему так вышло – вопрос интересный.

Подготовка

Реальный советский флот в период 1941 года

Ну, во-первых, ВМФ СССР не взялся ниоткуда, он – наследник и продолжатель флота императорского. А наследство нам перешло порядком погромленным, на Севере и Тихом океане кораблей не осталось вообще, от Черноморского флота перешли одни огрызки, на Балтике были потеряны многие корабли, а главное – кадры.

Все это усугубила Гражданская война, и послевоенная разруха.

Так, относительно неплохие «Измаилы» не достроили по причине невозможности как работ на отечественных предприятиях, так и недоступности иностранных комплектующих, например. То же что было – проекты еще довоенной поры, которые к началу 30-х уже не отвечали требованиям времени более чем полностью.

В 20-е было не до флота, а когда появились деньги – решено было строить легкие силы береговой обороны, что и логично – и относительно просто, и дешево. Вот и пошли в серию более чем спорные подводные лодки типа «М» и ТКА «Ш-4» и «Г-5».

В начале 30-х деньги вроде и появились, и заводов понастроили, но... практика показала – конструкторская школа потеряна. Первенцы среди относительно больших кораблей СКР типа «Ураган» и подводные лодки типа «Декабрист» рождали в муках, да и вышло, скорее, как в стихе «родила царица в ночь не то сына, не то дочь». И если с «Декабристами» помогали немцы, то «Ураганы» откровенно запороли.

Пришлось покупать, для этого выбрали Италию, что было явно не оптимальным решением, но зато бюджетным. Все-таки большую часть ресурсов съедала армия, оно и верно, без нее с нашими границами вообще никак.

Всерьез флотом занялись после Испанской войны, когда стало ясно – сильное и авторитетное государство без него невозможно. Только вот не успели...

Точнее – не все успели. С подводными лодками типа «С» успели, получив аналог их серии VII, лучшие лодки той войны, что приятно – у немцев же и приобретены чертежи и часть приборов. С москитными силами уже почти успели, охотники создали и обкатали, с мореходными ТКА припоздали, а с крупным...

Линкоры проекта 23 откровенно не потянули. Не будь войны их достроили бы, может быть, году к 1944–1945. Линейные крейсера, даже при условии покупки немецких пушек-башен, примерно так же. А вот эсминцы проекта 30, лидеры проекта 48 и легкие крейсера проекта 68 вполне могли начать вступать в строй в 1942 году, что бы соотношение сил на морях могло изменить капитально. Но...

Не смогли, точнее – не успели. Увы, это в фантастике стоит Сталину узнать будущее, и корабли начинают печь, как горячие пирожки. В печальной реальности все чуть по-другому. В любой стране делают ровно столько, на что хватает сил и средств.

А на что не хватает – там за отсутствие железа платят кровью, причем по страшному курсу.

И в ту войну мы платили, доказав, что даже при нехватке железа можно воевать и побеждать. И походы подводных лодок через минные поля без гидролокатора на Балтике, и атаки немореходных ТКА в Арктике, и Черноморские зимние десанты без десантных кораблей и обученной морской пехоты – все это было страшно, кроваво, но зачастую успешно.

И виновных, что вышло именно так, искать глупо, сначала не могли, потом не успели. Была и дурь, конечно, но не столь и критичная, вроде непонятной любви к калибру 180 мм или постройки почти сотни «Малюток» и 300 ТКА реданного типа. Понять это можно – лучше плохо, но много, чем вообще ничего.

Просто поражает желание некоторых публицистов – показать нас сильными (а значит, и тупыми, раз того Гитлера сразу в порошок не стерли) там, где этой силы и близко не было.

Скажем, по количеству современных крейсеров мы, конечно, обгоняли Аргентину, четыре против трех. Но отставали от Нидерландов, у них их было пять штук...