Оружейная коллекция
Популярное
Последние из универсальных пистолетов-пулеметов. От MP5 до «Спектра»Они стали дальнейшим развитием линейки этого вида стрелкового оружия и ответом на очередные вызовы своего времени.
Многоствольные историеские монстрыПрактически с самого начала появления огнестрельного оружия конструкторы многих стран мира пытались добиться повышения его скорострельности. Преимущества массированного огня быстро стали понятны военным всех стран. Длительное время единственным способом повышения скорострельности оружия была тренировка самого стрелка.
История оружия Второй мировой. Крупнокалиберные авиационные пулемётыДля начала скажем о том, что лучшим пулеметом винтовочного калибра по мнению наших читателей стал ШКАС.
Оригинальный двуствольный револьвер S333 ThunderstruckИдея увеличения количества стволов в оружии не нова, этим уже никого не удивишь, есть и многоствольные пистолеты, и автоматы с возможностью «залпового» огня. В большинстве случаев это абсолютно тупиковое решение вопроса увеличения эффективности боеприпаса, и годится все это безобразие разве что для кинематографа. Тем не менее, в отдельных исключительных случаях можно говорить о том, что такое решение может быть оправданным, если от этого не страдает ни эргономика, ни надежность оружия.
Пистолет-пулемёт от Джона Л. Хилла и необычный Р90Удивительные вещи порой происходят в изобретательстве и, в частности, изобретательстве военном. А было так, что еще в конце 40-х годов ХХ века бывшему американскому военному летчику Джону Л. Хиллу, инженеру одной из нефтедобывающих компаний, пришла в голову странная мысль. Он решил, что сумеет разработать пистолет-пулемет собственной конструкции.
Оружие
Армия США и её основной боевой танк. Успехи перспективной программы M1A2C AbramsВ настоящее время оборонная промышленность США занимается подготовкой к серийной модернизации основных боевых танков Abrams по новейшему проекту M1A2C (ранее использовалось обозначение M1A2 SEP v.3). Первые танки, прошедшие модернизацию на серийной основе, уже поступили в войска, и работы продолжаются. В последние дни поступило несколько любопытных сообщений о ходе программы модернизации и ее результатах.
Историческая вершина "тридцатьчетвёрки" с 76,2-мм пушкой, или Т-34 образца 1943 года против Т-IVH1943 г. Т-34 потерял статус танка с противоснарядным бронированием. Что же предприняли наши конструкторы?
Огненный расход. Снарядный голод — было всеобщее бедствиеЗавершим разговор о расходе артиллерийских боеприпасов французской и германской артиллерией в годы Первой мировой войны, начатый в предыдущей статье цикла (см. Огненный расход. Должна ли быть артиллерия экономной?)
Иранский ОБТ «Каррар». На выходе провал или успех?Весной 2017 года иранская промышленность впервые представила перспективный основной боевой танк «Каррар» («Атакующий»). Утверждалось, что до конца года эта машина пойдет в серию, а в течение нескольких следующих лет армия и Корпус стражей Исламской революции получат порядка 800 таких ОБТ. Такие планы пока не выполнены, но все еще остается актуальным вопрос характеристик и возможностей новейшего иранского танка.
Огненный расход. Должна ли быть артиллерия еще и экономной?Огромное количество артиллерии (при ее достаточно серьезной скорострельности) в годы Первой мировой войны 1914—1918 гг. давало основание ожидать большого расхода артиллерийских боеприпасов. Но реальный их расход в ту войну превзошел самые смелые ожидания. Расход был огромен — особенно для легких орудий (тяжелые орудия расходовали меньше — вследствие трудности боепитания и меньшей скорострельности).
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Новая доктрина активной обороны

13 августа Израиль опубликовал новую военную доктрину, как утверждают СМИ, впервые за более чем полстолетия. В целом её положения абсолютно логичны, рациональны, адекватны и полностью отвечают реальности. Нашлось в документе место и новым веяниям, которые на Западе в последнее время называют гибридной войной. Отдельные её элементы Армия обороны Израиля намерена использовать в различных сочетаниях.

Почему же новая военная доктрина возникла именно сейчас? Ответов тут может быть два. Первый — усиление Ирана после снятия эмбарго, второй — возникновение феномена «Исламского государства». Самый крупный конфликт на Ближнем Востоке за последние десятилетия ставит вопрос о безопасности наиболее благополучной страны региона — Израиля. И дело не в том, что ему прямо сейчас что-то угрожает, а в возможных перспективах. Даже если «Исламское государство» потерпит исторический крах, через несколько десятилетий ему на смену может придти нечто более угрожающее.

Новая доктрина активной обороны


Сегодняшний Израиль — богатое и успешное государство, с мощной армией и определённым влиянием в мире. Все его враги плохо организованы и вооружены, к тому же погрязли во внутренних неурядицах. Казалось бы, ничего угрожающего нет. Пресловутое «Исламское государство» далеко (к тому же оно не способно пока разбить окончательно даже армии Сирии и Ирака), а Иран — ещё дальше и он ослаблен санкциями.

Но не всё так просто. В первую очередь потому, что многие пункты первой военной доктрины израильской армии, сформулированные ещё в 1949 году Хаимом Ласковым, актуальны до сих пор. В первую очередь речь идёт о демографическом дисбалансе между евреями и соседними мусульманскими нациями.

Чтобы избежать агрессии против себя, Израилю придётся всегда быть на голову выше своих противников в военно-техническом и организационном отношении и по возможности поддерживать всех недругов в таком внутреннем состоянии, при котором они не смогут и помышлять о наступлении на Израиль.

Именно такими соображениями объясняется поддержка Израилем антиправительственных сил в Сирии. Однако побочным эффектом такой поддержки стало возникновение «Исламского государства», потенциально стократ более опасного, чем любой союз арабских стран.

Во-первых, «Исламское государство» интернационально. Оно способно задействовать ресурсы из регионов, которые находятся в тысячах километрах от Ближнего Востока. В частности, привлекать оттуда боевиков, хотя большинство из них предпочитает воевать на своих родных землях под новым знаменем. Тем не менее, это принципиальное отличие от прошлых очагов радикального исламизма, которые фрагментировались строго по национальному признаку. То есть произошёл качественный сдвиг, который открывает перед вождями новоявленного Халифата совершенно иные ресурсы.

Во-вторых. «Исламское государство» безразлично относится к потере тех или иных территорий ради сохранения боеспособных частей. В принципе, это характерно для многих армий, но ИГ, помимо прочего, мало интересуется и судьбой гражданского населения, не тратя на него ресурсы. Такая циничная гибкость куда опаснее традиционного противника, что ведёт обычную войну и потому предсказуем.

Часто можно встретить утверждение о том, что, отказавшись от экспансии, Израиль ступил на путь исторического поражения. Ведь он имел все возможности присоединить (как был инкорпорирован Эйлат, Восточный Иерусалим или Голанские высоты) к своему государству Синайский полуостров и многие другие земли, но не сделал этого. Отчасти тут помешало давление США, которые традиционно противятся возвышению любого государства, даже из числа своих союзников. Оказавшись под политическим прессом, Тель-Авив вынужден был пойти на уступки, которые многие израильтяне до сих пор не понимают и не принимают. И дело вовсе не в национальном престиже, а в утрате территорий, которые давали стратегическую глубину, и, как следствие, большее время для принятия решений в критической ситуации. И это не говоря уже о потере ресурсной базы, в частности, синайской нефти.

Сейчас арабские страны переживают период радикального переформатирования. Что в итоге получится в ходе такого переформатирования, ещё большой вопрос, но ясно, что прежние национальные границы на Ближнем Востоке ушли в прошлое. Туда же отправились относительно умеренные светские режимы. На смену им идут исламисты с идеей строительства великого Халифата, где Израилю нет места по определению.

В таких условиях Тель-Авив оказался один перед непростой ситуацией. Америка своей сделкой с Ираном продемонстрировала свою ненадёжность в качестве союзника. Массовой эмиграции евреев на историческую родину более не предвидится, а многочисленные еврейские общины по всему свету всё более ассимилируются в местах проживания. Одним словом, рассчитывать на прежние возможности уже нельзя.

В целом появление новой военной доктрины означает, что Тель-Авив пытается гибко реагировать на стремительно меняющуюся обстановку и делает всё, чтобы соответствовать эпохе. Насколько это получится, покажет время.