Оружейная коллекция
Популярное
Британская любовь к SA80 навсегдаСегодня многие армии западного блока осуществляют замену основного индивидуального оружия в войсках. Франция отказывается от FAMAS в пользу НК416, бундесвер отказывается от G36 и даже известный верностью традициям корпус морской пехоты США меняет «злую черную винтовку» (так называли М-16 вьетнамские ветераны) на М27 (тот же НК416).
Поэма о железном Максиме (часть 6)Материалы серии «Поэма о «Максиме» читателям ВО в основном понравилась. Но многие из них высказали пожелание увидеть на страницах сайта рассказ и о предшественницах «максима» - митральезах или картечницах. И да, действительно, ведь время, когда Хайрем Максим сконструировал свой знаменитый пулемет, можно с полным правом назвать эпохой митральез, которые применялись и в полевой войне, и на флоте.
Складные пистолетные приклады разработки Бенке — Тимана (Венгрия, Германия)Некоторые модификации самозарядных пистолетов прошлого комплектовались деревянной кобурой-прикладом и имели направляющие для ее установки. Такой приклад улучшал показатели точности и кучности, но все же не отличался особым удобством использования. Деревянное устройство имело большие габариты и немалый вес, что могло мешать стрелкам.
Винтовки по всем странам и континентам.Часть 16. «И дальше задвинуть патрон пальцем…»А было так, что после появления винтовки Пибоди, как это всегда и бывает, появилось множество ей подражаний. Это и винтовка Робертса, и Вестелей Ричардса, и Суинберна, и Кокрена, да все их просто не перечислишь. Но тут же последовали усовершенствования иного рода, например, попытки объединить затвор Пибоди и подствольный магазин.
Поэма о железном Максиме (часть 4)Уже первые случаи применения пулеметов в Африке показали, какое это могущественное боевое средство. Естественно, что уже тогда, а именно в конце XIX — начале XX века европейские пацифисты начали выступать с требованиями наложить запрет на использование пулеметов, как откровенно негуманное оружия.
Оружие
Т-90М и M1A2 SEP v.3: какой из танков модернизирован лучшеКакой танк лучше, Т-90 или M1 Abrams? Этот вопрос появился одновременно с более новой машиной и до сих пор остается актуальным. Он уже успел получить массу ответов, в том числе и диаметрально противоположных. Продолжению споров, среди прочего, способствует постепенное развитие двух бронемашин, приводящее к появлению новых модификаций.
Ручные гранаты семейства Mk III / MK3 родом из СШАПочти все ручные гранаты предназначались и предназначаются для поражения живой силы противника взрывной волной и осколками. Однако некоторые образцы подобного оружия имели иные возможности и сокращенные боевые качества. Так, специфика боев Первой мировой войны привела к появлению американской ручной гранаты Mk III / MK3, в составе которой с самого начала отсутствовал металлический корпус. Вследствие этого граната могла поражать противника только ударной волной, но не осколками.
Авиатанк, или летающий танк - исторический следСегодня идея создания летающего танка представляется достаточно абсурдной. Действительно, когда в твоем распоряжении есть транспортные самолеты, способные перевезти танк из одной точки мира в другую, о приделывании крыльев к тяжелой бронированной боевой машине как-то не задумываешься. Однако в 1930-х годах прошлого века все было совсем иначе, самолетов, способных перебросить танки по воздуху, просто не существовало, поэтому сама идея создания полноценного авиатанка беспокоила умы многих конструкторов в разных странах мира. При этом наибольшую известность получили проекты США и СССР в этой области.
Исторические рассказы об оружии. Пехотный танк Mk.III «Валентайн» снаружи и внутриПерейдем к союзникам. СССР стал единственной страной, куда «Валентайны» поставлялись по программе ленд-лиза. Нам за войну отправили 3782 танка, или 46% всех выпущенных «Валентайнов», в том числе почти все машины, произведённые в Канаде.
История танковой перестройкиПоддержание технологической актуальности существующих боевых машин является важнейшим элементом модернизации. В частности, что касается танков, в течение десятилетий остававшихся ключевым элементом общевойсковых боевых действий, то здесь преобладают скорее модернизации, чем новые платформы. Легкие бронемашины, хотя и дешевле для замены, также модернизируются, поскольку многие страны располагают ограниченными бюджетами на новую технику.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Насытить солдат электронными чипами: затея DARPA

Американское Управление перспективных оборонных исследований DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency) известно проведением научных исследований высокого уровня в области перспективных военных технологий. Впрочем, Управление все чаще заостряет свое внимание на важнейшей, но порой недооцениваемой сфере - медицинское обеспечение личного состава.

Работы DARPA в области военной медицины по большей части ведутся при участии новейшего компонента в его общей структуре - Офиса биологических технологий Biological Technologies Office (ВТО). Как отметил его директор Брэд Рингайзен, «наш офис работает над широким спектром задач, которые можно сгруппировать в три крупные категории». Во-первых, это нейробиология, например, использования сигналов мозга для работы протезов конечностей. Второе направление - генная инженерия или синтетическая биология. Третья область исследований сосредоточена на технологиях, способных опередить и инфекционные заболевания, и это приоритетное направление исследований DARPA.

По мнению полковника Мэта Хэпбёрна, руководителя нескольких программ в ВТО, имеется ряд причин, которые выводят борьбу с инфекционными заболеваниями на первый план. Например, военные США или их союзники могут быть развернуты в помощь региону или стране, затронутой специфической пандемией, например, лихорадкой Эбола. «Мы глобально развертываемая военная сила и мы собираемся посылать наших людей в те районы, которые нам необходимо защитить от болезней».

Насытить солдат электронными чипами: затея DARPA

Микрофизиологическая система разработки института биологической инженерии Висса


Разработка технологий и методов лечения, предотвращающих инфекционные вспышки, также может повысить уровень национальной безопасности. Например, методы лечения, разработанные для военнослужащих, могут быть использованы для предотвращения или лечения основных пандемий среди гражданского населения. Впрочем, всё это также справедливо и на более низких уровнях, вплоть до отдельно взятого индивидуума.

«Простой, но при этом крайне показательный пример, - грипп на корабле, - пояснил Хэпбёрн. - Зараженный персонал менее работоспособен и это может повлиять на выполнение всей задачи». В качестве еще одного примера Хэпбёрн назвал опасность заражения одного из членов группы малярией или лихорадкой денге, «что является вполне обыденным в тех местах, где мы работаем. Это конечно может фактически погубить всю миссию, если вы не подумаете о медицинской эвакуации и мерах предосторожности в отношении этого человека».

Как отметил Хэпбёрн, существует две широкие категории, когда речь идет о работе с инфекционными болезнями. Во-первых, это диагностика: выяснить, болен человек или нет. Во-вторых, что делать если кто-либо заболел, то есть разработка курса лечения или мер противодействия, например, вакцины.

Однако, основной акцент DARPA делает всё же на прогнозировании, станет ли здоровый на внешний вид человек больным. Помимо этого в Управлении хотят знать не только вероятность того, что больной может заболеть, но также заразен он или нет. «Станет ли он распространителем заразы? Сможем ли мы подавить вспышку заболевания в конкретном сообществе?»

Хэпбёрн рассказал также о программе Prometheus. По данным DARPA, ее целью является поиск «набора биологических сигналов в недавно инфицированном человеке, которые могут указать в течение 24 часов станет ли этот человек заразным», что позволит начать лечение на ранней стадии и предпринять меры для предотвращения передачи этого заболевания другим людям.

Программа Prometheus в настоящее время сосредоточена на острых респираторных заболеваниях, которые выбраны для подтверждения верности концепции, хотя эта технология может быть применима и к другим инфекционным болезням.

«Допустим, у нас 10 человек подверглись заражению, мы могли бы протестировать их и сказать, что эти три человека будут самыми заразными и станут разносчиками заболевания. Этих людей мы затем будем лечить с целью предотвращения распространения инфекции», - пояснил Хэпбёрн.

Проект Prometheus нацелен на создание «биомаркеров», которые показывают подверженность человека болезни и его потенциальный уровень заразности. «Эти маркеры сложно создать, - заметил Хэпбёрн. - Другая сложность заключается в снятии показании с этих маркеров в полевых условиях и в пунктах медицинской помощи. Может быть необходимо разработать работающее на батареях устройство, которое могло бы выполнить эту работу».

«Я полагаю, что их военное применение - дело вполне очевидное, - продолжил Хэпбёрн. - Представьте казарму или корабль или подводную лодку. Способность определять, кто собирается заболеть и останавливать вспышку заболевания в этих стесненных условиях, была бы чрезвычайно полезной для наших военных».

В сфере мер профилактики DARPA проводит большую работу по предотвращению заболеваний. Основной акцент делается на разработке так называемых «почти немедленных» решений нейтрализации инфекционной вспышки, которые будут работать гораздо быстрее, чем традиционная вакцина.

«Если я даю вам вакцину, то может понадобиться две или три дозы в течение полугода прежде, чем вы достигнете необходимого уровня иммунитета», - сказал Хэпбёрн.

В этой связи DARPA начало работу над новой программой, названной РЗ (Pandemic Prevention Platform - платформа предотвращения пандемии), целью которой является разработка «почти немедленного» решения, которое сможет дополнить вакцины. Вакцина работает, заставляя организм вырабатывать антитела, и если они циркулируют в крови в достаточном количестве, то человек защищен от конкретной инфекционной болезни. DARPA намерено резко ускорить этот процесс за счет реализации программы Р3.

«Что если бы мы могли просто давать антитела, которые боролись бы с инфекцией или защищали вас? По сути, если бы человеку можно было бы просто ввести правильные антитела, то он бы незамедлительно получил защиту, - заметил Хэпбёрн. - Проблема заключается в том, что для того чтобы получить достаточное количество этих антител на фабрике, необходимы месяцы и годы. Это сложный и дорогостоящий процесс».

Вместо традиционного процесса, производство антител и введение их в вену человека, DARPA работает над созданием впрыскиваемой инъекции, в которой содержатся ДНК и РНК для антител, чтобы организм сам занимался созданием необходимых антител. При введении генетического кода в тело «в течение 72 часов у вас уже будет достаточно количество антител для вашей защиты». Хэпбёрн считает, что этого можно достичь в течение четырех лет, к концу программы Р3.

Рингайзен возглавляет еще одну программу по выработке профилактических мер, «Микрофизиологические системы» или «Органы на чипе», в рамках которой будут созданы искусственные модели различных систем человеческого тела на струйных микросхемах или чипах. Они могут использоваться по-разному, например, тестирование вакцин или введение биологического возбудителя болезни. Цель амбициозна - имитация процессов человеческого тела в лабораторных условиях.

Насытить солдат электронными чипами: затея DARPA

Иллюстрация концепции Массачусетского технологического института «Тело на чипе»


«Значение этого огромно, - добавил Рингайзен. - Вы можете исследовать буквально тысячи кандидатов на лекарства на их эффективность и токсичность без нынешних трудоемких и дорогих процессов, через которые приходится проходить».

Нынешняя модель разработки включает несколько очень дорогостоящих процессов, в том числе испытания на животных и клинические исследования. Исследования на животных очень дороги и не всегда точно отражают действие лекарства или вакцины на человеческий организм. Что касается клинических исследований, то они еще дороже, а подавляющее большинство тестов заканчиваются неудачно.

«Еще сложнее с работами для министерства обороны, поскольку многие медицинские меры защиты, которые ему необходимы, предназначены для борьбы с биологическими и химическими отравляющими веществами, - добавил он. - Вы не можете взять группу людей и испытать на них сибирскую язву или Эболу».

Технология «Органы на чипе» революционизирует разработку лекарств для военного сообщества и гражданской сферы. Проект, возглавляемый командами из Гарвардского университета и Массачусетского технологического института, в настоящее время подходит к завершающей стадии.

Насытить солдат электронными чипами: затея DARPA

Чип для легких разработки института Висса


Рингайзен также отметил программу Elect-Rx (Electrical Prescriptions - электрические рецепты), нацеленную на разработку технологий, которые могли бы искусственно стимулировать периферическую нервную систему, используя ее способность быстро и эффективно самоизлечиваться.

«Это позволит улучшить иммунную систему, даст организму большую устойчивость к инфекциям или воспалительным заболеваниям», - пояснил Рингайзен.

Хэпбёрн считает, что в перспективе военная медицина сможет «гораздо лучше прогнозировать болезнь на самых ранних стадиях, а дальше остается только принять соответствующие меры в специализированном учреждении».

«Всё как с профилактическим обслуживанием вашего автомобиля. Датчик в нем сигнализирует, например, что двигатель может сломаться или то, что вам необходимо залить масло. Мы хотим сделать то же самое с человеческим организмом».

В теле эти датчики могут быть совмещены с другими технологиями, что позволит автоматически начать необходимое действие, например, мониторинг уровня глюкозы у больного диабетом. «Мы пока не достигли этого, но через 10 лет это станет обыденной реальностью».

Военная медицина - особенно с акцентом на методы лечения и мерах профилактики - может приносить реальную пользу в ряде других областей. Понятно, что приоритетом является обеспечение защиты личного состава от инфекций, но предотвращение подобных вспышек в большем масштабе, например, борьба с пандемиями, также оказывает непосредственное влияние на уровень безопасности. Как следствие, военная медицина должна соответствовать потребностям не только отдельного солдата, не только Вооруженных сил, но и общества в целом.