Оружейная коллекция
Популярное
Пистолет-пулемёт HAFDASA C-2 родом из АргентиныВ самом начале тридцатых годов аргентинский оружейник Хуан Ленар разработал первый проект пистолета-пулемета. Это оружие, несмотря на все свои преимущества, не заинтересовало армию. Тем не менее, отказ военных не заставил инженеров прекратить работы в многообещающем направлении. Через несколько лет результаты своей деятельности в области пистолетов-пулеметов представила компания HAFDASA. Первой ее собственной разработкой такого рода стало изделие под названием C-2.
Поэма о железном Максиме (часть 1)Про пулемет Максима не писал разве что ленивый. Но… всегда так бывает, когда собираешь материал несколько лет, его находится, во-первых, много, а во-вторых, в нем много такого, что ранее ускользнуло от внимания авторов. Поэтому иногда стоит возвращаться к любой теме, в том числе и к «теме пулемета «максим», которая вполне претендует на то, чтобы стать самой настоящей «поэмой». Странно, конечно, испытывать пиетет к человеку, который больше всего прославился тем, что созданное им изобретение убило больше всего людей на планете Земля.
Первый собственный аргентинский. Пистолет-пулемёт Хуана ЛенараВ первых десятилетиях прошлого века Аргентина начала строительство собственных оружейных предприятий. Новые фабрики начали деятельность с производства копий зарубежного вооружения, а затем приступили к созданию первых самостоятельных проектов. В тридцатых годах этот процесс дошел до области пистолетов-пулеметов. Первым аргентинским пистолетом-пулеметом стал экспериментальный образец под названием Lehnar. Мало того, это был первый пистолет-пулемет, созданный в Южной Америке.
Единые пулемёты на вооружении в ГерманииКонцепция единого пулемета зародилась еще в конце Первой мировой войны. Ход боевых действий показал, что вполне оправдано использовать одну и ту же конструкцию, с минимальными изменениями...
Анонс нового польского автомата GROTНезаметно прошла новость о том, что польская армия приняла на вооружение новый автомат GROT. Данное оружие полностью соответствует мельчайшим стандартам НАТО...
Оружие
САУ «Конденсатор» и «Трансформатор». О почти миномётахМногие помнят старый бородатый анекдот о горе-артиллеристах, которые очень хотели выстрелить по Москве из дедовской пушки? Только вот калибр снаряда был чуть больше калибра ствола. Вот и решили кумовья забить снаряд кувалдой. Результат предсказуем.
Противотанковые средства используемые в американской пехоте (часть 1)Незадолго до начала Второй мировой войны в американской армии вообще не было специализированного противотанкового оружия. Борьба с танками противника возлагалась на полевую артиллерию, которая в основной своей части сильно устарела...
ЗРК С-300 и С-400: реальные убийцы F-35 или переоцененные пустышки?По результатам недавних событий в Сирии возобновились обсуждения современных средств противовоздушной обороны. Зарубежные военачальники сделали ряд заявлений о российских ЗРК, а кроме того, темой заинтересовалась иностранная пресса. Так, свою оценку имеющейся ситуации вокруг систем ПВО российского производства попытался дать американский сайт The National Interest.
Перспективный проект боевой машины пехоты «Объект 1020»В начале шестидесятых годов советская оборонная промышленность работала над новыми проектами боевых машин пехоты того или иного рода.
Минометы:длительная эволюция большого калибраПеред тем, как продолжить минометную тему, хотим сказать несколько слов в адрес тех, кто внимательно читает. Да, мы не профессиональные минометчики, но что такое миномет знаем прекрасно, и его работу проверяли на практике. На себе. В разных местах.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Системы освещения подводной обстановки. Текущие проблемы и споры в прессе по этому вопросу

В конце февраля состоялось заседание коллегии министерства обороны, посвященное безопасности арктических границ страны. В ходе этого мероприятия руководители военного ведомства во главе с министром Сергеем Шойгу обсудили различные аспекты развития группировки вооруженных сил в Арктике и необходимые меры по обеспечению безопасности этого региона. Планируется строить военные городки, восстанавливать аэродромы и строить новые объекты. Кроме того, в Арктике предполагается развернуть несколько новых систем, имеющих стратегическое значение для безопасности страны.

Системы освещения подводной обстановки. Текущие проблемы и споры в прессе по этому вопросу


Помимо новых военных объектов в северных районах страны должны появиться компоненты Единой системы освещения обстановки в Арктике. При помощи этой системы планируется вести наблюдение за воздушной, надводной и подводной обстановкой, что позволит своевременно замечать возникающие угрозы и принимать необходимые меры. Одним из главных элементов нового комплекса должна стать т.н. Единая государственная система освещения надводной и подводной обстановки (ЕГСОНПО), которая будет работать в интересах военно-морского флота. Основной ее задачей станет сбор сведений об обстановке в северных морях, а также поиск различных кораблей, подлодок и других потенциально опасных объектов.

Следует отметить, разработка ЕГСОНПО стартовала достаточно давно – соответствующий приказ появился еще в начале двухтысячных годов. Тем не менее, к настоящему времени созданы только некоторые отдельные элементы такой системы, а начало эксплуатации полноценного комплекса пока относится к обозримому будущему. Такие особенности проекта не могут не вызывать беспокойство военного ведомства, специалистов и интересующейся общественности. В последние недели в отечественной прессе даже развернулась настоящая дискуссия, посвященная перспективам средств наблюдения за Арктикой.

11 февраля газета «Военно-промышленный курьер» опубликовала статью «Беспризорная Арктика» за авторством директора по оборонной тематике НИИ «Атолл» контр-адмирала запаса Сергея Жандарова. В этой публикации С. Жандаров в очередной раз поднял тему строительства системы слежения за обстановкой на морях, окружающих Россию. Ранее контр-адмирал запаса неоднократно затрагивал эту проблему: за последние годы он опубликовал несколько статей, в которых раскрывались особенности существующей ситуации и делались определенные предложения.

Автор начал свою статью «Беспризорная Арктика» с напоминания о том, что строительство ЕГСОНПО задавалось еще документом «Основы политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности до 2010 года», принятым 15 лет назад – 4 марта 2000 года. Сроки, указанные в «Основах политики», завершились несколько лет назад, но у России до сих пор нет ЕГСОНПО, защищающей северные границы. В настоящее время работы ведутся в соответствии со «Стратегией развития морской деятельности Российской Федерации до 2030 год», принятой в конце 2010 года.

С. Жандаров напоминает, что в «Стратегии» четко указаны цели и сроки реализации проекта строительства ЕГСОНПО. Так, Единая система должна охватить своим оборудованием исключительную экономическую зону страны. При этом к 2012 году требовалось «закрыть» арктическое направление на 30%, а к 2020 – на 50%.

В настоящее время с целью защиты северных границ страны министерство обороны занимается несколькими проектами, связанными с восстановлением имеющихся и строительством новых объектов в Арктике. Основные работы в этом направлении планируется завершить до конца текущего года. Кроме того, уже сформировано объединенное стратегическое командование, которое будет отвечать за действия войск на этом направлении, а также проводятся учения с высадкой десантов на льды.

Параллельно, напоминает С. Жандаров, выделяется финансирование на проведение проектных работ. Так, в федеральной целевой программе «Развитие ОПК-2020» на период 2011-2014 годы предусматривалось 3,2 миллиарда рублей на организацию задела по созданию интегрированной сетецентрической системы подводного наблюдения. Тем не менее, до сих пор такая система не существует и не следит за обстановкой в стратегически важном районе.

Автор публикации «Беспризорная Арктика» напоминает, что с 2000 по 2013 год в нашей стране был разработан и принят на вооружение один стационарный гидроакустический комплекс. Тем не менее, эта система еще не установлена на позиции, а вместо этих работ, по утверждению С. Жандарова, чиновники министерства обороны предпочитают открывать новые проекты, ОКР и НИР.

Иллюстрируя сложности ситуации, контр-адмирал запаса напоминает о событиях прошлого года. По его данным, с 11 февраля по 13 августа американская подлодка USS New Hampshire (SSN 778) следила за российскими кораблями в Баренцевом море и вскрыла деятельность Северного флота по стратегическому сдерживанию.

В заключение своей статьи С. Жандаров отметил, что по причинам секретности не имеет права раскрывать все подробности сложившейся ситуации. Тем не менее, он полагает, что это необходимо сделать, поскольку доклады военному и политическому руководству страны пока не были услышаны.

Статья «Беспризорная Арктика» С. Жандарова поднимает важнейшую проблему: несмотря на несколько лет работы и солидное финансирование, программа строительства Единой государственной системы освещения надводной и подводной обстановки пока далека от завершения. Некоторые успехи уже достигнуты, но строительство должно продолжаться в течение достаточно длительного времени.

Следует отметить, что в обсуждениях статьи встречаются разные мнения, от полной поддержки автора до подозрений в недобрых намерениях. Поскольку С. Жандаров является одним из руководителей НИИ «Атолл», занимающегося разработкой различных систем для флота, его обвиняют в лоббировании интересов своей организации и попытках «выбить» новый заказ для своего института. Тем не менее, не следует забывать, что в оборонной промышленности интересы отдельных предприятий нередко совпадают с интересами государства в области безопасности. Кроме того, подозреваемый в лоббировании С. Жандаров поднимает важный вопрос, прямо связанный с безопасностью стратегически важных регионов.

Ровно через месяц после «Беспризорной Арктики» газета «Военно-промышленный курьер» опубликовала новый материал, затрагивающий тему создания систем наблюдения за обстановкой в северных регионах. Поводом для написания новой статьи «Гидроакустическая печаль» за авторством Максима Климова, как утверждается, стала публикация С. Жандарова. М. Климов обозначил свое согласие с С. Жандаровым по вопросу важности и остроты имеющихся проблем, однако отметил, что с содержанием его статьи и предложенными решениями проблемы можно поспорить.

М. Климов напомнил, что технический уровень ОАО «Океанприбор», являющегося основным разработчиком новых гидроакустических систем, а также других предприятий отрасли достаточно высок. Какой-либо серьезный разрыв в качественном отношении между отечественными и зарубежными разработками отсутствует. Тем не менее, российские специалисты отстают от зарубежных коллег в идеологии и концепции построения гидроакустических комплексов, что соответствующим образом сказывается на боевых качествах их разработок.

М. Климов полагает, что ответственные лица понимают сложившуюся ситуацию и принимают меры по выходу из нее. Тем не менее, на ходе работ и характеристиках новых систем по-прежнему сказываются негативные факторы в виде проблем прошлых десятилетий и запоздалого начала попыток исправления ситуации. Кроме того, автор статьи «Гидроакустическая печаль» напомнил о разнице в методах ведения проектов. Так, зарубежные разработчики проводили крупные исследования, а также занимались полномасштабными испытаниями новых систем, вплоть до привлечения целых корабельных группировок. В результате этого зарубежным специалистам удавалось найти наиболее удобные и совершенные технические решения, которые в дальнейшем использовались на практике. По понятным причинам, российские инженеры сейчас не могут использовать подобный подход.

В статье «Гидроакустическая печаль» упоминаются и иные особенности зарубежных разработок. Так, в пятидесятых годах прошлого века США начали развертывание стратегической системы освещения подводной обстановки (СОПО) под названием SOSUS. Различные компоненты этой системы, распределенные по Мировому океану, позволяли с большой эффективностью вести поиск подводных лодок противника. В шестидесятых годах американский военный флот освоил эксплуатацию SOSUS совместно с патрульной авиацией, надводными кораблями и другой техникой, оснащенной гидроакустическими комплексами, что повысило эффективность выполнения поисковых задач. Наконец, в восьмидесятых была построена система SURTASS, основанная на новых идеях. Главным отличием от SOSUS было создание сплошной зоны гидроакустического освещения в нужных районах, имеющих большое значение с точки зрения стратегии.

Подобная идея, опробованная на практике и подтвердившая свои преимущества, пока не находит распространения среди ответственных лиц России. Здесь М. Климов указывает на проблемы идей, продвигаемых С. Жандаровым, а именно его предложения использования модернизированной версии комплекса МГК-608 или подобных систем. По мнению М. Климова, такие идеи, несмотря на существующий прогресс, больше напоминают систему SOSUS, чем более современные СОПО. По этим причинам устаревшая идеология комплекса должна сказаться на боевых возможностях комплекса, в том числе на боевой устойчивости. При использовании современных поисковых средств предлагаемый комплекс может быть «обезврежен» путем обнаружения и уничтожения некоторых его элементов.

Кроме того, М. Климов категорически не согласен с С. Жандаровым по вопросу целесообразности создания новых СОПО по сетецентрическому принципу. Он считает, что именно такая архитектура способна обеспечить создание высокоэффективной, устойчивой и сравнительно недорогой системы. Большой приоритет имеет использование унифицированных комплектующих с приемлемой стоимостью. Также М. Климов предлагает в некоторых случаях жертвовать характеристиками комплекса в пользу экономии бюджетных средств.

В вопросе организации систем освещения подводной обстановки имеется специфическая проблема, связанная с обнаружением целей и передачей информации. В силу определенных причин на одну подлодку, обнаруженную при помощи гидроакустических комплексов, приходится некоторое количество объектов, не являющихся техникой противника. Таким образом, собранная информация в полном объеме должна обрабатываться на уровне флота с целью выявления и атаки реальных целей. Кроме того, за этим должна следовать выдача информации Национальному центру управления обороной, который должен получать сведения только о реальных целях. Также необходимо создавать интегрированную СОПО, в которую будут включены как стационарные системы, так и гидроакустические комплексы кораблей, подлодок или противолодочной авиации.

К сожалению, несколько предложений, касавшихся внедрения новых идей, в том числе и «подсмотренных» в зарубежных разработках, пока не дошли до рассмотрения. Оборонная промышленность и командование флота отказались от этих идей по организационным причинам. Так, М. Климов напоминает о предложении испытать гидроакустический комплекс «Ирбис», установленный на подлодке «Нерпа» с подсветом от внешних излучателей. Это предложение не было реализовано из-за негативной реакции руководства Амурского судостроительного завода.

М. Климов ссылается на статью «Есть ли в России современное гидроакустическое вооружение?» известных специалистов по гидроакустике Валентина и Виктора Лексиных. Они писали, что для создания ЕГСОНПО необходимо современное, эффективное и не демаскирующее себя оборудование. При этом, однако, выполнение требований военных к 2020 невозможно при использовании только гидроакустических комплексов подводных лодок и аналогичных систем стационарного размещения, поскольку их количество ограничено и сказывается на боевых возможностях всей СОПО. Лексины полагают, что перспективная система освещения подводной обстановки должна строиться на основе малогабаритных пассивных стационарных гидроакустических систем с сетью выносных приемных устройств, пригодных для быстрого развертывания в нужном районе.

Такая архитектура СОПО предъявляет соответствующие требования к применяемой аппаратуре. К примеру, основным «сырьем» для строительства такой системы могут стать радиогидроакустические буи. Кроме того, требуется малогабаритное оборудование, простое в обслуживании и ремонте. Таким образом, для создания высокоэффективных систем освещения подводной обстановки необходимо использовать интегральные микросхемы и другое малогабаритное оборудование. В этой области имеется большое отставание от зарубежных разработок, что требуется учитывать при создании новых систем.

В целом М. Климов согласен с Лексиными, однако полагает, что современной СОПО нужен не только пассивный, но и активный режим работы, т.е. гидролокация. Такой режим может повысить характеристики системы, а также обеспечить использование гидроакустического комплекса в иных целях, например для звуководводной связи. Кроме того, гидролокация оказывается эффективным инструментом обнаружения цели в боевой обстановке.

В публикации «Гидроакустическая печаль» также затрагивается специфический вопрос, связанный с системами обеспечения работы СОПО. По мнению М. Климова, следует отказываться от идеи установки гидроакустических систем при помощи специальных кабельных судов или кораблей освещения подводной обстановки. Такие суда могут быть обнаружены и идентифицированы противником, после чего уничтожение гидроакустического комплекса становится не слишком сложным делом.

Поэтому военно-морскому флоту нужен ряд соответствующей техники и специального оборудования. Так, в деле установки СОПО надводный флот может быть представлен корветами охраны водных районов с набором специального оборудования, при помощи которого они смогут устанавливать необходимую аппаратуру или использовать различные необитаемые и безэкипажные аппараты. Подлодки, в свою очередь, могут оснащаться специальными контейнерами для перевозки и установки элементов СОПО.

По мнению М. Климова, большой интерес в контексте ЕГСОНПО и СОПО представляет дистанционно управляемая техника. Необитаемые подводные или безэкипажные надводные аппараты могут применяться в различных целях, в том числе в качестве носителей низкочастотного излучателя, который будет работать в связке с гидроакустическим комплексом корабля или подлодки-носителя. За счет возможности вывода дистанционно управляемой техники на оптимальную позицию можно увеличить дальность или глубину обнаружения целей, а также повысить устойчивость системы к помехам.

Из двух статей, «Беспризорная Арктика» и «Гидроакустическая печаль», следует, что у нашей страны есть достаточно серьезные проблемы со строительством новых систем наблюдения за подводной и надводной обстановкой. Тем не менее, есть и определенные наработки в этом направлении. На основе существующих идей и проектов, часть которых по понятным причинам засекречена, в обозримом будущем будет продолжаться строительство ЕГСОНПО, заданное актуальной «Стратегией развития морской деятельности Российской Федерации до 2020 года». При этом в ходе разработки новых систем следует использовать не только существующие собственные разработки, но и проверенные временем идеи, заимствованные из зарубежных проектов.

У существующей ситуации вокруг ЕГСОНПО в целом и перспективных СОПО в частности есть одна любопытная особенность. Важнейшая в контексте защиты северных рубежей тема обсуждается специалистами не только в закрытом режиме, но и в прессе. Таким способом можно привлечь внимание общественности к существующим проблемам, а также начать полномасштабное обсуждение с участием широкого круга компетентных лиц. Результатом этого должно стать формирование полноценного облика перспективных систем, полностью удовлетворяющих требованиям заказчика и почти лишенных каких-либо недостатков. Тем не менее, программа строительства ЕГСОНПО в Арктике пока далека от завершения. Ученым, конструкторам и военным придется приложить солидные усилия, чтобы закончить все необходимые работы и построить современную систему обнаружения кораблей и подлодок противника.