Оружейная коллекция
Популярное
Перспективные образцы нового оружия ХХI века: чистка, прицел и микроэлектроника (часть 3)Возможна ли ситуация так называемого «недозаряжания», когда солдат будет пытаться зарядить картридж, не открыв затворы стволов? Теоретически «да», но только теоретически. И то лишь на этом «пробном образце». Дело в том, что на реальной винтовке вполне можно установить некий простейший механический предохранитель, который просто не даст вставить картридж в приемник, если при этом затворы стволов не открыты.
Как стрелять из за угла. Насадка для прицела Hidesight (Финляндия)Стрельба из-за угла давно является не только темой шуток, но и целью различных смелых проектов. Известно значительное количество специализированных образцов оружия и прицельных приспособлений для существующих систем, позволяющих вести огонь необычным образом. Однако большинство таких разработок объединяет общий недостаток: чрезмерная сложность конструкции и ограниченные характеристики.
Проект OSS Bigot: бесшумный «Кольт» и его смертельные стрелыС момента своего создания американское Управление стратегических служб (Office of Strategic Services – OSS) занималось проблемами создания специального оружия. Основное внимание при этом уделялось бесшумным системам с высокими боевыми характеристиками.
Перспективные образцы нового оружия ХХI века: оружие из кубиков (часть 2)В прошлый раз в материале «Перспективные образцы оружия ХХI века какими они могут быть» мы рассказали о винтовке-концепте (или карабине концепте американца Мартина Грира и связанных с этим проектом совершенствованием имеющихся систем стрелкового оружия. Причем ситуация сегодня сложилась поистине странная.
Штык. Грозное оружие русского солдатаАзам штыковой атаки русского солдата обучали еще во времена Александра Суворова. Многим и сегодня хорошо известна его фраза, ставшая пословицей: «пуля – дура, штык – молодец». Данная фраза была впервые опубликована в руководстве по боевой подготовке войск, подготовленном знаменитым российским полководцем и опубликованном под названием «Наука побеждать» в 1806 году.
Оружие
Немецкие малокалиберные зенитные установки против советской авиации времен второй мировой войны (часть 1)В годы Великой Отечественной войны малокалиберная зенитная артиллерия и зенитные пулемётные установки являлись основным средством противовоздушной обороны противника в прифронтовой полосе. Именно от огня МЗА и ЗПУ несли основные потери советские штурмовики и ближние бомбардировщики во время нанесения авиаударов по позициям и скоплениям немецких войск, транспортным узлам и колоннам на марше.
ЗРК «Тор»На вооружении российской армии состоят зенитные ракетные комплексы разных классов и типов. Независимо от своих характеристик и предназначения, все они привлекают внимание зарубежных специалистов и журналистов. Так, несколько дней назад свое видение российского ЗРК «Тор-М2У» и всего семейства «Тор» опубликовало американское издание The National Interest. Его автор рассмотрел новейший комплекс линейки «Тор», а также попытался сравнить этот образец с другой современной российской разработкой.
Исторические рассказы об оружии. Лёгкий танк М24 «Чаффи» снаружи и внутриСразу стоит сказать, что в СССР в рамках пред-ленд-лиза «Чаффи» приехал. В количестве двух экземпляров. Но серийно к нам не поставлялся, именно потому танк и сыграл в «Рассказы», а не туда, где мы описываем ленд-лизовскую технику.
Израильские перспективные проекты лазерной ПРОТерритория Израиля регулярно подвергается обстрелам с применением минометов и неуправляемых ракет кустарного изготовления, и для защиты от таких угроз требуются особые средства. На вооружении Армии обороны Израиля уже состоят несколько комплексов противоракетной обороны, использующие специальные ракеты-перехватчики.
Город и его воздействие на развитие танковых боеприпасовАнализ, проведенный западными специалистами, показал, что будущие наземные конфликты вероятнее всего будут происходить в городах и на других урбанизированных территориях. Участники боевых действий, закрепившиеся в застроенных зонах, как правило, лучше защищены, особенно при противостоянии с более мощными противниками, которые располагают такими средствами, как танки и бронемашины.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Перехват ракет воздушного боя теперь может стать проблемой №1 современной войны в воздухе

Перехват ракет воздушного боя теперь может стать проблемой №1 современной войны в воздухе

Ракеты класса «воздух-воздух» средней дальности семейства Р-77 (РВВ-АЕ), согласно официально опубликованным данным, приспособлены для перехвата любых типов тактических ракет, включая ракеты воздушного боя противника


Весьма смышлёный редактор американского военно-политического журнала «The National Interest» Дейв Маджумдар опубликовал на интернет-странице издания очень занимательную прогностическую статью под названием «Как Россия и Китай могут поразить ’’ахиллесову пяту’’ американских ВВС». В ней Маджумдар бегло прошёлся по возможностям сверхдальнего перехвата воздушных целей ракетами типа Р-37М, КС-172, а также китайской PL-15. Что касается «изделия 610М» (Р-37М), автор статьи отметил возможность её интеграции в системы управления вооружением не только модернизированных МиГ-31БМ, но и перспективных сверхманевренных истребителей 5-го поколения Т-50 ПАК-ФА, которые, опираясь на свою малую радиолокационную сигнатуру, смогут на крейсерском сверхзвуке подходить на расстояние 200-250 км к американским передовым воздушным пунктам радиоэлектронной разведки и ДРЛОиУ E-2D «Advanced Hawkeye», E-3C «Sentry», RC-135V/W «Rivet Joint» и E-8C «J-STARS» и наносить обезглавливающие удары, нейтрализуя данные узлы управления штатовских ВВС. Аналогичную модель применения китайских PL-15 с борта J-20 Маджумдар предрекает уже на ближайшие несколько лет.

Конечно, такая позиция по отношению к характеристикам нашей и китайской тактической авиации, да ещё и со стороны представителя западных средств массовой информации, не может не вызвать гордости за уровень родной оборонки, основанной на простых патриотических чувствах. Но так ли здесь всё просто? Возникает масса вопросов, касающихся беспрепятственного дальнего перехвата подобных объектов в воздушном пространстве, где истребительная авиация противника почти на 90% оснащается бортовыми РЛС с активными ФАР, высокопроизводительными БЦВМ и перспективными высокоманевренными ракетами-перехватчиками.

Во времена войны во Вьетнаме, арабо-израильских войн и других конфликтов конца XX века уничтожение противорадиолокационных ракет AGM-45 «Шрайк» и другого ракетного вооружения с помощью зенитных управляемых ракет и авиационных ракет воздушного боя входило в разряд фантастических романов. Параболические антенные решётки радиолокаторов подсвета и наведения РСН-75 (ЗРК С-75) и 1С31 (ЗРК «Куб»), а также первые версии элементной базы пунктов боевого управления этими комплексами не позволяли сопровождать, а тем более захватывать цели эффективной отражающей поверхностью менее 0,2 м2, в то время как ЭПР противорадиолокационных ракет едва достигала 0,15 м2. Также те же «Шрайки» по скоростным характеристикам значительно превосходили максимальные скоростные пределы поражаемой цели для С-75 и «Кубов». Операторам приходилось просто разворачивать антенное полотно станции наведения вверх или в боковые стороны для увода ракеты в сторону с помощью смещения диаграммы направленности, а затем выключать излучение, что успевали сделать далеко не всегда.

В 80-е и 90-е годы ситуация стала резко меняться: на вооружение войск ПВО различных государств стали поступать перспективные зенитно-ракетные системы типа С-300ПС/ПМУ-1/2, а также С-300В и «Бук-М1». Их радиолокационные средства впервые стали включать в себя многофункциональные РЛС с АФАР, позволяющие видеть цели с ЭПР 0,02 - 0,05 м2, а ЗУР получили полуактивные РГСН с возможностью наведения «через ракету», благодаря чему стал возможен перехват даже малозаметных маневрирующих целей на расстоянии до 30-50 км. Управляемые авиабомбы, крылатые, противорадиолокационные и противокорабельные ракеты стали входить в стандартный список целей для вышеперечисленных комплексов. Одновременно со средствами ПВО технологию ПФАР/АФАР стала получать и истребительная авиация. Минимальная ЭПР поражаемой цели для Су-35С с бортовой РЛС Н035 «Ирбис-Э» стала соответствовать 0,01 м2 (или даже менее), что открыло способности борьбы со всеми типами высокоточного ракетно-бомбового вооружения, имеющего скорости до 5500 км/ч, в том числе и ракетами класса «воздух-воздух» средней и большой дальности. Не трудно догадаться, что и западный истребительный авиапарк получил подобные качества.

Уже к 2010 году в конструкторских отделах ведущих американских аэрокосмических гигантов начались работы по проектам различных ракет-перехватчиков воздушного базирования для уничтожения ракет класса «воздух-воздух», других тактических ракет, а также управляемых и неуправляемых авиабомб на удалении до 30-40 км от самолёта-носителя. Наиболее успешным из них стал проект корпорации «Lockheed Martin» под названием CUDA. В основе лежала «урезанная» и глубоко модернизированная версия наиболее распространённой западной УРВБ AIM-120C AMRAAM. CUDA получила длину в 1,85 м, а в дополнение к аэродинамическим органам управления - носовой газодинамический «пояс» с сотнями сопел миниатюрных импульсных двигателей поперечного управления (ДПУ). Данный блок управления был предназначен для придания противоракете перегрузки более чем 65 ед. на завершающем этапе полёта, что позволило уничтожать цель методом кинетического поражения боевого снаряжения или корпуса атакующей ракеты противника прямым попаданием (на западе этот принцип получил название «hit-to-kill»). Начальная скорость ракеты CUDA составляет около 3000 км/ч, а высочайшая точность работы ДПУ в момент перехвата обеспечивается применением высокоточной активной радиолокационной головки самонаведения, работающей в миллиметровом Ka-диапазоне.

Перехват ракет воздушного боя теперь может стать проблемой №1 современной войны в воздухе

Ракета-перехватчик проекта CUDA (SACM-T)


Малые массо-габаритные размеры этой противоракеты позволяют любому натовскому тактическому истребителю брать на подвески в 2 раза больший арсенал, чем ракет AIM-120C, «MICA» или «Meteor». Например, в одной эскадрильи из 12 F-15E «Strike Eagle» может находиться 2 машины, на подвесках которых будут лишь ракеты CUDA в количестве от 32 до 40 единиц. Они будут вести оборону ударной эскадрильи от ракет воздушного боя противника, остальные 10 тактических истребителей «Страйк Игл» могут выполнять задачи по завоеванию превосходства в воздухе или нанесению ракетно-бомбовых ударов по многочисленным наземным целям. Сегодня работы по приданию ракетам проекта CUDA (новое название SACM-T) начальной оперативной готовности перепоручены Исследовательской лаборатории Военно-воздушных сил США (AFRL) и корпорации «Рэйтеон». На данный момент SACM-T находится на уровне испытательных пусков, в ходе которых производится доводка программного обеспечения управления газодинамической системой и интеграции в БРЭО современных американских истребителей поколения «4++» и «5», а поэтому до её поступления на вооружение «Страйк Иглов», «Лайтнингов-II» или «Супер Хорнетов» пройдёт ещё не менее 5 лет. В то же время уже имеющиеся на вооружении ВВС США управляемые ракеты средней и большой дальности AIM-120C-7 и AIM-120D уже вполне способны вести перехват других ракет подобного класса. «Hit-to-kill» в этом случае реализован, конечно, не будет, но всё же.

Чтобы выяснить возможности перехвата американскими УРВБ наших ракет Р-37М, необходимо ознакомиться со всеми конструктивными и тактико-техническими параметрами нашей ракеты. Как и большинство типов сверхдальнобойных управляемых ракет воздушного боя (AIM-54C и Р-37М) или ЗУР (48Н6Е2, 9М82), «Изделие 610М» (РВВ-БД) имеет внушительные массо-габаритные показатели: её длина составляет 4,06 м, диаметр корпуса - 38 см, размах хвостовых аэродинамических рулей - 72 см и стартовая масса - около 510 кг. Двухрежимный твердотопливный ракетный двигатель разгоняет Р-37М до 6350 км/ч (6М), что вызывает аэродинамический нагрев радиопрозрачного обтекателя примерно до 900-1200°С. Столь теплоконтрастная стратосферная цель может быть обнаружена современными оптико-электронными прицельными системами типа AN/AAQ-37 DAS (установлена F-35A) на расстоянии более 100-150 км. Целеуказание от 6 датчиков этого комплекса может быть мгновенно передано в бортовую ИНС ракет AIM-120D, после чего может осуществляться перехват. Более того, на ещё большем расстоянии DAS может засечь момент и место запуска Р-37М с борта Су-35С или Т-50 ПАК-ФА по огромному высокотемпературному факелу стартующего первого режима работы ТРД ракеты. Из-за этого может быть легко вскрыто примерное местоположение даже того малозаметного истребителя, который запускал Р-37М с выключенной бортовой РЛС по целеуказанию внешних средств или по излучению РЛС истребителей противника.

Последняя особенность в очередной раз заставляет задуматься о необходимости продолжения проектов дальнобойных УРВБ с более «холодной» маршевой прямоточной воздушно-реактивной силовой установкой типа РВВ-АЕ-ПД. Здесь стартовый ускоритель имеет в разы более меньшую тягу и время работы, и предназначается лишь для разгона ракеты до скорости 1,7 - 2М, которая необходима для пуска ПВРД. Засечь пуск такой ракеты уже в 70-100 км практически невозможно. Западный аналог Р-77ПД - ракета дальнего воздушного боя MBDA «Meteor» с радиусом действия 130-150 км.

Радиолокационная сигнатура ракеты РВВ-БД также оставляет желать лучшего. Под композиционным радиопрозрачным 380-миллиметровым обтекателем изделия скрывается активная радиолокационная головка самонаведения 9Б-1103М-350 «Шайба». Диаметр её щелевой антенной решётки (ЩАР) составляет 350 мм, а поэтому расчётная ЭПР ракеты, с учётом модуля с вычислительным, навигационным и связным оборудованием и некоторыми элементами корпуса и крыльев, может доходить до 0,1 м2. Обнаружить её современными бортовыми РЛС с АФАР не составляет абсолютно никакого труда. Радар AN/APG-79 (палубный истребитель F/A-18E/F) может запеленговать Р-37М на удалении 65 км, а вот радары AN/APG-81 и AN/APG-77 («Раптор» и «Лайтнинг») на дальности 60 и 100 км соответственно. Радиолокационная заметность РВВ-БД примерно соответствует современным ПРЛР. Сразу после обнаружения приближающейся Р-37М в её сторону будут запущены AIM-120D, несущие на борту осколочную БЧ направленного действия. По данным неконтактного радиолокационного взрывателя будет происходить детонация боевого снаряжения, и тысячи мелких осколков на суммарной скорости более 3000 м/с нанесут Р-37М ущерб, не позволяющий дальнейший управляемый полёт в сторону цели. Даже если в момент подлёта AIM-120D наша ракета будет выполнять боевой разворот, первая, обладая в 1,5 раза большими располагаемыми перегрузками, сможет настигнуть РВВ-БД. Существует 2 способа значительного уменьшения дальности радиолоцирования ракеты «воздух-воздух».

Первый способ заключается в удержании наклона полотна антенной решётки ГСН под углом до 60-70 градусов относительно перехватываемой цели до момента возможности её захвата (до 20-30-километрового сближения). В этом случае ЭПР Р-37М будет составлять всего 0,04 - 0,05 м2 и захватить её удастся лишь с минимальных расстояний (около 30 км): времени на перехват останется слишком мало, учитывая огромную скорость сближения в 4 - 4,5М.

Второй способ является стандартным: со стороны пуска Р-37М воздушными средствами РЭБ будут поставлены активные шумовые и имитационные помехи, способные уменьшить дальность обнаружения ещё на 30-50%. Но это всё лишь теория, в то время как практика борьбы с подобного размера противорадиолокационными ракетами подтверждает реалии, где большинство тактических ракет легко перехватываются с помощью современных зенитных управляемых ракет и других ракет класса «воздух-воздух». К сведению, если взять батарею ЗРК «Patriot PAC-3» или корабельный ЗРК противоракетной обороны «SM-2/3», выполняющие боевое дежурство как собственными средствами, с помощью многофункциональных РЛС AN/MPQ-53 и AN/SPY-1D, так и по целеуказанию самолётов системы «AWACS», при благоприятствующих условиях, ракеты-перехватчики RIM-161A, RIM-174 ERAM и ERINT тоже представляют большую угрозу для такой «выразительной» цели, как ракета Р-37М, что указывает необходимость учёта присутствия или отсутствия корабельных или наземных средств ПВО при планировании боевого перехвата с помощью МиГ-31БМ или Т-50 ПАК-ФА.

Перехват ракет воздушного боя теперь может стать проблемой №1 современной войны в воздухе

РВВ-БД («изделие 610М»)


Нет сомнений в том, что ракета РВВ-БД представляет огромную опасность для тактической и стратегической авиации командного звена ОВВС НАТО, но публикации, подобные работе Дейва Маджумдара, доносят до обозревателей информацию, которая не в полной мере соответствует военно-технической реальности нового века. Использование же крупногабаритной и заметной во всех диапазонах Р-37М стоит начинать лишь в способствующей боевой обстановке, где уже заранее известно отсутствие специализированных оптико-электронных и радиолокационных средств наблюдения и наведения противника. Будущее же за дальнейшим развитием более компактных, многофункциональных и малозаметных инструментов воздушного боя с минимальной отражающей поверхностью и тепловой заметностью, к которым смело можно отнести замечательный проект УРВБ К-77ПД.