Оружейная коллекция
Популярное
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 2. ОСВ-96Российская крупнокалиберная снайперская винтовка ОСВ-96 «Взломщик» является достаточно известным образцом стрелкового оружия. ОСВ-96 стала первым российским образцом оружия данного класса и является своеобразным ответом на американскую винтовку Barret M82.
Дальние и близкие родственники легендарного «Пустынного орла»Благодаря кинематографу и компьютерным играм на вопрос о самом «мощном» пистолете большинство людей ответит: конечно, «Desert Eagle». Этот ответ неправильный. Но сложно отрицать, что данный пистолет достаточно интересный и по конструкции, и по спектру используемых боеприпасов. Но «интересный» не значит «уникальный». Существует масса аналогов данного оружия, и некоторые выпущены задолго до знаменитого «Пустынного орла».
Винтовки по всем странам и континентам. Часть 19. Маузеры Сербии и ЮгославииМодель «маузер» M1871/78 обратила на себя внимание Коки Миловановича, который решил улучшить ее баллистические качества, применив к ней патрон с дымным порохом уменьшенного калибра 10.15x63R и изменив нарезку ствола – т.е. уменьшить ширину нарезов в направлении от казенной части к дульному срезу.
Анонсированные самые известные крупнокалиберные снайперские винтовки. Часть 1. Barret M82Снайперские винтовки сравнительно недавно появились на полях сражений. Важную роль в боевых действиях данное оружие, оснащенное оптическими прицелами, стало играть в боевых действиях, начиная с Первой мировой войны. В годы войны Германия снабдила охотничьи винтовками оптическими прицелами, их использовали для того, чтобы разбивать британские перископы и сигнальные лампы.
Известные копии пистолетов и некоторые неизвестные оригиналыИзвестность копий объясняется сразу несколькими факторами. В первую очередь, нужно учитывать размеры рынков оружия в разных странах, само собой, если конструкция какого-нибудь венгерского пистолета будет повторена американским производителем, то большую популярность получит американский вариант, в виду своего большего распространения.
Оружие
АК под слабый «дамский» патронВ 90-е годы «Ижмаш», ныне вошедший в концерн «Калашников», предпринял весьма удачный маркетинговый ход, возможно, позволивший остаться предприятию на плаву и сохранить кадровый костяк.
Исторические рассказы об оружии. ЗСУ-23-4 «Шилка» снаружи и внутриПлавно переходим от ЗСУ-57-2 к великой (и совсем вот не побоюсь этого слова) преемнице. «Шайтан-арбе» — «Шилке».
АГС-40 «Балкан»: очень долгий путь в войскаВ настоящее время на вооружении российской армии состоят автоматические гранатометы двух моделей – АГС-17 «Пламя» и АГС-30. Ранее для дополнения, а затем и замены этого оружия было разработано изделие АГС-40 «Балкан».
Тайные закупки Сингапура: выбор пал на танки Leopard 2A7По данным новейшей базы данных торговли оружием Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира (SIPRI), сингапурская армия в 2016 или 2017 году могла тайно купить 12 танков Leopard 2А7 производства Krauss-Maffei Wegmann (KMW).
Тяжелая «Рысь» размером побольше. БМП Rheinmetall Lynx KF41Множество стран сейчас пытается создать новые защищенные транспортные средства, способные перевозить пехоту и поддерживать ее огнем. Некоторые разработки подобного рода нескромно именуются представителями нового поколения. Именно под такими лозунгами свою новую боевую машину пехоты продвигает немецкая компания Rheinmetall Defence. Вслед за уже известной бронемашиной Lynx KF31 она представила новый образец под названием Lynx KF41.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Русские бронепоезда

Бронепоезда на Кавказе

В конце 1914 года в Тифлисских мастерских началось строительство четырех бронепоездов для Кавказской армии. Каждый их них состоял из полубронированного паровоза, двух четырехосных броневагонов и бронированного вагона для боеприпасов. Между собой они имели ряд отличий по типу бронировки. По распоряжению командования, вооружение этих бронепоездов должно было иметь возможность использования в полевых условиях, поэтому пушки и пулеметы устанавливались на обычных станках безо всяких переделок.

В передней части каждого броневого вагона устанавливалось по одной 76,2-мм горной пушке образца 1904 года с углом обстрела по горизонту 110 градусов. Кроме того, имелось по два пулемета Максима (по одному на борт), а при необходимости их число могло быть увеличено до шести. Для повышения огневой мощи в бортах прорезали амбразуры для стрельбы из винтовок. На тендере паровоза установили наблюдательный пост начальника поезда.

Изготовление составов закончилось в начале 1915 года и их распределили по следующим станциям: № 1 - Каре, № 2 - Алексан-дрополь, № 3 - Нахичевань и № 4 - Тифлис. Они обслуживались 1-й Отдельной Кавказской железнодорожной бригадой. Основными их задачами, согласно разработанной «инструкции начальникам бронированных поездов», были следующие:

«а). Охрана железных дорог на участках, подверженным нападениям неприятеля или враждебно расположенного населения.

б) . Для конвоирования поездов на особенно опасных участках.

в) . Для производства вблизи неприятеля небольших ремонтных работ на железной дороге.

г) . Для прикрытия рабочих отрядов, производящих вблизи неприятеля значительные работы на железной дороге.

д) . Для участия в боевых действиях войск по указанию ближайшего начальника отряда.

Бронированные поезда обеспечены броней лишь от действия ружейных и шрапнельных пуль. Против ударного действия артиллерийских снарядов поезда эти не защищены».

Командование Кавказской армии пыталось сформировать постоянные команды для своих бронепоездов, но на это требовалось разрешение Ставки. Поэтому генерал-лейтенант СВ. Вольский (главный начальник Кавказского военного округа. - Прим. автора) 6 июля 1915 года направил в Ставку следующую телеграмму:

«Для Кавказской армии оборудовано 4 бронепоезда, каждый вооружен двумя горными пушками обр. 1904 года, снабженными вращающимися безоткатными установками, и четырьмя пулеметами. При необходимости число пулеметов может быть доведено до 12.

Один из этих поездов необходимо держать в постоянной боевой готовности, для чего он должен быть снабжен особой штатной командой, состоящей из 3 обер-офицеров и 82 нижних чинов для одного бронепоезда выработан и Главкомом одобрен. Прошу согласия Вашего представить штат на утверждение Верховному Главнокомандующему».

Русские бронепоезда

Команда бронепоезда № 3 с командой Собственного Его Величества железнодорожного полка у состава. Лето 1916 год. Хорошо видна башня с 76,2-мм горной пушкой образца 1904 года на тендере, а на будке паровоза белый знак полка -совмещенные вензеля императоров Александра III и Николая II с короной сверху (фото из архива С. Ромадина).


Ответ от дежурного генерала при Верховном главнокомандующем генерал-лейтенанта П.К. Кондзеровского был получен довольно оперативно:

«Прошу представить [штат] на утверждение. Принципиальных возражений нет, если все формирования как в отношении матчасти, так и личного состава могут быть осуществлены средствами округа».

Однако в дальнейшем начальник управления ВОСО Ставки Ронжин высказался против постоянной команды на бронепоездах Кавказской армии. 19 августа 1915 года он направил генералу Кондзеровскому записку, в которой писал:

«Возвращая настоящую переписку по принадлежности сообщаю, что на формирование особой команды для Кавказских бронепоездов я согласиться не могу, так как кратковременная служба бронепоездов может нестись прикомандированными для этого частями специальных войск».

Данных о боевом использовании бронепоездов, построенных на Кавказе, автору обнаружить не удалось. Впоследствии бронепоезда использовались национальными армиями Закавказья. В частности, состав № 4 в 1918 году использовался грузинской армией, а № 2 и № 3 - соответственно армянской и азербайджанской.

Трофей Перемышля

При взятии Перемышля весной 1915 года русские войска захватили как минимум два австрийских бронепоезда. Причем никаких данных об этих составах в западных источниках, посвященных истории бронепоездов австро-венгерской армии, автору обнаружить не удалось. По документам Юго-Западного фронта один из бронепоездов представлял собой следующее:

«Под оборудование бронированных вагонов были использованы две австрийские полуплатформы размерами каждая 5,25 х 3 метра. На этой небольшой площади были установлены по одному орудию и по три пулемета. При взятии Перемышля бронепоезд достался нам, и был немного исправлен 6-м железнодорожным батальоном».

Вооружение имело довольно ограниченные углы обстрела: пушка в первом вагоне могла вести огонь вперед и по ходу справа, а во втором вагоне — назад и по ходу слева. Таким образом, обстрел цели, находящейся сбоку от состава одновременно из двух орудий был невозможен. Кроме того, небольшие размеры вагонов и неудачная их бронировка сильно затрудняли работу расчетов. В качестве вооружения использовались 80-мм австрийские полевые пушки М5 на специальных тумбовых установках и 8-мм австрийские пулеметы «Шварцлозе». Кроме двух бронированных вагонов, в составе бронепоезда имелся австрийский бронированный паровоз.

Русские бронепоезда

Типовой бронепоезд поручика Крапивникова из состава 1-го Заамурского железнодорожного батальона, разбитый у станции Рудочка в сентябре 1916 года, вид спереди. Снимок сделан летом 1916 года (фото из архива С. Ромадина).


Русские бронепоезда

Тот же разбитый бронепоезд Крапивникова, вид слева. Лето 1916 года. Заднюю бронеплощадку эвакуировали в январе 1916 года. Хорошо видны многочисленные снарядные пробоины в бронеплощадке и бронепаровозе (фото из архива С. Ромадина).



Однако 6-му железнодорожному батальону не удалось применить бронепоезд в боях -часть была переброшена из Перемышля на другой участок фронта. Но уже 10 мая 1915 года генерал Тихменев направил генералу Ронжину следующую телеграмму:

«Мною уже приказано ввиду ухода 6-го железнодорожного батальона из Перемышля передать бронепоезд 2-му Сибирскому железнодорожному батальону для головных отрядов».

Несмотря на довольно примитивную конструкцию, этот состав действовал весьма успешно уже в первых боях.

Так, в бою у деревни Холупки под Красным, в ночь с 11 на 12 июня 1915 года, командующий бронированным поездом 2-го сибирского железнодорожного батальона штабс-капитан Николай Кандырин, «смело выдвинул его под губительным артиллерийским и ружейным огнем, в тыл противника». Открыв огонь из всех видов оружия, состав обеспечил подготовку атаки пехотного полка «и, производя своим огнем смятение в рядах противника, дал возможность полку почти без потерь занять неприятельские окопы и захватить в плен 6 офицеров и около 600 нижних чинов».

На следующий день командир дивизии генерал Булатов доносил:

«Наступление дивизии в связи с работой бронепоезда идет успешно, поезд действует блестяще».

Осенью 1915 года бронепоезд поставили на ремонт. При этом параллельно с исправлением броневагонов, был изготовлен специальный бронированный вагон-погреб для перевозки снарядов и патронов. Кроме того, бронепаровоз австрийского производства заменили на русский серии Ов, забронированный в Одессе по проекту бронепоездов 2-й Заамурской железнодорожной бригады. Паровоз поступил в состав бронепоезда весной 1916 года.

В 1916 году, в ходе летнего наступления Юго-Западного фронта, бронепоезд находился в составе 9-й армии. К этому времени, в связи с введением нумерации бронепоездов, он получил № 7. Но из-за сильного разрушения железных дорог отступающими австрийцами, действия его в кампанию 1916 года были не слишком активными.

Русские бронепоезда

Бронепоезд №3с командой Собственного Его Величества железнодорожного полка на фронте. Лето 1916 года. Хорошо видно, что башня с 76,2-мм горной пушкой на тендере имела сзади броневые двери значительных размеров. Обратите внимание на запасные рельсы, закрепленные в нижней части броневагона (АСКМ).


По своей конструкции бронепоезд 2-го Сибирского желбата был самым неудачным из поездов Юго-Западного фронта. Поэтому его командиры неоднократно поднимали вопросы о модернизации состава. Например, 8 июня 1917 года его начальник капитан Жабоклицкий направил в управление ВОСО Юго-Западного фронта рапорт «О боевом и техническом несовершенстве бронированных вагонов бронепоезда № 7», в котором сообщал следующее:

«Главнейшие дефекты бронированных вагонов следующие:

1). Вследствие небольших размеров, технического несовершенства вагонов и не рационального устройства бойниц, бронепоезд № 7 крайне слабо оборудован пулеметами, имея их всего 6, что является недостатком по сравнению с другими бронепоездами, имеющими по 18-24 пулемета.

Нахождение в небольшом помещении вагона орудия и пулеметов, причем не разграниченных, крайне стесняет работу во время боя, как артиллеристов, так и пулеметчиков.

2) . При сотрясении при каждом орудийном выстреле пулеметы заклиниваются, патроны выпадают из лент, что вызывает ежеминутные задержки в действии пулеметов.

3) . При положении орудия по оси вагона, пулемет № 3 совершенно не может работать вследствие близости к хоботу орудия. Если передвинуть пулемет № 3 к передней бойнице, то в вагоне № 1 пулемет № 1 не сможет стрелять совместно с пулеметов № 3 вследствие небольшого расстояния между ними, и в вагоне № 1 правая, а в вагоне № 2 левая стороны останутся совершенно без пулеметов.

4) . При положении орудия по поперечной оси вагона, действие пулемета № 2 крайне затруднено работой артиллеристов у орудия. Таким образом, благодаря техническому несовершенству вагонов и не рациональному устройству бойниц, совместное действие всех шести пулеметов одновременно является крайне затруднительным.

5) . При неимении особого помещения для артиллерийских снарядов, таковые сложены в задней части вагона № 1 и передней вагона № 2, что крайне затрудняет работу как артиллерии, так и пулеметов.

6) . Расположение орудий обеспечивает угол обстрела только 110 град., причем оба орудия не могут обстреливать одну и ту же цель.

7) . Устройство бойниц таково, что при положении орудий по оси вагона дальность боя достигается 5 верст, а при положении поперек - 2 версты.

8) . Высота вагонов только в средней части 2,25 м, у стен же 1, 25 м, что при крайне небольших размерах вагонов стесняет действие команды.

9) . При настоящем положении орудий вся сила отдачи и все пороховые газы, и сотрясение воздуха получаются внутри вагона, что вредно отражается на здоровье команды, у части людей повреждены барабанные перепонки.

Все указанные дефекты вагонов бронепоезда № 7 с 1915 года побуждали неоднократно начальников поезда ходатайствовать о замене вагонов на более совершенные, но вследствие частой смены начальников поезда и других причин, ходатайства эти до сих пор не удовлетворены».

Вопрос о модернизации бронепоезда 2-го Сибирского желбата поднимался и на прошедшем в июне 1917 года съезде железнодорожников Юго-Западного фронта и обсуждался в секции бронепоездников. В результате, в качестве временной меры было принято решение о передаче бронепоезду № 7 «бронированного вагона от разбитого поезда», который находился в Киеве. Это была площадка типового бронепоезда проекта 2-й Заамурской железнодорожной бригады, погибшего на фронте в октябре 1915 года. Но выполнить это решение не успели.

Русские бронепоезда

Типовой бронепоезд № 5 3-го Заамурского желбата на фронте. Зима 1916 года. Несмотря на невысокое качество фото, хорошо виден артиллерийский каземат и передняя пулеметная установка броневагона. Обратите внимание, как тщательно состав замаскирован ветками (фото предоставил С. Залога).


В июне 1917 года бронепоезд № 7 поддерживал свои части в ходе начавшегося наступления Юго-Западного фронта. 22 июня 1917 года командир бронепоезда капитан Жабоклицкий доносил в штаб 7-й железнодорожной бригады (в ее состав входил 2-й Сибирский желбат):

«Согласно полученного распоряжения от Наштакор 41 бронепоезд 2-го Сибирского железнодорожного батальона № 7 был призван к боевому участку 74-й дивизии, и 17 сего месяца вышел на боевую позицию.

18 было [июня] получено приказание начать обстрел указанных начальством 74-й дивизии целей. Обстрел начался в 9.15, кончился в 21.35. Выпущено было 620 снарядов, и во время обстрела был обстрелян неприятельской артиллерией. 19-го поезд выходил, но по создавшейся обстановке участия артиллерией не принимал. 20-го стоял на позиции, и 3 часа обстреливал цели по указанию Начдив 74».

Однако, как известно, наступление провалилось из-за катастрофического падения дисциплины в русских войсках, и 6 июля 1917 года немцы нанесли контрудар. Потерявшие боеспособность русские части стали откатываться назад. Их отход прикрывали отдельные сохранившие боеспособность подразделения, части «смерти», казаки, броневики, бронепоезда. Среди последних был и бронепоезд № 7. Вот что об этом сообщал командир 2-го Сибирского желбата в управление ВОСО Юго-Западного фронта в рапорте от 29 июля 1917 года:

«Доношу, что согласно распоряжение Начальника штаба 41-го корпуса бронепоезд № 7 в ночь на 9 июля с.г. выступил со ст. Слобода на ст. Денисово для выяснения обстановки ввиду наступления неприятеля...

По рекогносцировке выяснилось, что ст. Денисово уже занята неприятелем, и проехать ввиду порчи выходных стрелок не представлялось возможным. По бронепоезду был открыт огонь, и на протяжении 2-х верст поезд подвергался сильному обстрелу. С поезда отвечали пулеметным и орудийным огнем, и благодаря этому наступление противника было несколько задержано.

При продвижении к ст. Слобода на перегоне, вследствие движения поездов пачками, случилось крушение, и проехать на ст. Слобода было нельзя. Ввиду наступления неприятеля паровоз бронепоезда был испорчен, прицелы и замки с орудий, затыльники и некоторые другие части с пулеметов сняты.

Русские бронепоезда

Бронепоезд № 3 с командой Собственного Его Величества железнодорожного полка на фронте. Лето 1916 года. Хорошо видна измененная по сравнению с «Хунхузом» конструкция установки передних пулеметов (фото предоставил С. Залога).



Около 3 часов 9 июля бронепоезд был оставлен, и команда пешим порядком отступила в сторону Микулинец».

Бронепоезд достался немцам, о его дальнейшей судьбе автор сведениями не располагает.

Бронепоезд Усть-Двинской крепости

Строительство этого бронепоезда началось в июне 1915 года силами прибывшего на фронт под Ригу 5-го Сибирского железнодорожного батальона. Причем изначально этот состав предназначался для прикрытия ремонтных работ на железной дороге. Так, в отчете о работах 5-го Сибирского желбата есть такая запись:

«4-й ротой начата постройка блиндированного вагона для рабочего поезда. Рабочий поезд в составе: один блиндированный вагон, две платформы с рельсами, три со шпалами, вагон с мостовыми брусьями и четыре вагона с булыжником, предназначенным для заполнения ряжей».

Но уже вскоре был сооружен и полноценный бронепоезд, для изготовления которого использовали три двухосных металлических полувагона и полубронированный паровоз Ов. Состав был включен в гарнизон Усть-Двинской крепости под Ригой, где он и действовал до лета 1917 года.

Кроме входивших в состав бронепоезда, у 1 и 5-й рот батальона имелось по одному двухосному металлическому полувагону с бойницами. Эти вагоны использовались для прикрытия рабочих партий батальона, занимавшихся восстановлением железных дорог на передовой.

О составе и конструкции бронепоезда можно узнать из донесения, направленного начальнику управления военных сообщений Северного фронта:

«Комиссия под председательством командира 5-го Сибирского железнодорожного батальона 28 мая 1917 года осмотрела наст. Старый Кеммерн Риго-Орловской железной дороги бронепоезд в составе паровоза, двух вагонов и одной платформы с возвышающейся на ней площадкой. В каждом из бронированных вагонов находятся три пулемета, причем в одном из вагонов бойницы для пулеметов сделаны так низко, что стрельба из них возможна лежа. На площадке платформы помещается одна 3-дм. пушка.

Русские бронепоезда

Польский бронепоезд "General Dowbor», состоящий из типовых бронеплощадок 2-й Заамурской бригады и бронепаровоза бывшего русского бронепоезда № 4 (конструкции инженера Балля). Лето 1919 года. Судя по конструкции передних пулеметных установок, бронеплощадки ранее входили в состав бронепоезда № 2 2-го Заамурского желбата (ЯМ).


Бронировка вагонов и платформ состоит из наружного железного листа — 4 мм, деревянной прокладки толщиною в 4 дюйма и внутреннего железного листа толщиной 5 мм, причем последний обшит досками толщиною в дюйм. Отверстия бойниц для стрельбы из винтовок закрываются железными листами толщиной 5 мм. Буксы защищены железными листами, которые прикрывают несколько более половины диаметра колес. Броня паровоза устроена так же как и у вагонов.

Площадка платформы, на которой имеется пушка, находится примерно на уровне высоты - нормального крытого вагона, имеет 4 борта и совершенна открыта.

По поезду с расстояния в 35 шагов было сделано 10 выстрелов из винтовки в обшивку боковых стенок вагона...

Комиссия пришла к выводу, что боковую обшивку вагона можно считать надежно защищающей от пробивания пуль и осколков снарядов, что же касается до крыш вагонов (дошатые, обитые толем), то таковые необходимо также забронировать или сделать соответствующие козырьки для закрытия от шрапнелей и пуль. Кроме того, листы, прикрывающие буксы, увеличить к низу для предохранения вагонных скатов при случайном попадании в них осколков снарядов.

Имея ввиду, что площадка с орудием совершенна открыта, желательно устрой-

ство над ней сплошного железного покрытия, чтобы предохранить прислугу орудия от шрапнельных пуль и осколков, и снабдить орудие щитом. Установка орудия на лафете полевого типа нецелесообразна, желательна установка орудия на тумбовом лафете с обстрелом 360 градусов.

Для пулеметов, имеющих только боковой обстрел, необходимо прорезать угловые бойницы с углом 90 градусов, что дает полную свободу обстрела как при наступлении, так и при отходе.

Все указанные работы, кроме переустройства орудия, батальон может выполнить своими средствами».

По состоянию на 31 марта 1917 года команда бронепоезда (№ 1с, с — Северный фронт) включала в себя 50 человек, из них стрелков 51-го Сибирского стрелкового полка - 37, артиллеристов Усть-Двинской крепости — 6, паровозная бригада 5-го Сибирского железнодорожного батальона — 7. На его вооружении имелось 6 пулеметов Максима, 76,2-мм противоштурмовое орудие образца 1914 года и винтовки команды.

Неоднократно делались попытки улучшить конструкцию этого состава, которые, впрочем, остались безрезультатными. Например, 4 мая 1917 года специальная комиссия осмотрела бронированный поезд 5-го Сибирского железнодорожного батальона, и составила перечень мероприятий, необходимых для приведения состава в боеспособное состояние. Прежде всего, предполагалось дополнительно защитить броней буксы колес паровоза и тендера, а также котел паровоза с передней части. Затем заменить 1,5-мм броню на вагонах 10-мм, а также установить над артиллерийским вагоном 4-скатную крышу для защиты расчета от осадков.

Русские бронепоезда

Польский бронепоезд «General Dowbor» -слева бронепаровоз бывшего русского бронепоезда № 4 (конструкции инженера Балля), справа типовая бронеплощадка 2-й Заамурской бригады. Лето 1919 года (ЯМ).


К лету удалось согласовать все вопросы, связанные с модернизацией состава. 4 июля 1917 года начальник ВОСО на ТВД направил в штаб Северного фронта телеграмму, в которой сообщил следующее:

«Переделка бронепоезда № 1с может быть произведена в Риге в участковых мастерских силами 5-го Сибирского железнодорожного батальона. Время ремонта - 2 недели, ввиду чего поезд может быть снят с линии и отправлен для переделки».

Неизвестно, был ли бронепоезд отправлен на ремонт, но в августе 1917 года во время взятия Риги и Усть-Двинска состав попал в руки к немцам. Возможно, он не имел паровоза, находившегося на ремонте, но может быть был просто оставлен из-за невозможности отхода. В российских архивах автору не удалось найти подробностей о потере это бронепоезда. Также автору неизвестно, использовали ли этот состав немцы или латыши.