Оружейная коллекция
Популярное
Модульное оружие: насколько сейчас реальна необходимость?Российские СМИ, и мы вместе с ними, обсуждаем заявление «ЦНИИточмаша» о разработке модульного оружия для российской армии.
Куда столько яркой краски?Вообще, есть даже такой термин: интербеллум, то есть промежуток между двумя мировыми войнами. И в этом промежутке, с 1918 по 1939 гг., конкретно в Германии умудрились поместится две армии. Первая – это некое ошметье имперского Рейхсвера, дозволенное Версальским договором, и, собственно, с 1933 началось создание Вермахта.
Новые штурмовые винтовки и пулемёты предназначенные для армии СШАСкоро американская армия откажется от традиционных автоматических карабинов M4 и ручных пулеметов M249 в пользу новых образцов стрелкового оружия. Планируется, что перевод сухопутных войск и корпуса морской пехоты на новые образцы стрелкового оружия начнется уже в 2023 году. Основная причина перевооружения – переход на новый калибр стрелкового оружия. Американская армия отказывается от патрона 5,56 мм в пользу перспективного боеприпаса калибра 6,8 мм.
Изготовители оружия. Германские клоны успешной АR-15 и АR-18Успех АР-15 показал, что у этой винтовки большой коммерческий потенциал. А все, что имеет такой потенциал, производится, предлагается на рынок и продается. Вот и германская компания Нeckler & Koch GmbH также занялась выпуском автоматических винтовок на базе АР-15 с соответствующим, разумеется, германским качеством.
Электрический заряд. Дело тазера живёт и даже процветаетНе знаю, кому как, а мне не очень нравятся американские «жизненные» кинофильмы, где хорошие люди иногда имеют «недобрые лица», а плохие – напротив, «красавчики». Не нравится, что на одного белого актера обязательно приходится актер негр, причем если актер второго плана белый, то герой негр, и наоборот. А уж трущобная их речь попросту раздражает – все эти «братан», «чуваки»… Я и здесь-то наслушался «ихние», «с нём», «знат», «читат», а уж слышать это в исполнении представителей другой этнической принадлежности и совсем не хочется.
Оружие
Пушка М-69. Мощный противотанковый «таран» калибром 152 ммК середине пятидесятых годов стал очевиден потенциал ракетного вооружения в контексте борьбы с танками, однако противотанковые пушки все еще не спешили уходить в прошлое. Была предпринята очередная попытка создания перспективной противотанковой самоходной артиллерийской установки с орудием повышенной мощности. В рамках научно-исследовательской работы «Таран» была создана САУ «Объект 120» и 152-мм орудие М-69 для нее. По своим боевым характеристикам оба образца превосходили все разработки своего времени.
БМП Её Величества. Стабильная боевая машина пехоты «Уорриор»Великобритания – это консервативная страна, руководство которой всегда умело считать деньги. В настоящее время на вооружении армии Туманного Альбиона находится единственная гусеничная боевая машина пехоты – БМП «Уорриор». Серийное производство данной БМП началось в 1985 году, а в 1987 году боевая машина была официально принята на вооружение британской армии. Она остается единственной британской БМП и в 2019 году.
Танки Германии во время Второй мировой войныС середины 1930-х годов немецкие военные в соответствии с принятой ими концепцией ведения войны («блицкригом») при определении требований на разработку танков основной упор делали не на огневую мощь танка, а на его маневренность с целью обеспечения глубоких прорывов, окружения и уничтожения противника. С этой целью началась разработка и производство легких танков Pz.Kpfw.I и Pz.Kpfw.II и несколько позже средних танков Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV.
Исторический детектив. Калибр одной страны - калибр 45 ммПродолжаем тему исторических расследований, раз дебют получился. Сегодня на повестке дня вопрос о калибре. Калибре в 45 миллиметров, калибре, который существовал в одной-единственной стране – Советском Союзе, на вооружении одной армии – РККА.
Представленные танки США периода Второй мировой войныВ межвоенный период в США основной упор был сделан на разработку легких танков, и только с середины 30-х начали уделять серьезное внимание разработке средних танков. Тем не менее, к началу войны в армии США не было парка легких и средних танков соответствующего уровня. Всего было выпущено 844 легких танка и 146 средних.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Всекалибровая прожорливость, или история Об итоговом расходе боеприпасов русской артиллерией Первой мировой

Всекалибровая прожорливость, или история Об итоговом расходе боеприпасов русской артиллерией Первой мировой

Нормы трехдюймовой артиллерии

Норма среднего боевого расхода или среднесуточный расход артвыстрелов в определенный период (операционный период) различается в зависимости от характера боевых действий. Так, встречный бой в обстановке маневренной войны, наступление на обороняющегося врага, прорыв укрепполосы, оборона в обстановке маневренных или позиционных боевых действий накладывали прямой отпечаток на расход самого распространенного из типов артиллерийских боеприпасов. Также как и продолжительность соответствующей операции. Установленные нормы среднесуточного расхода выстрелов не исключают необходимости расчета нормы выстрелов, необходимых для реализации соответствующей операции – и установленные нормы среднесуточного расхода служат отправными данными при расчете общего количества необходимых выстрелов.

Для установления среднесуточного боевого расхода артвыстрелов по опыту позиционного этапа войны служат данные о среднем ежедневном расходе на ствол (с «соблюдением необходимой экономии расхода»), которые определял Упарт, основываясь на опыте весенних боев 1916 г. Юго-Западного фронта – цифры были сообщены начальнику ГАУ (28. 06. 1916 г. № 971). В соответствии с этими данными ежедневный средний расход был определен: для 76-мм легкой пушки в 60 выстрелов, для 76-мм горной пушки в 25 выстрелов, для 75-мм японской пушки Арисака в 40 выстрелов на ствол. Расчет количества выстрелов, требуемых для поражения целей при прорыве укрепленной полосы (разрушение искусственных заграждений и т. д.) базировался на «Наставлении для борьбы за укрепленные полосы» Ч. II. «Действие артиллерии при прорыве укрепленной полосы». Оно, как отмечалось ранее, было издано Упартом в 1917 г., и в приложении VII к документу на основе опыта боевых операций 1916 — 1917 гг. указывался приблизительный средний расход снарядов на ствол – по дням. Для 76-мм полевой (горной) пушки он определялся следующим образом: для первых трех дней операции (атака и последующее развитие успеха) — 250 снарядов в день, для дальнейших семи дней (преследование) — 50 снарядов в день.

Всекалибровая прожорливость, или история Об итоговом расходе боеприпасов русской артиллерией Первой мировой

Приложение 7 вышеуказанного Наставления. Из библиотеки автора


Для установления нормы среднесуточного боевого расхода выстрелов 76-мм пушек для маневренного периода войны, как отмечалось, можно воспользоваться данными в донесениях Юго-Западного фронта касательно среднего расхода выстрелов в период август — сентябрь 1914 г. Эти данные разнятся (что вполне естественно, т. к. они относятся к боевым столкновениям различных характера и продолжительности). В соответствии с этими данными (на день боя 76-мм пушка расходовала от 20 до 63 снарядов) среднесуточный боевой расход составляет около 40 снарядов.

При этом расчете отбрасывались имевшие место в начале войны отдельные исключительные случаи огромного расхода снарядов, когда некоторыми батареями выпускалось по несколько сотен выстрелов в день на трехдюймовку.

Средняя норма потребности (норма мобилизационного запаса) в выстрелах для артиллерии может приблизительно определяться путем исчисления расхода за длительный период войны либо за войну в целом, но при условии, что в учитываемый период времени отсутствуют особые ограничения в расходовании выстрелов, подобные тому что довелось испытать русской армии с осени 1914 г. до осени 1915 г.; а потом в соответствующее исчисление следует ввести определенную плюсовую поправку на случай обеспечения боеприпасами операций, требующих очень большого расхода, а также на случай прочих непредвиденных обстоятельств; определяя размер поправки, необходимо учесть норму среднего боевого расхода, который выведен для определенного периода проведения соответствующих операций.

Данные Упарта указывают, что в 1916 г. было израсходовано 18 млн. 76-мм снарядов. Соответственно, средняя ежемесячная потребность — 1,5 млн. (то есть по 9 — 10 выстрелов в день) выстрелов на 76-мм пушку, но без плюсовой поправки. Для вычисления данной поправки служит определенная Упартом норма среднего ежемесячного боевого расхода — 2229000 выстрелов для интенсивных боев 5 месяцев 1916 г., откуда при общем количестве 5500 — 6000 орудий выйдет на одну трехдюймовку приблизительно 400 выстрелов в месяц или по 13 — 14 выстрелов в день.

В начале же этого года и затем с августа наблюдалось определенное затишье на Русском фронте, когда расход достигал примерно 5 выстрелов в день. Е. З. Барсуков, основываясь на специфике позиционного и маневренных периодов Первой мировой войны и опыте Гражданской войны, отмечал, что норма ежемесячного среднего боевого расхода должна составлять 400 снарядов на 76-мм пушку в месяц, что составляет 4800 выстрелов в год и по 14 снарядов в день.

Указанная средняя ежедневная потребность в 14 76-мм снарядов выведена по данным 1916 г., и, соответственно, относится к позиционному периоду войны.

Наиболее обоснованным требованием относительно количества 76-мм снарядов для периода маневренной войны служит телеграмма командующего Юго-Западным фронтом генерала от артиллерии Н. И. Иванова от 10. 10. 1914 г. № 1165, тогда же подтвержденная начальником штаба Ставки. В этой телеграмме Н. И. Иванов сообщал, что средний расход на его фронте составил за 16 дней августа по 350 76-мм снарядов на ствол, или по 22 выстрела в день, что генерал признает «весьма умеренным». Е. З. Барсуков соответственно отмечал, что если признать для периодов боевого затишья (как в маневренной, так и позиционной войне) расход равным по 5 выстрелов на ствол, то потребность для периода маневренной войны в средние сутки года будет составлять 22+5 : 2, что дает все те же 14 снарядов в день на трехдюймовку (или 420 в месяц).

Расход выстрелов в отдельных боевых операциях маневренной войны меньше, чем в войне позиционной, когда при совершении прорывов укрепленной полосы требуется огромный расход артвыстрелов – для уничтожения проволочных заграждений, разрушения различных укреплений и пр. Но общая суммарная потребность в выстрелах для маневренной войны выше чем потребности для войны позиционной – ведь в маневренной войне боестолкновения происходят гораздо чаще, чем в позиционной войне — прорывы укрепленных полос.

Проводя параллели с более поздним периодом, Е. З. Барсуков писал, что, определяя современные нормы боевого снабжения, базовые для заготовки запасов на случай войны и для подготовки мобилизации промышленности в военное время, следует вышеуказанную ежемесячную потребность в 420 снарядов для 76-мм пушке увеличить примерно до 500 — 600 выстрелов (Петроградская союзническая конференции в январе 1917 г. определяла ежемесячную потребность на год боевых действий в 500 выстрелов для 76-мм пушки), или до 17 — 20 снарядов в день. Скажется количество действующих орудий, обширность предстоящего ТВД, состояние транспорта, развитие и направление путей сообщения и т. д. (ведь чем больше орудий, тем меньше может быть запас выстрелов, и напротив, чем обширнее ТВД и слабее транспорт, тем больше должны быть запасы и т. д.). В итоге, наличие около 6000 76-мм пушек (полевых, горных и пр.) диктует среднюю норму годовой потребности для войны или норму мобилизационного запаса 76-мм снарядов — по 20 выстрелов в день на пушку.

Снаряды к гаубичной и тяжелой артиллерии

Во время Первой мировой войны русская Действующая армия испытывала нехватку выстрелов для гаубичной и тяжелой артиллерии (особенно для орудий крупных калибров) еще более ощутимую, чем недостаток 76-мм снарядов. Но в начале войны этот недочет в полной мере осознан не был, так как, во-первых, тяжелой артиллерии было мало, и во-вторых, вокруг вопроса о выстрелах для тяжелой артиллерии не сформировалась та необычайная «шумиха», какую во время войны создали вокруг проблемы относительно выстрелов для легкой 76-мм артиллерии.

Всекалибровая прожорливость, или история Об итоговом расходе боеприпасов русской артиллерией Первой мировой

Требования Ставки (Упарт) об удовлетворении потребности Действующей армии применительно к гаубичным и тяжелым выстрелам тыл преувеличенными не считал, но при этом выполнял их весьма слабо, особенно в 1914 — 1915 гг. Даже А. А. Маниковский, склонный видеть в требованиях Упарта «бессмысленные» преувеличения, находил требования Упарта в отношении выстрелов для тяжелой артиллерии отвечающими сложившейся потребности. Мало того, как отмечает Е. З. Барсуков: «А. А. Маниковский неоднократно бросал Упарту упреки в его слабой настойчивости к ограничению «разгона» русского производства 76-мм снарядов, ведущего к «явному и непоправимому ущербу» не только для боевого снабжения, особенно тяжелой артиллерии, но и для всего народного хозяйства. В этом отношении он был совершенно прав принципиально, но его упреки Упарту были направлены не по адресу. Упарт, как орган действующей армии на фронте, вовсе не был властен создавать ту или иную снабженческую «политику» в глубоком тылу. По законам того времени все это должен был ведать и всем этим должен был распоряжаться только военный министр».

Так или иначе, но предъявляемые Упартом требования в отношении снабжения армии выстрелами для гаубичной и тяжелой артиллерии считались скромными, а были они, точнее, даже слишком скромными.

Данные о средней мобилизационной потребности, ежемесячной и суточной, и о среднем боевом расходе разного рода артиллерийских выстрелов сведены в таблицу № 1 (Таблица № 1 и последующие Таблицы №№ 2 и 3 составлены по материалам архива Упарта и личного архива А. А. Маниковского, а применительно к французской артиллерии — по французским источникам: Ребуль. Военные производства во Франции в 1914 – 1918 гг. Перевод 1926 г., Гаскуэн. Эволюция артиллерии во время мировой войны. Перевод 1921 г., Эрр. Артиллерия в прошлом, настоящем и будущем. Перевод 1925 г.). В той же таблице для сравнения помещены данные применительно к французской артиллерии в операции под Верденом 1916 г. В дальнейшем потребность французской артиллерии в артвыстрелах при реализации боевых операций (средний расход) значительно превосходила указанную в таблице).

Всекалибровая прожорливость, или история Об итоговом расходе боеприпасов русской артиллерией Первой мировой

Таблица № 1.


Французы, по данным артиллерийского полковника Ланглуа, считали возможным начинать наступательную операцию лишь когда количество выстрелов на орудие доведено у них до указанного в таблице № 1. Как видно из этой таблицы, предположенный французами среднесуточный боевой расход артвыстрелов значительно превосходил среднесуточный расход русской артиллерии — например, в 6 раз для полевых пушек. Но реальный расход выстрелов под Верденом за более продолжительный период, чем 20 дней, указанные в таблице, оказался несколько меньше предполагавшегося.

По свидетельству того же полковника Ланглуа, в период с 21 февраля по 16 июня 1916 г. (за 116 дней), участвовавшими в сражении со стороны французов 1072 полевыми пушками – 75-90-мм калибров было израсходовано до 10642800 выстрелов (т. е. усредненно по 87 выстрелов в день на орудие). Этот среднесуточный боевой расход близок к русскому действительному расходу в операциях Юго-Западного фронта весной 1916 г. — до 60 выстрелов в день на трехдюймовую пушку, т.-е. французский расход превосходил русский расход полевой пушечной артиллерии в 1,5 раза.

Что касается средней мобилизационной (годовой) потребности, то, как отмечает Е. З. Барсуков, средняя суточная потребность на одну полевую пушку приблизительно составляла: во французской артиллерии в 1914 г. 9 выстрелов, а в период 1918 г. около 60 выстрелов; в германской артиллерии в 1914 г. 8 выстрелов, в последующие годы значительно больше; в русской артиллерии в 1914 г. около 3 выстрелов, в 1916 г. около 9 выстрелов. Но как объяснялось выше, числа 3 и 9 выстрелов на пушку в день не отвечают действительной в них потребности русской артиллерии, и правильнее определять среднесуточную потребность последней не менее 17 выстрелов на трехдюймовку, а среднюю ежемесячную потребность в 500 выстрелов на пушку (при наличии в армии 5,5 — 6 тысяч действующих полевых пушек), как указано в таблице № 1.

При сравнении общего расхода артвыстрелов русской и французской артиллерии за продолжительный период Первой мировой, а не за периоды отдельных операций, видно, что русский расход ничтожен по сравнению с колоссальной тратой снарядов французами даже на отдельные операции (см. таблицы №№ 2 и 3; в таблицах числа округлены).

Всекалибровая прожорливость, или история Об итоговом расходе боеприпасов русской артиллерией Первой мировой

Таблица № 2.


В таблице № 2 показан расход выстрелов орудий почти всех калибров, состоявших на вооружении русской армии в ходе первых 29 месяцев боевых действий, т. е. в 1914 — 1916 гг. Расход 76-мм выстрелов в 1917 г. — около 11 млн.; соответственно всего в 1914 — 1917 гг. было израсходовано на Русском фронте около 38 млн. 76-мм снарядов.

Всекалибровая прожорливость, или история Об итоговом расходе боеприпасов русской артиллерией Первой мировой

Таблица № 3. К концу Марнской битвы был израсходован почти весь комплект, заготовленный по расчетам мирного времени на всю войну, по 1300 снарядов на 75-мм пушку; считая округленно 3840 орудий и расход около 1100 снарядов на 75-мм пушку, получается приблизительно 4000000 выстрелов.


В таблице № 3 приведены далеко не полные данные; например, за 1914 г. показан расход лишь 75-мм выстрелов, не показан расход тяжелых выстрелов 220 — 270-мм калибра и т д. Тем не менее, приведенной информации достаточно, чтобы судить об огромном расходе выстрелов французской артиллерией — не только для поражения различного рода целей, но и на различные заградительные, предупредительные и прочие огни, т.-е. о такой расточительности в расходовании выстрелов, каковой русская артиллерия себе не позволяла.

Как видно из таблицы № 3, французская 75-мм полевая артиллерия в 1914 г. к концу Марнской битвы истратила около 4 млн. выстрелов, тогда как русская артиллерия за весь 1914 г. израсходовала лишь около 2,3 млн. 76-мм снарядов. В течение 5 отдельных операций 1915, 1916 и 1918 гг. французские артиллеристы выпустили 10 млн. 75-мм снарядов (в т. ч. лишь за «соммский» месяц 24. 06. – 27. 07. 1916 г. — до 5014000 штук, и рекордсменом, «съевшим» более миллиона 75-мм гранат, стал день 1 июля (примерно по 250 гранат на пушку, и это без учета шрапнелей), помимо снарядов крупного калибра.

Между тем А. А. Маниковский и некоторые другие лица считали расход выстрелов для русской артиллерии по 1,5 млн. в месяц чрезмерно большим, а требования Действующей армии о 2,5 — 3 млн. 76-мм снарядов в месяц (или 14 — 18 снарядов на пушку в день) «явно преувеличенными, даже преступными».

За 1914 — 1917 гг. русские израсходовали около 38 млн. 76-мм снарядов, а французы около 14 млн. 75-мм выстрелов израсходовали в течение только нескольких операций. Следует признать, отмечает Е. З. Барсуков, что «вопреки установившемуся противоположному мнению, что русская артиллерия израсходовала выстрелов в период Первой мировой войны относительно не так много, если расход ее сравнить с расходом выстрелов французской артиллерии. Но в общем расход выстрелов в мировую войну был огромным и в русской артиллерии; этот расход вышел бы значительно меньшим при умелом использовании артиллерии старшими начальниками». Он призывал предвидеть колоссальный расход артиллерийских выстрелов в будущих войнах – вне зависимости от того, сколь хорошо подготовлена армия по части искусства использования артиллерии и насколько артиллерия осторожна в расходовании выстрелов. Экономия выстрелов, отмечал специалист, неуместна, когда от артиллеристов требуется мощная поддержка — для решения участи сражения. И тогда скорострельность современных орудий, допускаемую техусловиями следует использовать, не особо считаясь с расходом снарядов.

Русская же скорострельная трехдюймовка «большая «мотовка» снарядов, могущая за сравнительно короткий срок она может расстрелять те 3 — 6 тысяч выстрелов, за которым следует порча пушки. Соответственно, не следует забывать о необходимости предохранения орудий от расстрела — но не путем сокращения количества выстрелов или запрета использования полной скорострельности отличного орудия, как некоторые рекомендуют, а путем осторожного обращения с орудиями, а посредством «правильного и достаточного исчисления мобилизационной потребности в орудиях и заблаговременной мобилизационной подготовки заводов не только к изготовлению материальной части и огнеприпасов артиллерии, но и к исправлению орудий».