Оружейная коллекция
Популярное
Пистолет-пулемёт: эволюционный путь - вчера, сегодня, завтра. На любой вкус!Итак, мы увидели, что образцы пулеметов третьего поколения начали разрабатывать уже в конце Второй мировой войны, а где-то в начале 60-х они были приняты на вооружение. Правда, старые подходы все еще давали себя знать. Военные считали, что им нужен (если только еще вообще нужен!) какой-то один единый образец пистолета-пулемета.
Советские варианты знаменитого «Узи»Израильский пистолет-пулемет «Узи» является сегодня узнаваемым брендом на мировом рынке стрелкового оружия. Оружие известно широкому кругу обывателей, даже не увлекающихся данной сферой, и абсолютно точно по узнаваемости может соперничать с автоматом Калашникова и американской винтовкой М16 и их производными. Во многом это связно не только с характерным внешним видом пистолета-пулемета, но и с частым появлением в различных фильмах и компьютерных играх.
Пистолет-пулемёт: эволюционный путь - вчера, сегодня, завтра. Часть 9. Англичане против англичанВ прошлом материале было рассказано о том, как еще в годы Второй мировой войны началось создание новых пистолетов-пулеметов третьего поколения. И это было разумно. Так поступили в СССР, где в 1943 году появился новый патрон, а уже в 1944-ом под него были созданы новые автоматы. Также поступали и в других странах. В частности, в Англии. Про пистолет-пулемет «Кокода» мы рассказали в прошлый раз, но, так как тема была не исчерпана, мы ее продолжим сегодня.
Армейский войсковой пистолет в США. Часть 2В 2015 году вооружённые силы (ВС) США объявили долгожданный для производителей стрелкового оружия конкурс по выбору нового армейского пистолета XM17, программы MHS (Modular Handgun System – Модульная Оружейная Система).
Армейский войсковой пистолет в США. Часть 1Больше полувека основным пистолетом вооружённых сил (ВС) США являлась классическая модель — Colt M1911A1 калибра 11,43 мм (патрон .45 ACP) конструкции Джона Мозеса Браунинга. Данный пистолет получил в США настолько широкое распространение, что может считаться одним из символов Америки. Пистолет Colt M1911 пережил две мировые войны, войну в Корее и во Вьетнаме и многие другие локальные конфликты.
Оружие
Исторические рассказы об оружии. САУ СГ-122: первый трофейный опытОчень часто, рассказывая о технике, которую использовали противоборствующие силы во время Второй мировой войны, мы слышим мнение о том, что РККА практически не использовала трофейные машины. Нет, технически исправные машины без переделки использовались. А вот создавать что-то на трофейных шасси, как это делали немцы, мы не пробовали. При этом приводится множество примеров именно зарубежных армий.
«Тип 15».Новейший горный танк для НОАКВ самом конце прошлого года пресс-служба НОАК объявила о принятии на вооружение новейшего танка. Сухопутные войска Китая получили средний по массе танк «Тип 15». Утверждается, что этот образец спроектирован специально для работы в горной местности, из-за чего имеет ряд характерных особенностей. Одновременно Китай предлагает третьим странам экспортный вариант такой бронемашины – VT-5.
ПВО Чехословакии. Конструкции, которые не уступали лучшим мировым аналогамЧехословакия обрела государственность в 1918 году после распада Австро-Венгерской империи. Численность населения во вновь образованном государстве составляла приблизительно 13,5 млн. человек. Чехословакия унаследовала более половины промышленного потенциала Австро-Венгрии и вошла в десятку наиболее развитых индустриальных стран.
Radkampfwagen 90. Немецкий взгляд на вариант колёсного танкаКолёсные танки есть сегодня в арсенале армий многих стран. Самым известным и одним из самых мощных является итальянский Centauro, вооруженный 120-мм орудием. При этом колесная бронетехника с орудием танкового калибра в качестве основного вооружения есть у ЮАР, США, Китая, Франции.
Почему Т-34 проиграл PzKpfw III, но смог выиграть у "Тигров" и "Пантер". Возрождение танковых корпусовВ предыдущих статьях мы подробно рассматривали довоенную историю формирования крупных соединений танковых войск РККА, а также причины, по которым в августе 1941 г. наша армия вынуждена была «откатиться» на уровень бригад.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Какая она загадка Йемена и карты полковника Петерса

Какая она загадка Йемена и карты полковника Петерса


С одной стороны, эта позиция формируется в ходе внутриполитической борьбы в США. Взгляды двух главных политических партий Америки на то, каким должен быть Ближний Восток и кого там следует поддерживать, расходятся и порой существенно. Демократическая партия, по крайней мере, в той её фракции, которая сплотилась вокруг Барака Обамы, а значит, и действующая администрация считают ключом к решению задач США на Ближнем Востоке мирное урегулирование иранской ядерной проблемы. Ради этого Белый дом готов идти на уступки, соглашаясь, по сути, на то, что Иран в конечном счете получит ядерное оружие, только не сейчас, а лет этак через десять. В порядке взаимности Америка Барака Обамы ожидает соответствующих уступок от Ирана.

Какая она загадка Йемена и карты полковника Петерса


Уступки, которые Обама и его коллеги выторговывают у Тегерана, должны, по всей видимости, состоять в ограничении региональных амбиций Исламской Республики. Иными словами, Иран не должен использовать шиитские общины на Ближнем Востоке для подрыва интересов США. В определённых кругах американского либерального истеблишмента, вероятно, заходят ещё дальше и подумывают о возвращении к состоянию до революции 1979 года, когда Иран был главной опорой политики США на Ближнем и Среднем Востоке, а иранская ядерная программа создавалась при самом непосредственном участии американских специалистов. В настоящий момент такой вариант видится не самым вероятным, но если события, связанные с дальнейшим развитием ядерной программы Ирана, наберут новую динамику, ничто нельзя исключать.

Республиканцы в данном вопросе решительно расходятся с демократами. Если принять терминологию аятоллы Хомейни и считать Соединенные Штаты «большим сатаной», то Республиканская партия выступает, так сказать, воплощением сатаны. Республиканцы против любых уступок Ирану по ядерной проблеме и настаивают как минимум на ужесточении режима санкций (хотя, казалось бы, дальше уже некуда), а многих из них не пугает даже перспектива войны с Ираном. В этом вопросе республиканцы опираются на полную и безоговорочную поддержку израильского и саудовского лобби в США. Обе лоббистские группировки, очень влиятельные в американской политике, приходят в ужас при одной мысли об американо-иранском замирении. Учитывая контроль республиканцев над конгрессом, они способны оказывать Обаме самое серьёзное сопротивление во всём, что касается продвижения его повестки дня на иранском, йеменском и вообще ближневосточном направлении.

Какая она загадка Йемена и карты полковника Петерса


Однако всё это с одной стороны. С другой стороны, политика в США формируется межпартийным консенсусом, который основан на общем признании неких не подлежащих пересмотру базовых посылок. Главная из них состоит в том, что Америка, будучи сильнейшим государством мира, уже прошла пик своего могущества и не может больше в одиночку ни финансировать в необходимых масштабах своих клиентов за рубежом, ни выигрывать войны. Преимущество Америки перед любым из её потенциальных противников всё ещё очень велико, но уже не настолько, чтобы продолжать предъявлять претензии на монопольное управление миром, взлелеянные Бушами и Клинтоном.

Американский доллар по-прежнему является основной резервной валютой мира, но валютные свопы с Китаем, заключаемые всё новыми странами, в том числе и союзниками США, медленно, но верно подтачивают позиции «зелёного». Азиатский банк инфраструктурных инвестиций обещает стать серьезным конкурентом существующим международным финансовым институтам, где первую скрипку играют США. Америка уступила первое место Китаю по объему ВВП. Наконец, американская военная доктрина уже не предполагает одновременное ведение войн в разных частях света, а военный бюджет США переживает непростой период сокращений.

Относительно уменьшившаяся мощь Соединённых Штатов не позволяет им удерживать свои позиции в мире ни с помощью мягкой силы, ни средствами экономической конкуренции, ни даже с помощью дипломатии канонерок. Путь США сегодня – это путь постепенно слабеющей сверхдержавы, вынужденной для достижения своих внешнеполитических целей вербовать сомнительных союзников, делать ставку на террористов, натравливать их на конкурентов Америки, а также стравливать между собой. Всё это позволяет поддерживать военно-политическую напряжённость на больших пространствах и обеспечивает Соединённым Штатам в какой-то степени функции «модератора» международных отношений, приносящие соответствующие дивиденды.

События в Йемене и других горячих точках Ближнего Востока заставляют вспомнить несколько уже подзабытые карты полковника Петерса. В 2006 году отставной офицер РУМО Ральф Петерс опубликовал в журнале Armed Forces Journal статью под названием «Кровавые границы». В своей статье Петерс сетовал на несправедливость границ, установленных европейскими колонизаторами, и предлагал вариант, который, по его мнению, сделает Ближний Восток более мирным. Заодно Петерс дал американским политикам ещё несколько советов, один из которых заключался в том, что «этнические чистки работают». В конце статьи полковник писал, что «если границы Большого Ближнего Востока не будут изменены так, чтобы отражать естественные кровно-религиозные связи, то можете мне поверить, что часть крови, которая будет продолжать литься в этом регионе, будет наша собственная». Статья была написана в разгар гражданской войны в Ираке, когда американцы уже начинали искать пути выхода из этого конфликта.

Здесь ни к чему пересказывать всю статью, но её сухим остатком является то, что главными пострадавшими в результате совершенно необходимой, по мнению Петерса, масштабной перекройки границ «Большого Ближнего Востока» должны стать Иран и Саудовская Аравия.

Иран, по мнению Ральфа Петерса, должен получить небольшое приращение территории за счёт Афганистана, но потерять гораздо больше в пользу Объединенного Азербайджана, Свободного Курдистана, Свободного Белуджистана и Арабского шиитского государства. Что касается Саудовской Аравии, то её юго-западные территории, населяемые шиитами, должны отойти Йемену, а северо-восток – Арабскому шиитскому государству, которое возникнет на основе нынешнего Ирака. Мало того, Мекка и Медина с окружающими провинциями должны стать Священным исламским государством, своего рода «мусульманским Ватиканом». Петерс рассматривал такое развитие событий как оптимальное, ибо считал, что «получение саудитами богатства и, соответственно, влияния является самым печальным со времен Пророка событием в исламском мире в целом и худшим событием в арабском мире со времен османского, а то и монгольского нашествия».

Демократы и республиканцы в США могут спорить о том, на кого Америке предпочтительнее делать ставку в своей ближневосточной политике - на Саудовскую Аравию или на Иран. Однако это не меняет того обстоятельства, что содержанием данной политики во всех случаях будет оставаться деструкция, провоцирование мятежей, конфликтов и войн. Поэтому если кто-то из ближневосточных лидеров всерьёз рассчитывает, что Америка станет надёжным гарантом суверенитета, территориальной целостности или государственного строя его страны, он рискует испытать очень сильное разочарование.