Оружейная коллекция
Популярное
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 3. Gepard M1К числу известных крупнокалиберных снайперских винтовок можно отнести венгерскую винтовку Gepard M1. Она была разработана в конце 1980-х годов и представляла собой однозарядную модель снайперского оружия под советский патрон 12,7х108 мм.
Пистолеты-пулемёты MEMS M-52/60 и M-67 родом из АргентиныС середины сороковых годов прошлого века основным пистолетом-пулеметом армии и полиции Аргентины было изделие Halcón M/943. Такое оружие выпускалось в двух модификациях под разные патроны, соответствовавшие требованиям разных структур. «Альконы» отличались достаточно высокими характеристиками, однако были сложны и дороги в производстве. В начале пятидесятых годов стартовала новая программа создания подобного оружия, и первым ее результатом стал пистолет-пулемет MEMS M-52.
Пантган. Просто это очень большое ружьёМы все так или иначе любим смотреть кинофильмы. Кто-то «военное кино», кто-то фантастику или фэнтази, кто-то смотрит все подряд, для кого-то милее всего сериалы. И опять же каждый находит в них свое. Кто-то страдает, глядя на терзания рабыни Изауры, кто-то переживает за «радистку Кэт», кому-то милее американские «Маленькие женщины».
Единые пулемёты на вооружении ШвейцарииШвейцария всегда была и остается страной, которая ассоциируется с высоким качеством выпускаемых механизмов на своей территории. Независимо от того, что именно проектируют швейцарские конструкторы, часы или оружие, можно быть уверенным в том, что к разработке каждого узла подошли с особенной тщательностью, а жесткий контроль качества на производстве обеспечивает продукцию очень высокой конкурентоспособностью на рынке, даже несмотря на цену.
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 2. ОСВ-96Российская крупнокалиберная снайперская винтовка ОСВ-96 «Взломщик» является достаточно известным образцом стрелкового оружия. ОСВ-96 стала первым российским образцом оружия данного класса и является своеобразным ответом на американскую винтовку Barret M82.
Оружие
Защита отечественных БМП: как всегда серьёзнее, толще, мощнееБоевая машина пехоты должна перевозить и высаживать десантников, а также поддерживать их огнем. Еще одной важнейшей функцией такой техники является защита людей от вражеских пуль, снарядов и осколков. Используемые на поле боя средства поражения постоянно развиваются, и это приводит к изменениям средств защиты бронетехники.
Исторические рассказы об оружии. Танк М3А «Стюарт» снаружи и внутриДа, о «Стюарте» мы вдоволь поговорили в цикле «Свой среди чужих», рассказывая о трофейной и ленд-лизовской технике. Но показать… Вот, показываем.
САУ 2С7М «Малка». Старая новинка предназначенная для армииКак сообщает пресс-служба Центрального военного округа, несколько дней назад одна из артиллерийских частей пополнила парк своей техники. Армии передали очередную партию самоходных пушек большой мощности 2С7М «Малка». В самом ближайшем будущем эта техника, отличающаяся высочайшими характеристиками, примет участие в своих первых учениях с боевой стрельбой.
Исторические рассказы об оружии. ЗРПК «Тунгуска-М» снаружи и внутри«Тунгуска». Когда переходишь к этой боевой машине сразу после осмотра «Шилки», то поневоле проникаешься уважением и пониманием того, что работа была проведена. Хотя бы по кормлению «Шилки» стероидами. Изрядно массивнее, на первый взгляд. Да и на второй тоже.
Процесс перевооружения БМП-2В 1977 году на вооружение Советской армии поступила новейшая боевая машина пехоты БМП-2, призванная сначала дополнить, а затем заменить существующую технику своего класса. БМП-2 остаются на вооружении до сих пор и в настоящее время составляют основу парка защищенной техники для перевозки и огневой поддержки пехоты.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Работа под огнем разведывательно-ударных боевых систем

Работа под огнем разведывательно-ударных боевых систем


Опережающее развитие поражающего действия противотанковых боеприпасов над параметрами защиты бронетехники еще в конце прошлого века выявило серьезное отставание методологии создания перспективных танков. Современные разведывательно-ударные боевые системы (РУБС), представляющие собой совокупность функционально взаимосвязанных комплексов разведки, управления и доставки боеприпасов, позволяют эффективно поражать танки противоборствующей стороны уже на дальних подступах к линии боевого соприкосновения и на всем маршруте развертывания осуществлять защиту своих танков с одновременным уничтожением авиационных и наземных противотанковых средств обороны противника. Проще говоря, основу РУБС составляют космические системы разведки и наведения, а также носители высокоточного оружия. И поскольку Запад в настоящее время проводит агрессивную политику в отношении России, закономерно предположить, что в первую очередь разведывательно-ударные системы понадобятся для противодействия танковым бригадам США и НАТО, на вооружении которых состоят «Абрамсы» и «Леопарды».

«АБРАМСЫ» УЯЗВИМЫ

Танки развитых государств по сравнению с другими образцами военной техники сухопутных войск обладают наибольшей стойкостью к воздействию обычного и ядерного оружия. Модернизация «Абрамсов» привела к появлению танка М1А2 SEP, защита которого базируется на ряде принципов. Например, американские специалисты считают, что лобовая многослойная защита башни и корпуса М1А2 SEP не пробивается бронебойными подкалиберными снарядами (БПС) советского и российского производства. А вот отечественных противотанковых управляемых ракет (ПТУР) с высокой бронепробиваемостью они опасаются гораздо больше. По этой причине на М1А2 SEP установлен комплекс активной защиты (КАЗ), предназначенный для отражения атак «Корнетов» и «Хризантем». Вместе с тем слабое бронирование «крыши» «Абрамсов» обусловило высокие требования к зарубежному КАЗ по поражению на подлете самоприцеливающихся (СПБЭ) и самонаводящихся (СНБЭ) боевых элементов. Одновременно КАЗ «Абрамса» обеспечивает защиту от кумулятивных снарядов и выстрелов ручных противотанковых гранатометов (РПГ), а также авиационных кумулятивных боеприпасов. Но слабая защита «крыши» и днища «Абрамсов» открывает определенные возможности для их поражения с помощью СПБЭ, СНБЭ, а также при дистанционном минировании.

Для поражения бронетехники на больших дальностях еще в Советском Союзе были созданы тактические ракеты, реактивные снаряды 9М55К1 к 300-мм РСЗО «Смерч», а также разовые бомбовые кассеты РБК-500 СПБЭ-Д, в боевом снаряжении которых содержались СПБЭ «Мотив». Но в те времена эти разработки не дошли до создания РУБС, тогда как применение РУБС в оперативной зоне глубиной 30–200 км (отстоящей от линии боевого соприкосновения и расположенной на территории противника) делает невозможным для «Абрамсов» выполнение боевых задач еще до выхода на передний край из-за поражения большого количества танков, а также из-за срыва выдвижения, развертывания. Соответственно уменьшается и количество наших потерь.

РУБС ПРОТИВ ТАНКОВОЙ БРИГАДЫ США

В тактико-техническом задании (ТТЗ) на создание РУБС с противотанковыми средствами должен быть представлен объект поражения, в качестве которого можно рекомендовать тяжелую бригаду СВ США. Основу огневой мощи американской тяжелой бригады составляют 58 танков М1А2 SEP, 150 боевых машин пехоты (БМП) М2, М3, М7 «Брэдли» и бронетранспортеров (БТР) М113, 16 155-мм самоходных гаубиц М109А6, 14 120-мм самоходных минометов М121. Численность личного состава бригады составляет 3773 военнослужащих. Бригаду сопровождают подразделения войсковой ПВО и радиоэлектронной борьбы (РЭБ) в воздушном и наземном исполнении. В ближайшее время наряду с системой РЭБ в бригаде «Абрамсов» также может появиться микроволновое оружие, обладающее высокой эффективностью вывода из строя электроники различных систем.

С целью выявления основных особенностей РУБС рассмотрим по упрощенному сценарию ее функционирование. Данные по параметрам движения бригады «Абрамсов», определенным спутниками российской космической разведки, поступают на командный пункт, имеющий АСУ, которая решает следующие задачи: определяет зону обстрела бригады; осуществляет организацию радиоэлектронного подавления электроники «Абрамсов» и войсковой ПВО, сопровождающей бригаду. ПВО целесообразно противопоставить авиационную управляемую ракету Х-58Э (и ее новейшие модификации), предназначенную для поражения РЛС. Радиоэлектронное подавление необходимо для усиления действия высокоточных боеприпасов.

В конце прошлого года в прессе отмечалось, что ключевым фактором обеспечения военного превосходства над противником могут стать поступающие в войска новейшие системы РЭБ. В этом случае можно условно принять, что отечественные системы РЭБ способны полностью блокировать работу электронных устройств американской бригады. Именно в таких условиях наносится огневой удар РСЗО «Смерч» – реактивными снарядами, боевые части которых оснащены СПБЭ «Мотив». Для гарантированного вывода из строя 50% бронетехники тяжелой бригады потребуется около 400 СПБЭ «Мотив».

Представленный сценарий функционирования РУБС свидетельствует о преимуществах бесконтактных форм ведения боевых действий. Конечно, действительность будет отличаться от гипотетического сценария. Реальные потери американской тяжелой бригады в действительности могут быть меньше. В том числе и потому, что в разработках новейших отечественных радиоэлектронных вооружений используется закупаемая за рубежом устаревшая элементная база, а российская элементная база не всегда соответствует уровню мировых стандартов. Таким образом, имеется большая степень риска поступления в войска образцов РЭБ низкого качества. При этом следует добавить, что страны НАТО никогда не продадут России новейшие и перспективные элементы электроники, особенно с учетом осложнившейся в последнее время международной военно-политической обстановки.

НУЖНА НОВАЯ МЕТОДОЛОГИЯ ТАНКОСТРОЕНИЯ

Работа под огнем разведывательно-ударных боевых систем

Броневая защита танка М1А2 SEP. Лобовые многослойные фрагменты башни («В») и корпуса («К») не поражаются кумулятивной БЧ ПТУР с бронепробиваемостью 800 мм и БПС – 700 мм. Рисунок предоставлен автором


Создание новой методологии отечественного танкостроения обусловлено появлением современных форм боевых действий – контактных и бесконтактных войн с использованием высокоэффективных противотанковых средств (ПТС). Наибольший интерес представляет боевая устойчивость нашего перспективного танка под воздействием РУБС противника. Также важно обратить внимание на то, что новая методология должна иметь стратегическую направленность на создание перспективного танка, а не опускаться до очередной модернизации.

Основные положения по созданию новой методологии танкостроения были опубликованы еще несколько лет назад в статье генерального директора ОАО «НИИ стали» доктора технических наук Валерия Григоряна «Защита танка – анахронизм или жизненная необходимость?», в которой он установил, что в условиях превосходства поражающего действия противотанковых средств, входящих в РУБС НАТО, для защиты танков нельзя обеспечить надежную бронезащиту. В этой статье также были изложены предпосылки и практические рекомендации по созданию методологии, которая позволила бы создать перспективные танки. Но за 13 лет у российских танкостроителей не нашлось времени обсудить эту важную проблему. Создание танков продолжается по старой методологии: слабая бронезащита и малоэффективное вооружение.

К собственной защите танков можно отнести покрытие бронемашин красками, обладающими антиобледенительным эффектом, радиопоглощающим и дезактивационным (снижение радиационного заражения). Но скорее всего эти покрытия не окажут должного влияния на поражающие возможности американской ПТУР JAGM с трехрежимной ГСН, которая обеспечивает возможность радиолокационного, инфракрасного или полуактивного лазерного наведения на цель.

Большое внимание Валерий Григорян уделил вопросу заметности танков применительно к их обнаружению различными типами средств поражения. Необходимо применить масштабные усилия для снижения заметности боевых машин радиолокационными средствами, космическими спутниками разведки, так как дальнейшее игнорирование этого фактора делает содержание танковых парков бессмысленным из-за их неспособности к ведению сколько-нибудь серьезных боевых действий.

Отечественные танкостроители утверждают, что танки остаются основным средством ведения ближнего боя и прорыва обороны противника («НВО» № 14, 2015 год). А вот необходимости обеспечения преодоления нашими танками РУБС противника специалисты Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ) и те же танкостроители не уделили должного внимания. Если представить нашу танковую бригаду, совершающую марш в оперативной зоне к переднему краю для прорыва обороны противника, то возможна следующая ситуация. Противник наносит по бригаде радиоэлектронный удар, после которого следует огневой удар, что гарантированно завершится для нас большими потерями. Другими словами, большая часть нашей танковой бригады не доберется до переднего края. В этом случае о каком-либо ближнем бое и прорыве говорить вообще не приходится. Этот пример свидетельствует о необходимости обеспечения танковой бригады новыми приемами боевых действий с использованием новых вооружений.

Из-за опережающего развития поражающего действия зарубежных противотанковых средств, значительно превышающего параметры собственной защиты отечественных танков, возникает необходимость повышения эффективности групповой защиты танковых бригад. Одновременно требуется организация нанесения радиоэлектронного и огневого ударов по РУБС противника подразделениями Сухопутных войск и авиации. Все это должно быть отражено в тактико-технических требованиях ГАБТУ, выданных танкостроителям и другим организациям, участвующим в создании перспективного танка.

Сегодня танкостроители используют методику (см. «НВО» № 37, 2012 год) 40-летней давности, в которой показатель военно-технического уровня (ВТУ) определяется перемножением показателей огневой мощи (К0), защищенности (КЗ), подвижности (КП) и эксплуатационных возможностей (КЭ), то есть ВТУ = К0хКЗхКПхКЭ. Методика ОАО «ВНИИтрансмаш», по оценке ВТУ, учитывает только обобщенную характеристику основных боевых параметров танков. Одновременно эта методика маскирует неудовлетворительную защиту танков, которая может быть усилена групповой и коллективной защитой.

ГРУППОВАЯ ЗАЩИТА

В упомянутой выше статье Валерий Григорян считает, что помимо собственной защиты танков (динамическая защита, броня, комплекс активной защиты) необходимо создать групповую и коллективную защиты, в качестве которых могут быть использованы зенитные ракетные комплексы (ЗРК) малой и средней дальности. Иначе в условиях изменившихся форм боевых действий и новых противотанковых средств противника выживаемость перспективного танка будет невелика. В качестве групповой защиты могут быть использованы ЗРК малой дальности «Тор-М1» (и его модернизированный вариант «Тор-М2Э»), «Стрела-10М3», «Оса-АКМ», а также в состав коллективной защиты можно включить ЗРК средней дальности. Но готовы ли эти комплексы обеспечить оборону танковой бригады не только от носителей противотанковых средств (самолетов и вертолетов), но и от дальнобойных малогабаритных управляемых боеприпасов?

Надо отметить, что групповой защите танковых подразделений внимание уделялось еще в советские времена. Тогда были созданы зенитные ракетные комплексы (ЗРК) «Стрела-10М3» и «Оса-АКМ» малой дальности, предназначенные для защиты мотострелковых подразделений на марше и в различных видах боя. Эти комплексы осуществляли поражение истребителей и вертолетов, находящихся в ближней зоне. Зона поражения комплекса «Стрела-10М3» по дальности составляла 0,8–5 км, а по высоте – 0,01–3,5 км, комплекса «Оса-АКМ» соответственно 1,5–10 км и 0,05–5 км, а комплекса «Тор-М1» – 1,5–12 км и 0,01–6 км. При этом вероятность поражения истребителя одной зенитной управляемой ракетой для комплекса «Стрела-10М3» составляла 0,1–0,5, для комплекса «Оса-АКМ» – 0,4–0,96, а для комплекса «Тор-М1» – 0,45–0,8. Поразить вертолет одной ЗУР комплекс «Оса-АКМ» мог с вероятностью 0,24–0,76.

Однако к настоящему времени авиационные самонаводящиеся противотанковые средства стали обладать повышенной дальностью действия, что позволило этим носителям не входить в зону поражения ЗРК. В этом случае ЗРК «Стрела-10М3» и «Оса-АКМ» окажутся неспособными для борьбы с многими дальнобойными малогабаритными противотанковыми боеприпасами. В общем, чтобы бороться с новыми дальнобойными боеприпасами требуется пересмотр создания ЗРК ближнего действия.

Работа под огнем разведывательно-ударных боевых систем

Противотанковый СПБЭ «Мотив»: а) – общий вид СПБЭ: 1 – контейнер, который содержит тепловой датчик обнаружения цели; парашют; устройство, обеспечивающее сканирование местности датчиком цели по спирали для обнаружения танка; 2 – боевая часть на принципе ударного ядра. b) 1 – ударное ядро, образовавшееся за счет выворачивания облицовки (угол при вершине – 150±) с последующим обжатием в радиальном направлении с получением компактного снаряда. Если в классическую кумулятивную струю переходит 10–20% массы кумулятивной облицовки, то в ударное ядро – практически вся масса. Представленное ударное ядро пробивает бронеплиту толщиной 80 мм; 2 – лицевая сторона бронепреграды; 3 – пробоина; 4 – зона интенсивного откола осколков с тыльной стороны преграды. с) СПБЭ «Мотив» в поиске «Абрамсов»: при обнаружении датчиком цели танка происходит подрыв БЧ с образованием ударного ядра, летящего со скоростью 2 км/с, вероятность поражения «Абрамса» одним «Мотивом» составляет 0,3. Иллюстрация из справочника «Оружие России 2000» («Военный парад», 2000 год)


Как известно, в Соединенных Штатах уделяется большое внимание разработке дальнобойных ПТУР. Так, в 2016 году на вооружение американских самолетов и вертолетов будет принята ПТУР четвертого поколения JAGM. Максимальная дальность стрельбы для этой ракеты будет составлять 16 км для вертолетов и 28 км – для самолетов. JAGM будет оснащена трехрежимной ГСН, которая обеспечит возможность радиолокационного, инфракрасного или полуактивного лазерного наведения на цель. На данной ракете установлена тандемная боевая часть с бронепробиваемостью 1200 мм. Ракета JAGM заменит состоящие на вооружении ракеты AGM-65 «Мейверик», а также ПТУР AGM-114 «Хеллфайр» и BGM-71 «Toy». Предполагается изготовить ракету JAGM в количестве 50 тыс. штук. Все это, безусловно, надо учитывать при создании групповой защиты наших танков.

Очевидно, что вероятности поражения самолетов и вертолетов, представленные в таблице, не будут соответствовать вероятностям поражения дальнобойных высокоскоростных, малогабаритных боеприпасов. Их вероятность поражения будет близка к нулю.

Недавно предприятие АО «ИЭМЗ «Купол» сообщило (см. «НВО» № 30, 2015 год) о проведенной модернизации зенитного ракетного комплекса «Оса-АКМ1», которая заключалась в увеличении надежности и помехозащищенности (за счет обновления устаревшей элементной базы), вследствие чего продлен жизненный цикл комплекса еще на 10–12 лет. Одновременно достигнута способность комплекса поражать малоразмерные нескоростные цели. Эти достижения, полученные за счет модернизации комплекса, базируются на бездоказательных утверждениях автора статьи, который отступил от установившейся методологии для разработки подобных вооружений. Автор обошел молчанием выбор в качестве типовых целей зарубежных скоростных ПТУР СПБЭ и СНБЭ. В статье необоснованно упрощен подход при замене зарубежной элементной базы отечественными образцами. Несуразно звучит утверждение и о 12-летнем жизненном цикле зенитного ракетного комплекса «Оса-АКМ1». Известно, что наше отставание в элементной базе составляет не менее 10 лет, так что применительно к данному случаю бесполезно говорить о каком-либо жизненном цикле.

ЦЕНА ПОБЕДЫ

Только совершенствование методологии танкостроения с решением проблем вооружения, групповой и коллективной защиты с одновременным созданием РУБС позволит вывести российский танковый парк по боевой эффективности на первое место. Именно при соблюдении таких условий может реализоваться мечта отечественных танкостроителей по прорыву любой обороны любого противника.

Для преодоления значительных расстояний до переднего края, а также для прорыва обороны нашей танковой бригадой потребуется нанесение по противнику мощного радиоэлектронного удара, в результате которого он окажется «слепым», «глухим» и неуправляемым. Затем наносится огневой удар по разведанным базам носителей СПБЭ, СНБЭ и по противотанковому вооружению переднего края. То есть без активной поддержки РУБС даже перспективные отечественные танки не смогут эффективно действовать в современных боевых условиях.