Оружейная коллекция
Популярное
Классический японский меч: все глубже и глубже…(часть 2)Главная проблема японского меча отнюдь не техническая, а сугубо лингвистическая...
Исторические рассказы об оружии. Винтовки Первой мировой. Комиссионная винтовка образца 1888 года, ГерманияКомиссионная винтовка образца 1888 года, продукт работы германской оружейной комиссии, предшественник знаменитой винтовки Маузера 1898 года....
Представлен пистолет Beretta Px4 StormВ одной из недавних статей о компактных пистолетах итальянской оружейной компании Beretta упоминался субкомпакт Beretta Px4 Storm...
Крупнокалиберная снайперская винтовка XADO Snipex 14.5 производство УкраиныКрупнокалиберные снайперские винтовки традиционно привлекают внимание специалистов и широкой общественности. Очередным поводом для активных обсуждений не так давно стал украинский проект подобного оружия под названием...
Винтовка выживания MA-1 Survival Rifle сделанная в СШАС конца сороковых годов американские оружейники работали над созданием специального оружия выживания, предназначенного для летчиков. В середине пятидесятых в рамках этой программы была представлена винтовка ArmaLite MA-1...
Оружие
Дистанционная электрошоковая мина МЭН-5/10В охране различных объектов могут использоваться нелетальные средства поражения, обезвреживающие нарушителя, но не представляющие серьезной угрозы его здоровью и жизни...
«Калашников» анонсировал новый гладкоствольный карабин Kalashnikov TG2В конце октября 2017 года концерн «Калашников» представил промо-видео, посвященное очередной своей новинке. Речь идет о гладкоствольном карабине Калашников TG2. Это первый образец огнестрельного оружия концерна под...
T20: представленная серия американских опытных средних танковT20 (Medium Tank T20) — серия опытных средних танков, которые разрабатывались в США в годы Второй мировой войны....
«Танки Ламанша» - Т-80 снова в российском строю Одним из главных военных козырей СССР и, соответственно, всего Варшавского договора, помимо советского ракетно-ядерного щита, были бронированные армады, развернутые в Западной группе войск...
Современные комплексные системы ПВО: возможна ли сейчас абсолютно надежная противовоздушная оборона? Часть 2Пуск первой из двух ракет-перехватчиков комплекса ПРО THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) при проведении испытаний по перехвату...
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Пхеньян сверкнул своей «Молнией»

Точная дата проведенных в КНДР испытаний нового зенитно-ракетного комплекса неизвестна. По-видимому, они имели место 27 мая в ходе работ по доводке ЗРК «Пхенгае-5» («Молния-5»), пусковые установки которого уже не первый год демонстрируются на парадах в Пхеньяне. По некоторым сведениям, разработка комплекса ведется с начала 2010-х годов.

Присутствовавший на командном пункте полигона Ким Чен Ын не преминул отметить, что скоро эта система покроет его владения «как лес», дабы рассеять иллюзии врагов насчет их превосходства в военной авиации. Таковое действительно имеет место, и отставание Северной Кореи по части ВВС в обозримом будущем, учитывая износ ее авиатехники и отсутствие перспектив пополнения парка боевых самолетов, обещает стать катастрофическим. Поэтому стремление залатать дыры в небе путем совершенствования зенитно-ракетных комплексов – курс для КНДР, исходя из ее возможностей, верный. Ракетная промышленность у Пхеньяна в отличие от сколь-либо значимой авиационной имеется, есть и многопрофильный кадровый потенциал.

Пхеньян сверкнул своей «Молнией»Что касается самого ЗРК большой дальности «Пхенгае-5» (западное условное обозначение KN-06), то, несмотря на парадные показы, эта система еще сырая, о чем говорит и реплика Ким Чен Ына, что в сравнении «с прошлым годом улучшились возможности по обнаружению, преследованию и уничтожению объекта, повысился процент попадания в цель». Предпоследние (и, возможно, первые более или менее успешные) испытательные пуски ЗУР этого комплекса состоялись прошлой весной. Возможно, ЗРК «Пхенгае-5» уже находится в опытной эксплуатации в войсках – например, в составе одной из зенитно-ракетных бригад 1-го боевого авиационного командования ВВС КНДР, прикрывающих, в частности, Пхеньян, Сунчхон и Кэчхон.

Напомним читателям («Наш лесовоз, вперед лети»), что «Пхенгае-5» предположительно представляет собой северокорейский аналог китайского зенитно-ракетного комплекса HQ-9 «Хунци-9» (в экспортном варианте – FD-2000), созданного на базе элементов советского зенитно-ракетного комплекса семейства С-300ПМ. По некоторым сведениям, ЗУР комплекса HQ-9 в отличие от ракеты ЗРК С-300ПМ имеет не полуактивную, а пассивную радиолокационную головку самонаведения, то есть наводится на воздушные цели по их радиолокационному излучению – скажем, на американские самолеты ДРЛО типа Е-3 и Е-2. Китайские технологии могли быть получены КНДР через Иран. Двухконтейнерная или трехконтейнерная пусковая установка и радиолокационные средства комплекса «Пхенгае-5» размещены на удлиненном шасси модифицированного народнохозяйственного автомобиля «Тэбаксан-96», представляющего собой выпускаемый по российской лицензии самосвал КамАЗ-55111.

Твердотопливная ЗУР комплекса «Пхенгае-5» напоминает советскую ЗУР типа 5В55 (В-500) ЗРК семейства С-300П. Как и в случае советской ракеты, из ТПК она запускается выбросом при срабатывании пиропатронов, а собственный двигатель включается на высоте до 25 метров. Можно предположить, что северокорейская ЗУР имеет комбинированную систему наведения – радиокомандную плюс пассивную РЛГСН. Разработчики «Пхенгае-5» оценочно способны добиваться достижения дальности стрельбы по аэродинамическим целям 100–150 километров (по баллистическим ракетам – в 3–4 раза меньше) при высоте поражения до 20–25 километров и курсовом параметре 25–30 километров. Есть основания полагать, что канальность комплекса по ЗУР – две ракеты на цель.

В любом случае следует признать, что северокорейцы достигли заметных подвижек по части разработки РДТТ для ЗУР и баллистических ракет. Это неудивительно – страна располагает довольно развитой химической промышленностью.

Очевидно, что в качестве воздушных целей при отработке новых ЗРК могут использоваться полученные контрабандным путем американские беспилотные самолеты-мишени MQM-107D «Стрикер» (Streaker) и их копии собственного производства. «Стрикеры», кстати, в Корейской народной армии приспособлены и для использования в качестве самолетов-снарядов класса «земля-земля», запускаемых с буксируемых прицепных ПУ.

Пока же основу зенитно-ракетного компонента объектовой ПВО КНДР составляют ЗРК, ранее полученные от СССР и КНР. Это полустационарные ЗРК малой дальности С-125, ЗРК средней дальности СА-75 и С-75 (плюс их китайские аналоги HQ-2 «Хунци-2») и стационарные дальнобойные ЗРК С-200. Здесь, к слову, не обошлось без любопытных северокорейских импровизаций. Так, пхеньянские умельцы создали самоходные пусковые установки ЗРК С-125 с двумя направляющими на шасси советского грузового автомобиля высокой проходимости КрАЗ-255Б. Очень разумный подход в плане повышения мобильности, между прочим. Известен и вариант С-125 на неполноприводном шасси белорусского грузового автомобиля МАЗ-630308-224. Его же приспособили под самоходную ПУ ЗРК типа С-75 с одной направляющей, причем, по некоторым признакам, ракеты данного модифицированного комплекса дооборудованы инфракрасной головкой самонаведения – предположительно на основе ИКГСН советской управляемой ракеты Р-60 класса «воздух-воздух».

По оценке автора, если не принимать во внимание значительные возможности вероятного противника КНДР в части средств РЭБ, ЗРК войск ПВО ВВС КНДР в настоящий момент гипотетически способны уничтожить при отражении первого массированного воздушного удара примерно 160 самолетов противника (С-125 – до 65, СА-75, С-75 и «Хунци-2» – до 80, С-200 – до 17). Но это – в самых благоприятных для КНДР условиях, которые вряд ли сложатся.

Разумеется, для организации современной ПВО одних ЗРК недостаточно – необходимо еще и радиоэлектронное противодействие. Корейская народная армия располагает средствами РЭБ советского происхождения, но они устарели и не в полной мере отвечают сегодняшним требованиям. Это, в частности, станции постановки помех тактической аэронавигационной системе ТАCAN Р-388, станции подавления авиационной ультракоротковолновой радиосвязи и систем наведения тактической авиации противника Р-934, станции постановки помех бортовым авиационным РЛС СПН-30 и СПО-8М. Все это техника, в которой реализованы тактико-технологические подходы 70-х годов. Поэтому угроза КНДР со стороны средств воздушного нападения вероятного противника представляется наиболее серьезной.