Оружейная коллекция
Популярное
Последние из универсальных пистолетов-пулеметов. От MP5 до «Спектра»Они стали дальнейшим развитием линейки этого вида стрелкового оружия и ответом на очередные вызовы своего времени.
Многоствольные историеские монстрыПрактически с самого начала появления огнестрельного оружия конструкторы многих стран мира пытались добиться повышения его скорострельности. Преимущества массированного огня быстро стали понятны военным всех стран. Длительное время единственным способом повышения скорострельности оружия была тренировка самого стрелка.
История оружия Второй мировой. Крупнокалиберные авиационные пулемётыДля начала скажем о том, что лучшим пулеметом винтовочного калибра по мнению наших читателей стал ШКАС.
Оригинальный двуствольный револьвер S333 ThunderstruckИдея увеличения количества стволов в оружии не нова, этим уже никого не удивишь, есть и многоствольные пистолеты, и автоматы с возможностью «залпового» огня. В большинстве случаев это абсолютно тупиковое решение вопроса увеличения эффективности боеприпаса, и годится все это безобразие разве что для кинематографа. Тем не менее, в отдельных исключительных случаях можно говорить о том, что такое решение может быть оправданным, если от этого не страдает ни эргономика, ни надежность оружия.
Пистолет-пулемёт от Джона Л. Хилла и необычный Р90Удивительные вещи порой происходят в изобретательстве и, в частности, изобретательстве военном. А было так, что еще в конце 40-х годов ХХ века бывшему американскому военному летчику Джону Л. Хиллу, инженеру одной из нефтедобывающих компаний, пришла в голову странная мысль. Он решил, что сумеет разработать пистолет-пулемет собственной конструкции.
Оружие
Системы ствольной артиллерии производства США. Программа ERCA и новый рекорд дальности стрельбыВ будущем целый ряд ствольных артиллерийских систем армии США уступит свое место новым образцам с повышенной дальностью и точностью. Создание замены для них сейчас ведется в рамках программы Extended Range Cannon Artillery (ERCA), осуществляемой «Арсеналом Пикатинни» и рядом смежных организаций.
Обновленная ракета Р-27: модернизация пройдена, впереди серийное производство для ВКСС середины восьмидесятых годов на вооружении военно-воздушных сил СССР и России, а также ряда других стран состоят управляемые ракеты «воздух-воздух» средней дальности семейства Р-27. С тех пор неоднократно осуществлялась модернизация такого вооружения, направленная на повышение основных характеристик и боевых качеств. Недавно стало известно о новой модернизации, результаты которой повлияют на боеспособность ВКС уже в этом году.
История оружия Второй мировой. Противотанковые пушки начального периодаРассказ о противотанковой артиллерии предвоенного периода следует начать не с описания орудий, не с концепций развития конструкторской мысли в разных странах и даже не с роли такой артиллерии в современной войне. Начнем с вещей, которые вроде бы не связаны прямо с противотанковой артиллерией.
Самоприцеливающиеся боевые элементы. Представлены в бою и на видеоВ сети получило распространение видео из Сирии, показывающее боевое применение российской разовой бомбовой кассеты РБК-500, оснащенной самоприцеливающимися боевыми элементами СПБЭ. Некоторые СМИ приводили это видео в контексте последних новостей, согласно которым российские ВКС начали наносить удары по объектам террористов в одном из районов Сирии.
Французские танки времен Первой мировой войныВ предыдущем материале были рассмотрены немецкие танки Первой мировой войны. Эволюция и перспективы танков способствовали созданию танков и во Франции.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

США усиливают защиту своей бронетехники

США усиливают защиту своей бронетехники

Приемы и способы ведения боевых действий непрерывно развиваются, вследствие этого комплекты защиты бронетехники следуют за потребностями армий в многоуровневой обороне, которая включает системы функционального и непосредственного поражения

После почти двух десятилетий игры в кошки в мышки с различными системами активной защиты (САЗ) американская армия наконец решила заняться ими и развернуть первое подобное решение к 2020 году — комплекс Trophy израильский компании Rafael Advanced Defense Systems.

«Это приоритет для армии, — сказал министр сухопутных войск Марк Эспер. — Мы закупим любую технологию, которая предоставит лучшее решение, будь то американская промышленность или любая другая. Изобрела ли ее морская пехота, не имеет значения. Нам необходимо получить лучшее решения для наших солдат».

Trophy — это одна из трех технологий САЗ, которые армия оценивает в рамках ускоренной инициативы с целью соответствия срочным потребностям солдат. Хотя до этого армейское командование несколько раз проводило оценку израильской системы, но каждый раз отворачивалось от него.

В настоящее время, когда Пентагон нацелился на противостояние с потенциально сильными противниками, включая китайских и российских военных, армейские командиры заговорили о том, что настало время решительных действий и что они обязаны быстро развернуть САЗ для своих солдат. «Мы решили, что нам необходима САЗ, и мы хотим в первую очередь оснастить ею наши передовые подразделения. — сказал начальник штаба сухопутных войск генерал Марк Милли на заседании подкомитета по обороне в Сенате в мае этого года. — Итак, мы выбрали четыре тяжелые бригады, чтобы приобрести для них системы. В конечном счете мы хотим оснастить этой системой все бронетанковые силы — все наши машины, все наземные машины, все Bradley, танки, любые перспективные боевые машины — системами активной защиты, а также беспилотниками, хотя этот вопрос еще прорабатывается».

Три состояния дел

Рассматривались три системы или комплекса активной защиты: Trophy компании Rafael для танка Abrams, КАЗ Iron Fist от IMI Systems для БМП М2 Bradley и КАЗ Iron Curtain от Artis для бронемашины Stryker. Американская армия оценивала эти решения с точки зрения возможностей, технологической отработанности и совместимости с машинами.

Полковник Гленн Дин, руководитель программы по САЗ для бригад Stryker, сказал, что армия ищет ответы на некоторые ключевые вопросы по трем технологиям: насколько хорошо сама САЗ работает; поражает ли она цели, для которых и предназначена; достаточно ли отработана технология; работает ли она таким образом, как заложено разработчиками; может ли она справиться с условиями, в которых работает американская армия; будет ли она работать в дождь, снег и в боевых условиях, в которых она вынуждена будет работать; и действительно ли она подходит для платформы, на которую устанавливается? Каждая платформа имеет разные массогабаритные и энергопотребительские ограничения, а технология САЗ может быть отработанной, но просто не подходящей для выбранной машины.

Американская армия дала Trophy зеленый свет на продолжение и в июне Leonardo DRS (партнер Rafael в США) объявила о том, что получила контракт стоимостью 193 миллиона долларов на установку комплекса на танки Abrams.

Дин отметил, что планами предусматривается оснащение четырех бригад; нынешний же контракт закрывает по количеству полторы бригады, в которых комплексы будут развернуты к 2020 году. Для этого КАЗ Trophy прошел финальные квалификационные испытания в сентябре 2018 года, после чего началось производство установочной партии.

Что касается КАЗ Iron Fist компании IMI, то эта система до сих пор проходит ходовые испытания и боевые стрельбы в рамках Этапа 1. Восьмимесячная задержка частично связана с проблемами с финансированием, плохими погодными условиями на полигоне и проблемами с интеграцией в машину. «БМП М2 Bradley очень сложная платформа для установки, — пояснил Дин. — Когда мы устанавливаем эти системы на танк Abrams и БМП Bradley, их еще нужно дорабатывать, чтобы они заработали должным образом на платформе».

«Даже когда вы все прикрутите и закрепите, производителю необходимо какое-то время чтобы наладить систему и добиться ее правильной работы, — продолжил он. — Если используется радар, то они должны быть уверены, что радары направлены в правильном направлении и на машине нет ничего того, что мешает радару или ухудшает сигнал».

На начало сентября компания IMI прошла половину программы испытаний и боевых стрельб в рамках Этапа 1 и результаты, как ожидается, будут переданы в конце 2018 года в отдел надзора выполнения заявок армии (AROC) для принятия решения о продолжении программы.

Дин также рассказал, что комплекс Iron Curtain в настоящее время не испытывается. Он подтвердил, что AROC выбросил красный флажок этому КАЗ от компании Artis, развеяв все слухи и предположения, сопровождавшие программу. После завершения в апреле процесса оценки в рамках Этапа 1 отдел AROC пять месяцев спустя объявил о своем решении о прекращении работ.

«Хотя мы видели, что система в общем и целом работает хорошо с точки зрения концепции и в целом справлялась со своими целями, она была далеко не отработана и потребовала бы много времени и инвестиций, чтобы подтянуть ее до нужного технологического уровня, на котором ее можно было быстро развернуть в войсках». Дин отказался предоставить информацию о результатах и программе испытаний, а в компании Artis по этому поводу вообще не стали ничего комментировать.

США усиливают защиту своей бронетехники

ОБТ М1А2 преодолевает препятствие во время учений Army Warfighting Assessment 17.1 в Форт-Блиссе


Краткосрочные дела

В то время как одна система движется вперед, вторая остановлена, а третья проходит испытания, американская армия после выделения 25 миллионов долларов на тестирование дополнительных технологий САЗ готовится также к оценке других решений ближней перспективы.

Хотя Дин отказался назвать возможных претендентов на начальную оценку, он заметил, что некоторые компании, первоначально проявившие интерес, сняли свои кандидатуры, поскольку просто не готовы двигаться вперед такими темпами. Предполагается, что результаты этой оценки будут использованы для отбора систем для перехода на этап испытаний на бронемашинах Stryker.

«Мы использовали лишние корпуса машин Stryker, оставшиеся от производства двойных V-образных корпусов, — объяснил Дин, заметив, что платформа была выбрана до того, как программа no Iron Curtain была остановлена. — В настоящее время мы приняли решение завершить работы по Iron Curtain, это позволяет нам выйти на начальную позицию и посмотреть на альтернативную систему для Stryker».

Двумя потенциальными кандидатами на четвертый тест САЗ являются система от немецкой компании ADS (часть Rheinmetall Group) и легкий вариант системы компании Rafael, получивший обозначение Trophy-VPS (Vehicle Protection System).

Дин сказал, что помимо новых вариантов, например, варианта от Rheinmetall, для последующих проектов могут быть предложены модифицированные версии систем, уже проходящие оценку. «Для начальной демонстрации мы допускаем системы, которые имеют значительные отличия, но могут иметь общие элементы с существующими системами, — сказал Дин. — Я не буду называть участников проекта. Я оставлю им право самим объявить о своем участии». Впрочем, он сообщил, что его офис отправил в командировку в Израиль несколько человек на демонстрационные испытания технологии Trophy-VPS.

Независимо от того, какие компании примут участие в предстоящей оценке, ожидается, что будут включены возможности кинетического поражения. «Мы оценим уровень зрелости технологий и способность поражать, в том числе бронебойные снаряды с длинным сердечником, отстрелянные из танковой пушки», — отметил Дин. Армия находится в середине процесса оценки технологической отработанности, который поможет определить, как армия должна инвестировать в эти возможности и укладываться в предложенный график.

США усиливают защиту своей бронетехники

Солдаты десантируются из БМП М2 Bradley во время квалификационных испытаний на учебном полигоне в Болгарии в декабре 2017 года


Деформация времени

Не в первый раз законодатели из Конгресса вторгаются в сферу САЗ. Фактически еще в середине 2000-х американская армия хотела развернуть систему, способную сбивать атакующие реактивные противотанковые гранаты. Это был КАЗ Trophy из программы Full-Spectrum Effects Weapon Systems (системы вооружения с всесторонним воздействием; краткое название Проект Sheriff) и система от компании Raytheon из злополучной программы FCS (Future Combat System -Боевые системы будущего).

Проект Sheriff представлял собой программу по оснащению машин Stryker различными летальными и нелетальными возможностями. В то время некоторые военные командиры и компания Raytheon предпринимали немало усилий, чтобы не дать армии принять на снабжение комплекс Trophy.

«Как выяснилось, некоторые программы были на грани закрытия, — вспоминает Вейд Холл, возглавлявший в то время Проект Sheriff, в настоящее время консультант в программе Trophy. — В частности программе FCS весьма серьезно угрожал проект Trophy, поскольку мы демонстрировали этот комплекс активной защиты в движении, а они сделали всего несколько слайдов в PowerPoint. Но время всё расставило на свои места, даже несмотря на то, что были отправлены в отставку офицеры армии, пришедшие на телевидение в попытке дискредитировать Проект Sheriff и систему активной защиты Trophy».

В то время как Пентагон вышел на испытания Trophy по Проекту Sheriff, компания Raytheon разрабатывала САЗ под обозначением Quick Kill в рамках глобальной на то время программы модернизации армии, «Боевые системы будущего». В этот момент законодатели заинтересовались положением дел и стали требовать ответы после ряда новостных репортажей, в которых подвергалось сомнению решение армии остановить развертывание готовых систем, особенно Trophy, в пользу «лучшего» решения.

На слушаниях в подкомитете по вооруженным силам в сентябре 2006 года генерал Джефри Соренсон, отвечавший тогда за закупки вооружения для армии, сообщил, что решение не развертывать КАЗ Trophy было принято исходя их нескольких факторов: первое, уровень технологической готовности САЗ считается недостаточным; второе, система не будет так же эффективна как система от Raytheon, поскольку она не закрывает все 360° и у нее нет автомата заряжания.

На тех слушаниях Соренсон также сообщил, что угроза РПГ значительно меньше, чем кажется на первый взгляд. «Из 148 погибших только 63 человека погибли от РПГ; остальные были убиты в результате комплексных атак, включая РПГ и некоторые другие типы оружия».

Хотя войны в Афганистане и до некоторой степени в Ираке все еще продолжаются, Пентагон в 2018 году стал уходить от акцента на противоповстанческие операции и приступил к подготовке к более традиционной борьбе против Китая и России. Подобная смена вектора серьезно упростила и ускорила процесс оснащения и развертывания наземных машин с системами активной защиты разного типа.

На вопрос, не совершила ли армия ошибку несколько лет назад, не развернув КАЗ Trophy и, тем самым, лишив солдат дополнительной защиты. Дин ответил, что система всё-таки продолжила развиваться, а требования были ужесточены и дополнены. «Армия смотрела на Trophy пару раз и каждый раз было так — «Нет, пока не вполне готова»». Впрочем, компания Rafael продолжила работу над своей системой, проводя значительные доработки и обновления в стремлении выполнить все требования американской армии.

По словам Дина, армейское командование также пошло навстречу, отказавшись от своих первоначальных требований: «Мы не хотим 100%; нам достаточно принять решение, удовлетворяющее 80% требований».

«Для этого ускоренного процесса характерно то, что мы не вышли с таким безапелляционным утверждением: «Здесь жесткий барьер по характеристикам, который вы должны преодолеть для дальнейшего движения вперед, — продолжил Дин. — Мы сказали: «Покажите нам, что вы можете, и тогда мы принесем все информацию в AROC и скажем, окей, смотрите, что система делает. Достаточно она хороша для развертывания?» Если ответ «да», хорошо продолжайте работы. Если ответ «нет», тогда пожалуйте обратно к чертежной доске и создавайте еще одну систему».

США усиливают защиту своей бронетехники

В 2008 году в рамках программы «Боевые системы будущего» американская армия провела испытания системы активной защиты по нейтрализации РПГ для машин с экипажами


Лазерный фокус

Кроме работ по ускоренному развертыванию технологии САЗ американская армия также начала работу по трем программам повышения уровня защиты боевых машин — управление сигнатурами, продвинутые системы динамической защиты и система предупреждения о лазерном облучении — с целью принятия их на снабжение в период с 2020 по 2023 годы.

В рамках инициативы по управлению сигнатурами (или признаками заметности), по мнению Дина, армия хочет уменьшить заметность платформ за счет уменьшения визуальных, инфракрасных, радиолокационных, акустических и электромагнитных сигнатур. Из этих трех программ это направление «самое отработанное», но процесс буксует, поскольку финансирование на нее не выделено. «Честно говоря, мы бы уже в следующем году поставили всё в войска, будь соответствующее финансирование. В бюджете на 2019 финансовый год оно не предусмотрено. Поэтому мы ищем другие возможности и, как только они появятся, начнем в первую очередь ее выполнение».

Следующими в списке идут продвинутые системы динамической защиты, которые станут частью «базовой защиты машины». Эта технология проходит финальную стадию оценки.

Наконец, «последнее и самое важное», система предупреждения о лазерном облучении, которая выдает сигнал тревоги экипажу при наведении на машину луча лазерного дальномера или лазерного целеуказателя. «Это даст возможность обнаруживать, идентифицировать и затем определять местоположение источника лазера... и предупредит экипаж о подсветке машины лазером. Эта система предупреждения обеспечит также основу для реализации модульной системы активной защиты Modular Active Protection System [MAPS], которая затем позволит нам встраивать будущие возможности по защите машины в базовую архитектуру».

Для того чтобы определить готовность этой технологии к реальной эксплуатации, начиная с намеченных на 2020-2022 годы сроков развертывания, армия приглашает компании выйти в конце этого года со своими готовыми системами предупреждения на «оценочное родео». Сложности интеграции, как заметил Дин, делают систему предупреждения самой «технически сложной» из трех вышеперечисленных. «Сам приемник системы предупреждения необязательно должен быть сложен в установке... но интеграция информации в платформу так, чтобы экипаж мог использовать ее — это требует довольно сложной интеграции программного обеспечения».

Кроме того, армия начинает разработку MAPS с тем, чтобы свести все эти три инициативы воедино. Предполагается, что MAPS позволит защитить машины и сидящих в них людей за счет интеграции в «общий скелет» сенсоров и средств противодействия, которые смогут обнаруживать и нейтрализовывать существующие и будущие угрозы. В соответствии с графиком MAPS продемонстрирует в конце 2019 года свою работу в режиме прямого поражения, а в следующем году продемонстрирует на одной платформе совместную работу систем прямого и функционального поражения.

Дальнейшие планы

В настоящее время ведется разработка различных технологий систем защиты транспортных средств и армейское командование намерено интенсифицировать работы по модернизации армии. Например, в Законе об ассигнованиях на национальную оборону на 2019 год предусматривается представление министром сухопутных войск доклада с подробным планом интеграции технологий САЗ в бронированные боевые и тактические машины.

Если более конкретно, то законодатели хотят оценить «эффективность» САЗ на всех трех машинах, а также планы по «дополнительным» испытаниям систем, перспективные планы развития и графики развертывания. Они хотят также понять, как армия собирается включать САЗ в конструкцию новых бронемашин, например, MPF (Mobile Protected Firepower), AMPV (Armored Multi-Purpose Vehicle) и NGCV (Next Generation Combat Vehicle).

Хотя командование армии старается в полной мере решать проблемы, связанные с разработкой новых платформ, и активно занимается внедрением таких новых систем, как например, САЗ, MAPS и система предупреждения о лазерном облучении, в предстоящем бюджетном цикле, как ожидается, возникнет еще больше вопросов.

Джефри Шлоссер из компании Bell пояснил, что прежде чем утверждать бюджет на следующий 2020 финансовый год. Конгресс захочет получить ответы на вопросы касательно шести основных приоритетов армии — высокоточные системы вооружения с высокой дальнобойностью, бронемашина NGCV, перспективные средства доставки по воздуху, объединение в сеть, противоракетная и противовоздушная оборона и смертность среди личного состава, — а также касательно того, как армия собирается воевать.

«Вы идете в Конгресс и вас спрашивают: «Хорошо, как эти приоритеты позволят в корне изменить возможности армии? Как они смогут помочь сдерживать противника? Если сдерживание не помогло, как они смогут помочь нанести противнику ограниченный урон?» — рассуждает Шлоссер.

По мнению Холла, необходимо финансирование поэтапных модернизаций нынешних боевых платформ и одновременное развитие таких перспективных систем, как например, NGCV. «Командному составу американской армии и Корпуса морской пехоты важно будет четко сформулировать проблемы, связанные с тем, что орудийные системы некоторых противников превосходят по дальнобойности американские, с тем, что усилилась угроза новых противотанковых систем, а также и с тем, что боевые машины достигли «предела» в установке дополнительной брони, когда дальше уже невозможно поддерживать прежнюю маневренность и подвижность».

«За последние годы многое изменилось. В 2018 году ситуация особенно обострилась, мы столкнулись с нынешней глобальной угрозой и мы поняли, что нам необходимы такие решения, которые смогут закрыть неравенство возможностей — реальные решения, которые мы сможем задействовать и предоставить их нашим солдатам как можно быстрее».