Оружейная коллекция
Популярное
Современные винтовки MSR от фирмы «Сэвидж»Поудивлялись тому, как много в Штатах фирм-изготовителей, и всем им хватает доходов от продажи. Почему? Да просто потому, что в США стрельбу (легальную) закон считает одним из видов спорта, причем никакой разницы между стрельбой на специально организованных соревнованиях, пальбой на природе в выходные дни по пивным банкам параллельно или после хорошего барбекю и охотой не усматривает.
Древнерусская сабля: оружие с определенным заделом для модернизацииНа вооружении русских ратников имелось разнообразное клинковое оружие. Дольше всех на вооружении оставались сабли разного рода. Первые такие образцы в древнерусском войске относят к X в., а полноценное использование сабли продолжалось едва ли не до начала XX в. Таким образом, сабли оказались наиболее живучим видом холодного оружия в нашей армии. Основные особенности сабель, заложенные больше тысячи лет назад, оказались полезными и позже.
Боевой топор использовавшийся на Руси. Полезная универсальностьДревнерусский воин мог использовать холодное оружие разных типов. Одним из основных вооружений был боевой топор. Такое изделие могло быть полезным на поле брани и в походе, что способствовало его широкому распространению и длительному сохранению в строю. Кроме того, на протяжении многих веков боевые топоры постоянно эволюционировали, давая преимущества перед противником.
История загадки харалужного мечаОдним из главных вооружений древнерусского воина был меч. История меча на Руси достаточно хорошо известна, но в ней все еще остаются белые пятна. К примеру, поводом для споров до сих пор является т.н. харалужный меч. Какому именно оружию принадлежало это название – неясно. Также неизвестно, по каким причинам этот меч отличали от других клинков. Все это способствует появлению различных версий, ни одна из которых пока не была подтверждена полностью.
Древнерусские мечи. Как известно, приходить с мечом на Русь чревато гибелью от такого оружия. Действительно, русская рать располагала большим числом мечей и с их помощью неоднократно встречала врагов. Первые мечи появились у нее не позднее IX в., и достаточно быстро такие образцы получили широкое распространение, став одним из основных вооружений пехоты и конницы.
Оружие
M113. Стал самым массовым бронетранспортёром в историиАмериканский БТР M113 стал самым массовым бронетранспортёром в истории. Принятая на вооружение в 1960 году гусеничная боевая машина по-прежнему используется в армиях многих стран. При этом конструкция оказалась настолько удачной, что послужила для создания различной специализированной военной техники: от зенитных самоходных установок и штабных машин до самоходных миномётов и огнемётов.
Новая анонсированная ракета «воздух-воздух» для Су-57?Российская промышленность показала новую управляемую ракету «воздух-воздух», предназначенную для вооружения современных и перспективных истребителей. При этом речь идет только о показе – какие-либо сведения об этом изделии еще не публиковались. Несмотря на отсутствие информации, новое оружие уже привлекло внимание зарубежных СМИ.
Трофейные бельгийские, британские и французские противотанковые орудия в ВС Германии во время Второй мировойПосле капитуляции Бельгии, Нидерландов и Франции в июне 1940 года в распоряжении немецкой армии оказались многочисленные трофеи, среди которых были тысячи орудий, пригодных для борьбы с танками. Британские экспедиционные силы в ходе эвакуации из района Дюнкерка бросили практически всю тяжелую технику и вооружение, которые также впоследствии использовались немцами.
БТР-50П. Как по земле так и по водеБронетранспортёр БТР-50П во многом стал уникальной боевой машиной. Помимо того, что это был первый отечественный гусеничный бронетранспортёр, БТР-50 был еще и плавающим.
Трофейные австрийские, чехословацкие и польские противотанковые орудия в ВС Германии в периоде Второй мировойКак известно, в ходе Второй мировой войны именно специализированная противотанковая артиллерия нанесла наибольшие потери бронетехнике. Хотя насыщенность войск противотанковыми орудиями и их бронепробиваемость постоянно увеличивались, в армиях большинства воюющих государств вплоть до окончания боевых действий испытывался острый дефицит противотанковых средств.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Сила "Большой мощности"

Почти забытые орудия – советские и германские

Сила "Большой мощности"


Когда речь заходит об оружии и боевой технике периода Второй мировой войны, чаще всего говорят о танках, самолетах, дивизионных и полковых пушках, минометах, винтовках, автоматах и пулеметах... А вот о крупнокалиберной артиллерии вспоминают довольно редко.

Между тем, немцы в 1942–1945 годах стянули на Восточный фронт до двухсот орудий большой и особой мощности, собранных со всей Европы. Красная армия также использовала десятки орудий большой мощности. Однако в данной статье речь пойдет об основных образцах орудий данного типа РККА и вермахта – 203-мм гаубице Б-4 и 21-см мортире Mrs.18.

…Плюс пушка

21-см мортира Mrs.18 была принята на вооружение германской армии в 1936 году. Почему 18? Дело в том, что проектирование орудия фирма Крупп начала еще во время действия ограничений, наложенных на Германию Версальским договором. И хитрые немцы в наименования всех создававшихся в 1920–1935 годах артсистем включали цифру 18: мол, это всего лишь доработки времен Первой мировой войны.

Из-за длинного ствола в некоторых английских справочниках 21-см мортира Mrs.18 названа пушкой. Это принципиально неверно. Дело не только в большом угле возвышения (+70º). Стрелять под углом 0º орудие могло только на малых зарядах – с № 1 по № 4. А при большем заряде (№ 5 или № 6) угол возвышения должен был устанавливаться минимум на 8º, иначе системе грозило опрокидывание. Таким образом, 21-см Mrs.18 была классической мортирой (вес в боевом положении – 17,9 тонны, скорострельность – 30 выстр/час, вес снарядов: 113 кг осколочно-фугасный, 121 кг бетонобойный, начальная скорость – 565/550 м/с, дальность – 16,7 км).

“ 203-мм гаубицы Б-4 были незаменимы. Ни одного крупного наступления советских войск не проводилось без их участия ”

Характерной особенностью орудия являлся двойной откат: ствол откатывался по люльке, а люлька вместе со стволом и верхним станком – по нижнему станку лафета, чем достигалась хорошая устойчивость при стрельбе.

В боевом положении мортира опиралась спереди на опорную плиту, а сзади – на хоботовую опору. Колеса при этом вывешивались. В походном положении ствол снимался и укладывался на специальную повозку. Лафет с передком буксировался отдельно. Скорость передвижения системы не превышала 30 км/ч. Однако на короткие расстояния допускалась перевозка мортиры и в неразобранном виде (то есть со стволом, наложенным на лафет), но со скоростью 4–6 км/ч.

Орудие вело огонь осколочно-фугасными гранатами двух видов и бетонобойными снарядами. В 1939–1945 годах германская промышленность изготовила 1 миллион 750 тысяч единиц боеприпасов к этой мортире.

Замечу, что в 1942 году 21-см мортиры Mrs.18 не производились. В них не было нужды? Нет, из-за самоуверенности Гитлера, начавшего свертывание выпуска артиллерийских орудий после успехов вермахта летом и осенью 1941-го на Восточном фронте.

К 1 июня 1941 года в германских войсках насчитывалось 388 21-см мортир Mrs.18. Все они находились в артиллерийских частях РГК. К концу мая 1940-го эти орудия состояли на вооружении двух смешанных моторизованных артиллерийских дивизионов (№ 604 и № 607). В каждом дивизионе имелось по две батареи 21-см мортир (трехорудийного состава) и по одной батарее 15-см пушек. 21-см мортирами также были оснащены 15 моторизованных дивизионов (по три батареи трехорудийного состава в каждом), 624 и 641-й дивизионы особой мощности (по три орудия в дополнение к батареям 30,5-см мортир).

Сила "Большой мощности"


В 1939 году конструкторы фирмы Крупп наложили на мортирный лафет ствол 17-см (172,5-мм) морской пушки. Система получила обозначение 17 cm K.Mrs.Laf. (вес в боевом положении – 17,5 тонны, скорострельность – 40 выстр/час, вес снаряда – 62,8/68,0 кг, начальная скорость – 925/860 м/с, дальность – 31/29,5 км). Германские историки считают ее лучшей в своем классе во время Второй мировой войны.

17-см пушки K.Mrs.Laf чаще всего направлялись в смешанные моторизованные артиллерийские дивизионы РГК вермахта. Каждый дивизион состоял из двух трехорудийных батарей 21-см мортир Mrs.18 и по одной трехорудийной батарее 17-см пушек.

Первые четыре 17-см пушки поставили в части в январе 1941-го. В том же году вермахт получил от промышленности 91 такое орудие, в 1942-м – 126 пушек, в 1943-м – 78, в 1944-м – 40, в 1945-м – 3 орудия.

Осенью 1943 года были начаты работы по созданию на базе танка Т-VI самоходного лафета 17/21 с 21-см мортирой Mrs.18 и 17-см пушкой. Опытный образец 17-см САУ на шасси «Тигра», спроектированный фирмой «Хеншель», весил 58 тонн, скорость хода составляла 35 км/ч, а лобовая броня – 30 сантиметров. Однако запустить в серию самоходку немцы не успели.

Три на одном

В конце 1926 года командование РККА решило создать дуплекс большой мощности для 203-мм гаубицы и 152-мм пушки. (Дуплекс – два орудия разного калибра, имеющие взаимозаменяемый лафет, триплекс – соответственно три орудия. Часто взаимозаменяемость отсутствовала, а лафеты просто были очень близки по конструкции.) А уже 16 января 1928-го завершилось проектирование 203-мм гаубицы Б-4 (Б – индекс ленинградского завода «Большевик», а Бр – сталинградского завода «Баррикады». Вес в боевом положении – 17,7 тонны, скорострельность – 1 выстр. в 2 минуты, вес снаряда – 100/146 кг, начальная скорость – 607/480 м/с, дальность – 17,9/15,4 км).

Первый опытный образец орудия изготовили в начале 1931 года на заводе «Большевик». В 1932-м здесь же развернулось серийное производство Б-4, а в 1933-м – и на заводе «Баррикады». Однако официально гаубицу приняли на вооружение только 10 июня 1934 года.

Б-4 принимали участие в Советско-финляндской войне. На 1 марта 1940-го на фронте насчитывалось 142 гаубицы. Потеряно или вышло из строя четыре.

Дабы пробить бетон финского дота-«миллионера» на линии Маннергейма, требовалось, чтобы в одну и ту же точку попало последовательно минимум два 203-мм снаряда, выпущенных из Б-4. Но замечу, это не вина конструкторов гаубицы. Работать по «миллионеру» должны были системы особой мощности, производство которых было сорвано по вине замнаркома по вооружению Тухачевского.

К 22 июня 1941 года в РККА имелось всего 849 гаубиц Б-4, в том числе 41 орудие, нуждавшееся в капитальном ремонте. Подавляющее большинство исправных «четверок» – 517– находилось в западных военных округах, еще 174 – во внутренних ВО, 58 – на южных рубежах СССР и 95 – на Дальнем Востоке.

К началу войны Б-4 были только в гаубичных артиллерийских полках большой мощности РВГК. По штату (от 19 февраля 1941 года) каждый полк состоял из четырех дивизионов трехбатарейного состава (в батарее – две гаубицы, одна гаубица считалась взводом). Всего полк имел 24 гаубицы, 112 тракторов, 242 автомобиля, 12 мотоциклов и 2304 человека личного состава (из них 174 офицера). К 22 июня 1941-го в РВГК насчитывалось 33 полка, оснащенных Б-4 (всего по штату – 792 гаубицы, фактически – 727 «четверок»).

Кроме 203-мм гаубицы Б-4 и ее модификаций на тот же лафет были установлены 152-мм пушки большой мощности Бр-2 и 280-мм мортиры особой мощности Бр-5. Первоначально, в 1937 году Бр-2 изготавливались с мелкой нарезкой. Однако живучесть их стволов была крайне низкой – около 100 выстрелов.

В июле-августе 1938-го на НИАПе испытали ствол Бр-2 с углубленной нарезкой (с 1,5 до 3,1 мм) и уменьшенной каморой. Пушка стреляла снарядом, у которого вместо двух был один ведущий поясок. По результатам испытаний Артуправление объявило, что живучесть пушки Бр-2 увеличилась в пять раз. К подобному заявлению надо относиться осторожно, поскольку было совершено явное мошенничество: критерий живучести пушки – падение начальной скорости – тихо увеличили с 4 до 10 процентов. Так или иначе, 21 декабря 1938 года вышло постановление Артуправления: «Утвердить для валового производства 152-мм пушку Бр-2 с углубленной нарезкой» (вес в боевом положении – 18,4 тонны, скорострельность – 1 выстр. в 4 минуты, вес снаряда – 49 кг, начальная скорость – 880 м/с, дальность – 25 км). Опыты же со стволами Бр-2 в 55 клб решили прекратить.

В 1938 году серийные пушки Бр-2 не сдавались. В 1939-м армия получила четыре таких орудия (вместо 26 по плану), а в 1940-м – 23 (по плану 30), в 1941-м – ни одного. Таким образом, в 1939–1940 годах артиллеристам передали 27 пушек Бр-2 с глубокой нарезкой, в 1937-м – семь Бр-2 с мелкой нарезкой. Кроме того, до 1 января 1937 года промышленность выпустила 16 152-мм пушек образца 1935 года (среди них, видимо, были Бр-2 и ее модернизации Б-30).

По штату от 19 февраля 1941 года в тяжелом пушечном полку РВГК надлежало иметь 152-мм пушек Бр-2 – 24, тракторов – 104, автомобилей – 287 и 2598 человек личного состава. В полк входили четыре дивизиона трехбатарейного состава (в каждой батарее – две Бр-2).

Всего в составе артиллерии РВГК к началу Великой Отечественной с учетом мобилизационного развертывания был один пушечный полк (24 Бр-2) и две отдельные тяжелые пушечные батареи (в каждой по две Бр-2). Итого – 28 пушек. Всего же в РККА на 22 июня 1941-го насчитывалось 37 Бр-2, две из которых требовали капитального ремонта.

Испытания 280-мм мортиры Бр-5 начались в декабре 1936 года. Хотя орудие не было отлажено, завод «Баррикады» запустил его в валовое производство. Всего в 1939-м сдали 20 Бр-5, в 1940-м – 25. В 1941-м армии не передали ни одной мортиры. После начала Великой Отечественной войны Бр-5 и Бр-2 не производились.

203-мм гаубицы Б-4 были незаменимы в Красной армии. Ни одного крупного наступления не проводилось без их участия. Особо отличились эти орудия при прорыве финской обороны на Карельском перешейке летом 1944-го и штурме городов-крепостей – Берлина, Познани, Кенигсберга и других.

К 22 июня 1941 года имелось 395 тысяч снарядов к Б-4. В годы войны их было произведено еще 470 тысяч штук, а израсходовано 661,8 тысячи.

Колеса вместо гусениц

Как уже говорилось, проектируя Б-4, наши инженеры принципиально отказались от платформы, на которой в боевом положении устанавливались все орудия подобной мощности Первой мировой войны.

Но в те годы ни одни колеса не могли выдержать силу отдачи при стрельбе полным зарядом. Сделать поддон и эффективные сошники, как в 21-см германской мортире, не догадались. И тогда умные головы решили заменить колесный ход гусеничным, не подумав ни о весе системы, ни – главное – о ее проходимости. В итоге эксплуатация орудий триплекса даже в мирное время превратилась в непрерывную «войну» с его ходовой частью.

К примеру, угол горизонтального наведения системы составлял всего ±4º. Чтобы повернуть на больший угол 17-тонную махину Б-4, требовалось усилие расчетов двух и более гаубиц. Транспортировка, естественно, была раздельной. Гусеничные лафеты и ствольные повозки на гусеничном ходу (Б-29) обладали ужасной проходимостью. В гололедицу повозку лафета или ствольную повозку приходилось тянуть двум «Коминтернам» (самые мощные советские тягачи). Итого на систему – четыре «Коминтерна».

Работы по созданию новых ходовых частей к лафету Б-4 и новых ствольных повозок в 1936–1941 годах велись на многих заводах. Так, в 1937-м на заводе «Баррикады» был изготовлен опытный образец гусеничного хода для лафета Б-4, получивший индекс Бр-7. Однако он не выдержал полигонных испытаний и дальнейшей отработке не подлежал.

С 25 ноября по 30 декабря 1939 года проходила войсковые испытания 203-мм гаубица Б-4 с новым гусеничным ходом лафета Т-117. По сравнению со старым гусеничным ходом Т-117 обладал следующими преимуществами: меньшее удельное давление на грунт, выше проходимость и скорость движения, система более устойчива на походе и при стрельбе. Изъянами Т-117 являлись больший на 1330 килограммов вес хода и недостаточная прочность траков.

На вооружение гусеничный ход Т-117 так и не поступил.

В 1939 году на заводе «Баррикады» создали колесную ствольную повозку Бр-15. Заводские испытания она прошла с 28 апреля по 7 мая 1940 года, показала лучшую проходимость, чем Бр-10, и была рекомендована к принятию на вооружение при условии переделки тормозов. Но этого не произошло. Да и вообще, имея буксируемый триплекс на гусеничном ходу, существенных улучшений в маневренности и скорости возки добиться было нельзя. И что толку, если колесная ствольная повозка будет двигаться в два раза быстрее, чем лафет на гусеничном ходу? Кардинальным решением вопроса мог стать только переход триплекса на новый колесный лафет.

8 февраля 1938 года АУ РККА утвердило тактико-технические требования на разработку 203-мм гаубицы и 152-мм пушки на едином колесном лафете и с единой ствольной повозкой. Качающиеся части орудий, баллистику и боеприпасы надлежало взять от 152-мм пушки Бр-2 и 203-мм гаубицы Б-4.

Артуправление заключило договор с пермским заводом имени Молотова (№ 172) на разработку проекта дуплекса к маю 1939 года. Опытный образец следовало изготовить в ноябре 1939-го. В Перми дуплексу присвоили заводской индекс М-50 и этим ограничились, ссылаясь на занятость конструкторов проектированием 107-мм дивизионной пушки М-60 и 203-мм корпусной гаубицы М-40.

К работе над М-50 на заводе вернулись лишь в начале 1940-го. 9 июня Артуправление потребовало от завода № 172 обеспечить наложение на лафет еще и тела 280-мм мортиры Бр-5, то есть дуплекс превратить в триплекс. В конце концов пермяки разработали его проект, получивший обозначение М-50. Лафет имел раздвижные клепаные станины. На первой повозке находились ствол и поддон (поворотный круг), на другой – лафет. При переходе в боевое положение лафет наезжал на поддон. Однако к 22 июня 1941 года триплекс М-50 был только на бумаге.

Чтобы исправить положение, АУ РККА в декабре 1939-го попыталось привлечь к проектированию триплекса заводы № 352 (Новочеркасск) и Уралмаш, но и те ничего не сделали.

Между тем в 1940 году на АНИОПе были испытаны две 21-см мортиры Mrs.18, закупленные в Германии. Пермские конструкторы под руководством А. Я. Дроздова разработали проект наложения орудий нашего триплекса и 180-мм пушки на лафет «немки». Фактически получились новые артиллерийские системы – 152-мм пушка М-70, 180-мм пушка М-71, 203-мм гаубица М-72 и 280-мм мортира М-73.

Артуправление для ускорения работ направило в Пермь одну 21-см мортиру, поскольку полный комплект технической документации на нее из Германии не поступил.

В КБ завода № 172 были разработаны технические проекты – М-70, М-71, М-72 и М-73 и подготовлена значительная часть рабочих чертежей. Однако изготовить опытные образцы новых орудий не удалось из-за загруженности завода выпуском серийных орудий.

Замечу, что 203-мм гаубица Б-4 имела максимальный угол возвышения +60º и увеличение его до +70º существенно расширяло ее возможности. Однако существующая крутизна нарезов ствола Б-4 не могла дать нужной кучности, то есть надо было менять внутреннее устройство ствола.

Война помешала осуществить уникальный проект М-70, М-71, М-72 и М-73. Но уже в 1942 году советские конструкторы возобновили борьбу с гусеничным лафетом триплекса Бр-2, Б-4 и Бр-5.

В 1942 году В. Г. Грабин спроектировал 152-мм пушку С-47, представлявшую наложение качающейся части Бр-2 на упроченный лафет 122-мм пушки А-19. Но, увы, ничего путного не получилось.

В послевоенный период ГАУ тормозило разработку новых орудий Грабина большой и особой мощности, а взамен в 1947–1954 годах провело на заводе «Баррикады» капитальный ремонт всех Б-4. К тому времени приняли на вооружение артиллерийский тягач АТТ, развивавший скорость до 35 км/ч. Но как только он начинал ехать быстрее 15 км/ч, ходовая часть Б-4 разрушалась. ГАУ потребовало от ЦНИИ-58 создать новый ход для Б-4. Резолюция Грабина была краткой: «Любая модернизация невозможна».

Тогда за дело в инициативном порядке взялись конструкторы СКБ-221 завода «Баррикады», и в апреле 1954 года разработка технического проекта нового лафета была закончена, а уже в декабре два опытных колесных лафета с установленными на них 203-мм гаубицей Б-4 и 152-мм пушкой Бр-2 отправили на испытания. Новый колесный лафет приняли на вооружение в 1955 году. 203-мм гаубица на этом лафете получила индекс Б-4М, 152-мм пушка – Бр-2М, а 280-мм мортира – Бр-5М. Новые тела гаубиц, пушек и мортир не производились, происходила лишь замена лафетов.

203-мм гаубица Б-4М на колесном ходу оставалась на вооружении и складах до конца 80-х годов. А в 1964-м для Б-4М началось проектирование специального (ядерного) снаряда 3БВ2, допускавшего дальность стрельбы до 18 километров.