Оружейная коллекция
Популярное
История оружия Второй мировой. Авиационные пулемётыПервое, с чего решили начать, – с авиационных пулеметов. Да, если говорить о самолете, то он – очень сложная штука и состоит из многих частей. В сфере нашего рассмотрения будут двигатели и вооружение.
Пистолет-пулемёт «Узи» в противостоянии «Маузера» и «Эрмы»Говорят, что идеи носятся в воздухе. А еще говорят, что информация — как вода: имеет обыкновение везде просачиваться. Да, собственно, ей особо и просачиваться-то не надо. Есть СМИ, есть «официальные заявления», есть военные атташе, есть шпионы. Словом, узнать о том, что есть у других и применить это у себя, легче легкого.
История первого российского самозарядного пистолетаУже в начале прошлого века ведущие армии мира начали получать на вооружение первые образцы самозарядных пистолетов. Однако в российской императорской армии дела обстояли не так хорошо, как хотелось бы многим.
MP9. Компактный суперскорострельный пистолет-пулемёт для спецназаКомпактное и скорострельное оружие востребовано сегодня во многих странах мира. Часто легкие и компактные пистолеты-пулеметы находятся на вооружении подразделений спецназа, а также широко применяются спецслужбами и компаниями, которые отвечают за сохранность первых лиц государства, высокопоставленных фигур или просто очень богатых людей. К удачным примерам современного оружия такого класса относят пистолет-пулемет MP9 производства швейцарской оружейной компании Brugger & Thomet.
Пистолет-пулемёт: эволюционный путь - вчера, сегодня, завтра. В тени известныхВ прошлом материале мы рассказали о наиболее известных пистолетах-пулеметах третьего, послевоенного поколения. Их разработка началась либо еще в годы войны, либо вскоре после ее окончания. Основными трендами работы конструкторов стали повышение надежности (и тут многого добились шведы), компактности и грязе-, пылеустойчивости (и тут на первое место выходит «Узи»), прочности (тут всех «побивает» французский железный МАС 49), а все прочие показатели зависели от патрона.
Оружие
Историческая СУ-57 (Т48). Самоходка из ленд-лизаУже в ноябре 1941 года Советский Союз присоединился к программе ленд-лиза, по которой США поставляли своим союзникам военную технику, боеприпасы, стратегические материалы для военной промышленности, медикаменты, продовольствие и другой перечень военных товаров.
Послевоенные зенитные установки на вооружении ЧехословакииПВО Чехословакии. В первые послевоенные годы в чехословацкой армии на вооружении стояла причудливая смесь зенитного вооружения чешского, немецкого и советского производства.
Миномётное разнообразие. Глаза разбегаються  что выбрать?Минометы становятся более продвинутыми, поскольку они становятся частью цифрового пространства. Улучшения в дальности, точности и поражающем воздействии повышают значение подобных систем как мощного огневого средства для небольших пехотных подразделений, а при установке на транспортные средства как составной части более широкой (уровня роты и выше) сети поддержки огнем непрямой наводкой.
Программа DARPA Assault Breaker II: как всегда идея старая, технологии новыеВ прошлом в США разрабатывался авиационный комплекс Assault Breaker, предназначенный для борьбы с наступающими «ордами советских танков». Позже от этого проекта отказались по целому ряду причин. Однако несколько лет назад началась проработка вопроса возобновления подобных работ. В рамках программы DARPA Assault Breaker II в обозримом будущем может быть создана новая система для борьбы с сухопутными войсками вероятного противника.
Как модернизировали колесный бронетранспортер БТР-80С середины восьмидесятых годов на вооружении советской и российской армии, а также некоторых силовых структур состоит колесный бронетранспортер БТР-80. За прошедшие десятилетия базовый БТР-80 прошел несколько модернизаций разного рода.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Правь, Британия, бюджет!

Правь, Британия, бюджет!Лондон окончательно решил жить по средствам. Военные программы британского Министерства обороны подверглись придирчивой ревизии и целому ряду перспективных программ вынесен окончательный приговор. Помимо сокращения расходов Уайтхолл видит выход в тесной военной кооперации с Францией.

Британское правительство анонсировало планы по сокращению бюджетного дефицита. К 2015 году он будет урезан на 15–20 процентов. Хроническая жизнь не по средствам на фоне крайне неоднозначной экономической ситуации вынуждает Лондон к крайним мерам. Британия имеет одну из самых «дорогих» по издержкам экономик в Европе, что заведомо снижает ее конкурентоспособность.

В условиях главенства в повестке дня социальных и финансово-экономических вопросов развития под удар попали военные программы туманного Альбиона. По тем же планам сокращение военного бюджета составит 8 процентов, при этом правительство весьма решительно настроено контролировать Министерство обороны в вопросах срезания «лишних» расходов, поскольку последние попытки добиться от этого ведомства снижения трат на свои программы привели только к их росту. Заметим, что аналогичные события уже разворачиваются и в США, где гражданские из Белого дома начинают все активнее требовать от Пентагона урезания финансирования непомерно раздутых военных проектов.

]]>

Ушли все лишние

Помимо сокращения численности личного состава вооруженных сил со 175 500 до 158 500 человек и расформирования трех бригад из 17 (одной экспедиционной и двух территориальных) Министерство обороны Великобритании частым гребнем прошлось по техническому парку британской армии. Всего прекращению или пересмотру подверглось около 900 военных программ страны.

Так, на 35–40 процентов уменьшится количество некоторых видов бронетехники, в частности танков Challenger 2 и САУ AS90. Особое внимание сокращающих уделено авиации. В 2011 году небеса Британии покинут все самолеты вертикального взлета и посадки Harrier. Полностью остановлена программа по разработке морского разведчика Nimrod MRA.4. (С «Нимродами» получилось особенно симптоматично: формулировка отмены «в связи с превышением общего бюджета на 789 миллионов фунтов и срывом сроков на 9,5 года» говорит сама за себя – британский военно-промышленный комплекс явно переживает не самые лучшие времена с точки зрения эффективности работы.) Сильно урезаны поставки флоту истребителей F-35, изменена базовая модификация закупаемой машины. И, наконец, из состава ВВС выводятся самолеты радиолокационной разведки Raytheon Sentinel R.1 (поставленные на вооружение всего три года назад) в связи с тем, что их служба в Афганистане более не востребована.

Флот тоже серьезно ограничивается в расходах. Знаковым стало решение о продлении службы ПЛАРБ типа Vanguard с американскими баллистическими ракетами Trident II, что фактически означает «подвешивание» проекта по замене боевого комплекса морской компоненты стратегических ядерных сил Соединенного Королевства.

Но главным флотским камнем преткновения остается программа CV Future, предусматривающая строительство двух новых авианосцев – «Куин Элизабет» и «Принс оф Уэллс». О последних проблемах, связанных с британским авианосным флотом, «ВПК» уже подробно сообщал (в №42, 2010).

Правь, Британия, бюджет!Правь, Британия, бюджет!


Дополнительные сложности авианосному проекту теперь задает неопределенность американской программы по разработке самолета пятого поколения JSF. Британия как партнер программы собиралась закупать версию истребителя F-35B с укороченным взлетом и посадкой для использования на «Елизавете» и «Принце». Однако сначала принялась непомерно расти контрактная стоимость машины, потом «поехали вправо» сроки сдачи, а буквально считаные недели назад стало известно, что разработка версии «B» вообще может быть прекращена.

Великобритания, судя по всему, давно была в курсе проблем американцев, поэтому уже весной начала рассматривать вопрос о замене версии «B» на классическую палубную «C». Однако это тут же потребовало переделки проекта авианосцев: теперь они должны быть оснащены пусковыми катапультами и аэрофинишерами.

Проблему с раздутой себестоимостью новых кораблей (по последним оценкам, до 4 миллиардов фунтов) английское руководство пытается решить удлинением сроков постройки. «Куин Элизабет» неторопливо введут в строй к 2020 году (к тому же моменту как раз поступят и истребители для него, которые планируется принять на вооружение и освоить к апрелю 2023-го), а «Принс оф Уэллс» пока, называя вещи своими именами, остановлен постройкой до будущих распоряжений.

Интеграция как средство экономии?

В послевоенные годы Британия была скорее проамериканским, чем проевропейским членом НАТО. Некоторые наблюдатели язвили про «взлетно-посадочную полосу ВВС США номер 1» или «непотопляемый американский авианосец», отмечая порой неоправданно высокую степень зависимости военной стратегии Лондона от заокеанских партнеров. Однако кооперация с Вашингтоном на данном этапе уже не решает всех системных проблем Соединенного Королевства. Сейчас приоритеты политики Лондона меняются, и, возможно, в ближайшее время мы увидим все более тесную интеграцию туманного Альбиона с «иностранцами, живущими на континенте».

В начале ноября этого года произошло знаковое событие. Французский президент Николя Саркози изменил своим традиционным партнерам по оси «Париж – Берлин» и заключил с британским премьером Кэмероном целый ряд соглашений в военной сфере, который наблюдатели уже успели хором окрестить «Новой Антантой».

Координация военной политики двух стран новообразованного союза настолько плотна, что можно потихоньку начинать говорить о формировании отдельных элементов единых вооруженных сил. В договоре прописано общее руководство боевыми операциями, подтверждено совместное управление объединенным авианосным флотом, установлены прочие процедуры применения ВМС в интересах обеих стран. Сформирован совместный экспедиционный корпус. Кроме того, заявлено тесное партнерство в вопросах ядерной политики, что стало настоящим прорывом: Франция годами создавала свои ядерные силы сама, в то время как Лондон получал существенную помощь из Вашингтона.

Помимо стратегических моментов, связанных с элегантным выходом из пространства дурной дихотомии – «младший партнер США на побегушках или золушка в военной политике континентальной Европы, направляемой Германией при участии Франции», следует отметить и чисто финансовый аспект франко-британского сотрудничества. В условиях неспособности дальнейшего несения непомерных расходов подобная тесная интеграция может оказаться выходом для военного ведомства Лондона. Получается, что политическая интрига по вопросу о том, «кто в Европе главный», становится хорошим способом сэкономить государственные деньги и, возможно, сохранить хотя бы самые необходимые оборонно-промышленные программы.